Политика Центрального Банка – взгляд и оценка ПВО

04.05.2016

Источник: Партия Великое Отечество
Защита и обеспечение устойчивости рубля является основной функцией Центрального Банка (Банка России) согласно Конституции РФ. Устойчивость рубля, в свою очередь, достигается в результате проведения Банком России денежно-кредитной политики. О том, какой она планируется в 2016 году, и какие законодательные инициативы следовало бы внести, проанализировал в своей статье член Воронежского отделения Партии Великое Отечество, кандидат экономических наук Вадим Юрьевич Чигирёв. Представляем материал вашему вниманию.

«Подчинение Центрального Банка государству является краеугольным камнем программы ПВО. Для нас это одна из основных программных целей, выполнением которых займутся депутаты нашей партии, придя в Государственную Думу. Однако, даже в рамках сегодняшнего законодательства, где особый статус ЦБ искусно маскируется под «псевдоподчиненность» государственным органам, есть много «деталей», которые могут существенно улучшить состояние российской экономики. При этом никакой серьезной перестройки для этого первого этапа не потребуется.

В соответствии с действующим российским законодательством Центральный Банк подотчетен Государственной Думе РФ. В том смысле, что его глава выступает в Думе и «как бы» отчитывается перед депутатами. В середине декабря 2015 года Председатель Банка России Э.С. Набиуллина представляла российским парламентариям специальный документ – «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и на период 2017—2018 гг» (далее по тексту – Документ). Этот Документ утверждается ежегодно, горизонт планирования при этом сдвигается, соответственно, на 1 год вперед.

Прежде чем углубиться в содержание самого Документа, обозначим два серьезных системных недостатка, которые, на наш взгляд, можно исправить законодательной инициативой Партии Великое Отечество.

Первое. Обратим внимание на сроки «подотчетности» Центрального Банка Государственной Думе РФ. Традиционно, Документ представляется депутатам ежегодно… в середине декабря. Всего за пару недель до наступающего года! Представим ситуацию, при которой действующие парламентарии в корне не согласны с документом, справедливо считая, что прописанные в нем либеральные рецепты усугубляют кризисное положение в российской экономике. Представим даже и то, что Банк России ограничен в своем независимом статусе и готов реально (а не на бумаге) подчиниться парламенту. Достаточно ли будет времени на проработку альтернативного варианта, его обсуждения и утверждения? Очевидно, что нет. За две недели до наступления планового периода это сделать физически невозможно. Из этой, на первый взгляд, неприметной особенности напрашивается следующий вывод: такая «подотчетность» является фикцией, не оставляющая иного выбора депутатам, как утвердить предлагаемый вариант Документа. По сути, российских парламентариев Центральный Банк ежегодно просто ставит перед фактом (при соблюдении видимости дискуссии) накануне наступления нового года.

Более того, сложившаяся практика, на наш взгляд, методологически некорректна. Дело в том, что экономическую политику в стране формирует два ключевых направления: бюджетно-налоговая политика Правительства РФ и денежно-кредитная политика Центрального Банка. В самом Документе также неоднократно подчеркивается необходимость тесной координации ЦБ с Правительством РФ в этом вопросе.

Между тем, проект бюджета на следующий год, как мы помним, утверждается осенью. А проект «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики» — зимой. Это как если бы депутаты утверждали доходную часть бюджета в сентябре, а расходную – в декабре (разрывая, таким образом, целостность единого процесса).

В связи с этим необходимо внести законодательную инициативу, предполагающую установление единых сроков рассмотрения и бюджета, и денежно-кредитной политики на предстоящий период. Ведь если бы оба документа рассматривались и утверждались парламентом одновременно осенью, то это, с одной стороны, дало бы реальную возможность по времени обсудить альтернативные варианты Документа, а, с другой – синхронизировать целостный процесс формирования экономической политики в целом.

Второе. Ст.34.1 Федерального закона №86-ФЗ «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)» гласит (цитируем): «Основной целью денежно-кредитной политики Банка России является защита и обеспечение устойчивости рубля посредством поддержания ценовой стабильности, в том числе для формирования условий сбалансированного и устойчивого экономического роста».

И здесь тоже вся суть скрыта в мелочах (видимо неслучайно), ускользая от должного внимания. Прочтем внимательно вышеприведенную цитату из Закона. Вернее – выделим фразу, несущую основную смысловую нагрузку.

Итак, «Основной целью денежно-кредитной политики Банка России является защита и обеспечение устойчивости рубля посредством поддержания ценовой стабильности». Всё. Что-то говорилось про экономический рост? Указывается лишь, ДЛЯ ЧЕГО нужна ценовая стабильность (читай – низкий уровень инфляции): «для формирования условий сбалансированного и устойчивого экономического роста». Но нигде не написано, что он является целью политики Банка России.

Вдумайтесь: главный орган управления экономикой не мотивирован на обеспечение экономического роста! Неудивительно поэтому, что в своих решениях Центральный Банк ориентируется исключительно на низкую инфляцию в ущерб потенциалу экономического роста. И, если для этого нужно завысить ключевую ставку до 17%, он это делает, ввергая российскую экономику в затяжную рецессию. Ведь по Закону он отвечает только за инфляцию.

Заметим, что в «цивилизованном мире» центральные банки ряда стран (Европейский Центральный Банк, центральные банки Австралии, Новой Зеландии, Израиля, Китая и т.д.) законодательно мотивированы на экономический рост. Это вполне оправданно, учитывая огромное влияние инструментов денежно-кредитной политики на экономическое развитие в любой стране мира. К примеру, влияние бюджетно-налоговой политики на экономический рост куда более скромное. И если Правительство РФ отвечает за поддержание темпов роста, то Центральный Банк тем более должен нести за это законодательно установленную ответственность.

Партия Великое Отечество готова внести на утверждение законопроект об изменении статьи 34.1 Федерального закона №86-ФЗ, прописав в ней четкую и однозначную формулировку касательно целей обеспечения экономического роста. Между делом отметим, что устойчивость рубля не сводится исключительно к ценовой стабильности. Скорее это утверждение отражает утопическое либеральное мировоззрение. Предложенная законодательная инициатива могла бы деидеологизировать указанную статью.

Вот, что хотелось бы отметить по двум системным недостаткам. А теперь рассмотрим содержание Документа по существу. Ретроспективный анализ показывает, что ещё никогда Документ по своему содержанию не был таким размытым и аморфным как в этом году. Сказать по-простому: Документ ни о чём. Никаких четких критериев оценки, расчетов, никакого сравнительного анализа. Тем не менее, в рамках данной статьи мы попытаемся выделить ряд ключевых моментов, на которые, по нашему мнению, необходимо обратить внимание.

Как отмечалось, главной целью проводимой Центральным Банком денежно-кредитной политики является поддержание ценовой стабильности, т.е. целевых значений инфляции. В Документе второй год подряд отмечается, что, несмотря на всплеск инфляции в результате девальвации и введенных санкций, целевым значением уровня инфляции является 4% к 2017 году. Иными словами, и в декабре 2014 года, и в декабре 2015 года глава ЦБ Наббиуллина Э.С. с трибуны российского парламента публично обещала депутатам 4-процентную инфляцию в 2017 году, несмотря ни на что.

По нашему мнению, это тревожный сигнал и на него тоже необходимо обратить внимание. Низкая инфляция сама по себе ничего плохого под собой не имеет. Вопрос лишь в методах достижения этой цели. Согласно применяемым на практике рекомендациям МФВ для снижения инфляции необходимо сжатие денежной массы. Бескомпромиссность Банка России в вопросе снижения инфляции, невзирая на внешние факторы, очевидно, приведёт лишь к ещё большему ужесточению денежно-кредитной политики путем ускорения сжатия денежной массы в обращении. Несложно предположить, что это обернется денежным «голодом» в реальном секторе экономике, снижению доходов населения и, как результат, покупательского спроса, сокращению инвестиций и деградации экономики. В итоге кривая экономического роста уйдет в крутое пике, процесс девальвации рубля продолжится (а значит, 4% процентную инфляцию мы так и не увидим), отток капитала усилится.

Абсурдность либеральной установки, в соответствии с которой для обеспечения экономического роста необходима низкая инфляция, а низкая инфляция достигается только путем повышения ключевой ставки, сжимая денежную массу, имеет скрытые доказательства даже в самом Документе.

Так, в Приложении к Документу приводится таблица с данными по темпам роста экономики, инфляции и уровня ключевой ставки в различных странах. Приведем некоторые данные из неё:

 Ключевая ставка Центрального Банка, % годовыхИнфляция, % годовыхТемпы прироста, в % годовых
Россия1115,67-4,6
Бразилия14,259,49-2,6
США0-0,25-0,032
Еврозона0,05-0,081,5

Таблица наглядно демонстрирует, что самые высокие темпы экономического роста наблюдаются в странах с самой низкой ключевой ставкой. Также как самая высокая инфляция имеется в странах с самой высокой ключевой ставкой. Причем самая низкая ставка и самые высокие темпы роста зафиксированы в США – главном эмиссионном центре планеты, пропагандирующем развивающимся странам как раз обратную зависимость. Но цифры говорят сами за себя.

Видимо, в предновогодней суете российским парламентариям было не до глубокого анализа планируемой политики фактически независимого от них Центрального Банка. Удивительно, но ведь в Документе прямым текстом говорится, что «ключевыми факторами постепенного ускорения экономического роста в развитых странах являются мягкие финансовые условия (читай – низкие ставки) и программы покупки активов, проводимые центральными банками отдельных стран…». К слову отметим, что у Центрального Банка России тоже имеется своя программа покупки активов. Правда, иностранных. Для поддержания ИХ экономики.

Вероятно, именно непрозвучавший со стороны депутатов вопрос касательно вышеприведенной таблицы не вызвал ни одного публичного комментария у представителей Банка России на этот счет.

Концептуально, Документ предполагает три сценария макроэкономического развития на 2016-18 годы в зависимости от мировых цен на нефть. Базовый сценарий основан на среднегодовой цене нефти на уровне 50 долларов США за баррель. Инфляция при этом достигнет целевого значения в 2017 году (4% годовых), темпы экономического роста не указываются. Оптимистичный сценарий предусматривает цену на нефть 70-80 долларов за баррель. Темпы роста и инфляции также не приводятся. Наконец, в стрессовом сценарии предполагается существенное снижение цены на нефть ниже 40 долларов за баррель и глубокий экономический спад (до «–» 5% годовых).

Никаких сравнительных анализов, обоснований и расчетов. Никаких критериев оценки и точных значений. Никаких результатов стресс-тестирования макроэкономических показателей в зависимости от динамики мировых цен на нефть. Одна «вода». Всё это, собственно, и отражает суть проводимой в настоящее время экономической стратегии в нашей стране.

В 2016 году планируется продолжить практику проведения аукционов РЕПО в иностранной валюте в целях обеспечения банков иностранной валютой для погашения внешних кредитов российскими компаниями. При этом несколькими страницами ранее отмечается, что пик выплат по внешнему долгу нашими копаниями уже пройден во втором полугодии 2015 года. И для чего теперь необходимо «накачивать» российскую банковскую систему иностранной валютой, с высокой вероятностью направляемой на спекулятивные операции на валютном рынке, в Документе не указывается.

Отдельный ряд вопросов вызывает создание источников долгосрочных инвестиций в экономике. Либеральная точка зрения по этой проблеме, воплощающаяся в денежно-кредитной политике Банка России, заключаются в том, что достижение ценовой стабильности, т.е. низкого уровня инфляции будет способствовать трансформации сбережений в долгосрочные инвестиции, причем речь идет о сбережениях населения. А долгосрочные инвестиции, в свою очередь, должны способствовать долгосрочному экономическому росту, модернизации и структурной перестройке экономики.

Несложно заметить, что в сложившейся экономической обстановке большинство наших граждан не только не имеет сбережений, но и несёт запредельную кредитную нагрузку. В Документе тоже отмечается рост просроченной задолженности как в корпоративном, так и в потребительском секторе. О том, каким образом отрицательные «сбережения» граждан смогут превратиться в долгосрочные инвестиции в Документе, к сожалению, не говорится.

Зато указывается, что «благоприятным фактором будет высвобождение дополнительных средств для инвестиций в основной капитал за счет умеренного роста издержек на оплату труда». Но ведь тем самым, будут ограничены возможности населения к сбережениям, так необходимым для их трансформации в долгосрочные инвестиции? Абсурд и противоречия – вот что лежит в основе либеральной модели управления российской экономикой, определяющей нашу реальность.

Анализ приводит к чёткому и ясному осознанию гибельности проводимого курса. Совершенно очевидно, что при сохранении данной модели в условиях неблагоприятной внешнеэкономической и политической обстановки крах неизбежен уже в самой ближайшей исторической перспективе.

В связи с этим было бы неконструктивным с нашей стороны ограничиваться лишь критикой, не предлагая взамен никакой альтернативы. Такая альтернатива ест. По нашему мнению – это экономическая концепция академика С.Ю. Глазьева, изложенная в конце прошлого года в Докладе «О неотложных мерах по отражению угроз существования России». Примечательно, что она в значительной степени «перекликается» с тезисами Политико-экономической программы партии на период работы седьмого созыва Государственной Думы РФ (2016—2021 гг.). Именно поэтому в результате внутрипартийной дискуссии ЦК партии принял решение, что именно программу С.Ю. Глазьева депутаты от Партии Великое Отечество будут претворять в жизнь, придя в органы власти всех уровней.

Уже с первых строк знакомства с Докладом можно прийти к выводу о том, что он по своей сути научно обосновывает, детализирует и дополняет цели и задачи Партии Великое Отечество. Совпадение наших взглядов с предложениями академика Глазьева близка к 100%. В частности, он справедливо указывает на необходимость экстренного вывода российских резервных вложений из иностранных активов, что особенно актуально на фоне санкций и откровенно недружественных действий в отношении России со стороны западных государств. В настоящее время объем валютных активов составляет более 1 трлн. долл. США и продолжает наращиваться.

Говоря о деофшоризации российской экономики, академик отмечает «закритическую зависимость российских компаний от англосаксонских правовых и финансовых институтов, влекущей систематические потери российской финансовой системы до 60 млрд. долл. в год только на разнице в доходности занимаемого и размещаемого капитала».

Реализация этих мер призвана, прежде всего, нейтрализовать уязвимость нашего государства в условиях нарастающей внешнеполитической напряженности. Это в полной мере соответствует первейшей задаче Партии – обеспечению политического и экономического суверенитета страны. «Контролируя воспроизводство национальной экономики, противник может манипулировать поведением делового сообщества, критически воздействуя на условия жизнедеятельности общества. Война с ним при таких обстоятельствах не может быть выиграна, что делает невозможным проведение самостоятельной внешней политики. Из этого следует, что самостоятельный внешнеполитический курс руководства России должен быть подкреплен восстановлением национального суверенитета и контроля над воспроизводством и развитием собственной экономики», — говорится в Докладе.

В контексте же нашей статьи вызывает особый интерес критика действий Банка России, который «продолжает политику полной открытости российского финансового рынка, не предпринимая должных мер, как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита». Напомним, что в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики в 2016 году» (по тексту – в Документе) ЦБ РФ предполагал дальнейшее применение практики аукционов валютного РЕПО, что означает «накачивание» банковской системы иностранной валютой. И это притом, что сам же Центральный Банк отмечает, что пик выплат по внешним долгам российскими компаниями уже пройден, соответственно, потребность в иностранной валюте у обслуживающих банков объективно снизилась.

Но для чего же тогда ЦБ РФ это делает? Снова обратимся к тексту Доклада С.Ю. Глазьева: «Если в прошлом году валютные спекуляции на падении рубля давали 30-50% годовых, втягивания ¾ выделяемых Банком России кредитов на рефинансирование банковской системы, то сейчас они дают 40% на повышении курса рубля. Совершая операции валютного РЕПО, Банк России фактически субсидирует валютных спекулянтов, которые конвертируют получаемые под 2% валютные кредиты, приобретают ОФЗ с доходностью 10%, а затем вновь покупают валюту по снизившемуся курсу. Своей политикой Банк России стимулирует валютные спекуляции в ущерб реальному сектору». Добавим – не только в ущерб реальному сектору, но и в нарушение своей главной конституционной обязанности о защите и обеспечению устойчивости рубля.

Особый интерес вызывают предложения по расширению внутреннего кредита и обеспечению внутренних источников инвестиций. «За последние два десятилетия проведены многочисленные исследования, свидетельствующие о том, что повышение процентной ставки и сжатие денежной массы, как правило, не приводят к снижению инфляции, но всегда и везде влекут падение производства и инвестиций, а также банковский кризис и лавину банкротств. Кроме того, в наших условиях демонетизации и монополизации экономики они сопровождаются не снижением, а повышением инфляции» (вспоминаем пресловутую таблицу из Приложения к Документу).

«Политика Банка России по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания внешних источников кредита влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными последствиями… По итогам I квартала 2015 г. можно констатировать резкое ухудшение условий воспроизводства реального сектора российской экономики. Объем выданных ему кредитов сократился почти на полтриллиона рублей, на 60% выросла доля просроченной задолженности… Суммарная прибыль предприятий сократилась вдвое по сравнению с докризисным 2007-м годом».

Рациональный выход из сложившейся ситуации С.Ю. Глазьев видит в снижении ключевой ставки, а также в создании многоканальной системы кредитования, суть которой заключается в том, что ключевая ставка ЦБ РФ должна быть дифференцированной, т.е. её размер должен устанавливаться в зависимости от отраслевой принадлежности с учетом нормы рентабельности в каждой конкретной отрасли. Действительно, рентабельность, к примеру, нефтяной отрасли несопоставима с рентабельностью в угольной промышленности. Между тем, стоимость денег для них в России сейчас одинаковая.

По нашему мнению, введение многоканального кредитования в нашей стране помимо возможности безынфляционного наращивания денежной массы имеет значительный потенциал масштабной экономии бюджетных средств. Так, в настоящее время за счет средств федерального бюджета субсидируется ряд программ. На это выделяются сотни миллиардов рублей ежегодно.

О необходимости наличия у ЦБ нескольких разных ставок, о многоканальном кредитовании наша партия говорит давно. Одним из последних предложений стало введение точечного финансирования ипотеки, что позволит сделать ипотеку под 5%, а в перспективе и под 1%. Приэтом не тратя ни копейки бюджетных средств.

Николай Стариков: Надо сделать ипотеку под 5%

Ведь когда государство субсидирует ставки по ипотеке, то реальная ставка для заемщиков определяется разницей между номинальной ставкой и субсидируемой. Установление же отраслевой ставки в рамках многоканального кредитования в размере указанной разницы позволило бы сэкономить внушительные объемы бюджетных средств без ущерба для заемщиков. Более того, в условиях кризиса размер субсидируемой ставки ограничен сужающимися возможностями бюджета. При многоканальном же кредитовании ставка по ипотеке могла бы ограничиваться лишь рациональной экономической логикой.

Другой пример приведем из сельскохозяйственной отрасли. Примерные ставки коммерческих банков для сельхозпроизводителей сейчас находятся в диапазоне 15-17%. В 2016 году государство субсидирует 14,68%. Соответственно реальные ставки для с/х предприятий составляют в настоящий момент 0,32-2,32%. Что мешает установить именно эту ставку для сельского хозяйства, освободив государство от тяжкого бремени субсидирования?  Миллиарды, сотни миллиардов рублей могли бы быть сэкономлены, многие болезненные вопросы (например, о сокращении социальных расходов, о повышении пенсионного возраста и т.д.) при этом были бы сняты.

Но вот тут уважаемого академика необходимо дополнить. Дело в том, что ситуация, при которой имеются различия в уровне процентных ставок, всегда является благоприятной средой для спекулятивных операций. Применительно к сложившейся ситуации в кредитовании сельского хозяйства это состоит в том, что когда сельхозпредприятие привлекает кредит, например, под 16% годовых, из которых 14,68% субсидирует государство, ничто не мешает размещать кредитные средства в депозиты под 4-6% и извлекать из этого прибыль.

Этим нередко «грешат» крупные агрохолдинги, имеющие в достаточных количествах оборотные капиталы и возможность привлекать многомиллионные кредиты. В результате либеральный кабинет министров, на первый взгляд, принявший решение о существенной поддержке сельскохозяйственной отрасли, фактически тратит миллиарды рублей на субсидирование подобных спекулятивных операций.

Таким образом, предложение С.Ю. Глазьева о введении системы дифференцированных отраслевых процентных ставок может быть эффективным в том случае, если многоканальной будет не только кредитная, но и депозитная политика. В противном случае масштабы таких спекуляций вырастут в разы.

Все остальные тезисы Доклада в полной мере соответствуют Программе Партии и призваны настроить инструменты денежно-кредитной политики Центрального Банка РФ на цели развития российской экономики и обеспечения устойчивого экономического роста на принципе суверенитета и самодостаточности отечественной финансово-экономической системы.

Подводя итог вышеизложенному, резюмируем основные выводы и предложения данной статьи:

— В сложившихся условиях с учетом критического состояния российской экономики и внешнеполитических вызовов в целях недопущения краха необходим срочный отказ от либеральной парадигмы экономического развития. В качестве научно обоснованной альтернативы применительно к нашим реалиям следовало бы взять за основу тезисы и предложения академика С.Ю. Глазьева, изложенные в Докладе «О неотложных мерах по отражению угроз существования России», которые взяты нами на вооружение и по своей сути детализируют Программу ПВО. Это обеспечило бы суверенитет финансово-банковской системы, создало бы внутренние источники инвестиций и предпосылки для устойчивого экономического роста и модернизации экономики. Новая концепция легла бы в основу проводимой Банком России денежно-кредитной политики.

— Партия Великое Отечество готова внести законодательную инициативу в части дополнений в ст.34.1 Федерального закона №86-ФЗ «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)», в которой бы чётко и недвусмысленно указывалось, что основной целью денежно-кредитной политики Банка России является, в том числе, обеспечение и поддержание темпов экономического роста. Главный орган управления экономикой – ЦБ РФ – должен законодательно отвечать не только за инфляцию (как сейчас), но и за экономический рост в стране. В ряде зарубежных стран это требование выполняется.

— Партии Великое Отечество проявить законодательную инициативу в части установления сроков внесения Банком России в Государственную Думу РФ проекта «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на следующий год», синхронизировав их с внесением Правительством РФ проекта закона «О федеральном бюджете на следующий год». Абсурдной и недопустимой является практика, при которой бюджет обсуждается осенью, а инфляция, лежащая в его основе – зимой. Оба документа должны рассматриваться и утверждаться парламентом одновременно в связи с тем, что бюджетно-налоговая и денежно-кредитная политика являются неразрывными составными элементами единой экономической политики и на практике требуют тесной координации. Необходимо взять за основу сроки, прописанные в Бюджетном Кодексе РФ. Таким образом, проект «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на следующий год» будет обсуждаться парламентариями не в конце декабря, а осенью одновременно с бюджетом, что обеспечит реальную возможность по времени для дискуссии и обсуждения альтернативных вариантов».

— Партия Великое Отечество, придя во власть, будет добиваться воплощения в жизнь своей программы, одним из важнейших пунктов которой является национализация Центрального Банка и полное подчинение его государству. При этом должны быть внесены соответствующие изменения в Законы и Конституцию нашей страны.

Чигарев

Чигирёв Вадим Юрьевич,

кандидат экономических наук,

член Воронежского регионального отделения

Партии Великое Отечество».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: