Последний из атомных гениев. Путь разработчика советской бомбы Халатникова

08.02.2021
Источник: aif.ru @ Владимир Губарев

9 января 2021 года ушёл из жизни последний из создателей советской атомной бомбы Исаак Халатников. Ему был 101 год – старейший академик РАН. И – легендарный. Глава РАН Академик А. Сергеев назвал Халатникова «человеком-эпохой в физике».

Иногда его называли «тенью Ландау», и он на такое определение не только не обижался, но и с гордостью его повторял. Это и понятно: вместе с академиком Л. Д. Ландау Халатников не только работал и создал ряд работ, которые широко использовались в «Атомном проекте», но и после его безвременной кончины стал инициатором Института теоретической физики, носящего имя Ландау. И до конца своей жизни, что оборвалась через два года после его столетия, академик Исаак Маркович Халатников оставался преданным этому уникальному центру физиков-теоретиков сначала как директор, а потом как «почётный научный руководитель».

​КСТАТИ

Исаак Халатников родился 17 октября 1919 г. в Екатеринославе (ныне – Днепр). Предложенное им решение сложнейшей проблемы позволило существенно сократить сроки создания атомной бомбы. Совместно с Л. Ландау создал теорию квантовых жидкостей. Автор работ по космологии, теории сверхтекучести и др.

Приближение «атомной эры»

21 июня 1941 г. студент Халатников сдал последний экзамен в Днепропетровском университете. Он намеревался осенью поехать в Москву – его пригласили в аспирантуру как одного из самых успешных выпускников. Тогда по всей стране собирали лучших студентов-физиков, будто предчувствуя приближение «атомной эры». Но вместо занятий теоретической физикой Халатников стал зенитчиком и охранял небо Москвы. Кстати, он командовал одной из батарей во время первого салюта, который состоялся после взятия Орла и ­Белгорода.

Последний из атомных гениев. Путь разработчика советской бомбы Халатникова

Капитан Халатников, начальник штаба зенитно-артиллерийского полка, 1945 г. Кадр youtube.com

В 1945 г. во время празднования 220-летия Академии наук академик П. Л. Капица сидел в президиуме рядом с маршалом Вороновым. Разговорились об атомной бомбе. Пётр Леонидович, который собирал в своём институте талантливых молодых физиков-теоретиков, сказал маршалу, что в его войсках служит очень перспективный учёный по фамилии Халатников. «Теперь, после атомной бомбы, – сказал он, – артиллерия не будет «богом войны», а потому физики стране нужнее, чем артиллеристы». «Вы за него просите?» – уточнил маршал. «Да!» – ответил Капица. В то время он состоял в Спецкомитете, возглавляемом Л. П. Берией, а потому его ­просьба равнялась приказу. Уже в сентябре капитан Халатников был зачислен в институт и стал аспирантом у Ландау.

Академик Халатников вспоминал: «У Ландау, как извест­но, было много учеников, и подавляющее большинство из них были евреями. В то время вообще большинство физиков-теоретиков почему-то были евреями. Капица по этому поводу подшучивал над Ландау и даже как-то пообещал ему выдать премию за первого аспиранта-нееврея. Когда я приехал из Днепропетровска, чтобы сдать теорминимум, Ландау, глядя на меня и на мою фамилию, решил, что я как раз тот самый случай. Впрямую о национальности он меня не расспрашивал, а поскольку я был блондином, то и выглядел подходяще. Тем более фамилия Халатников звучала вполне по-русски. И он радостно сообщил Капице, что у него наконец появился русский аспирант. Потом я слышал уже от самого Капицы, что он действительно выдал Ландау обещанную премию».

«Дорогому Халату…»

В декабре 1946 г. в СССР был запущен первый атомный реактор. В теоротделе Ландау было всего два сотрудника – Лифшиц и Халатников. И 30 девушек – вычислительное бюро. Расчёты процессов, происходящих в атомной бомбе в течение миллионных долей секунды, были огромными. Казалось, осущест­вить их невозможно!

«Я занимался всем этим с большим интересом, – вспоминал Халатников. – Моей задачей было служить координатором между Ландау и математиками. Математики получали от меня уравнения в таком виде, что о конструкции бомбы догадаться было невозможно. Такой был порядок. Но математикам и не требовалось это знать. Известно, что среди главных характеристик атомной бомбы – критическая масса, материал и форма «взрывчатки». В общем виде такую задачу никто и никогда до нас не решал. А мне удалось получить необычайной красоты интерполяционную формулу. Помню, Ландау был в таком восторге от этого результата, что подарил мне фотографию с надписью: «Дорогому ­Халату…», она у меня хранится до сих пор».

«Мы по-прежнему лучшие»

После атомной бомбы пришёл черед водородной. И здесь уже пришлось работать в основном с А. Д. Сахаровым. Халатников вспоминал, что всё началось с простого листка бумаги, на котором Андрей Дмитриевич написал исходные данные по бомбе. Написаны они были зеленовато-синими чернилами. Это был самый секретный листок бумаги из многих тысяч, что тогда использовались в ­«Атомном проекте».

До конца своей жизни ­академик Халатников считал, что это была самая сложная задача в науке, которую им удалось решить. Ведь не было ни вычислительных машин, ни тем более компьютеров – всё делалось вручную. Расчёт водородной бомбы академик называл чудом.

«Расчёты водородной бомбы к началу 1953 г. были закончены, – вспоминал Исаак Халатников. – В том же году провели испытания. Совпадение с расчётами оказалось замечательным. Все участники получили награды. К тому времени Сталин уже умер, но мы всё равно получили Сталинские премии. Кто удостоился Героя, кто – ордена, и это были самые последние Сталинские премии в СССР. Я получил первую Сталинскую стипендию и последнюю Сталинскую премию».

Мне несколько раз довелось беседовать с академиком ­Халатниковым. Вполне понятно, что рассказывать об участии в «Атомном проекте» он не имел права. Впрочем, не это он сам считал главным в своей жизни, а сохранение высокого уровня теоретической физики в стране, «школы Ландау», традиций Капицы. Его очень беспокоила ситуация, которая сложилась в стране в последние годы. В своей книге воспоминаний, которую академик И. Халатников написал на закате своей жизни, он посетовал: «В нынешних условиях, когда Институт теоретической физики довольно сильно пострадал от «утечки мозгов», ставка должна делаться на молодёжь. Основным источником, откуда мы черпали свежие кадры, всегда был Московский физико-технический институт. Несмотря на старания реформаторов, образование в нашей стране разрушено ещё не окончательно. И наша система высшего образования пока лучше западной. Наши студенты в результате строгого отбора, который всё ещё существует, по своим природным данным и изначальной подготовке превосходят зарубежных».

Как известно, великие мыслители и учёные никогда не покидают нас. Мы должны учиться у них, следовать их заветам и наказам. Только в этом случае нам гарантировано будущее, о котором мы мечтаем. Если же мы поступаем иначе, не помним своих великих граждан, то и завтрашний день проступает лишь в тумане. Академик И. М. Халатников принадлежит к плеяде ­великих физиков, обеспечивших безопасность, а следовательно, и будущее нашей страны, а потому их заветы не должны кануть в Лету.

Обложка: Академик Халатников считал, что самой сложной задачей в науке, которую ему удалось решить вместе с академиком Сахаровым, был расчёт характеристик водородной бомбы. © / Public Domain

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: