Первая пятёрка «Единой России» и принудительная вакцинация

23.06.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» обсудили первую пятёрку «Единой России» и принудительную вакцинацию.

Хронометраж:
00:00 — О главной «пятерке» Единой России
03:29 — Почему Медведев не вошёл в главный список
10:51 — Какие позиции изменятся в Госдуме после выборов 2021
16:20 — Что говорит Прилепин о проблеме единовластия ЕР
27:32 — Нужна ли принудительная вакцинация от ковида
36:13 — Почему 63 процента россиян не хотят вакцинироваться

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская Правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

— Здравствуйте.

В. Ворсобин:

— Конечно, мы сейчас начнем говорить о партиях, выборах. На этой неделе президент официально дал старт предвыборной кампании, назначив дату голосования – 19 сентября. Вы участвуете в выборах. Будем говорить не про вашу партию «За правду», а о главном объявлении, которое сделал Владимир Путин, определилась первая пятерка в списке «Единой России». И сразу все заметили, что там нет Медведева.

Н. Стариков:

— Да, там нет Медведева.

В. Ворсобин:

— Почему?

Н. Стариков:

— Там, как говорится, много кого нет. И также там много кто есть. Потому что прогнозов было очень много. Я этим неблагодарным делом – прогнозированием – не занимался. Ждал этого съезда, как и мои коллеги по «Справедливой России – За Правду». Просто потому что «Единая Россия» — это основной конкурент. Поэтому важно, кого и как будут там выдвигать, какую стратегию для себя ЕР выберет.

Что хочется сказать. Первое, что бросается в глаза. Напомним эту пятерку. На первом месте – министр оборону Сергей Шойгу. На втором месте – министр иностранных дел Сергей Лавров. На третьем месте – врач, активно борющийся с коронавирусом, можно сказать, даже ставший символом этой борьбы, Денис Проценко. На четвертом месте – Елена Шмелева, сопредседатель ОНФ и руководитель обучающей детской школы «Сириус». На пятом месте – защитник прав детей Анна Кузнецова, мать семерых детей. Вот такой список. Первое, что бросается в глаза, это отсутствие руководителя партии Медведева, руководителя партии Турчака и вообще каких-либо партийных руководителей. В главной пятерке «Единой России» «Единая Россия» отсутствует. Так бы я сказал.

Естественно, в нашем обществе с огромным уважением относятся и к Сергею Кужугетовичу, и к Сергею Лаврову. И эти два авторитетных министра поставлены на первое и второе места. Это значит, что без участия правительства «Единая Россия» не смогла сформировать свою пятерку. Согласитесь, странно, самая крупная партия в нашей стране, большое количество отделений, огромное количество депутатов, безусловно, там разные люди, в том числе огромное количество достойных людей есть в «Единой России», хотя есть и те, кому, как говорится, лучше быть в других местах. И никого из этих людей нет.

Мне кажется, это очень странная ситуация, когда ведущая партия формирует свой посыл к избирателям, и там партий, по сути, нет. Вот это мне кажется главным моментом, который нужно анализировать и на который нужно обращать внимание, когда мы смотрим на первую пятерку партии «Единая Россия». А люди, безусловно, достойные, хорошие, замечательные.

Вы что думаете по этому поводу?

В. Ворсобин:

— Вы не ответили на вопрос по Медведеву. Вы правильно сказали, что участвуют в пятерке не единороссы. На самом деле такие выкрутасы позволяют себе единороссы перед выборами. Они часто идут вообще без штампа, что они в партии «Единая Россия», скрывают это. А потом – раз, они снова в партии. Это никого не удивляет. Но вот закат такой фигуры как Медведев – это, по сути, его унижение. И даже не он заявил о том, что он не войдет в список «Единой России», а Путин за него это сказал. По некоторым данным, Медведев об этом узнал всего за пару дней до объявления. Не является ли это закатом карьеры Медведева? И теперь его влияние в Кремле потихонечку сойдет на нет?

Н. Стариков:

— Вы сейчас, оценивая мои слова, сказали слова «правильно», «неправильно». Как будто у вас там лежит учебник истории, напечатанный в будущем, в котором вы черпаете свое вдохновение.

В. Ворсобин:

— У меня методичка Госдепа. Вы все забываете.

Н. Стариков:

— Как хорошо, что вы это сказали в прямом эфире. Я думаю, радиослушатели это услышали. Здесь нет правильных или неправильных ответов. Здесь есть оценки, оценочные суждения – ваши, мои, других коллег. Говорить о закате карьеры того или иного политика, на мой взгляд, сейчас, во-первых, не важно, во-вторых, не нужно. Но если уж вы так настаиваете на обсуждении Дмитрия Анатольевича Медведева, напомню вам несколько фактов.

2011 год, американцы, тот же Байден прилетает в Москву с одной целью – уговорить, убедить Путина не идти на пост президента, а Медведева, наоборот, к этому выдвижению как-то подтолкнуть. Проходит съезд «Единой России», на котором делается заявление, что идет Путин на пост президента, а Медведев будет премьер-министром. Уже тогда начали говорить о том, что карьера Дмитрия Анатольевича идет к закату. Столько было этих прогнозов. Но Медведев вообще не герой моего романа. Я считаю, что пенсионная реформа, которую сделала «Единая Россия» под его руководством, он продолжает настаивать, что это правильное решение, а это ошибочное и катастрофическое решение, но хоронить того или иного политика – это большая ошибка.

В списке «Единой России» нет «Единой России», нет никого из руководства. И сделано это во многом, как мне кажется, политически. Для того, чтобы не было какого-то внутрипартийного фаворита. Это одна составляющая. А с другой стороны, наверное, все-таки рейтинги доверия к «Единой России» таковы, что партийный список сделать – это значит сразу поставить кампанию под удар. Поэтому Шойгу, который олицетворяет прекрасное состояние армии, поэтому Лавров, который обладает огромным авторитетом, поэтому врач Проценко, который борется с коронавирусом, поэтому защитница детей и сопредседатель ОНФ, которые олицетворяют социальное направление.

Но вопрос, который мне хотелось бы задать. А если бы пенсионная реформа не была проведена, если бы разорвали отношения с оффшорными юрисдикциями, как это делается после пенсионной реформы, тем самым сэкономили нужную часть денег, а что, состояние армии было бы хуже от этого? Нет, армия была бы в таком же прекрасном состоянии.

То есть нам предлагают проголосовать сердцем за хорошую армию, за хорошую внешнюю политику, которые на самом деле к «Единой России» не имеют никакого отношения. Более того, пенсионная реформа, которая была проведена «Единой Россией», она во многом поставила под удар и развитие страны в целом, и доверие между народом и властью. По мне, так это какой-то вариант 1996 года ельцинского – «Голосуй сердцем». Вот нравится Сергей Кужугетович? Нравится. Голосуй за него. А то, что пенсионная реформа останется, потому что «Единая Россия» её сделала и отменять её она не собирается, это где-то за скобочками.

В. Ворсобин:

— Но здесь ещё один момент. В этом списке нет никого, кто будет продолжать работу в Госдуме. Эти ребята не будут работать в парламенте. Это же обманка. Никто из них – ни Проценко, который, конечно же, в Думу не пойдет, зачем ему, он занимается медициной, говорить о том, что Лавров пойдет, — тоже зачем ему бежать?

Н. Стариков:

— Вот здесь я с вами не соглашусь.

В. Ворсобин:

— А людям предлагают новую обманку. Надо законодательно запретить тем, кто идет паровозом, потом с него соскакивать. Коль ты людям сказал, чтобы голосовали за тебя, что ты будешь представлять их интересы в парламенте, будь тогда добр, увольняйся. Сейчас должны уволиться все министры – Лавров и так далее. И идти в предвыборную гонку. Это согласуется с законом ЦИК, что они не должны сейчас использовать свое служебное положение во время избирательной кампании.

Н. Стариков:

— Вы меня ставите в некое неудобное положение. Потому что я планирую принять участие в грядущей избирательной кампании в рядах партии «Справедливая Россия – За Правду». И съезд у нас будет 26 июня, который определит списки, местоположение. «Единая Россия» — это один из конкурентов. Это герой не моего романа точно.

Я не согласен с вами, что эта первая пятерка гарантированно не идет в Думу. Мне так кажется, что из этой пятерки мы уже узнали будущего руководителя Госдумы. Вероятность этого очень велика. Я намекаю на уважаемого Сергея Лаврова. Не секрет, что он несколько раз, по крайней мере, об этом писали СМИ, хотел сменить род деятельности. Мне кажется, что с его опытом, с его знаниями как раз Госдума – очень хорошее место. Кстати, после конституционной реформы роль Госдумы в государственном развитии повышается. Приход Сергея Лаврова тоже увеличивает вес Госдумы.

Что касается министра обороны, то я не знаю о его планах, но он настолько хорошо руководит армией, что, может быть, есть смысл и продолжать руководить армией.

В. Ворсобин:

— Возможно, Шойгу и является тем самым таинственным преемником, которого готовят вместо Путина. Есть и такая версия. Как вы к ней относитесь? Шойгу – один из самых популярных политиков, не считая Путина, в России.

Н. Стариков:

— Я бы свел первую пятерку к первой тройке. Я бы даже сказал, к первой двойке. При всем уважении к врачу Денису Проценко, его известность не позволяет ему быть одним из… Первые два человека в списке. Про Сергея Лаврова мы поговорили. Мне кажется, есть большая вероятность, что он в Госдуме будет активно работать. Что касается Сергея Шойгу, да, действительно, его очень уважают в нашей стране. А что касается гаданий, кто потом собирается развивать свою политическую карьеру, давайте не будем на кофейной гуще гадать.

Я хотел бы ответить на ваш вопрос, кто идет, кто не идет дальше работать. Вы сказали, что врач, борющийся с коронавирусом, а почему ему потом не заняться вопросами здравоохранения?

В. Ворсобин:

— Я объясню, почему. Потому что Проценко занял очень странную позицию. Он сначала буквально за сутки до объявления, что он идет на выборы, объявил, что он категорически не идет на выборы. Он не хочет идти. А потом, вот что значит, мы живем в монархии, с утра позвонил Путин Проценко. И после этого волшебного звонка Проценко перевернулся на 180 градусов и заявил, что да, его уговорили. Я так понимаю, что одной из причин, почему он отказывался, было то, что он врач. Он видит себя врачом. Вряд ли он будет чиновником. Но если с ним ещё раз поговорит Владимир Владимирович, он может превратиться и в министра. Я в этом с вами согласен.

Н. Стариков:

— Вы как раз подтвердили то, что мы говорили в первой половине. О том, что в списке «Единой России» нет «Единой России», в этой пятерке. Глава страны, президент звонит врачу. Видимо, списки формируются в обстановке такой строгой секретности, что для того, чтобы Проценко согласился, необходим звонок ему первого лица, потому что он просто может не поверить, не захотеть с кем-то другим разговаривать. А после звонка президента понятно, что вопрос решается. И я думаю, что вопрос уже решен. И я думаю, что Проценко будет замечательным депутатом, что называется – от земли.

В. Ворсобин:

— Он уже один раз поменял свою точку зрения. Отличный депутат! У нас такие депутаты часто в Госдуме. Сразу перевернулся буквально за сутки. Если уж есть у человека позиция, он должен её отстаивать. И позвонил ему президент, не позвонил. Я не хочу иметь таких депутатов, которые свою точку зрения меняют после одного звонка. Такие уже надоели.

Н. Стариков:

— Прекрасно, вы ухватились за это, вам мысленно аплодирую. Я никоим образом не собираюсь вставать на сторону «Единой России», это конкуренты по выборам. Однако давайте все это к вашей действительности как-то сдвинем. Проценко не поменял свою точку зрения по какому-то важному вопросу. Он изменил точку зрения по отношению к своей собственной биографии. Уж в этом давайте ему не будем отказывать.

В. Ворсобин:

— Лиха беда начало.

Н. Стариков:

— Он имеет право соглашаться или не соглашаться. Если вам бы позвонило руководство «Комсомольской правды» с вопросом занять определенную должность, боюсь, что вы тоже бы поменяли свою точку зрения.

В. Ворсобин:

— Были такие предложения – я отказался. Я просто знаю свои сильные и слабые стороны. Если бы мне позвонили второй, третий раз, чтобы я согласился, я уже не смогу поменять решение. Я плохой депутат был бы.

Н. Стариков:

— Соглашаюсь с вашей точкой зрения. Мы обсуждаем с точки зрения аналитической. Я надеюсь, что наши уважаемые избиратели поймут, что для того, чтобы была отменена пенсионная реформа, чтобы появился справедливый базовый доход, чтобы было отменено ЕГЭ, чтобы состоялось признание независимости ДНР и ЛНР, — для всего этого в России должна появиться не одна большая монопольно правящая партия, а две государственнические партии. Поэтому голосовать надо не так, как голосовали в прошлый раз, если мы хотим изменения ситуации. Мы тоже выступаем бережно по отношению к государству, очень уважаем нашу армию. И военный бюджет будет ещё больше, чем сегодня. Не «Единая Россия» руководит армией. Армией руководит президент и Сергей Кужугетович Шойгу.

В. Ворсобин:

— Я понимаю, что у вас сейчас предвыборные речи пошли. Но я даже могу подлить керосина в вашу топку. Ваш лидер – Прилепин интересный пост вывесил в интернете. Я его перепостил у себя с пометкой «О жабе и гадюке». Это уж моя личная оценка. Я процитирую Прилепина: «Единая Россия» не желает иметь свои реальные 27 %, а желает 60 %, и для этого подтягивает, что называется, высокотехнологичные ресурсы. Единороссы искренне убедили себя, что их 60% — это залог устойчивости России. Им нравится так думать. Нет, 60% «Единой России» — это идеальная база для того, чтоб в России зрел майдан. Нельзя узурпировать власть и насиловать здравый смысл. Однако установка именно такая – изнасиловать страну и навязать свое тягучее, толстопятое, многотонное большинство. Хотим быть КПСС и «Партией регионов» в одном лице? Будете, с идентичным результатом».

Получается, Прилепин пригрозил «Единой России», если она будет вести себя именно так, как мы описываем, и звонок Владимира Путина Проценко из того же числа, то майдан и все прелести потрясений впереди. Это угроза. Николай, как вы своего однопартийца прокомментируете? Я от вас таких речей не слышал никогда.

Н. Стариков:

— Вы превратно все поняли, как обычно. Переведу с русского на ворсобинский. О чем идет речь. Монополия КПСС, о чем пишет Захар, монополия «Единой России», монополия «Партии регионов» на Украине заканчиваются всегда одинаково. Эта партия перестает быть политической силой, она становится прибежищем всевозможных как положительных, так и отрицательных персонажей и сил. В итоге она перестает быть силой, на которую опирается государство. Разлагается, превращается в труху. И при первом дуновении геополитического ветра она рушится. И вместе с ней, что трагично, рушится государство. Вот о чем идет речь.

Сегодня Запад уже начинает разговоры о непризнании итогов выборов в Госдуму 2021 года. Желание дестабилизировать ситуацию остается. И поэтому на фоне всего, что вы сейчас сказали, давайте добавим картину. Начинается принудительная вакцинация населения. Это ещё одна пенсионная реформа, которая проводится теми же самыми чиновниками от ЕР, навязывается государству, с теми же самыми отрицательными последствиями для вот этой сцепки между народом и государством.

С другой стороны, геополитическое давление на нас не ослабевает. Закончилась встреча двух президентов в Женеве, сразу вводят очередной пакет санкций. Будут дальше давить. Поводы будут создавать и искать. Напомню вам, что три раза Байден повторил, что если Алексей Навальный умрет в тюрьме, это будет иметь сокрушительные, разрушительные последствия. Вопрос: почему Навальный должен в тюрьме умирать? А потому что очень надо американцам, чтобы он там умер. И чтобы это использовалось как повод. Поэтому я надеюсь, за его здоровьем там следят очень и очень тщательно.

В. Ворсобин:

— Николай, вы сейчас опять от «Единой России» перешли куда-то на Запад.

Н. Стариков:

— В этой ситуации выборы должны пройти так, чтобы ни один комариный ночь американский не подточил хоть что-нибудь. То есть они должны пройти близко к идеалу. Чтобы не было никакой возможности сказать о том, что выборы были подтасованы.

В. Ворсобин:

— Прилепин говорит об обратном. Он говорит, что не то что никакого идеала, а идет просто использование всех административных ресурсов, как обычно. Прилепин не так благодушно относится к ситуации, что, дескать, к сентябрю мы сделаем выборы так, чтобы никто не подточил носа.

Н. Стариков:

— Захар говорит о том, что чиновники от «Единой России» могут захотеть как-то подшлифовать результат, использовать административный ресурс для того, чтобы «Единая Россия» одержала ещё одну оглушительную победу. Так вот, ещё одна оглушительная победа «Единой России» создает огромную угрозу для нашего государства. Вот о чем говорит Захар. Стул не должен стоять на одной длинной ножке – упадет, не дай бог. Поэтому должно быть несколько ножек. И есть государственническая партия – это «Справедливая Россия – За Правду», которая, на наш взгляд, достойна, должна и может сформировать вторую по размеру фракцию в Госдуме. Вот о чем написал вам Захар Прилепин.

В. Ворсобин:

— Я объясню, почему написал «Про жабу и гадюку». Я считаю, что вы отличаетесь друг от друга — «Единая Россия» и прочие сателлиты, которые придуманы в Администрации президента, только разными участками одного корыта. И все кричат, скорее, не о том, чтобы были честные выборы, а для того, чтобы их допустили к этому условному корыту. И мне, как избирателю, чума на оба ваших дома. Потому что, если было бы, действительно, честное голосование, если бы допустили всех игроков… Я бы назвал себя не либералом, а критичным человеком, я всегда смотрю на…

Н. Стариков:

— Не стесняйтесь называть себя либералом.

В. Ворсобин:

— Я говорю о том, что среди либералов я консерватор. Но когда тебе дают условный выбор из трех блюд, при этом не дают проголосовать за того, за кого бы я хотел проголосовать, чтобы у меня был выбор из пятидесяти блюд, я понимаю, что мною манипулируют, моим желанием проголосовать, лезут в выдуманные в одном и том же центре принятия решений, Прилепин понимает это, он попал в эту историю, он свеженький, он ещё думает, что он что-то может изменить. Но скоро он поймет, после этих выборов, что это всего лишь симулякр выборов. Я говорю не только свою точку зрения, но и большинство наших слушателей относится к выборам примерно так, как я сказал.

Н. Стариков:

— Давайте я вас подкорректирую. Видимо, чревоугодие – один из грехов смертных. Думаю, что политическое чревоугодие – тоже, только для государства. Вы говорите, что вам три блюда предлагают. Окститесь, вам предлагают, как минимум, четырнадцать блюд. Четырнадцать партий имеют возможность без сбора подписей участвовать в выборах. Не объешьтесь, сморите, политически.

В. Ворсобин:

— Кто именно? Я знаю КПРФ, ЛДПР, «Справедливую Россию», вы там скрестились, «Единая Россия». Сразу назовите мне какую-нибудь партию, которую бы наш слушатель знал.

Н. Стариков:

— Партия «Родина», например. Вы хотите, чтобы я все партии рекламировал? Я знаю, что их четырнадцать. Но меня интересует партия «Справедливая Россия – За Правду» в первую очередь. Так что четырнадцати партий достаточно для того, чтобы сделать выбор. Если вам нужно пятьдесят, так у нас и пятьдесят партий есть. Но вы знаете, что я в 2016-м с моими коллегами собирал подписи, собрал 200 тысяч. И нас не пустили тогда на выборы. Среди четырнадцати партий есть буржуазные, либеральные, партии левого консервативного толка. Разные есть.

В. Ворсобин:

— Николай, предлагаю сменить тему, из политики уйти в то, что действительно людей интересует и даже пугает. Это наша пандемия, эпидемия ковида. Сейчас Владимир Путин за несколько дней поменял свое решение. Сначала Владимир Путин говорил о том, что не нужно насильно вакцинировать население, принуждать его к этому, и буквально через неделю в принципе насильственная вакцинация началась. Она, конечно, пока без патрулей и такого принуждения силового, но сейчас уже могут уволить за то, что ты не вакцинировался, и вообще, применяется широкий спектр из орудий принуждения. Вы одобряете это, Николай? Очень много разных мнений.

Н. Стариков:

— Вы сказали, что мы из сферы политики ушли в сферу какую-то другую. Мы никуда не ушли, мы остались в той же самой сфере. И поэтому важно прийти на выборы, хотя бы для того, чтобы не происходили такие пенсионные реформы и не начиналась принудительная вакцинация.

В. Ворсобин:

— А вы против принудительной вакцинации?

Н. Стариков:

— Давайте по сути. Мои коллеги (и у меня такая же точка зрения) считают, что принудительная вакцинация – это нарушение конституционных прав граждан. Этого нельзя делать.

Второе. Не нужно пугать людей. Не нужно создавать какую-то информационную историю, в которой человек… Ну, давайте называть вещи своими именами. Манипулировать мнением человека, напугав его. Ведь когда была пенсионная реформа, помимо ненужности, вредоносности этой антипенсионной реформы, что мы наблюдали в информационной сфере? Часть ресурсов, связанных с государством, почему-то вдруг начала какую-то ерунду говорить. Стали говорить нам, что за тысячу рублей веселые пенсионеры будут путешествовать. Это первое. Второе. Чем позже ты идешь на пенсию, тем лучше, ты себя моложе чувствуешь. Дорогие друзья, пенсионная реформа – это всего лишь возможность выплатить части граждан своего государства пенсию позже. Речь идет просто об экономии денег. Оттого, что вам не платят деньги, ни вы, ни вы, Владимир, моложе не становимся, и наше самоощущение от этого не повышается. Вопрос – зачем всю эту чушь говорили людям? Люди же всё это понимают. Считать людей дураками – это самая большая ошибка и даже преступление для политиков.

Итак, была проведена пенсионная реформа, разрушена связь между народом и государством. Это большая проблема для государства. Противники государства этим пользуются. Вот сейчас мы наблюдаем, президент говорит: нельзя проводить насильственную вакцинацию. Матвиенко выступает в Совете Федерации и говорит: нельзя, мы солидарны с президентом. Володин в Государственной Думе откладывает рассмотрение вопроса, который относит прививку ковидную к календарю общефедеральному, то есть это уже везде надо делать. И знаете, по какой причине? Володин назвал ее. Те, кто инициировал этот законопроект, не внесли туда поправку, говорящую о добровольности этой прививки. И поэтому этот законопроект будет рассматривать уже новый состав Государственной Думы. То есть три высших чиновника государства, за исключением премьер-министра, высказались, начали делать. И вдруг проявляются чиновники значительно более низкого ранга, губернаторы, которые начинают фактически принудительную вакцинацию.

В. Ворсобин:

— Самолично. То есть это их авантюра, им никто разрешения не давал? Вы думаете, у нас так вертикаль построина?

Н. Стариков:

— Я хочу сказать, что по своей разрушительности и вредоносности это вторая пенсионная реформа. Вы меня спросили, как я отношусь к этому. Я считаю, что это недопустимо и безобразие. Я хочу сказать, если наше государство считает, что необходимо вакцинироваться, значит, нужно объяснить человеку, почему он должен это сделать. Объяснить можно. Когда вместо того, чтобы выйти к людям и сказать: дорогие друзья, знаете, пенсионная реформа нужна для того, чтобы сэкономить деньги, но все это в конечном счете нужно для того, чтобы мы смогли выплачивать пенсию миллионам пенсионерам на Донбассе, на Украине, чтобы объединиться нашему великому русскому народу, — все бы согласились с этой реформой. А вместо этого нам рассказывают про веселых путешествующих пенсионеров.

Вот здесь то же самое. Вы честно объясните людям, что происходит в мире, почему это необходимо. Вот смотрите, удивительное совпадение. Давайте на даты смотреть. Происходит встреча ведущих семи стран мира (ну, так они себя называют). Россию туда не зовут (да и бог с ними, с этой «семеркой»). Но там принимается решение о принудительной вакцинации везде на Западе. И как только заканчивается эта встреча, у нас вдруг выступают чиновники внутри страны и начинают поддерживать эту повестку глобалистов, фактически геополитических противников России.

В. Ворсобин:

— Николай, я предлагаю вам все-таки другую версию развития событий. Я, кстати, к обязательной прививке отношусь положительно. Сначала была сделана ошибка. Ошибка была сделана на уровне президента, когда он заявил, что не нужна обязательная вакцинация. Да, возможно, во время встречи в Швейцарии они увидели опыт Европы. Да, возможно, когда подскочила в два или три раза заболеваемость в течение нескольких дней, наверху почесали в затылке и поняли, что ошиблись, и эти ошибки будут исчисляться жертвами и гробами. И они решили очень по-русски. Они не стали исправлять свою ошибку, они тайно дали возможность чиновникам пониже, как вы сказали, исправить её под свою ответственность. Это очень классный ход, потому что сейчас выборы, сейчас Путин говорит о первой пятерке. И зачем марать власть? Но власть определилась, это будет именно почти что насильственная вакцинация.

И я объясню, почему я – за. С одной стороны, я понимаю, конституционные права, но во время чумы это не работает. Во время чумы надо спасать людей. Если вы сейчас мне будете говорить о том, что вакцины вредны, вот это будет интересный разговор. Если вы хотите сказать, что вакцинироваться не надо, это будет странный разговор. Но так как мы оба, я так понимаю, считаем, что вакцинироваться надо, и что вакцины – равно жизнь, то, в конце концов, сказать человеку: давай я тебя уколю или ты не получишь зарплату, это значит сделать ему добро, а не зло.

Н. Стариков:

— Владимир, давайте я сам изложу свою точку зрения, потому что сегодня в вашей госдеповской методичке правильный ответы, с вашей точки зрения, заранее прописаны. Давайте я вам расскажу. Почему вы выступаете за вакцинацию? Вы только что это сказали. Потому что вы получили информацию, и вас в этом убедили. Вы, хоть и не совпадаете со мной по ряду позиций, но вы человек взрослый, опытный…

В. Ворсобин:

— У меня родственники – врачи, я вырос в семье врачей, я знаю, что вакцина – это хорошо.

Н. Стариков:

— Вы получили информацию и сформировали свою точку зрения. И теперь с нее вас, наверное, сложно сдвинуть. Но существует 63% россиян, которые получают ту же самую или другую информацию, как вы, и они почему-то не хотят делать прививку. Еще раз повторю мою позицию. Относитесь с уважением к своему собственному народу. Объясните этим 63%, так же как объяснили Владимиру Ворсобину, почему это необходимо. И большинство поймет, услышит. Значит, не объяснили. Значит, заставлять не надо и нельзя. Это первое.

Второе. Вы хоть и назвались либералом, но тем удивительнее слышать от вас такой тезис, что, мол, во время чумы конституционные права не действуют. Во-первых, Конституцию никто не отменяет. Но если уж у нас такая прям чума-чума, примите закон об обязательной вакцинации, чтобы это было по закону. Закона нет. А почему нет закона? Возвращаемся в первую часть нашей программы. Потому что принимать его должна была бы фракция «Единой России». Она может его принять, она монопольно господствует в сегодняшнем парламенте, она может принять любой закон и любой провалить. То есть принимайте закон о принудительной вакцинации, если так убеждены в том, что это необходимо. И Ворсобин кои-то веки поддержит «Единую Россию», скажет: молодцы. Почему не принимают такой закон? Я вам напомню вторую часть нашей программы. 63% сомневаются или не хотят. И вот те, кто определяет политическую стратегию будущих выборов в «Единой России», говорят: нет, такой закон нельзя принимать. Либо есть вторая версия. Не уверены они, у них тоже разнобой в том, что необходимо все это сделать.

А у меня ситуация в семье очень простая. Я переболел, моя жена не болела, дочки мои не болели, моя мама пошла и вакцинировалась, потому что мы с ней приняли такое решение. А моя уважаемая теща не вакцинируется, и я её пока убедить никак не могу.

В. Ворсобин:

— Николай, знаете, самое пошлое в вашей позиции (уж простите), и не только в вашей позиции, но и властей, то, что сейчас приближаются выборы. Да, вы правильно сказали про 60%. Я думаю, что для вас в первую очередь главное – все-таки жизнь наших россиян или ваш процент на выборах? Конечно, риторика, которой говорю я, что нужно все-таки принудить людей вакцинироваться, она невыигрышная во время выборов. И Путин, кстати говоря, когда говорит об этом, он наверняка тоже думает о выборах. Но я считаю, что политики в России сейчас не должны думать об этом, они в этот момент должны думать о людях и говорить неприятную правду, говорить неприятные вещи даже про конституционные права. Сейчас вы все стали немножко либералами, но не тогда, когда это…

Н. Стариков:

— Какими либералами? Надо правду говорить всегда.

В. Ворсобин:

— После этого эфира, Николай, я еду прививаться.

Н. Стариков:

— Владимир, мы говорим с вами одно и то же. Вы сказали, что приняли решение. Так и я говорю: убедите миллионы, десятки миллионов россиян, объясните им, почему это надо. Я вам сказал свою личную семейную историю. Надо ещё вишенку на торте добавить. Моя супруга – врач-инфекционист, она в этом разбирается, она профессионал.

В. Ворсобин:

— И она не вакцинируется?

Н. Стариков:

— Она ещё не вакцинировалась. Потому что у нее целый ряд вопросов есть. Ответьте на вопрос. Я слушаю мою уважаемую супругу. Но я переболел, у меня несколько иная ситуация. Но моя теща слушает свою дочь, которая инфекционист. Так вот, в каждой семье есть доктор и т.д. Убедите. Но вот это самое главное – уважение к людям.

В. Ворсобин:

— А ещё главнее – жизнь. Я общался с адептами теории не прививаться никогда. Они говорят какие-то страшные вещи. Что, дескать, вы знаете, почему это бесплатная прививка? Потому что «золотой миллиард» пытается чипировать, вакцинировать, для того чтобы проредить нашу густонаселенную территорию, чтобы было меньше людей. И вот этой тьмы народной очень много. Получается, что те люди, которые с хорошим образованием, которые понимают всё о прививках, они скорее выживут. А те, которые подвластны этим конспиративным идеям, они в зоне риска. Мне кажется, это очень несправедливо, Николай.

Н. Стариков:

— Для понимания. Один из наших политтехнологов совсем недавно очень тяжело переболел ковидом. Это реальность, это есть. Но одновременно с этим есть различная информация, которая приводит к тому, что десятки миллионов наших граждан либо не приняли это решение, либо колеблются на сегодняшний момент. Поэтому просто объясните людям, посадите ведущих ученых перед телекамерой, пусть они между собой договорятся и объяснят, что и как надо делать.

В. Ворсобин:

— А времени хватит? Времени уже нет. Сейчас удваивается количество больных каждый день. Вы сейчас как предлагаете, потянуть ещё месяца два, для того чтобы сделать ликбез населению?

Н. Стариков:

— Владимир, я вам объясню несколько элементарных вещей. Вы не сможете за неделю вакцинировать 100 миллионов наших граждан. Так что у вас все равно процесс вакцинации будет занимать время. Это первое.

Второе. Ту аргументацию, которую вы сейчас даете, давайте просто поменяем ковид на пенсионную реформу, и вот теперь повторите то же самое. Количество пенсионеров увеличивается, количество детей снижается, у нас мало времени, время упущено, надо срочно…

В. Ворсобин:

— Там дуриловка была, все же понимали и тогда.

Н. Стариков:

— Так что не манипулируйте мнением. Откуда такая срочность? А теперь давайте факты. Вот смотрите. Если вы считаете, что положение с ковидом сложное (я с этим согласен), вопрос: зачем вы проводите матчи чемпионата Европы по футболу? Сразу после этих матчей нам рассказали о том, что резко выросла статистика. Вам что важнее – зрелища или жизни людей? Откажитесь от проведения этих футбольных матчей. Логично? В этой логике некоторое время назад Россия фактически прекратила или почти прекратила авиасообщение с Турцией. Почему? Потому что там вспышка ковида. Логично? Да. Там ковид, наши люди заболеют и привезут сюда. И что мы сейчас читаем? Вы нам рассказываете, что все это увеличилось, власти об этом говорят, и тут же информация – рейсы в Турцию возобновляются. Подождите, это вы ещё больше ковида хотите сюда завезти или вы хотите нашим ковидом с Турцией поделиться? Логика где? Нет логики.

В. Ворсобин:

— Сейчас же индийский штамм нас убивает. А с Индией не прекращено авиасообщение, и не было прекращено, когда там сжигали людей прямо на улицах, самолеты туда летали. Николай, я понимаю, что у нас по удельному весу смертей на тысячу человек больше, чем в любой другой стране…

Н. Стариков:

— Владимир, мы с вами спорим не о медицинских вопросах, мы не медики. Я вам излагаю те факты, которые в открытом пространстве черпает любой человек, интересующийся этой тематикой. Вот ещё вам подкину два факта. Интервью уважаемого московского градоначальника. В одном интервью он в одной фразе говорит следующее. Этот индийский штамм, он такой страшный, ужасный. И дальше такая фраза: большинство привитых не заболевает, большинство заболевает легко. Подождите, большинство вообще не заболевает или большинство заболевает легко? Это сказано в одной фразе.

Сидит обычный российский человек, слушает это, и он вообще ничего не понимает. То есть сомнения возникают от таких выступлений, от манипулирования статистикой, открытием Турции, когда её надо закрывать. Старый вопрос. Каждый день нам рассказывают о количестве людей, умерших от коронавируса и заболевших. А с гриппом у нас что, со всеми остальными болезнями? Для того чтобы понять ужас или, наоборот, хорошее состояние ситуации, нужно с чем-то сравнивать. А нам не дают возможности с чем-то сравнить. У нас люди умирают только от коронавируса, больше ни от чего вообще никто не умирает. Такого не бывает.

В. Ворсобин:

— Николай, мы это обсуждали уже год назад, это уже неактуально. Сейчас умирают люди именно от ковида, не от гриппа.

Н. Стариков:

— Вот что ещё вызвало сомнения. Ко мне приехал мой знакомый и рассказал. Я этого не знал. Посмотрел – действительно подтвердилось. Главврач Роспотребнадзора госпожа Попова, оказывается, внесена в список, грубо говоря, изобретателей вакцины «ЭпиВакКорона», и это подтверждено. Вопрос. А тут нет какого-то противоречия интересов?

В. Ворсобин:

— Есть. Конфликт интересов абсолютно. И сейчас идут материалы по поводу именно этого эликсира.

Н. Стариков:

— Это тоже такой вопрос. Может быть, здесь нет никакого конфликта, и ничего оттого, что есть патент и она вписана туда, в каком-то финансовом выражении в итоге она не получает. Просто она – доктор медицинских наук, она занимается наукой. Но сразу возникает вопрос. Надо на него ответить. А на него как-то не хотят отвечать. С Турцией ответьте. Зачем вы открываете Турцию в тот момент, когда вы ограничиваете работу заведений везде у нас в стране? Как-то все должно двигаться в одну сторону.

В. Ворсобин:

— Николай, вы сейчас описываете мою любимую тему. Это гнилая система. Добро пожаловать. У вас глаза открылись, что это гнилая система. При всем при том, что это неэффективная система, а спасаться надо, я вам говорю, что нужно сейчас вакцинировать население. Не думайте, что эта система перестроится и станет хорошей в течение месяца или двух, что они начнут убеждать лучше, что будет эффективное вакцинирование и т.д. Людей сейчас надо спасать и просто говорить. Вот если я работодатель и у меня 15 человек не вакцинированы, я им просто головы откушу, возможно, я им пригрожу увольнением и прослежу, чтобы они вакцинировались, а потом обниму и скажу: извините, но я вас спасал. Мне кажется, сейчас все средства хороши, чтобы людей вакцинировать.

По поводу того, что вы сказали о Поповой. Мне кажется, нужно проводить служебное расследование (и даже прокуратуры). Объясню почему. Потому что это сеет сомнения в эффективности препарата. Если там было лоббирование, если там были какие-то крыши, финансовые интересы, возможно, препарат не прошел все стадии разработки. Это ужасная вещь. Но, по крайней мере, по «Вектору» у нас сомнений нет, он работает. Я призываю всех вакцинироваться, и чем скорее, тем лучше. Я никогда в жизни не превращал свою программу во что-то рекламное, то я считаю, что сегодня мы можем сделать благое дело для многих.

Н. Стариков:

— Владимир, вы говорите убедительно, вы убеждены сами. Это именно то, о чем я говорю. Каждый должен принять свободно это решение. Вот вам, пожалуйста, ещё один факт, который я объяснить не могу. Мой родной Санкт-Петербург. Здесь достаточно строго борются с коронавирусом. И уже давным-давно в санкт-петербургском транспорте необходимо носить только маску, перчатки не надо носить, ещё с того карантина. Я приезжаю в Москве – необходимы перчатки. Вы мне объясните, петербургский транспорт, он более стерильный, что ли, или в Москве более страшный вирус? Какая разница между московским метрополитеном и питерским? Здесь что, нельзя единые правила принять?

В. Ворсобин:

— В Москве тоже никто не носит эти перчатки.

Н. Стариков:

— Понимаете, либо одно наденьте, либо другое снимите. Не может быть разница в перчатках между Петербургом и Москвой, если ситуация одинаковая, транспорт одинаковый, люди одинаковые, штаммы этого коронавируса одни и те же. Такого не может быть. Зачем вы принимаете решения, которые все равно никто не выполняет? А я вам скажу. Потому что можно 5 тысяч штрафа снять с человека в метро, любого остановить, там в перчатках 1 или 2%.

В. Ворсобин:

— Николай, вы переболели ковидом. Вы будете вакцинироваться?

Н. Стариков:

— Если у меня закончатся антитела и моя супруга-инфекционист будет убеждена вместе со мной, то конечно.

В. Ворсобин:

— Тогда все-таки поработайте с женой-инфекционистом и, по крайней мере, поймите, в чем там проблема. Потому что из-за таких врачей, которые сейчас…

Н. Стариков:

— Владимир, вы, пожалуйста, мою уважаемую супругу не обижайте, она очень хороший врач.

В. Ворсобин:

— Я не обижаю. Я просто говорю, что сейчас очень популярны в YouTube врачи, которые, скажем так, сомневаются в нужности вакцинации. Они набирают миллионы просмотров, много комментариев.

Н. Стариков:

— Владимир, мы говорим о невозможности принудительной вакцинации.

В. Ворсобин:

— А какая разница-то?

Н. Стариков:

— Мы не ставим под сомнение саму вакцинацию. Методы проведения её недопустимы, потому что это нанесет вред государству, доверию граждан к государству. Вот что я хочу сказать. Надеюсь, вы это понимаете.

В. Ворсобин:

— Да, я понимаю. Но наша программа заканчивается. Еще раз говорю, вакцинируйтесь и сохраняйте свое здоровье. Николай, и вам здоровья тоже.

Н. Стариков:

— И вам также. До свидания, дорогие друзья.

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

  • Россия. Крым. История
  • Русская смута XX века
  • От декабристов до террористов. Инвестиции в хаос
  • Сталин. После войны. Книга вторая. 1949-1953
  • Сталин. После войны (1945-1948). Книга 1
  • Национализация рубля. Путь к свободе России
  • Сталин. Вспоминаем вместе

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: