«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

23.02.2021
Источник: Комсомольская правда @ Владимир ПЕРЕКРЕСТ

ЗАТО МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ

Чем глубже буксует экономика, тем чаще приходится слышать о первых советских пятилетках, о том, как за какие-то 10 лет страна совершила гигантский промышленный скачок, выйдя на первое место в Европе и на второе в мире по объемам промышленного производства. Более того, все чаще приходится встречать фразу о том, что мы «до сих пор проедаем сталинское наследие».

Казалось бы, полнейшая чушь. Живем не в бараках, а в отдельных квартирах. Боремся не с недоеданием, а с лишним весом. По телефону звоним не от соседки через «барышня, соедините», а у каждого в кармане свой мобильник — весь мир доступен, а хочешь — общайся по видео. Телевизор — ну его, надоел. Космонавты годами бороздят орбиты — обычное дело… Крымский мост построили, вакцину от коронавируса изобрели — ну что ещё этим злопыхателям надо!

Но стоит посмотреть, что творится в базовых отраслях — и аргументов для спора со сталинистами становится меньше.

ВСЕ ПОСТРОЕНО ДО НАС

Взять хотя бы металлургию — солидная отрасль, 12,5% от всего промышленного производства страны, больше только у нефтегазового комплекса.

Один из флагманов — компания «ЕвразХолдинг», главный собственник — Роман Абрамович. Входит в сотку предприятий, по которым определяется индекс Лондонской фондовой биржи. И что же — более 80% стали и проката этого мирового гиганта приходится на первенцев сталинских пятилеток! Прежде всего, это легендарный «Кузнецкстрой». Тот, про который писал Маяковский: «Через четыре года здесь будет город-сад!» Ошибся поэт — на строительство завода понадобилось гораздо меньше: всего 1000 дней! Таких темпов не бывало ни до, ни после.

Сейчас предприятие называется Новокузнецкий Металлургический Комбинат и входит в Западно-Сибирский металлургический комбинат. Да и сам «Запсиб», к слову, тоже был задуман в 30-е и строился в военные годы. Еще один гигант «Евраза» — Нижнетагильский комбинат имени Ленина. Он был запланирован ещё в 1930-м, а первый чугун дал ровно за год до Великой Отечественной.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

«Кузнецкстрой». Тот, про который писал Маяковский: «Через четыре года здесь будет город-сад!» Фото: фотохроника ТАСС.

А Магнитка! Про которую Валентин Катаев написал повесть «Время, вперед!», а режиссер Михаил Швейцер снял потрясающий фильм с Сергеем Юрским. Магнитогорский металлургический комбинат до сих пор лидер по продажам металлопроката на внутреннем рынке.

Еще один гигант — Мечел. Такого слова при советской власти никто и не слышал — может, что-то новое? Нет, первую скрипку и в этом объединении играет герой сталинских пятилеток — Челябинский металлургический комбинат, его строительство было завершено в 1943 году.

И таких предприятий — огромное количество. Да, оборудование стоит там уже современное — и слава богу. Как сообщили «КП» в Минпромторге, основные фонды в промышленности обновлены примерно на 80%.

И НЕФТЬ — ТОЖЕ ОН?

Наверное, уж где мы точно не проедаем наследие Сталина, так это в нефтегазовом секторе. Если при «отце народов» даже в лучшие времена (после войны) выкачивалось чуть больше 50 млн тонн в год, то к концу правления «дорогого Леонида Ильича» — уже 613 млн тонн. Вот когда экономика страны поймала первый кайф от нефтяной иглы.

Однако если покопаться в исторических документах, окажется, что и в этой сфере у истоков стоял Иосиф Виссарионович. Бакинское и Грозненское месторождения, доставшиеся СССР от царской России, давали примерно 10 млн тонн черного золота в год. Крохи. Индустриализация, промышленный рост, развитие автомобиле- и тракторостроения требовали в разы больше.

Перед войной СССР добывал уже 33 млн тонн против максимум 5 млн тонн у немцев. С продвижением врага добыча упала до 18-20 млн, но и такое преимущество обеспечило нам победу в «войне моторов». Мы могли, например, позволить себе более тяжелую броню на танках, больше вооружения, более мощные двигатели, увеличивающие скорость машин — и все потому, что не гнались за низким расходом топлива. Немцев же этот показатель существенно ограничивал. А когда США помогли с нефтеперерабатывающим оборудованием для получения высокооктанового авиационного бензина, стало ощутимым и наше преимущество в небе.

Но уж Западная Сибирь — это же точно при Брежневе открыли? Тоже не совсем. Решение провести масштабную разведку нефти и природного газа в этом регионе было принято ещё в 1948 год. А первую нефть нашли всего через пол-года после смерти вождя — осенью 1953-го. Пик же выкачивания недр действительно пришелся на годы Брежнева и на современный период.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Герой сталинских пятилеток — Челябинский металлургический комбинат Фото: фотохроника ТАСС.

БЕДНЫЙ ЛОМОВ И ДРУГИЕ

Когда говорят о сталинских временах, многие испытывают чувство раздвоения. С одной стороны, вождя славят за бесспорные успехи в государственном строительстве, с другой — проклинают за массовые репрессии. Но неужели одно невозможно без другого? Исследователи дают чудовищный ответ.

— Это связанные между собой процессы, — убежден историк спецслужб Александр Колпакиди. — Первые же годы индустриализации показали очень низкий уровень ответственности и дисциплины. Люди разболтались за время гражданской войны и нэпа. Сроки не выполнялись, было много аварий с человеческими жертвами из-за того, что кто-то недоглядел, не учел, не додумал. Похоже, в какой-то момент Сталину надоело разбираться, политическое вредительство это, непрофессионализм или всего лишь дурь человеческая. И он просто решил карать. В результате лишенная всякой политической подоплеки безалаберность стала выдаваться за вредительство.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Лавина дел о вредительстве прокатилась по стране в тридцатых. Фото: Youtube

В 30-е по стране прокатилась лавина таких дел — о вредительстве в сельском хозяйстве, в ремонте тракторов. Грязь попала в подшипник, он перегрелся и разрушился — все, суд над трактористом-вредителем. Что уж говорить о военной промышленности.

Показательна в этом отношении серия дел в отношении нефтяников — история сохранила факты, которые позволяют проследить причинно-следственные связи.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Фото: Рушан КАЮМОВ

В конце 1920-х ЦК провозгласил курс на четырехкратное увеличение добычи нефти. Профессионалы схватились за головы. В Баку и Грозном месторождения работают давно, новых нет — как выполнить задание? Но партия два раза не повторяет — за срыв показателей на Северном Кавказе были репрессированы сотрудники треста «Грознефть», под раздачу попали и московские руководители отрасли, в том числе и один из основателей нефтяной промышленности ещё царской России Иван Стрижов, ему к тому времени было уже под 60.

Приговоры получили 76 человек. Восемь, в том числе и Стрижов — к расстрелу, но высшую меру «отец народов» заменил высылкой и лагерями. Старого спеца отправили отбывать 10 лет в Коми. И что же — через год недалеко от нынешней Ухты он открыл Ярегское месторождение. Оно до сих пор работает. А нефтяника вернули в Москву.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Фото: Рушан КАЮМОВ

 

Похожее дело было и в Закавказье — «О контрреволюционной шпионской организации в Азербайджанской нефтяной промышленности», его к слову вел сам Лаврентий Берия, он тогда был начальником секретно-оперативной части Закавказского ГПУ.

Нефтяники в ужасе стали заниматься приписками и к концу первой пятилетки нарисовали себе 40 млн тонн, пишет историк Александр Михальченко. Героям щедро раздали ордена, высокие должности. Но вскоре обман раскрылся. Странно, но дело спустили на тормозах, никаких процессов не последовало — во всяком случае по горячим следам. Скорее всего, власть просто не хотела показывать, что кто-то может её обмануть.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Перед войной СССР добывало уже 33 млн тонн против максимум 5 млн тонн у немцев Фото: фотохроника ТАСС

Один из руководителей нефтяной промышленности, в прошлом профессиональный революционер, партиец с чуть ли не 30-летним стажем Георгий Оппоков (Ломов) выступил в открытой печати, доказывая, что увеличить добычу в 4 раза невозможно. Так прямо, как коммунист коммунисту прозрачно намекнул Кобе, что если нефти нет, то на нет и суда нет.

А другой ученый-академик, внук волжского бурлака и крестьянский сын Иван Губкин, с наганом и листовками не бегал, а всю жизнь штудировал земные глубины, высокий научный авторитет завоевал ещё до революции. Пораскинув, что творится в наших недрах, он в ответ на призыв партии взялся за вычисления и вывел, что в Поволжье и за Уралом обязана быть нефть. Отправленная экспедиция подтвердила гипотезу — в 1932 г. за Волгой было открыто Ишимбаевское месторождение, первая советская нефть. А потом как посыпалось — скважины забили в Татарии и Башкирии. Их называли «вторым Баку».

Судьба ученых сложилась по-разному. Бедного Ломова расстреляли, а именем Губкина в 1931-м, ещё при его жизни, назвали Московский нефтяной институт (сейчас Российский государственный университет нефти и газа).

КТО ПРИДУМАЛ СТАЛИНСКУЮ ЭКОНОМИКУ

В индустриализации много загадочного. Например, кто придумал этот четкий план — что сначала развивать, что потом. А пятилетки — почему не 3 года, не 7? Вот Хрущев попробовал на 7 лет растянуть — ничего хорошего не получилось. А пятилетки хорошо зашли не только у нас, но и в Китае и Южной Корее.

Считается, что пятилетку придумал Глеб Кржижановский, верный ленинец и куратор плана ГОЭЛРО, затем Глава Госплана. За этот срок можно построить серьезный завод и выпустить первую продукцию. Но только ли он? К тому же Сталин, по воспоминаниям современников, весьма язвительно отзывался о способности Глеба Максимилиановича подбирать кадры. Кого соберет вокруг себя — сразу ясно, кого выгонять, говорил Коба. А ведь известно, как считал Сталин: «Кадры решают все».

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Фото: Рушан КАЮМОВ

— Были, конечно, и другие люди, но их имен в истории не сохранилось, — сказал «КП» автор книги «Экономика Сталина» экономист Валентин Катасонов. — Когда-то я встречался в США с экономистом Василием Леонтьевым, Нобелевскую премию за анализ межотраслевых балансов. Без них невозможно грамотно сверстать 5-летний план. До 1926 г. Леонтьев работал в СССР, в Госплане, и, как он мне рассказал, все эти экономические премудрости применялись уже тогда и были результатом коллективной работы.

Действительно, только к разработке плана 2-й пятилетки были привлечены Академия наук СССР, 200 научных институтов, сотни крупных ученых, Госплан организовал 24 всесоюзные конференции.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

«Он создал самодостаточную экономику, которая не была ориентирована ни на импорт, ни на экспорт»

— Ситуация первых пятилеток в чем-то напоминает нынешнюю российскую — мы находимся в окружении недружественных государств, — говорит Валентин Катасонов. — Все мы помним известное высказывание Сталина, что «СССР отстал от промышленно развитых стран на 50-100 лет, историей отпущено на преодоление этого отставания 10 лет, в противном случае нас сомнут». Эти слова, сказанные в феврале 1931 года, удивляют своей исторической точностью: расхождение с июнем 1941-го составило всего четыре месяца.

За неполные три пятилетки в стране были построены 364 новых города, сооружены и введены в действие 9 тысяч предприятий.

— Но главное не количество — а системный принцип, — продолжает экономист. — Сталин фактически в условиях санкций создал самодостаточную экономику, которая не была ориентирована ни на импорт, ни на экспорт. Индустриализация имела четкий алгоритм. В первую пятилетку закладывались тяжелые отрасли — добыча нефти, железной руды, угля, кокса, производство стали и чугуна. Во вторую — производство станков и оборудования. В третью — прецезионная техника, позволяющая производить высокоточное оружие. В советское время были открыты и все основные месторождения, в том числе Самотлорское, крупнейшее в мире. Кстати, при Сталине отечественная геологоразведка превосходила мировой уровень. А сейчас крупных месторождений не открывают: пополнение ресурсной базы — это самая больная тема для экономики страны.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

Фото: Рушан КАЮМОВ

«Для новой индустриализации нужно договариваться с носителями технологий»

— Мы действительно проедаем наследие Советского Союза, а основной базис этого наследия был заложен во времена Сталина, — сказал «КП» писатель и экономист Николай Стариков. — Использовались новейшие разработки того времени, закупались за границей. Несмотря на фактические санкции со стороны запада.

По словам автора популярных книг по экономике, сталинское наследие — не столько сами заводы, но комплексное развитие экономики, умение договариваться со своими злейшими врагами — теми, кто сегодня являются нашими «партнерами», в этом смысле ничего не поменялось, говорит Стариков.

— Если можно было в конце 1920-х построить тысячи заводов, то почему нельзя это сделать сейчас? — задается вопросом наш собеседник. — Пусть не заводов, а других высокотехнологичных производств. Но проблема в том, что мы не знаем, что и сколько нам необходимо, чтобы выйти на высокий мировой уровень. Потому что у нас нет четкого плана развития страны — того, чем занимался Госплан. Для новой индустриализации нужно договариваться с носителями технологий. Это те же, кто был и при Сталине, возможно, с участием «азиаских тигров». . Они снова постараются обусловить свою помощь какими-то уступками, но если Сталин смог, то и те, кто его критикуют, пусть покажут, что можно сделать то же самое, но только без 1937 года.

«Была сформирована мода на знания, профессионализм, моральное и физическое здоровье»

— Нам до сих пор приносят экономический эффект такие объекты первых пятилеток, как электростанции, железные дороги, метрополитен, — сказал экономический обозреватель «Радио КП» научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин. — При Сталине же были запланированы такие проекты как выпуск компьютеров (мы на каком-то этапе даже превосходили США в этом направлении), развитие реактивной авиации, освоение космоса, атомная энергетика. Были гигантские проекты по модернизации природы — помните известный плакат, как Сталин с трубкой склонился над картой страны, остро заточенный карандаш занесен примерно над Каспием, а подпись гласит: «И засуху победим». Кстати, проект поворота сибирских рек он не поддержал.

«Мы до сих пор проедаем наследие Сталина»: правда ли это

«И засуху победим!». Плакат 1949 года, автор — В.И. Говорков

Но не только промышленность — Сталин заложил программу развития человека, напомнил известный экономист.

— Была создана система, при которой ребенок из самой малоимущей семьи мог получить хорошее образование и реализовать свои таланты в любой сфере, — продолжает Делягин. — Была сформирована мода на знания и профессионализм. Кстати, то, что творилось при «вожде народов» — это была самая эффективная антиалкогольная компания. Решались проблемы досуга, считалось хорошим тоном повышение культурного уровня, походы в театры и кино, занятия физкультурой и спортом. Развивалась медицина, создавались курорты — это тоже часть сталинского наследия. Конечно, были на этом пути и завиральные идеи — например теория омоложения через переливание крови. Идеей поначалу загорелись, по распоряжению Сталина был даже создан Институт крови, но после того, как в ходе эксперимента погиб главный пропагандист этой теории Александр Богданов, работы свернули.

ОСОБЫЙ ВЗГЛЯД

«За развитие экономики заплатили многими человеческими жизнями»

— Конечно, это неправильно говорить, что мы проедаем наследие Сталина, — сказал «КП» член-корреспондент Российской академии наук, научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг. — Сейчас уровень и качество жизни у людей несопоставимо выше, чем тогда. С другой стороны, Сталин, хоть и был мегакиллером, но надо признать, что ещё до войны было много сделано для развития человека, повышения уровня его образования, придавалось большое значение науке. В 1990-х, когда царил свободный рынок с его поклонением быстрым деньгам, по определению не могло быть места достойному финансированию науки, поскольку практическая отдача от нее — дело долгого времени. Да и сейчас инерция «рыночного» подхода к науке жива.

Расхожая фраза о том, что «проедаем наследие» основывается, на мой взгляд, на том, что у нас достаточно медленно обновляются средства производства. В результате, есть оборудование и целые объекты, которые работают ещё с довоенных времен. Но это не столько признание качества этих сооружений, сколько следствие порочного принципа — получить доход «здесь и сейчас». А обновление оборудования — это сначала расходы, а потом жди, когда они окупятся.

Сейчас многие, даже управленцы высокого уровня, призывают вернуться к мобилизационной экономике. Хотят жить, как Абрамович, а управлять как при Сталине. Но я категорически против того, чтобы за подъем экономики приходилось платить человеческими жизнями. Все-таки экономика для человека, а не человек для экономики.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: