Никита и Индус.
Как легендарный пограничник Карацупа нарушителей ловил

11.06.2022

Никита и Индус. Как легендарный пограничник Карацупа нарушителей ловил

Источник: tass.ru
Настоящей легендой отечественных погранвойск по праву можно назвать Никиту Карацупу, обезвредившего за неполные два десятка лет более 450 нарушителей государственной границы. О герое-следопыте и его четвероногих помощниках — в материале ТАСС.

Когда именно появилась эта традиция, сказать трудно, но многие москвичи знают: если на станции метро «Площадь Революции» потереть нос бронзовому псу и одновременно загадать желание, то оно наверняка сбудется. Чаще всех, как следует из рассказов дежурных по станции, к этому ритуалу прибегают столичные студенты в период подготовки к очередной сессии. Трут собачью лапу — скоро зачет, нос — грядут экзамены.

Скульптура "Собака и красноармеец" на станции метро "Площадь Революции" Николай Галкин/ТАСС

Скульптура «Собака и красноармеец» на станции метро «Площадь Революции» © Николай Галкин/ТАСС

Однако до сих пор мало кто знает, что прообразами скульптурной композиции «Собака и красноармеец» (автор Матвей Манизер) стали знаменитый советский пограничник, Герой Советского Союза Никита Карацупа и его служебный пес — немецкая овчарка по кличке Индус.

Первый питомец

Никита Карацупа родился 25 мая 1910 года в Запорожье. Когда мальчику исполнилось семь лет, умерли его родители и он оказался в детском доме. Однако жесткий распорядок дня и ограничение свободы Никите не понравились, и вскоре он сбежал. После нескольких недель голодных скитаний по запорожским степям будущий легендарный следопыт устроился на работу — помощником пастуха. Напарником мальчика стала собака Дружок, которую он выдрессировал так, что вскоре для выполнения большинства команд было достаточно лишь простого жеста, а иногда и одного взгляда хозяина.

Я быстро освоил приемы дрессировки: сообразил, в чем тут дело, как установить эту связь — между приказом и выполнением, когда нужно лакомство дать, а когда проявить строгость, наказать. Старый пастух был опытным дрессировщиком, но и он удивился, как быстро мой Дружок стал ученой собакой.
Из книги Никиты Карацупы «Записки следопыта»

В один из дней своей юности Никита Карацупа случайно встретил пограничника, который направлялся на побывку. Красноармеец рассказал Никите о своей службе на Дальнем Востоке, о том, как ловил нарушителей со своей служебной овчаркой, и с тех пор юный Карацупа стал мечтать о службе в погранвойсках.

Когда пришло время идти в армию, Никита сразу же записался в пограничники, однако вначале ему отказали. Причиной стал невысокий рост призывника. Но юноша не сдался и буквально вытребовал себе направление на границу со словами: «Ну и что из того, что ростом мал, — зато нарушитель меня не заметит!»

На сопках Маньчжурии

В 22 года Никита Карацупа попал в одну из частей НКВД (Народный комиссариат внутренних дел). Границы СССР находились в то время в ведении этой организации. Располагалось подразделение на границе с Маньчжурией (исторической областью на северо-востоке современного Китая), и это был один из самых неспокойных регионов молодой Советской страны. В год там задерживали до 15 тыс. нарушителей. Зона ответственности подразделения, в которое попал Карацупа, простиралась на сотни километров, однако молодой пограничник принялся за дело с особым азартом и уже в первые месяцы службы в одиночку обезвредил нескольких опасных преступников.

Сослуживцы Карацупы рассказывали, что главным секретом его успеха был опыт, приобретенный во время работы пастухом. Никита, по словам красноармейцев, буквально читал следы людей и животных. Порой казалось, что Карацупа общается с собаками и лошадьми на одном языке. Кроме того, ходили в Красной армии легенды, будто молодой пограничник мог на спор по следам определить не только количество нарушителей, но даже их пол и внешний вид. Сам Никита Карацупа позднее рассказывал, что запомнил около 250 различных ароматов на случай, если при розыске преступника придется полагаться только на свое обоняние.

Через год службы талантливого следопыта заметил начальник заставы, и Карацупа был направлен в московскую окружную школу НКВД, где готовили младших командиров и специалистов в области служебного собаководства.

Никита и Индус. Как легендарный пограничник Карацупа нарушителей ловил

© Сергей Метелица/ТАСС

«На первых порах школа эта размещалась в подсобных помещениях подмосковного музея керамики в усадьбе Кусково. Начальником школы был командир-пограничник Иван Терентьевич Никитин. Нужные породы собак ввозились из-за границы. В Германию отправилась закупочная комиссия во главе с самим Никитиным, и там приобрели немецких овчарок, доберман-пинчеров, эрдель-терьеров — всего двести семьдесят собак. Для преподавания в кусковской школе пригласили немецких специалистов-дрессировщиков», — вспоминал Никита Карацупа.

Не раз мне приходилось убедиться в том, что собаки наделены богатейшими дарованиями, и, если их верно понять, в работе с этими удивительными животными можно добиться самых неожиданных результатов. Хоть это очень и очень непросто. Прежде чем применять известные приемы дрессировки, надо к собаке присмотреться, войти с ней в контакт. Это интересное, оригинальное существо. И общение с ней нужно строить разумно. Да, требовать надо, и строго требовать, но ни в коем случае нельзя животное бить. Вообще нельзя грубо с ним обращаться. Собака должна чувствовать доброе к себе отношение.
Из книги Никиты Карацупы «Записки следопыта»
Также в 1930-х годах в СССР были созданы питомники в Ленинградском, Белорусском и Украинском пограничных округах. Позднее, уже в предвоенные годы, служебных собак стали готовить в Хабаровске, Средней Азии и Восточной Сибири. Хорошо подготовленные псы были на границе на вес золота, поскольку лазутчики со временем становились изобретательнее. Например, в документах погранзастав того времени упоминаются попытки проникновения на территорию СССР на деревянных ходулях, а также в обуви, обработанной специальным химическим составом. Нередко следы посыпались табаком, что также существенно затрудняло работу служебным собакам.
Вскоре выяснилось, что доберманы и эрдели серьезно уступают в рабочих качествах немецким овчаркам, и к концу 1930-х собаки именно этой породы стали главными советскими четвероногими пограничниками.

Пять Индусов Никиты Карацупы

В 1937 году Никита Карацупа после подготовки в школе служебного собаководства вернулся в родную дальневосточную часть с овчаркой по кличке Индус. Однако стоит отметить, что Индус не был чистокровным «немцем» и в его документах, как рассказывал Карацупа, значилось просто: «сторожевой пес отечественной породы». Несмотря на это, Индус был подготовлен лучше любой породистой собаки. Одним из его главных качеств хозяин называл выносливость. Однажды пограничник и его питомец несколько часов подряд преследовали нарушителя, пробежав в полном снаряжении около 25 км. При этом Индус смог повалить лазутчика на землю и удерживал его, пока к месту не подоспел хозяин. Однако, как вспоминал Карацупа, преступнику удалось встать на ноги и даже перейти в наступление. Вдобавок на помощь ему подоспели два сообщника.

«Что бы я делал, если бы не верный мой Индус? Увидев, что хозяин попал в беду, он бросился в гущу схватки: кусал, рвал навалившихся на меня бандитов, а они, разъяренные, ожесточенные, будто и не замечали боли. Вот в руке у одного из них сверкнул нож. «Ну все, конец!» — подумал я. И в этот момент нож полетел в сторону, потому что Индус успел схватить бандита за запястье, потом, прыгнув моему врагу на плечи, вцепился ему в шею. Воспользовавшись моментом, я нащупал в траве свой маузер и выстрелил в упор в одного из нарушителей. Двое других бросились в кусты», — рассказывал в своих воспоминаниях Никита Карацупа.

В следующие несколько лет Индус не раз помогал хозяину выполнять важные для страны задания. В честь верного друга и напарника Карацупа называл Индусами всех своих следующих собак (всего их было пять). И ни одна из них, к сожалению, не дожила до старости. Четвероногие пограничники погибли от ножей, пуль, а иногда и яда преступников.

К слову, в советских газетах, а позднее и книгах о жизни Никиты Карацупы его Индусы превратились в Ингусов. Кличку изменили, чтобы не бросать тень на советско-индийскую дружбу.

Лишь однажды Карацупа вышел в дозор без собаки. В то время один из его Индусов восстанавливался после ранения и пограничнику пришлось патрулировать территорию в одиночку. По рассказам следопыта, к вечеру он вышел на берег небольшой речушки и заметил там подозрительных рыбаков. Карацупе не понравилось, что те «уж как-то больно не по-русски» насаживали на крючки червей. Расстегнув кобуру своего маузера, следопыт приблизился к странной компании и приказал открыть рюкзаки, в которых, как оказалось, были спрятаны тротиловые шашки. Так, благодаря своей наблюдательности, Карацупа задержал диверсантов, собиравшихся взорвать железнодорожный мост.

На тренерской работе

Во время Великой Отечественной Никита Карацупа окончил очередные курсы НКВД и был переведен в штаб родного дальневосточного погранотряда. В 1944-м легендарного пограничника перевели в Белорусский округ, где он без отрыва от службы на границе принялся за восстановление уничтоженной войной школы служебного собаководства.

А. Н. Рыжов, Н. Ф. Карацупа и И. М. Киселев на Красной площади после вручения орденов Ленина и медалей "Золотая Звезда", 1965 год Василий Егоров/ТАСС

А. Н. Рыжов, Н. Ф. Карацупа и И. М. Киселев на Красной площади после вручения орденов Ленина и медалей «Золотая Звезда», 1965 год

© Василий Егоров/ТАСС

В конце 1950-х Карацупу перевели в Москву в Главное управление погранвойск СССР, однако отказаться от работы с собаками он не смог. Знаменитый следопыт, удостоенный к тому времени звания Героя Советского Союза, консультировал молодых специалистов и даже несколько раз выезжал в дружественный Москве Северный Вьетнам, чтобы на месте показать коллегам, как правильно воспитывать щенков, чтобы они становились не только верными друзьями, но и надежными напарниками.

Василий Кучушев
В статье использованы фрагменты книги Никиты Карацупы «Записки следопыта». 

Обложка: Никита Карацупа © Архив Смоленского государственного музея-заповедника

Комментарии