22.03.2024
Помним. Скорбим
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

По Крымскому мосту ударили, потому что это символ воссоединения России и Украины

По Крымскому мосту ударили, потому что это символ воссоединения России и Украины

Источник: Радио КП
1785
20 июля 2023 г.

В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, говорили о самом главном в мировой политике.


https://nstarikov.ru/putin-i-vstrecha-s-vagnerami-morkovka-iz-vilnjusa-dlja-zelenskogo-rasshifrovka-14957328
Предлагаю вашему вниманию текстовую версию эфира.


Измайлов: Прямой эфир на Радио «Комсомольская правда», вторник, вечер. Писатель, политик Николай Стариков здесь в студии. Николай, приветствую.
Стариков: Дорогие друзья, здравствуйте.
Измайлов: В ливневую такую Москву не намочив пиджака, вы проскочили все неприятности. Конечно, главная тема - это теракт на Крымском мосту, давайте с нее и начнем. И, собственно, сразу вопрос, почему 17 июля и что хотела Украина? Взорвали пролет, к сожалению, трагедия, да погибли, для нас и если бы военные погибли, была бы трагедия, погибла семейная пара, к счастью, ребенок уцелел, летом семья ехала на отдых. Россия будет ремонтировать два месяца этот мост, цель какая?

Стариков: Я хотел бы начать немножко с другого, я по роду деятельности читаю то, что пишут в украинских СМИ, в украинских телеграм-каналах. Читаю для того, чтобы понимать, как они пытаются освещать какие-то события. Знаете, что они написали по поводу гибели семьи? Девочка осталась сиротой. Написали, что они сами виноваты. Логика здесь искривленно-извращенная, они сами виноваты, потому что поехали на отпуск в Крым, это их вина. Здесь сразу хотел сказать, а женщина, которая в тот же день ехала в Шебекино на рынок, попала под обстрел градом, в чем она виновата? Она в Крым не ездила, она жила в Шебекино и в Шебекино на велосипеде поехала на рынок, и ее убили те же самые силы. То есть они создают информационную реальность для граждан Украины, для солдат ВСУ. Это, наверное, когда-нибудь я думаю, станет предметом изучения, потому что выворачивают все очень круто. Почему я с этого начал, потому что мы не поймем происходящие события, не понимая, что для них важно информационное освещение. И когда мы говорим для них, мы должны разделять: для киевского режима и для его западных кураторов. Ну, давайте теперь уже непосредственно о зерновой сделке. Не нравится мне слово сделка. Давайте назовем это Зерновая черноморская инициатива, зерновое соглашение. Потому что сделка в русском языке попахивает каким-то жульничеством, что-то такое не очень хорошее, на самом деле так и есть. Вот эта зерновая инициатива, она истекла 17 числа и в эту же ночь буквально минуту в минуту, час в час, около трех часов ночи был совершен теракт на Крымском мосту. В большой политике совпадений не бывает. Поступает информация о том, что это был двойной теракт, разные версии выдаются. Но это высокотехнологичный теракт, поэтому я хочу сказать, что мы с вами неоднократно говорили, что теракты от лица украинского режима осуществляют западные спецслужбы, здесь, мне кажется, точно такой же вариант. Тот, кто руководил этим террористическим актом, давал отмашку на его осуществление, он ждал определенного времени. Вопрос, что они ждали? Они ждали истечения времени, когда Россия могла бы продлить жизнь этого самого зернового соглашения. И когда они убедились, что ничего не помогает, зернового соглашения не будет, потому что если Россия из него выходит, оно в принципе перестает существовать, тогда можно осуществлять заранее запланированный теракт на Крымском мосту, вот такая здесь связь.
Измайлов: Но на тот момент еще не было известно, что Россия вышла.
Стариков: Ну, было. Во-первых, мы говорим о закулисье большой политики, там все было уже известно, во-вторых, продления зернового соглашения, оно должно произойти в тот момент, когда произошел теракт. Стало понятно, что вечером никаких заявлений российское руководство не сделало. И наоборот 15 июля наши новостные каналы и программы транслировали интервью президента России, в котором он говорил, что зерновое соглашение продлеваться не будет. И выстраивал ту самую правильную логику, что давайте вы покажите, как говорится, динамику. Сделайте то, что обещали и тогда Россия, и здесь Путин сказал, что Россия вновь присоединится. То есть уже это будет какая-то новая реальность, может быть зерновое соглашение 2 или 2.0 и так далее. То есть, когда стало понятно, что ничего не получается в деле продления, тогда стало можно осуществлять теракт. Следующий вопрос, почему именно Крымский мост, потому что Крымский мост - это символ воссоединения России и Крыма, скажу больше, это символ движения России вперед. Это гордость нашего народа. Ударом по Крымскому мосту они пытаются посеять уныние внутри России и посеять недовольство властью. Крымский мост - символ грядущего объединения русского народа, это символ воссоединения России и Украины, а не только России и Крыма. И по этому символу наносят удар, а удар нанесли беспилотниками, которые Британия предоставила Украине, чтобы Украина просто наклеила трезубец. У меня нет сомнений, что это не просто осуществлено западными спецслужбами, но и те, кто делал этот теракт тоже, скорее всего, паспорта имели отнюдь не с трезубцем.
Измайлов: Там говорят же, что, возможно, с одной из барж, которая отплывала или приплывала, что с нее возможно и запустили.
Стариков: А вот это очень интересно. Смотрите, во-первых, последний корабль, который ушел из Одессы и пошел в Босфор - был турецкий. В вбрасывании этой информации не называется судно. Человек лезет в интернет и смотрит, какой был последний корабль, вышедший из Одессы. Это, извините, турецкий сухогруз. Я думаю, что британские спецслужбы обладают всеми техническими средствами для того, чтобы запускать такие беспилотники. То есть их могут с какого-то плавательного аппарата, подводного аппарата запустить и совсем не обязательно этот турецкий сухогруз для этого нужен, хотя этого тоже нельзя исключать. То есть даже в этой подаче информации есть желание поссорить Россию с Турцией. Вот так связано прерывание окончания выхода.
Измайлов: У самой Турции нет желания поссорить Россию с Турцией периодическими заявлениями, которые странно воспринимаются в России?
Стариков: Ну, давайте тогда посмотрим на заявления президента Эрдогана. Что он вчера сказал? Он сказал, что зерновое соглашение закончилось, а дальше сказал, мой добрый друг президент России Владимир Путин приедет в августе в Турцию, мы это обсудим.
Измайлов: То есть президент России приедет в августе в Турцию?
Стариков: Об этом говорит только Эрдоган.
Измайлов: А он до этого помните, говорил, что зерновая сделка будет продлена, значит, Владимир Путин об этом сказал, хотя здесь не было таких заявлений?
Стариков: Я думаю, что в ближайшее время уважаемые руководители двух стран договорятся, кто к кому едет.
Измайлов: Ну, интересно.
Стариков: Сам факт того, что Эрдоган анонсировал, пока еще не подтвержденный российской стороной визит, о многом говорит. Но мне хотелось бы поговорить о новой реальности, которая наступила после окончания зернового соглашения. В чем был смысл зернового соглашения? Давайте напомним нашим уважаемым радиослушателям. Это гарантия со стороны России и Украины, со стороны ООН и Турции о том, что суда, которые пройдут через Босфор будут там досмотрены определенным образом, комиссией, в которой и турецкие представители и российские. Эти суда смогут спокойно пройти в Одессу, еще два украинских порта, там загрузится, как мы надеемся зерном, ну как мы только что с вами говорили, там вполне возможны и британские подводные, надводные беспилотники.
Измайлов: Оружие там могло быть.
Стариков: Оружие скорее туда, чем обратно. Но комиссия все-таки смотрит и у нас информация именно такая. И все дают гарантию безопасности, теперь Россия говорит, что с нашей стороны гарантий безопасности нет. Что это значит? Вчера уже были удары для тех, как говорится, кто не понял, нанесены удары по портовым сооружениям Одессы и других портов.
Измайлов: Одесса, Николаев.
Стариков: Да. Соответственно, в случае их разрушения или приведения в негодность понятно, что ведерками вы немного зерна нагрузите в эти сухогрузы, это первое. Второе, если какое-то судно идет из Босфора в украинский порт, мы не гарантируем его безопасность. Что это значит? Мы объявляем этот участок моря зоной повышенной опасности. И там с этим кораблем может случиться все, что угодно, потому что мы не хотим, мы не знаем, что это за корабль, мы не знаем его содержимое. И мы естественно считаем, что он не должен плыть туда, где находится территория, контролируемая киевским режимом. То есть с этим кораблем может случиться все что угодно.
Измайлов: Там полно мин от киевского режима.
Стариков: Заявив о том, что мы хороним зерновое соглашение, возник теперь вопрос, как это будет выглядеть на практике? Вот ответа на этот вопрос нет, потому что еще не было такой ситуации, продлевалась зерновая сделка, она практически год просуществовала. Это значит вышел корабль, кто гарантирует его безопасность? Никто не гарантирует, с ним еще тральщики могут какие-то плыть. А чьи это тральщики? То есть ситуация возможной провокации о котором мы с вами уже поговорим после небольшой паузы.
Измайлов: Николай, по поводу истории Крымского теракта и Зерновой сделки, здесь все увязалось. Но первый вопрос, как ответить, кроме ударов по Одессе и Николаеву, конкретно по портам. Кстати, наблюдатели обращают внимание на то, что действительно все это время снаряды шли кораблями и по Балтике, и через Украину, и не было возможности бомбить эти перевалочные порты, в том числе и в самой Одессе. Теперь эта возможность у нас появилась, и ограничимся таким ответом или какой-то ответ должен быть еще? Второй вопрос, вы справедливо говорите о том, что за всем этим стоят британцы и американцы, а ответ по-прежнему только на Украину приходит. Чем дальше идет специальная военная операция, тем этот вопрос все больше возникает. Они руками украинцев, до последнего украинца, воюют, а у них все хорошо, и угроз никаких нет.
Стариков: Вы знаете, я хочу сказать, что одна из основных целей осуществления таких ударов, как мы с вами уже выяснили, это удар по какому-то символу и по общественному мнению. И понятно, что в России общественное мнение всегда очень болезненно реагирует на какие-то подобные проявления. Просто потому, что мы наследники победителей, мы привыкли к тому, что у нас великая держава, что мы побеждаем и когда происходят события, которые в нашем понимании не укладываются, нам горько, обидно, мы хотим вопросы задать, мы хотим получить на них ответы. То есть это будоражит общественное мнение в стране, поэтому я бы предложил нам всем быть несколько спокойнее и не потому, что нам все равно, конечно сердце у нас болит, но просто нужно понимать, что идут боевые действия и в рамках этих боевых действий мы не с мишенью воем, в которую мы стреляем, а она просто стоит и падает. У нас серьезнейший противник и противник то даже не киевский режим.
Измайлов: Запад.
Стариков: Конечно. Это самая серьезная сила, которая на нашей планете Земля существует. Эта сила, что называется, собаку съела в вопросах терактов. Я это могу сказать, как автор книги про терроризм. Книга надеюсь, в октябре месяце где-то появится. Условное название «история терроризма», ближе к этому поговорим об этом. Поэтому оборонять какое-то такое огромное сооружение всегда сложнее, чем его атаковать, но это не отменяет вопросов к охране моста, потому что сама технология осуществление террористического акта, как мне кажется, может подразумевать, что как-то его надо лучше охранять.
Измайлов: Ну да, иначе просто каждую неделю могут прилетать такие беспилотники.
Стариков: Посмотрите на следующий день, то есть сегодня 28 беспилотников опять атаковали в Крыму, атаковали именно мост.
Измайлов: Восточную часть Крыма.
Стариков: Нет, именно мост атаковали. Почему? Осуществили первый удар и теперь хотели нанести еще несколько, чтобы совсем, как говорится, уныние посеять и создать сложности людям. При этом обратите внимание, президент об этом сказал, мост не имеет военного значения. Погибла совершенно случайно проезжавшая пара, то есть удар наносится действительно по гражданскому объекту. Бьют больше по символу, бьют больше по общественному мнению, чем по транспортной артерии, вот это очень важно. Теперь я хотел бы перейти к вопросу возможных провокаций, потому что мы с вами много об этом говорим. Я хочу сказать, что в данном случае разговоры на пользу, если мы заранее озвучиваем сценарий этих провокаций, которые могут быть, эти провокации становятся бессмысленны. Сейчас я лично вижу два направления возможных провокаций со стороны, я бы даже не сказал киевского режима, а со стороны Запада, который завернет это все как действия Киева. Почему Запад все время толкает ВСУ в наступление? Наверное, дорогие друзья, вы многие задавали этот вопрос себе. При этом толкает в наступление, но все время не дает того, что необходимо для успешного наступления по канонам самих натовских стандартов. Им же понятно, что нужно прикрытие с воздуха, понятно? Понятно. Почему они не дают сразу танки, системы залпового огня и еще самолеты? Почему все время эта помощь так размазывается? Потому что им нужен процесс, им нужно, чтобы военный конфликт затягивался, поэтому они выдают помощь киевскому режиму тоже растянуто, при этом все время каждый раз один и тот же цирк. Зеленский попросил, мы не можем ему отказать, давайте подискутируем: Люксембург за, Германия против, Люксембург такой важный и так далее. Все время мы одно и то же видим. Так вот, в чем смысл этого наступления для Запада, в чем смысл наступления ВСУ? Вся деятельность Запада направлена на создание провокации для того, чтобы Россию дальше замазать грязью и разорвать ее отношения со всеми теми, кто относится к нам по-доброму, кто нас поддерживает, кто в той или иной степени наш союзник. Это юг, это Азия, Латинская Америка и так далее и тому подобное, это БРИКС. То есть нужно сделать нечто такое, чтобы все сказали, вы знаете, с Россией нельзя дружить, они вот тут такое натворили. То есть Запад сам сделает и скажет, что это мы. Совсем недавно был разговор о возможном ударе по Запорожской атомной станции, тут же Киев и Запад говорит, что мы якобы минируем эту станцию. Но представьте себе информационное поле, российские войска успешно отражают все удары киевских войск, идут вперед и вдруг Россия сама якобы взрывает свою атомную станцию. Ну бред же. Понятно, что они иногда и бред говорят.
Измайлов: То, что Россия взрывает свою станцию при любых обстоятельствах бред, наступает она или не наступает.
Стариков: Нет, вот здесь нужно добавить одну вводную, Россия это сделала, потому что она якобы не может сдержать наступление вооружённых сил Украины. Для того, чтобы создать эту иллюзию и обвинить Россию вам нужен хоть какой-нибудь успех ВСУ, хоть картинка успеха, а этих успехов нет. И поэтому они делают всю информационную подготовку - вот уже Россия там заминировала. Но успехов нет и эту провокацию невозможно осуществить. ВСУ гонят на убой для того, чтобы хоть какой-то успех где-нибудь они показали, чтобы, дальше отталкиваясь от него можно было бы сделать эту провокацию. Теперь возвращаемся к зерновому соглашению. Теперь, когда Россия вышла из этого соглашения возрастает опасность провокации. Провокация, о которой мы уже с вами начали говорить, то есть судно, идущее из Турции и через Босфор в Одессу, сбившееся с курса, оно плыло в Румынию, а оказалась под Одессой, с ним что-то происходит. И они говорят, что это что-то сделала Россия, а это судно оказывается мирным сухогрузом, на котором тысячи детей отправилось подышать морским воздухом, а злая Россия торпедировала этот корабль. Таких провокаций англосаксы в своей истории делали очень много. Из последнего, вспомнил тонкинский инцидент, после чего Соединенные Штаты прямо вмешались в войну во Вьетнаме. Якобы некие Северо-Вьетнамские катера обстреляли американский военный корабль, чего они не делали. Американцы недавно в этом признались. Здесь то же самое, то есть Россия ведь как-то должна побуждать Украину и всех остальных никуда не передвигаться по морю, правильно? Значит, Россия должна применять в случае чего силу, а иначе смысла в этом нет. Так вот даже если Россия и не будет что-то осуществлять, они могут сами потопить какой-то корабль и сказать, что это сделали мы, как это было в случае со Скрипалями, как это было в случае провокации в Буче, где они убили людей, обвинили потом Россию.
Измайлов: Какие предложения в связи с этим?
Стариков: Очень внимательно к этому относиться и ни на минуту не расслабляться.
Измайлов: А мы будем поражать те корабли, которые будут нарушать или будем говорить, что пересекли красную линию.
Стариков: Первое, что было сделано, вот весь этот участок объявлен зоной повышенной опасности, дальше были сообщения о том, что там дрейфуют украинские мины. Это заранее предупредили, что эта мина, которая, не дай Бог, взорвалась, она чья? Украинская.
Измайлов: Это все понятно. Если нагло плывет корабль, мы что делаем?
Стариков: Ну, естественно, здесь нужно применять уже силу, использовав сначала все силы убеждения. Но опасность провокации в том и заключается, что сейчас будут пытаться создавать некий повод для того, чтобы поссорить Россию с Турцией. И второе, создать какую-то провокацию, в которой можно Россию выставить исчадием зла, которая не только миллионы африканцев морит голодом, хотя представители Африки сейчас приедут на встречу и там я уверен, будет заключено соглашение о том, как им бесплатно или с минимальными какими-то издержками будет поставлено наше зерно.
Измайлов: Вот с такими провокациями как можем бороться? Что делать?
Стариков: Заранее озвучивать сценарий. Видим, какой-то корабль идет непонятно куда, созываем Совбез ООН, вот так. Ближайшая к этому провокация - корейский боинг, который в 1983 году, не отвечая на сигналы, вторгся в воздушное пространство Советского Союза и был сбит. Вот чтобы такого не было.
Измайлов: Прямой эфир на «радио Комсомольской правды», здесь Игорь Измайлов и Николай Стариков. Интересный пласт вопросов, хотя вроде тема Крымский мост, зерновая сделка, но много всего здесь зашилось. Зачем нашей стране была нужна эта самая зерновая инициатива, зерновая сделка? Сейчас наши официальные лица говорят, что мы весьма прилично потеряли миллиарды в связи с тем, что рухнула цена на зерно, в связи с этой зерновой сделкой. Наша часть требований выполнена не была, это аммиакопровод, наша возможность увозить удобрение, само зерно и так далее и тому подобное. Теперь мы говорим про Африку. Какая нам выгода, давайте честно говорить, сейчас не Советский Союз, мы не в благотворительность играем, зачем нам Африка? Какие-то странные разговоры идут о том, что это зерно получает Турция. У нее наставлены мукомольные заводы, которые все перемалывают, и мука превращаться в турецкую, и дальше она идет не в Африку, а нашим заклятым врагам. А с другой стороны, зерно нельзя хранить бесконечно. Что с ним делать?
Стариков: Давайте от этого оттолкнемся, зерно - продукт, который портится, поэтому вы не можете забить все элеваторы рекордным урожаем прошлого года и сказать, вы знаете, мы зерно вывозить вообще не будем. Вам следующий урожай будет уже некуда складывать. Возникает вопрос, надо бы это зерно перерабатывать и получать прибавочную стоимость. Самый лучший вариант - мясное животноводство, на корм скоту. И это все в России развивается, но это не развивается за недели и месяцы. Мы с вами видим, что у нас появилась уже российская говядина. Мы не будем конкретные марки рекламировать.
Измайлов: Сколько лет прошло? Нам говорили, что рекордный урожай вывозят. В советское время было мало зерна, так в советское время много коров было.
Стариков: Но с мясом были проблемы, справедливости ради. То есть не будем ругать или идеализировать наше советское прошлое. В чем тут дело? Год была эта зерновая инициатива, мы можем только полагать какие истинные причины принимались во внимание нашими руководителями, когда соглашались на эту историю. Я могу только свою точку зрения изложить, когда все это начиналось, была мощнейшая иностранная компания о том, что умрут сейчас миллионы людей, вот просто они умрут, если это зерно не будет вывезено.
Измайлов: А мы причем?
Стариков: Кстати, давайте уточним, чье зерно вывозят с территории Украины? В основном зерно транснациональных корпораций, которые там купили землю, которую режим Зеленского начал приватизировать. Там был в свое время такой скандал, если так можно сказать. То есть американцы, по сути, вывозят свое же зерно для того, чтобы хоть что-то с Украины вытащить. Вы спрашиваете, зачем Россия готова отдать удобрения, застрявшие в западных портах, почему готова отдать зерно, а почему американцы дают киевскому режиму бесплатное оружие? Они же сами себе платят деньги, американцы берут свое же оружие, старое со склада, или эти кассетные боеприпасы, то есть они производят утилизацию. Вот есть склад, забитый этими кассетными боеприпасами, произведенные во времена Рейгана или Картера, они берут это отдают Украине, деньги с Украины не берут, но записывают ей в долг, который никогда не будет выплачен. Ну, потому что он огромный и эти деньги Америке, по большому счету, не нужны. Вот когда мы говорим, что мы готовы передать зерно или часть зерна Африке, мы точно также заплатим деньги нашим сельхозпроизводителям и частично освободим собственные мощности под зерно следующего урожая. Если этого не делать, у нас сельхозпроизводство встанет.
Измайлов: Но до Африки доплывет зерно?
Стариков: Это как раз тот вопрос, который должен был решаться в рамках зерновой сделки. Я не думаю, что руководство России питало иллюзий по поводу этого, но попытаться надо было, чтобы показать в очередной раз, что все разговоры про слезинку младенца, голод и добрую волю Запада не стоит ничего. Мы вывозим зерно, но нам чинят препятствия. В первую очередь запрет на фрахт так и не был отменен. Второе, запрет страхования, он тоже не был отменен. Хочу сказать, что выход России из зернового соглашения, он автоматически бьет по попыткам каких-то неизвестных судов туда направиться, в Одессу. Что это значит? Все стороны зернового соглашения дают гарантию прохода судов, и страховая компания спокойно страхует какой-то там зерновоз. Почему? Ну, потому что рисков нет, они не больше, чем обычно. А теперь представляете, зерновоз этот должен пройти через зону боевых действий, страховка вырастает неимоверно, а что уже является определенным ситом, отделяющим желающих порисковать и отправиться в Одессу. Но поскольку мы с вами понимаем, что провокацию будут делать, гарантировать, что точно никто вообще не пойдет нельзя. Поэтому дружба России с Африкой это, во-первых, соответствует нашему пониманию добра и зла. Во-вторых, Африка - это перспективный континент. Третье, это большой рынок. Четвертое, это голосование ООН. Пятое, мы сейчас должны консолидировать часть человечества, и не для того, чтобы мы чувствовали плечо поддержки, здесь не так надо сказать, а для того, чтобы в будущей схватке мы были не одни.
Измайлов: Африка нам поможет?
Стариков: Ну, смотрите, если мы рассматриваем…
Измайлов: Хотя понятно, что нам это ничего не стоит, в том смысле, что зерна все равно много.
Стариков: Это миллиарды людей. Россия - страна, которая никогда не угнетала Африку и в Африке это помнят. Есть необходимость вывести зерно, огромное количество зерна, большой урожай, просто гигантский и еще один большой урожай, который будет, как мы надеемся, в этом году. Вот это все дает нам возможность наладить с Африкой еще более дружественные отношения, чем они существуют, и поэтому в конце июля будет саммит «Россия-Африка» в Санкт-Петербурге.
Измайлов: Тут хотелось бы еще, чтобы России тоже помогли, потому что такое количество зерна рекордное.
Стариков: Давайте успокоим наших радиослушателей. Это не значит, что все зерно будет передано куда-то. Нет, конечно. Это именно определенное количество, которое должно компенсировать тот небольшой процент от вывоза зерна с территории Украины, которое действительно пошло голодающим в Африку. Здесь не должно быть такого, что мы все отдали, остались сами ни с чем.
Измайлов: Конечно, это понятно. Просто хотелось бы увидеть, что хлебушек стоит не 50 рублей, а 30. Хорошо было бы русскому человеку?
Стариков: Мы с вами переходим в важною плоскость - государственное участие в экономике, которое должно регулировать, в том числе и цены. Что еще важно сказать, говоря об этой зерновой инициативе, Запад пытается вызвать эмоции, он говорит и показывает на каких-нибудь обложках голодающих Африки, опухшие дети, страшно на все это смотреть. Если мы разложим по полочкам, кто получает продовольствие с территории Украины, мы увидим, что основной получатель Евросоюз и Китай. Самым крупным получателем продовольствия с территории Украины оказывается Китай, на втором месте Испания, на третьем Турция, на четвертом Италия, на пятые Нидерланды. Чтобы было понятно, Испания плюс Италия равно Китаю. То есть Китай тоже закупал там зерно, но я думаю, что Россия с Китаем здесь легко компенсируют неполучения украинского зерна. Но Китай тоже получал украинское зерно и поэтому, когда мы с вами говорим, что кто-то ждал, что кто-то сможет договориться, попросить, не дай Бог, надавить на Москву, чтобы продлили зерновую сделку, обычно в Западной печати упоминали Китай и Турцию. Я думаю, нашему уважаемому радиослушателю понятно о каких взаимоотношениях идет речь. Вот эту статистику я привел для того, чтобы было понятно, почему Китай тоже, возможно с точки зрения западных аналитиков, здесь мог как-то выступать, как заинтересованная сторона в продление зернового соглашения. Но я думаю, что мы видим итог.
Измайлов: Кстати, про Турцию говорили о том, что она очень заинтересована в продлении. Эрдоган получал хорошие деньги со всей зерновой истории.
Стариков: Но, тем не менее, лира продолжает падение, что дает нам основание считать, что в Турции проводится какой-то очень смелый экономический эксперимент, когда национальная валюта падает, падает и падает. Хочется сказать, что российский центральный банк должен не следовать тому примеру, который показывает центральный банк Турции.
Измайлов: Я очень рад, что вы эту тему затронули, депутаты и ряд производителей потребовали снизить процент. Мы видим что, национальная валюта падает. Да, ставка не снижается, хотя разговорам этим третье 10-летия.
Стариков: Какое снижение цен, Центральный банк все время пытается их поднять.
Измайлов: А производители говорят, а что кредиты дорогие, а нам надо как-то…
Стариков: Эта тема важная, я предлагаю после небольшой паузы подробней поговорить.
Измайлов: Давайте поговорим об инициативе депутатов и производителей промышленников опустить ставку. Кстати, в пятницу будет очередное заседание.
Стариков: Но вот смотрите, давайте перейдем, что называется, к цифрам. Россия с Китаем увеличивает товарооборот, руководители двух стран поставили цель в этом году достигнуть 200 миллиардов долларов.
Измайлов: В сравнении с США и Европой…
Стариков: Подождите, подождите. Идем с опережением за полгода, 114 миллиардов.
Измайлов: Так инфляция какая.
Стариков: Вот теперь самое интересное, Германия и Китай имеют товарооборот 300 миллиардов, то есть на треть больше. Причем на протяжении 7 лет Китай является крупнейшим торговым партнером в Германии. Почему мы сейчас это вспомнили? Для того, чтобы понять, что эти торговые балансы у Соединенных Штатов, по-моему, больше 600 миллиардов.
Измайлов: Больше 800.
Стариков: По-моему 600, давайте эту цифру, потом уточним, в общем много. Это естественно влияет на политику Китая. Когда Соединенные Штаты Америки или Евросоюз начинают шантажировать Китай, Индию, то есть мы с вами торгуем на сумму икс и если вы будете торговать с Россией, а там меньшие цифры, то мы здесь у вас начнем щемить и так далее, это конечно, принимается во внимание.
Измайлов: В цифрах, в технологиях.
Стариков: Вопрос, как выйти из этой ситуации России? Наращивать товарооборот с Китаем, с Индией, с другими странами. Если в достаточно краткосрочной перспективе мы станем крупнейшим торговым партнером Китая, то тогда, сколько Китай не шантажируй он будет на это обращать очень мало внимания.
Измайлов: Подождите. Николай, в чем мы можем стать партнером? В нефти, газе, лесе?
Стариков: Это хороший вопрос. Торговый баланс между Германией и Китаем и между Китаем и России, конечно, разный. Конечно, нужно развивать нашу промышленность, но для того, чтобы больше покупать, например, китайских товаров, что нам нужно? Нам нужно платежеспособный спрос внутри России. Давайте перевооружим промышленность определенным оборудованием из Китая. Будем отталкиваться от этих образцов, будем вновь восстанавливать и развивать свое машиностроение и двигаться дальше.
Измайлов: Но при этом не все в Китае есть.
Стариков: Сталин так и делал, ровно также. Покупаешь определенный уровень, а дальше ты его изучаешь, выращиваешь поколения своих инженеров и двигаешься дальше. На этом фоне Центральный банк, без видимых причин, обрушает курс нашей валюты. И у нас был товарооборот такой-то, а он у нас стал в тех же самых денежных единицах меньше. Это одна беда. Вторая беда, есть российское предприятие, оно накопило определенную сумму в рублях для того, чтобы что-то купить и поменять на юани, например, а потом рубль вдруг упал и предприятие может купить в полтора раза меньше оборудования. Центральный банк делает нас менее интересным торговым партнером для Китая, что сейчас играет геополитическую роль. Я уже не говорю, что каждого из нас он делает беднее.
Измайлов: Почему? Николай, простите, из этой колокольни бюджет поддерживается. Это очень важные социальные расходы, хотя они, конечно, потянут за собой потом ту же самую инфляцию. Китай никуда не денется, он будет покупать наши товары. Это те, которые матушка природа дает, а мы будем покупать его товары, тоже никуда не денемся. Ну да, бизнес заплатит побольше, ну ничего.
Стариков: И всегда мы будем за Германией, за США, за Италией, наш партнер Китай будет всегда принимать во внимание свои интересы торговли с Германией.
Измайлов: Потому что технологии в Соединенных Штатах. Ряд технологий, которых у Китая нет. И как бы мы не относились к Западу, к Соединенным Штатам, это монстр в технологическом смысле.
Стариков: Вы не до конца понимаете простую мысль, которую я хочу донести. Если вы хотите конкурировать со странами, которые заинтересовали Китай объемом своего рынка, то нужно сделать стабильную валюту и увеличить доход населения. Китай увеличил внутренний рынок для товаров с Германией, не только Китай продает в Германию, Германия продает в Китай.
Измайлов: А что Германия продает?
Стариков: Мерседесы продает и еще что-то продает.
Измайлов: Технологии.
Стариков: Что-то продает. Нам надо увеличивать емкость нашего рынка, а это невозможно делать, если у нас наша национальная валюта будет скакать как заяц от 65 к 118 потом к 50 и обратно к 90. Ну что же это такое?
Измайлов: А это не зависит от задач, которые ставятся? То есть, если задача нам стать условно Китаем, который у нас учился при Сталине, а теперь мы у него. Ну, хорошо значит стать Китаем, там технологичное производство и так далее, это одна история. Здесь ваша правда, значит в том, что нужно действительно совсем другую финансовую политику. И вторая тема, это продолжать существовать в том режиме, в котором существуем. Покупать, продавать, крутить, вертеть и так далее. Мы имеем в виду параллельный импорт с тем, чтобы получать это не напрямую, а в обход.
Стариков: Вы сейчас коснулись важной темы. Вы начали говорить, какой нужен курс, высокий, низкий, а я вообще вопрос для Центрального банка упростил. По конституции он отвечает за стабильность курса рубля. Давайте просто потребуем от Центрального банка соблюдения буквы закона, конституции, обеспечьте стабильность. Мы не говорим, какой должен быть курс, икс или игрек, он должен быть стабильный, просто встал и стоит, как в сказке.
Измайлов: Это ставка регулируется?
Стариков: Это регулируется с заявлением главы Центрального банка о том, что мы теперь будем внимательно следить за курсом рубля, и он у нас будет стабильный. Как только вы делаете заявление, что нам все равно, какой у вас курс рубля, и мы ничего с ним делать не будем, он начинает скакать на радость спекулянтам. Одним заявлением можно уже стабилизировать. Далее, у нас все время говорят, вы там спалите золотовалютные резервы. Ничего этого не будет. У нас отменена сейчас обязательность продажи валютной выручки в стране. Это сделали с началом СВО, и вы помните, как курс сначала стабилизировался, а потом вообще укрепился. Хорошо, не всю валютную выручку, чтобы продавали, а половину обязаны экспортеры продавать. Сейчас этого нет. У нас есть превышение того, что мы вывозим из страны над тем, что мы покупаем, поэтому у нас курс может быть любой установлен, любой.
Измайлов: А почему у нас по-прежнему вывозят?
Стариков: Потому, что кому-то нравится скачки курса, которые дают возможность валютным спекулянтам заработать, никакого другого экономического смысла в этом нет.
Измайлов: То есть проще зарабатывать на этом, чем серьезно заниматься.
Стариков: Курс национальной валюты - будущее развитие экономики, перспективы того самого импортозамещения.
Измайлов: Почему до сих пор все приходится на «нулевых» кредитах, о чем говорится уже не первое десятилетие точно. У нас есть производство, которое мы хотим поддержать и целевой направленный кредит под ноль процентов или отрицательная ставка. Берите, только делайте.
Стариков: Смотрите, Центральный банк - не государственная структура, которая обязана обеспечивать стабильность курса рубля, вот здесь она вообще не справляется. А есть финансово-экономический блок правительства, который движется в правильном направлении, но тоже оказывая активное сопротивление с местными боями. Вот это две структуры, которые выполняют, должны выполнять одну и ту же функцию. Но они ее выполняют совершенно по-разному, поэтому есть и окрашенные кредиты, но ставку, стоимость денег в экономике определяет Центральный банк. Если у вас национальная валюта падает и при этом она дорожает, как вы будете развивать производство?
Измайлов: Никак не буду.
Стариков: Обыкновенная логика. Вот раньше привозили готовое, а теперь мы хотим завод построить у себя и производить здесь, значит вам что нужно? Ну, слава Богу, стены мы построим, со строительными материалами, я думаю, больших проблем нет, станки нужны. Станки надо купить там. Там, это, скорее всего сейчас в Китае. Если у вас крепкий рубль, вам дешевле обойдется закупка этих станков, но одновременно с этим у вас становится дешевым и импорт товаров, здесь нужно найти золотую середину. Вместо этого ее никто не ищет, говорят, нам все равно какой курс рубля.
Измайлов: Рынок отрегулирует.
Стариков: Да, рынок отрегулирует и хлоп, а у нас рубль падает, в результате вы станки не докупили. Поэтому я не говорю, какой должен быть курс рубля, я говорю о том, что он должен быть стабильным.
Измайлов: Но услышат ли сейчас депутатов и производителей Центральный банк?
Стариков: Еще раз, Центральный банк должен услышать производителей, власть, народ, ни в коем случае не повышать ставку, а понижать ставку. За период после начала СВО в экономику России были влиты очень большие деньги, это сделало правительство, как видите, инфляция уменьшилась. Инфляцию создает Центральный банк обрушением курса национальной валюты, а ни теми средствами, которые идут на расширение производства, на замену того, что мы получали из-за границы. Поэтому решение экономических проблем должно быть такое – продажа валютной выручки и стабильный курс рубля.
Измайлов: Николай Стариков, политик, писатель каждый вторник на «радио Комсомольской правда». До встречи.
Стариков: До свидания.
Подписывайтесь на новые выпуски с Николаем Стариковым и слушайте, когда удобно.
Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.
#Фондкультурныхинициатив
#Грантдлякреативныхкоманд

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии