Памятник герою в Донецке

06.01.2022

Памятник герою в Донецке

Источник: infodon.org.ua @ Александр Кашкаха

В центре Донецка, у оперного театра, стоит памятник – боевой танк на гранитном постаменте. Ничего оригинального, подобных ему — множество по всему бывшему Союзу. Особенно охотно их устанавливали в шестидесятые годы, когда началось массовое списание устаревших к тому времени танков Т-34, но история нашего памятника старше на несколько десятков лет, и намного интереснее.

Согласно устоявшейся версии, памятник в виде танка появился на главной улице Донецка в далеком 1943 году, когда бойцы 32 гвардейской танковой бригады втянули на могилу полковника Ф.А. Гринкевича, павшего в боях за город, его командирскую машину.

История эта, конечно красивая, но несколько противоречивая.

Во-первых, гвардии полковник Ф. Гринкевич, командир 32 гвардейской танковой бригады, погиб отнюдь не при освобождении города Сталино, а несколько западнее — в Запорожской области. Скончался он 11 октября 1943 года в селе Харьково, от ран, полученных в боях на реке Молочной.

В том, что тело его было захоронено так далеко от места гибели дивного ничего нет. Согласно инструкции НКО от 4 апреля 1942 года, «трупы погибшего начальствующего состава, от командира полка и выше» направлялись в армейский тыловой район, где подлежали захоронению в деревянных гробах, в общественных местах – на территории городских и поселковых скверов, с той целью, чтобы могилы не затерялись. А вот то, что так далеко от поля боя оказался командирский танк героя – уже несколько странно.

Во-вторых, даже если предположить, что танк Гринкевича доставили в город Сталино для ремонта, то действия бойцов танковой бригады, легко подпадают под определение диверсия, так что если они и отправились «дальше громить врага», как пишут во многих публикациях, то делали это уже, в рядах штрафбата.

Скорее всего, памятник на могиле Гринкевича появился не 1943, а в 1944 году.

Наиболее ранее изображение памятника, какое мне удалось отыскать, относится ко времени празднования первой годовщины освобождения Донбасса. Фото довольно плохого качества, но на нем хорошо просматриваются и сам танк, и постамент, на котором он располагался.

Первый вариант памятника, представлял собой танк Т-34–76, установленный на постаменте, в виде куба, сочлененного с наклонной призмой. Постамент был сложен из кирпича, оштукатурен и побелен. Поверху его украшал скромный карниз, а на лицевой плоскости, в нише за стеклом, находился большой портрет гвардии полковника Ф.А. Гринкевича, и две таблички. Одна несла информацию о комбриге, другая – описание подвига и слова благодарности. Монумент возвышался на двойном стилобате и имел ограждение в виде цепей, подвешенных на кирпичных столбиках.

Издали эта конструкция выглядела впечатляюще, но при близком рассмотрении оказывалось, что постамент был сложен небрежно и не мог похвастаться, ни ровными гранями, ни гладкой штукатуркой. А израненный танк, хоть и смотрелся внушительно, в жаркие дни начинал, что называется, слегка попахивать, благодаря тому, что некоторые несознательные граждане, повадились справлять внутри боевой машины природную нужду.

Кстати о танке. Долгие годы ему приписывали то звание командирской машины Гринкевича, подбитой на площади Ленина, то – первого танка ворвавшегося в город по проспекту Ильича. Однако, есть и менее известная версия, о том, что этот танк притянули откуда-то из под Рутченково, и совсем не герои танкисты, а простые работяги. Одно можно сказать точно – этот танк принимал участие в боях за город Сталино.

Сам танк представляет собой модель образца 1942 года с улучшенной башней. Такие выпускали на заводе № 183 в Нижнем Тагиле. По правому борту и на маске башни имеются пробоины, говорящие о том, что танк побывал в сражении. Одно из попаданий вызвало пожар в моторном отсеке, и танк выгорел. При проведении реставрационных работ в 2010 году обнаружилось, что отверстие под антенну рации заварено заводской сваркой, и это явно свидетельствует, что это машина никогда не была командирской.

В конце пятидесятых годов был осуществлен первый серьезный ремонт памятника, результаты которого хорошо видны по фотографии из альбома «Донецк» за 1962 год.

Основное новшество – это, конечно, цвет постамента. Известковую белизну сменила идеологически выдержанная охра. Но если присмотреться, можно заметить и другие изменения – чуть упростился главный карниз, исчезли маленькие карнизы, располагавшиеся над табличками, да и сами таблички поменяли свой вид. Грани памятника и окружающих его столбиков приобрели, наконец, армейскую четкость и прямолинейность, что свидетельствует о качественной работе штукатуров.

Сейчас уже сложно сказать, что послужило толчком к рождению легенды о смерти Ф. Гринкевича при освобождении Сталино. Скорее всего, — расположение могилы на центральной улице, рядом с главной площадью города.

Тут хочется вспомнить историю, рассказанную американским генералом Паттоном, о памятнике погибшему солдату, построенном французами на месте выгребной ямы. При сворачивании лагеря, её законсервировали по всем правилам и поставили предупреждающий знак, но какой-то шутник нацепил на него солдатский шлем, и местные жители подумали, что это воинское захоронение.

Пример, конечно, не корректный и неуместный. Но факт остается фактом – абы кого в стране советов в видных местах не хоронили. А раз заслужил таких почестей – значит, и подвиг должен был быть соответствующий!

Звездный час славы Гринкевича приходиться на 1944 год, когда его именем назвали один из центральных проспектов, но и по пришествию лет, легенда об этом человеке продолжала культивироваться на официальном уровне.

Вот какой надписью снабжена фотография памятника Гринкевичу в 1962 году: « Свято чтут трудящиеся Донецка память героев Великой Отечественной войны генерал-лейтенанта К.А. Гурова и гвардии полковника Ф.А. Гринкевича, отдавших жизнь за освобождение города от немецко-фашистских оккупантов». И это без малейшей оглядки на то, что город взяли 8 сентября, Гуров скончался 25 сентября от сердечного приступа, а Гринкевич 11 октября — от ран. Хорошо, хоть все это произошло в один год.

В 1964 году, к двадцатой годовщине Победы, началась коренная реконструкция памятника на могиле Ф.А. Гринкевича.

Старый сложносоставной постамент был заменен новым, простых форм, зато с гранитной облицовкой. Исчез портрет гвардии полковника и таблички с описаниями подвига. Их заменила большая угловая мраморная плита, на одной плоскости которой отлили имя героя-танкиста, а на другой фразу «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины. 1941—1945».

9 мая 1965 года, в момент праздничных мероприятий, могилу мужа посетила Анна Исааковна Гринкевич, проживавшая в Москве.

А 1967 году состоялся последний акт «грехопадения» памятника – старый, боевой танк, принимавший непосредственное участие в освобождении города, заменили на более современный Т-34–85.

Преемник взобрался на постамент своим ходом, по специально сделанному настилу из шпал, после чего с него сняли основные узлы и законсервировали, намертво заварив все люки.

Трудно понять логику такой замены. Чем не угодил тогдашнему начальству прежняя машина? Скорее всего, причина была самой банальной, и если она когда и выплывет на свет из архивов коммунистической партии, то особой сенсации не наделает. Но 1967 год можно считать черным для памяти Ф. Гринкевича.

Во-первых, его могила превратилась в самый банальный памятник Великой Отечественной войне, каких на территории бывшего Союза насчитывается более пяти сотен. (Почти идентичный брат-близнец находиться в Красноармейске).

Во-вторых, с открытием на главной площади большого памятника В.И. Ленину, проспект Гринкевича, оказался рассечен на две неравные части, и за гвардии полковником, оставили меньшую из них.

Кстати, о танке. Донецкие экскурсоводы, особенно из тех, что ведут экскурсии для школьников, без зазрения совести рассказывают, что на постаменте находиться танк, первым ворвавшимся в город в 1943 году. А между тем танки Т-34–85 пошли в серию с января 1944 года.

По мнению специалистов, танк, находящийся сейчас на постаменте по-своему уникален. Ему однозначно не довелось повоевать, но в отличие от других машин, он составлен из корпуса более ранней модели, выпущенной на Сталинградском тракторном заводе в 1944 году, и новой башни образца ноября 1945 года. Ну, а в качестве казуса, можно отметить, что на танке часть катков от Т-54.

Снятый с постамента танк установили в качестве экспоната во дворе библиотеки Крупской, где тогда находился краеведческий музей. Но большинство дончан помнят его по другому адресу – на ул. Челюскинцев. Однако, танк переехал туда не одновременно вместе с музеем в 1972 году как утверждают, а был перетянут позже.

Долгое нахождение в свободном доступе не прошло для танка бесследно. К 2010 году, ствол и корпус танка забили конфетными фантиками; пробоины на бортах, пережили неумелую реставрацию и её удаление; с танком часто экспериментировали, окрашивая в цвета, не имеющие отношение к защитному; куда-то бесследно исчез ствол пулемета и брызговики с левого борта. С правого их отстрелили фашисты в 1943 году, поэтому на официальных фотографиях танк запечатлен почти всегда в одном ракурсе.

К 65-летию победы донецкие власти посетила идея устроить возле монумента «Твоим освободителям, Донбасс», музей боевой техники, и тридцатьчетверке надлежало занять в нем одно из почетных мест.

8 апреля 2010 года, танк в очередной раз сменил свое расположение. В прессе описывают это событие, как помпезное чествование уважаемого ветерана, с маршем «прощание славянки», цветами и слезами. Что же слезы были, но немного по другому поводу.

К транспортированию танка никто особенно не готовился. Да и что может быть проще? Подъехал, зацепил подъемным краном, погрузил на танковый тягач и отвез к месту новой стоянки. Благо современная техника позволяет.

Однако оказалось, что за 67 лет, проведенные под открытым небом, корпус танка подвергся некоторому воздействию атмосферных осадков, и строповочные уключины утратили былую прочность, грозя отвалиться под весом машины.

Попробовали применить дедовский способ и обвязали танк под днищем. Что же, приподнять его удалось, но извлечь из природной котловины, в которой находиться музей – нет. Второго мощного крана поблизости не оказалось, и решили прибегнуть к фронтальному погрузчику, пригнанному из парка Ленинского комсомола.

Памятник герою в Донецке

Погрузчик, не особо церемонясь, толкая танк ковшом, развернул его в сторону наклонной клумбы, и при помощи крана вытолкал на бугор. При этом лопнул один из стропов, словно высшие силы больше не могли терпеть издевательства над местным раритетом.

Памятник герою в Донецке

Дальше дело пошло споро. Приподняв танк с одного конца краном, а с другого — ковшом погрузчика, его водрузили на тягач, и он отправился, будем надеяться, в свой последний путь.

На новом месте старый танк подвергся тому, что ошибочно назвали реставрацией.

На месте утраченных брызговиков наварили новые, но говорить об их аутентичности не приходиться. Получилось как в плохом колхозе, при ремонте трактора – дизайн от дяди Васи.

Зато с корпуса счистили ржавчину и убрали уродские заплатки, с боевых ранений. Наоборот, их специально выделили другим цветом, что бы сразу же было видно, геройскую судьбу танка.

А вот табличка, прикрепленная для осведомления окружающих, говорит о полной исторической несостоятельности человека её составлявшего.

Памятник герою в Донецке

Возможно, именно этот танк и ворвался первым в город Сталино, документов на это счет не сохранилось, но вот утверждать, что сделал он это в составе 13 танковой дивизии, да ещё под командованием Ф.А. Гринкевича — это уже верх невежества, граничащее с полным идиотизмом.

Во-первых, никакая 13 танковая дивизия город Сталино не освобождала, и даже рядом не находилась.

Во-вторых, гвардии полковник Гринкевич, никогда не командовал 13 танковой дивизией. 11 октября 1942 года, тогда ещё подполковник Франц Гринкевич встал во главе 13 танковой бригады – воинского соединения, которое даже близко нельзя сравнить с дивизией.

В-третьих, 7 февраля 1943 года 13-тую танковую бригаду реорганизовали в 32 гвардейскую танковую бригаду, т.е. признали боевые заслуги этого подразделения выдающимися, укомплектовали по новому штату и создали совершенно новую боевую единицу. В то время никому бы и в страшном сне не пришло в голову спутать два этих подразделения. Чего, не скажешь о современных историках, которые вяло улавливают разницу между 32 гвардейской танковой бригадой и просто 32 танковой бригадой, существовавшей параллельно с ней.

В-четвертых, первыми в город вошли подразделения 5 ударной армии, а в её составе не было 32 гвардейской танковой бригады. Войска этой армии поддерживали танки 140 танковой бригады полковника Н.Т. Петренко, чье имя вычеркнуто из военной истории Донецка.

Что же, как видим, мифотворчество вокруг Гринкевича и его танка продолжаются, остается надеяться, что хотя бы скитания боевой машины прекратятся. Ну, лет так на тридцать…

Выражаю большую благодарность всем тем фотографам, чьи фотографии я использовал в этой статье. Я не знаю ваших имен, но очень признателен за сохранение нашей истории.

Обложка: Памятник Гринкевичу Ф.А. в Донецке, 1950-е

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: