Новая Холодная Война, послали посла и покушение на Лукашенко

21.04.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла о нарастающем противостоянии США и России, которое начинает походить на новую Холодную Войну, а также о фактической высылке американского посла «для консультаций» в Вашингтон и разоблачённом покушении о Президента Белоруссии А.Г. Лукашенко.

#Путин #США #Лукашенко

Хронометраж:
00:00 — Зачем Вашингтон ухудшает отношения с Россией
09:37 — Какую цель преследует Россия сегодня в мировой политике
20:41 — Как Россия повышает дипломатические ставки в общении с Америкой
27:49 — О покушении на Александра Лукашенко

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: Комсомольская правда


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков. Будем говорить о том, что Николай Стариков до нашего эфира сказал о наших страстях, о страстях между США и Россией, о той холодной войне, в которую мы потихонечку еженедельно погружаемся. Николай, как ситуация? Полет к холодной войне идет нормально?

Н. Стариков:

— Здравствуйте. Холодная война – это очень хороший термин, описывающий не очень хорошее состояние отношений между различными государствами. В данном случае, конечно, это состояние, которое было между Советским Союзом и США и которое никуда не делось, несмотря на то, что мы отказались от своей идеологии, части территорий, идей, истории, чуть не отказались от армии и флота. Слава богу, вовремя остановились.

Происходит ухудшение отношений. При этом я предложил бы сначала разобраться по сути того, что происходит. Я имею в виду, постараться оценить истинные мотивы, движущие Вашингтоном, который сознательно ухудшает отношения с Россией, а потом поговорить, к каким последствиям это приведет.

Итак, что мы наблюдаем? Мы наблюдаем, когда президент Соединенных Штатов Америки неожиданно говорит какие-то слова о том, что он хочет улучшения отношений, деэскалации. И на фоне новых санкций, высылки дипломатов, обвинений России во вмешательстве в выборы, в плохом поведении, как сказал бы учитель в отношении ученика. Вообще это дипломатическое хамство. Честно говоря, это хамство. С одной стороны, пытаются плюнуть, с другой стороны, улыбаются и говорят, что готовы протянуть руку. Очень хорошо, что мы в этой ситуации, я имею в виду в данном случае наше государство, трезво оцениваем и ни в коем случае не введемся на эту улыбку. То есть

Россия реагирует на недружественные действия. В ответ предприняты те действия, которые, честно говоря, давно надо было в отношении американцев применить. Ибо ничего другого они не понимают, кроме жесткой ответной реакции. А иногда просто жесткой реакции. Моя оценка такова. Политика кнута и пряника в исполнении Вашингтона привела к тому, что Россия заметила кнут и вообще не замечает тот пряник, который, может быть, гипотетически, американцы имели в виду.

В. Ворсобин:

— И куда мы движемся? Здесь вообще-то угроза войны, над которой мы обычно посмеиваемся, никто всерьез не берет такую возможность, что будет военный конфликт, придется платить за него кровью, как российской, так и американской, украинской, польской и так далее. Этот конфликт становится все возможней и возможней. В среду будет Послание Путина Федеральному собранию. Как считают некоторые аналитики, там будут очень прорывные и неожиданные вещи.

Николай, сколько шагов осталось до конфликта? Мы, действительно, пока можем только гипотетически об этом говорить, и дыхание войны не обжигает наш затылок?

Н. Стариков:

— Давайте успокоим наших слушателей. Речь о военном конфликте с Соединенными Штатами Америки, на мой взгляд, вообще на повестке дня не стоит и не стояла. И не будет стоять до тех пор. Пока в Соединенных Штатах Америки господствует тот, как им кажется, здравый смысл, исповедуемый во внешней политике. Это значит, воевать всегда чужими руками. Начинать войну либо с заведомо слабым противником, к которым Россия, слава богу, не относится, либо вступать в мировой конфликт в какой-то последний момент, как они пытались сделать в первую мировую войну и во вторую мировую войну.

Вот о чем действительно идет речь и что действительно нужно предотвратить, это втягивание России в военный конфликт с Украиной. Вот это реальная опасность. И заявления России, которые были до заявлений Байдена, были направлены на то, чтобы прямо прямым текстом, уже даже не совсем дипломатично, объяснить Киеву, что любая попытка начать боевые действия закончится реальным военным конфликтом, в котором Киеву никто не поможет.

С Америкой войны даже в принципе нет. Я имею в виду, в военном плане. С Украиной мы балансировали на грани военного конфликта. И, как мне кажется, сейчас эта опасность тоже резко снизилась после того, что Соединенные Штаты вот так вдруг начали улыбатьсэ. Наверное, в Киеве улыбаться перестали, а вот в Вашингтоне попытались.

Теперь смотрите, что важно из того, что делает Россия. Здесь, я думаю, нам принципиально важно разобрать те шаги, которые предпринимаются, потому что они очень интересные. Первое, на что стоит обратить внимание. Американскому послу посоветовали поехать советоваться в Вашингтон. Что это такое? Может, кто забыл, с 21 марта, практически уже месяц, посол Российской Федерации в США находится не в США, а в Москве. Он как бы полетел для консультаций. Сделано это было после хамских заявлений президента США. Отзыв посла самим государством — всегда демонстрация неудовольствия, в данном случае Москвы политикой Вашингтона. Когда такое хамство осуществляется, это понятное недовольство.

А вот предложение послу другого государства, в данном случае американскому, уехать из Москвы в Вашингтон, это, как бы это сказать, персоной нон-грата его никто не объявляет. Дипломатических отношений никто не разрывает. Но ему демонстрируют желательность его отъезда. Нежелательность его нахождения в Москве.

В. Ворсобин:

— Николай, это понятно. Мне просто непонятна ваша фраза по поводу улыбок и реверансов. Вы называете улыбкой и реверансом звонок Байдена Путину. После чего, кстати говоря, были объявлены дополнительные санкции и было выслано с десяток наших дипломатов из США. Вы это называете улыбкой? Вы говорите, что мы все дальше отходим от линии войны с Украиной. Но подождите, в этом случае тогда что получает Россия? Россия получает очередной транш санкций. В чем наша политика? Зачем звонил Байден, по мнению западных СМИ? Потому что он испугался накопления российских войск у границ с Украиной. Запад боится, что Россия начнет войну, и пытается таким образом как-то сдержать. Но при этом вводит против нас санкции. Я понять хочу, что мы в итоге от этой игры получаем. Я имею в виду Кремль и Москву. И в чем тот пряник, который нам вроде бы пытаются подсунуть?

Н. Стариков:

— Владимир, я в этой программе как раз для того, чтобы объяснять вам сложные неоднозначные действия во внешней и иногда во внутренней политике.

В. Ворсобин:

— Не берите на себя много, просто рассказываете свою точку зрения.

Н. Стариков:

— Выполню свою долг, наверное, заодно помогу нашим уважаемым радиослушателям. Украина контролируется Соединенными Штатами. Поэтому западные газеты, которые я не рекомендую вам читать ни перед завтраком, ни перед обедом, лукавят. Без санкций Вашингтона Украина войну не начнет. Поэтому сначала Вашингтон подталкивает Зеленского свести войска к Донбассу и создать напряженную атмосферу. Страны начинают балансировать на грани войны. Потому что Россия говорит: начало военных действий на Донбассе угрожает безопасности России.

После чего, не давая команды Зеленскому, Байден звонит в Москву, говорит слова в своей речи о деэскалации. Он ничем не рискует, потому что у него в руках кнопка запуска этого военного конфликта. Без его благословения он не начнется.

В. Ворсобин:

— А у нас разве нет этой кнопки? Мы же тоже можем перейти границу. И это, кстати, очень сильная угроза для Запада. Я так понимаю, что Запад больше всего этого боится.

Н. Стариков:

— Конечно. Мы целях четыре тысячи человек сконцентрировали на границе Украины.

В. Ворсобин:

— Устаревшие данные.

Н. Стариков:

— Этого хватит, чтобы дойти до Львовской области и дальше прорваться в центр демократической Европы, её всю оккупировать. Слушайте, давайте уж такие глупости мы не будем повторять. Итак, кнопка войны в руках Вашингтона. Поэтому он ничем не рискует. Он создает проблему. А дальше, как они всегда делают в своей политике, старается дорого продать её решения.

Вот смотрите, у вас проблемы там, санкции, на Украине. Что нужно Вашингтону от нас? Задайте себе вопрос. Американские газеты и наши либералы говорят: чтобы Россия была демократическим, предсказуемым государством. Это собачья чушь, иначе это никак нельзя назвать, такие публикации. Американцам Россия нужна в качестве далеко младшего партнера и инструмента в антикитайской политике. Поэтому предложение США очень простое. У вас куча проблем? Решение одно – давайте под нас ложитесь и вместе с нами выступайте против Китая.

В. Ворсобин:

— Такое впечатление, что мы все присутствуем в разборке двух хулиганов во дворе. Точнее, одни задиристый, но маленький, другой большой и достаточно плотно известный, у него много союзников. И вот один из них задирает другого.

Н. Стариков:

— А маленький – это кто?

В. Ворсобин:

— По экономике и антропологии это, конечно, Путин и Россия. Потому что у нас все-таки, по сравнению с Западом, низшая весовая категория. Я хочу понять конечную цель, чего мы добиваемся. Смотрите, раньше хотя бы было понятно. Советский Союз имел свою идеологию. Сейчас две капиталистические системы со своим пулом миллиардеров, с совершенно одинаковым взглядом на экономику и вообще на правила жизни, выясняют, кто из них круче. Я не понимаю, вы мне объясняете, что хочет Америка от России. Как это вообще касается обыкновенного человека? Если всем управляют миллиардером.

Н. Стариков:

— Я не случайно спросил вас, кто там большой, а кто маленький в вашей оценке. Потому что вы сейчас сами дали ответ на вопрос, почему Россия в войне не заинтересована. Потому что в человеческом потенциале, в количестве мобилизационного ресурса, в экономическом потенциале и военном тоже, у нас меньше военный потенциал, чем у всего НАТО, если туда включить Соединенные Штаты Америки, Канаду и так далее. Поэтому нам эта война вообще точно не нужна.

В. Ворсобин:

— Николай, мы разбираем причины этого гигантского, жесткого конфликта между Россией и почти всем остальным миром, если взять Запад. Я хочу понять. Сейчас введены новые санкции от Америки, у нас войска концентрируются на границе с Украиной. Военный конфликт очень даже возможен. А какая конечная цель всего этого для России? Что Россия хочет добиться?

Н. Стариков:

— Ну, вы немножко в параллельной реальности, конечно, живете. У России цель очень простая – сохранение своего суверенитета. У Запада цель диаметрально противоположная – всех и все подмять под себя. Именно поэтому Запад не согласен с существованием…

В. Ворсобин:

— Кто атакую наш суверенитет? В честь чего такое напряжение экономическое и военное?

Н. Стариков:

— Вы не дали мне закончить мысль. Вот Китай. Чем он угрожает Соединенным Штатам Америки сегодня? Тем, что не подчиняется Америке. Вот главная проблема. Почему США хотят, чтобы не был достроен вопреки всякой экономической логике «Северный поток-2»? Не только потому, что они хотят свой газ туда везти, а потому что построенная труба даст независимость германской экономике. А независимость германской экономики приведет к независимости германской политики. Иными словами, американцы, англосаксы хотят всех держать под собой придавленными. Мы, Россия, с этим не согласны. И в этом, если хотите, корень конфликта. И с Советским Союзом было ровно то же самое. Идеология – это обертка. Вы справедливо сказали, что два капиталистических государства, а почему-то продолжается противостояние. Потому что противостояние и при Советском Союзе продолжалось не по идеологической причине, хотя и это было, конечно, но это была всего лишь обертка для конфетки. Сталин отказался лечь под англосаксов, когда у них бомба была, а у нас атомного оружия ещё не было. Но сейчас мы отстаиваем свой суверенитет. Они хотят использовать нас как оружие против Китая.

В. Ворсобин:

— У вас нет конкретики. Кроме газовой трубы, «Северного потока-2», вы ничего не сказали.

Н. Стариков:

— Владимир, есть вещи, которые надо обязательно рассказать нашим радиослушателям. Мы неоднократно говорили об этой связке. Они давят, они хотят получить нас в качестве инструмента, мы сопротивляемся.

В. Ворсобин:

— В чем угроза суверенитету? Вы не говорите конкретно. Да, принимается ответ по поводу «Северного потока», да, есть там такая проблема. Но неужели все это ради одной трубы происходит?

Н. Стариков:

— Да нет, конечно.

В. Ворсобин:

— Где нападают на наш российский суверенитет? Давайте изначально поймем, отчего эта буча. Судя по тому, что происходит 10 лет, мы ни пяди суверенитета никому не отдаем, наоборот, мы его концентрируем, как будто чахнем над каким-то золотом. Как будто этот суверенитет, который действительно должен быть у любого государства, принесет нашим жителям какие-то гигантские барыши. Нет, не принесет. Потому что чаще всегда, когда страны сотрудничают друг с другом, когда идет нормальная жизнь для блага всех граждан, они делятся друг с другом суверенитетом. На этом построен ЕС, на этом построен, кстати, наш Таможенный союз и т.д. Если все время сражаться за свой суверенитет, вы неумолимо превратитесь в Северную Корею. Неумолимо вы войдете в конфликт со всеми государствами мира. И ваш, Николай, простой избиратель будет жить все хуже и хуже ежегодно. А вы будете ему рассказывать сказки про суверенитет, который нельзя ни покушать, ни потрогать, ни съесть.

Н. Стариков:

— Давайте я вам реальность расскажу про суверенитет. Итак, Советский Союз был 100-процентно суверенным государством. Запад хотел его этого суверенитета лишить. При этом советские граждане жили очень и очень неплохо, как мы понимаем это сегодня. Суверенная страна сохраняет у себя плоды своей трудовой деятельности. И вы говорите, что в Европе поделились суверенитетом. Да. И теперь в Европу свезли миллионы беженцев, и будут ещё десятки миллионов. И карантинные правила в Европе… Вот в Германии опять комендантский час вводят. А в США их нет. И в Великобритании их тоже нет. Потому что Европа должна разорить свою экономику.

В. Ворсобин:

— Николай, а сколько народа из России бежит в Европу. Сколько детей богатых родителей бегут в Европу, сыновья депутатов, миллиардеров бегут в Европу.

Н. Стариков:

— Да никто сейчас никуда не бежит, бегут в обратную сторону, потому что там ничего нет сейчас хорошего. Нет ни вакцины, ни медицины, ни этого прекрасного, красивого Запада, который был ещё несколько лет назад. Он сворачивается семимильными шагами. Но речь сейчас не об этом. Вернемся в нашу реальность. Вы говорите, что суверенитет это что-то абстрактное. Как только вы отдадите свой суверенитет кому-то, этот кто-то (а именно американцы) заставит вас воевать с Китаем. Вот вы выступаете против войны, и это хорошо, вы такой пацифист. Поймите, что если вы отдаете себя в руки Соединенных Штатов Америки в качестве инструмента, начнется русско-китайская война в перспективе.

В. Ворсобин:

— В любом случае, конфликт с Китаем любой житель России представляет. И одно дело, если мы будем одни этим заниматься… Я говорю не о ближайшем будущем, а о том, что у нас оголен весь Дальний Восток, и это неминуемо.

Н. Стариков:

— С Китаем воевать в интересах американцев вы готовы. Я правильно вас понимаю?

В. Ворсобин:

— Нет, не в интересах американцев. Я просто боюсь, что будет конфликт уже в интересах России.

Н. Стариков:

— А вы не бойтесь. Вы наращивайте вооруженные силы и поднимайте экономику.

В. Ворсобин:

— Я против любых войн. Если уж представлять себе конфликт, то более опасна не Америка, не Запад. В отдаленном будущем это будет Китай.

Н. Стариков:

— Владимир, давайте я продемонстрирую нашим уважаемым слушателям разницу в вашем миролюбии и в миролюбии моем. Вы говорите (я немножко утрирую, но, думаю, логику правильно передам): Россия ни в коем случае не должна воевать с Украиной, но в перспективе нам угрожает Китай, поэтому рано или поздно мы должны воевать с Китаем.

В. Ворсобин:

— Нет, я не сказал, что рано или поздно. Надо всегда думать об опасности.

Н. Стариков:

— У нас есть Генеральный штаб. Не волнуйтесь, вы не единственный, кто думает об этой опасности, и я тоже не единственный.

В. Ворсобин:

— В этом случае иметь союзника неплохо, Николай.

Н. Стариков:

— А вот моя логика. На Советский Союз Китай даже не мог себе помыслить напасть полномасштабно, только конфликт на Даманском и еще…

В. Ворсобин:

— Где погибло достаточно много русских, советских людей.

Н. Стариков:

— Нам надо восстановить нашу зону влияния, решить проблему с Украиной. Это ещё 40 миллионов таких же граждан, как мы. И мы тогда резко усиливаемся против любой попытки, с любой стороны на нас нападать. Решение проблемы с Украиной – это отчасти сильное увеличение нашего оборонного потенциала во всех смыслах.

В. Ворсобин:

— Подождите. Вы говорите о неизбежности войны с Украиной, получается?

Н. Стариков:

— Нет. Я говорю о решении вопроса.

В. Ворсобин:

— А как это? Решение украинского вопроса… Это мне напоминает Гитлера — решение еврейского вопроса. Как вы ещё решите украинский вопрос без оружия, без вторжения?

Н. Стариков:

— Ну, я бы просил меня с Гитлером не связывать. Во-вторых, я ещё раз повторю, дипломатическое решение нужно использовать в любом случае. Это обязательно. Раздача паспортов… Но вы были и против этого решения. Владимир, я предлагаю подвести некую черту и поговорить о тех мерах, которые Россия ввела против США. Мы начали говорить о том, что послу порекомендовали покинуть территорию нашей страны. Тут интересный парадокс может быть. Его же никто не высылает, персоной нон грата не объявляет. Представим себе, что он не уезжает. Ему порекомендовали в Москве уехать, а он не уезжает. Вот здесь возникает некий интересный момент, который в дипломатии бывает редко. Потому что если кто-то кому-то что-то говорит, обычно все это действует в определенных правилах. Я думаю, что тогда американский посол… Ну, с ним не будут общаться здесь. И смысл его нахождения будет просто непонятен. Ему порекомендовали. Он остался. Ну, хорошо, а мы с ним не разговариваем.

В. Ворсобин:

— Николай, насколько долго нас хватит не разговаривать? У нас политика очень быстро меняющаяся, мягко говоря. Ну, сегодня не поговорим, через неделю не поговорим, а потом позвонит Байден опять…

Н. Стариков:

— А что случилось после звонка Байдена в политике России? Высланы 10 американских дипломатов.

В. Ворсобин:

— А потом договорятся. Видел 100 раз, когда Владимир Путин просто на ходу менял свои решения (не стратегические, а тактические). Очень гибкий Кремль.

Н. Стариков:

— Дипломатия и должна быть гибкой.

В. Ворсобин:

— Я на месте посла США не стал бы бежать из Москвы, я подождал бы потепления. После такого жесткого конфликта, который происходит сейчас между США и Россией, неминуемо случается потепление отношений. Они, может быть, краткосрочные, но происходят.

Н. Стариков:

— Если посол не уезжает, я думаю, что с ним просто перестанут общаться, официальные лица не будут с ним никакого общения иметь. Это первое.

Второе. Россия поднимает, если хотите, дипломатические ставки. То есть, если вы хотите с нами общаться, это должно быть вежливо, дипломатично и на равных.

Сократили в очередной раз уже количество американских дипломатов, которые могут находиться в России. Здесь тоже необходимо пояснение. На сегодняшний момент в России работают, по сути, три дипломатических миссии США – в Москве, Екатеринбурге и официально не закрыто, но не работает дипломатическая миссия во Владивостоке. Когда сокращается количеством американских дипломатов (а их было больше тысячи у нас), то они физически, говорят, не могут, не хотят (тут уж неважно) работать в этих точках. То есть в перспективе это приведет к тому, что в Екатеринбурге тоже будет закончена полная активность американской дипломатии, визы будут выдавать только в Москве, а в Екатеринбурге и Владивостоке будут стоять не просто полупустые, а в принципе пустые американские миссии.

В. Ворсобин:

— Давайте дожмем тему с американцами.

Н. Стариков:

— Мы закончили на том, что американские дипломаты не смогут вольготно передвигаться по нашей стране. Также наконец-то, я надеюсь, будет все-таки окончательный конец положен работе американских подрывных фондов, которые до сих пор ещё как-то умудряются работать на территории нашей страны. Но все это может быть изменено, если Соединенные Штаты Америки займут действительно конструктивную и дружественную позицию в отношении России.

В. Ворсобин:

— Здесь вы подставили свой борт, как говорится. Вы хотите сказать, что если будет какая-то уступочка с их стороны, мы договоримся, то эти фонды, которые занимаются не совсем корректной деятельностью, их снова разрешат?

Н. Стариков:

— Конечно, нет. Это вы так понимаете. Объясняю. Соединенные Штаты Америки проводят массу недружественных действий в отношении России. Вы, наверное, не знаете, но я общаюсь с компетентными людьми, и некоторые вещи мне становятся известны. Например, примерно год назад наши зарубежные партнеры вдруг начали практику невыдачи виз в отношении дипломатов и технического персонала в некоторых зарубежных странах. Что это значит? Заканчивается зарубежная командировка. Человек должен вернуться. Закончился контракт у повара. А новый повар приехать не может, потому что ему визу не дают. И новый дипломат не может приехать, потому что ему просто не дают визу. Ничего не говорят, улыбаются, машут ручками, рассматривают. Создаются искусственные технические проблемы.

Вот теперь мы поставили американцев тоже в сложное положение. Уменьшили число разрешенных дипломатов до уровня наших сотрудников в США. Раньше у нас было значительно меньше, а у американцев было больше тысячи. Сократили до 450. Это с учетом наших работников в ООН, которые, в принципе, к американской юрисдикции не имеют отношения. И вот теперь чуть больше трех сотен – это ровно столько, сколько наших дипломатов работает в США.

Если США перестанут заниматься этой ерундой, перестанут удерживать нашу дипломатическую собственность, начнет вести с нами нормальный диалог, то мы тоже эти технические помехи на первом этапе улучшения отношений уберем. Но фонды работать не будут. Фонды уже никогда не будут работать. Но отношения могут быть замечательными. Ведь не являются обязательным условием работы подрывных фондов американских на территории России хорошие отношения России и США. Нет, давайте дружить, а подрывать нас не надо. Вот и вся политика.

В. Ворсобин:

— Ваши бы слова да богу в уши. Николай, вы – романтик. Несмотря на вашу работу.

Перейдем в Белоруссию. Там Лукашенко тихо превращается в Фиделя Кастро. На него было несколько сотен покушений, устроенных американцами.

Н. Стариков:

— Они были настоящими, эти покушения. Включая отравления.

В. Ворсобин:

— Я хорошо знаю Кубу. Был там несколько раз и разговаривал с сотрудниками спецслужб. Один даже, как он говорит, предотвратил одно из покушений. Я вам скажу, не все там так чисто. И вот этот вариант пропаганды, когда под аплодисменты народа лидер говорит, что предотвращено очередное покушение, это хороший прием. Там были натуральные покушения, но были и притворные.

Сейчас мы говорим о Лукашенко, который удостоился персонального покушения, как утверждают спецслужбы. Николай, вы верите в то, что была подготовлена такая спецоперация по уничтожению Лукашенко, в которой были замешаны и белорусские военные, и подозрительные личности, которые встретились друг с другом в Москве?

Н. Стариков:

— Владимир, слово «вера» должно относиться к иным вещам, в том числе духовного, сакрального свойства. Вера может быть в лидеров, в свою страну. А что касается подрывной деятельности, достаточно знать, что в мире существует организация под названием Центральное разведывательное управление. И ещё организация МИ6 в Великобритании. Про все остальные можно просто забыть на время. и уже слово «вера» как-то странно звучит.

В. Ворсобин:

— Вера Лукашенко. Уже были фейки, которые он озвучивал.

Н. Стариков:

— Мы сейчас с вами говорили о ситуации, когда американские дипломаты свободно передвигаются по стране. Ситуация в Белоруссии нам это и демонстрируют. Подготовлен переворот, назначенный на 9 мая.

В. Ворсобин:

— Вам самому не смешно?

Н. Стариков:

— А чего смешного?

В. Ворсобин:

— А почему 9 мая?

Н. Стариков:

— Объясняю вам. 2014 год, январь. Мы с вами ведем программу. Даже лучше 2013 год. Январь 2013 года. Я вам говорю: слушайте, американцы готовят государственный переворот на Украине. Вы смеетесь. И дальше я вам рассказываю, что заброшено оружие, инструкторы, выделены деньги, готовы будут убить законного президента Украины на тот момент. Для того, чтобы дальше развязать гражданскую войну на Украине и обстреливать из орудий Донецк и Луганск. Вы представляете, как бы вы хохотали надо мной?

В. Ворсобин:

— Я бы не хохотал. Я прекрасно знаю Украину. И я знал, что там много было майданов и до этого. И то, что там что-то возникнет, это было предсказуемо.

Н. Стариков:

— Но не война в таком виде. Это ужас и невероятная ситуация для всех. Поэтому не говорите, что это невозможно. В соседней стране все это сделано. Белорусские особенности. Убийство Лукашенко, блокировка верных частей. Это классика военного переворота. И при этом, конечно, это должны были сделать предатели в военной сфере. Там арестовали, показали двух человек, у одного есть американский паспорт. Но там последуют дальше аресты. Потому что просто осуществить государственный переворот без участия силовых структур невозможно.

В. Ворсобин:

— А белорусские военные не были арестованы? Они же присутствовали на встрече.

Н. Стариков:

— Мы ещё не имеем информации. Вы играете в «верю – не верю». А я читаю факты. ФСБ заявила, что взяла людей, собрала информацию, передала это все в Белоруссию. Задержали их в Москве. Теперь их выдают в Белоруссию. Там возбуждено уголовное дело. Дальше посмотрим, что будет. Но к этому относиться надо максимально серьезно. Вы только что сказали, что на Фиделя Кастро было больше ста покушений, вы не верите. Хорошо, если их было пятьдесят, вам этого мало? На Лукашенко на сегодняшний момент, я не слышал, чтобы были попытки именно такого рода. Наверное, какие-то в августе-сентябре тоже были вещи, если помните, он ходил в бронежилете и с автоматом не просто так. Так что это не первая история. И уверяю вас, не последняя.

И самое главное, американцы работают всегда на осуществление переворота в том числе и у нас тоже.

В. Ворсобин:

— Николай, вы рисуете образ каких-то головотяпов из ЦРУ, которые прислали человека договариваться о смещении или убийстве Лукашенко в Москву, там их спокойненько записали на видео, упаковали, отправили в Минск.

Н. Стариков:

— А где вы будете общаться с белорусскими военными?

В. Ворсобин:

— Я априори не верю. Будут верить, только если будет убедительная информация. Пока это выглядит очень неправдоподобно.

Н. Стариков:

— Я очень рад, что попытка государственного переворота предотвращена. В любом случае, вы должны понять, что такое обвинения в попытке осуществить эти вещи. Это самые тяжелые статьи Уголовного кодекса. Если вы соберете десять человек и начнете с ними обсуждать убийство главы государства, как нужно блокировать части внутренних войск, ОМОНа и так далее, даже если вы на тот момент не обладаете реальными рычагами, это уже на пятнашечку, думаю, вы себе наговорили. Потому что сначала рождается идея, дальше ищут предателей-военных. Деньги ЦРУ привезет. Вы что думаете, заговор вот так сразу, что ли? Посидели за чаем вечером и обо всем договорились? Нет, конечно. Это процесс.

В. Ворсобин:

— Есть такой военный, который много болтал, его посадили за это лет на десять, он сидел. Ему предъявили гранату – муляж, со спиленной боевой частью, автоматы, три пули. И он сил. Я присутствовал на этом суде. Это просто выжившие из ума старики.

Н. Стариков:

— Этого военного обвинили в попытке государственного переворота?

В. Ворсобин:

— Да. Ему дали лет восемь. Я не об этом даже. Я помню, после того, как объявили приговор, я спустился с его друзьями, такими же старичками, и мы там в предбаннике говорили. Они за пять минут себе накидали ещё три-четыре пожизненных приговора. Потому что они выжившие из ума люди. Они говорят: надо было пойти захватывать Кремль. Им по 75-80 лет. Я думаю: вот стоял бы здесь прокурор, он бы себе ещё три-четыре галочки или звездочку на погоны сделал.

Если есть организация, которая действительно может сместить Лукашенко, я не могу себе представить, чтобы два человека, три человека в кафе смогли разработать такой план. Если предоставят такую документацию, такие доказательства, что это была серьезная сетевая группировка с потенциальной возможностью, то да. Если все обвинение будет группироваться вокруг разговоров, то, простите, это не государственный переворот, это очень хорошая пропагандистская спецоперация для ещё более успешного оболванивания белорусского народа.

Н. Стариков:

— Я не вижу пока ничего из того, что сказано, что нарушало бы логику подготовки какого-то захвата власти. Спасибо нашим эфэсбэшникам, что они так хорошо отслеживают работу наших зарубежных коллег. Надеюсь, не только в отношении Белоруссии, но и в отношении всего постсоветского периметра.

В. Ворсобин:

— Да, и то, что силовики обычно перенимают методы борьбы у белорусов, так уж исторически повелось, я подозреваю, что нас ждет разоблачение и наших отечественных революционеров, которые тоже, возможно, замышляют какие-то страшные перевороты. Это очень хороший прием, особенно перед выборами.

Николай, спасибо за разговор. Услышимся через неделю.

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: