Почему Европа «слиняла»? Наталия Нарочницкая – об истерике Запада

30.03.2022

Почему Европа «слиняла»? Наталия Нарочницкая – об истерике Запада

Источник: aif.ru @ Владимир Кожемякин

«Западный мир способен становиться единым, только ополчаясь против России», — считает историк Наталия Нарочницкая.

Своё мнение о том, к чему приведёт мир очередная острая фаза борьбы между двумя непримиримыми цивилизациями, доктор исторических наук и президент Фонда исторической перспективы высказала «АиФ».

ЕС — проект Гитлера?

Владимир Кожемякин, «АиФ»— Наталия Алексеевна, на страницах «АиФ» вы не раз говорили о конфликте двух цивилизаций — России и Запада. Сейчас мы наблюдаем его апогей?

Наталия Нарочницкая: — Пик конфликта ещё не пройден. Противостояние совокупного Запада и России как альтернативного пути общехристианской цивилизации и главного игрока на поствизантийском православном пространстве вошло в острую фазу. Россия — это не только православная Ойкумена, но и огромная геополитическая величина, которая одним своим существованием не даёт никому стать господином мира.

Нам бросили вызов — мы подняли перчатку. Западу удалось вынудить нас на военную операцию. Западноевропейский мир опять стал единым, забыв противоречия, объединившись против России. А впервые в желании предупредить рост её влияния Европа почувствовала себя одним целым после победы Российской империи в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. Во время Первой мировой она была разделена на враждующие блоки. Теперь ясно, что Вторая мировая война, когда англосаксы оказались вместе с нами против Гитлера, была просто их семейным спором о владычестве. А когда исчез СССР, наш противник вновь оказался перед нами во всей своей «красе».

Почему Европа «слиняла»? Наталия Нарочницкая – об истерике Запада

Символическая карта Европы, выпущенная в Италии в 1870 г. Россия на ней изображена в виде зубастого барина с тесаком в руках. Восприятие российского государства в умах западных обывателей за полтора столетия изменилось несильно. Фото: Public Domain

Намерение «защитить своих» не значит, что надо завоёвывать и присоединять все территории, где говорят на русском языке.

— Путин как-то сказал, что «граница России нигде не заканчивается». Где в нынешнем конфликте пролегают рубежи, на которых она должна остановиться?

— Намерение «защитить своих» не значит, что надо завоёвывать и присоединять все территории, где говорят на русском языке. Русский мир — там, где преобладает русская культура, приверженность ценностям России, верность её истории. Географически этот мир не так чётко очерчен. Но итог этой борьбы повлияет на то, как будут относиться к русским в других государствах, посмеют ли их притеснять, унижать, внушать им второсортность, запрещать говорить по-русски.

Денацификация — не только ликвидация всех нацистских структур, люстрация и отстранение от общественной деятельности активных поборников нацистской идеи, не только суд над преступниками. Это ещё и искоренение данной идеологии в исторической науке, СМИ, культуре, искусстве. Германия в этом отношении была «под колпаком» почти 50 лет и сумела воспитать поколение, которое сегодня с трудом верит в то, что могли сотворить их деды. На Украине же в течение 30 лет всё происходило наоборот. Если бы мы подождали ещё лет 10–15, новое поколение, воспитанное уже со школьной скамьи в ненависти к России и преклонении перед Бандерой, заняло бы все командные высоты, сменило всех руководителей, преподавателей университетов и учителей в школах, весь до последнего солдата состав армии. И тогда процесс мог стать почти необратимым.

— Есть мнение, что, судя по действиям нынешней Германии, которая поставляет Киеву вооружения, её денацификация с 1945 г. не была проведена до конца. Вы согласны?

— Не думаю, что канцлер Олаф Шольц — поклонник нацизма. Но поддержка Германией бандеровского режима, готовность использовать его как штык против России лишний раз свидетельствуют о том, что после Второй мировой не только немцы, но и весь Старый Свет испытывал затаённую ревность к тому, что Россия — «чуждая варварская стихия» — спасла Европу. Сегодня мы видим вырвавшуюся из глубин их высокомерного сознания мечту о реванше за то унижение, которое претерпели европейские народы, которые сдались и встали на колени перед Гитлером, а мы затем «кровью искупили Европы вольность, честь и мир» (строки А. С. Пушкина. — Ред.). Недавно Шольц обронил, что Германия поддерживает Украину, потому что у них общие ценности. Спрашивается — какие? Нацистская реваншистская идеология, которая стала госполитикой украинского режима? Может, и у всего Евросоюза ценности те же? Мало кто знает, что первые серьёзные идеи «единой Европы» принадлежали Муссолини и Гитлеру. Получается, что ЕС сейчас преобразуется в такой же проект?

Цена освобождения

— Вы удивлены тем, что на Украине нас не встретили цветами, как в 2014 г. в Крыму? Судя по реакции многих её жителей, военнослужащих ВС РФ они не воспринимают как освободителей…

— На юге Украины, в Харькове, — т. е. там, где Россия могла рассчитывать на более или менее единодушную поддержку или хотя бы лояльность граждан, после майдана и переворота 2013–2014 гг. была проведена масштабная чистка административных и образовательных структур. Националистов назначили губернаторами и мэрами, ректорами и профессорами университетов, были созданы и расквартированы мощные группировки из очень мотивированных и хорошо натренированных наци. Укрепрайоны Мариуполя, например, были просто укомплектованы боевиками из «Правого сектора» (запрещён в РФ. — Ред.), прошедшими за эти годы военную подготовку под руководством специалистов НАТО. Кроме того, народ там, конечно, запуган, уже привык подчиняться.

Украине всегда были свойственны очень обывательские настроения. Многие считали: хорошо бы, Россия помогла, освободила их от национального и культурного угнетения, но без трудностей и потерь, как по мановению волшебной палочки.

Ну и в целом Украине всегда были свойственны очень обывательские настроения. Многие считали: хорошо бы, Россия помогла, освободила их от национального и культурного угнетения, но без трудностей и потерь, как по мановению волшебной палочки. Проснулся однажды — и нет гнёта! А тут — «Калибры» летают, свет отключается, кругом взрывы, — значит, как-то не так Россия вошла… Однако без потерь не бывает. За свободу надо бороться и платить комфортом. Но, конечно, даже для тех, кто не был русофобом, но жил с сильным украинским самосознанием, произошедшее стало травмой для национального чувства. А из мотивированных на борьбу русских людей многие давно переехали на Донбасс или в Россию.

Я знаю многих, в том числе и деятелей науки, которые живут на Украине, хотя не приемлют нацистской идеологии. Но если они сейчас что-нибудь скажут против неё, пока там нет русских солдат, их просто убьют. Что же касается собственно бандеровских нацистов — перековать их невозможно, их надо просто парализовать, а преступников жестоко наказать.

Принуждение к самоубийству

— Готовы ли жители стран НАТО воевать с Россией на земле — в окопах?

— За полвека после мировой войны там привыкли жить расслабленно и поэтому жертвовать своим удобством, а тем более жизнями, не хотят. Запад проявил свои приоритеты комфорта уже во времена Гитлера. Они сдались фашизму, даже не пытаясь серьёзно сопротивляться. Их сопротивление было моральным: они ненавидели фашистов-оккупантов, но не сказали, как русские: «Лучше в гробу, чем быть рабу». А сейчас наслаждение для тела и любование своей свободой без границ, где нет разницы между грехом и добродетелью, — вот главные ценности европейца. В прошлые века, и европейская культура тому свидетель, ценности были иные. Вера, Отечество и честь, долг для немца, француза, англичанина были выше жизни. Иначе бы они не создали свои великие державы и культуру. А сегодня Европа «слиняла». Какое там «в окопах» — они могут воевать только в своей русофобии.

— Когда США стали видеть себя в роли прокурора для остального мира?

— После нашей «перестройки», когда мы провозгласили примат «общечеловеческих ценностей». До Мюнхенской речи Владимира Путина Запад прикрывался фантомом «мирового цивилизованного сообщества», которому только и дано право интерпретировать явления мира и давать оценку всем событиям. Но им было сказано: вы не имеете права говорить от имени всего мира. Настал момент истины.

После Второй мировой Запад сделал всё, чтобы нас ослабить, сдержать и отбросить. Но что-то пошло не так: мы сломали их сценарий. Теперь весь мир затаив дыхание смотрит на Россию.

— Происходящее на Украине — следствие ошибок, просчётов Запада в отношении нашей страны или этап его плана по «сдерживанию» России? Может быть, в США сейчас потирают руки и радуются тому, что два братских народа изничтожают друг друга и воспылают взаимной ненавистью на много лет?

— После Второй мировой Запад сделал всё, чтобы нас ослабить, сдержать и отбросить. Но что-то пошло не так: мы сломали их сценарий. Теперь весь мир затаив дыхание смотрит на Россию. Думаете, все в мире довольны диктатом США? Даже их сателлиты и многие нации незападного мира, опутанные финансовой паутиной, над которыми висит дамоклов меч американцев, не любят их и хотят расширить границы своих внешнеполитических возможностей. Все ждут. И сейчас мы воюем не только за жизни миллионов русских людей на востоке Украины, но и за своё свободное будущее, и за будущее мира, в котором будут восстановлены справедливость и самостоятельность многих стран. Запад в истерике, поскольку прекрасно понимает это. Поэтому он и не позволяет капитулировать Украине — требует устроить море крови и гуманитарную катастрофу.

Почему Европа «слиняла»? Наталия Нарочницкая – об истерике Запада

Украинский режим уже давно бы капитулировал, если бы Запад не принуждал его к самоубийству.

— Скоро ли этот конфликт закончится, и чем? Железный занавес опускается, и теперь мы и Запад будем смотреть друг на друга только сквозь прицел ядерного оружия?

— Мы должны продемонстрировать всем назидательный урок. Думаю, что украинский режим уже давно бы капитулировал, если бы Запад не принуждал его к самоубийству. Это лишний раз доказывает, что Украина для него — это взрыватель для бомбы, который сам должен превратиться в пыль во время взрыва. И все только для того, чтобы взорвать Россию.

Да, Запад на время сделал нас «коллективно осужденными», но мир на три четверти состоит не из западных стран, а динамика мирового развития давно переместилась в Азию. Везде растут неприязнь и недовольство диктатом Вашингтона. В Латинской Америке, хоть и под пятой Штатов, их просто ненавидят. Вы бы знали, как в Мексике не приемлют янки! Если назваться американцем, будут холодны, а гостю из России могут и кофе предложить.

Если мы доведем свое дело до логического конца, Запад продолжит какое-то время биться в истерике, но мир будет уже другим — многие вздохнут с облегчением и мировая политическая энергетика начнет оживляться. Все постепенно осмелеют. У США останется большая военная и финансовая мощь, но все регионы, страны, цивилизации получат огромный импульс к более самостоятельной политике.

Обложка: На границе Азии и Европы в Магнитогорске стоит указатель и православный храм. Магнитогорск, Челябинская область, Россия. / Владимир Федоренко / РИА Новости

Комментарии