Посол РФ в Сирии: у сирийцев массовый интерес к изучению русского языка

06.11.2021

Посол РФ в Сирии: у сирийцев массовый интерес к изучению русского языка

Источник: tass.ru @ Беседовала Арзу Пашаева

Посол России в Сирии Александр Ефимов рассказал в специальном интервью ТАСС о положении дел в арабской республике, усилиях России и препятствиях Запада, а также ответил на вопросы об интересе к русскому языку и восстановлении Пальмиры

— Мирная жизнь постепенно возвращается в Сирию. Однако ввиду неурегулированности ситуации в Идлибе сложно сказать, что в борьбе с терроризмом поставлена точка. Как бы Вы оценили уровень террористической угрозы в арабской республике в настоящий момент? Насколько высок риск перетекания боевиков в Афганистан?

 К сожалению, говорить о том, что терроризм в Сирии повержен окончательно сейчас, действительно, преждевременно. И данная проблема отнюдь не ограничивается только оплотом террористов в Идлибе.

Источником теругрозы по-прежнему остаётся и т.н. «Исламское государство» (запрещено в РФ). Несмотря на то, что совместными усилиями ВКС России и сирийской армии организованный военный потенциал ИГ был ликвидирован, его отдельные недобитые элементы продолжают вылазки из неподконтрольных Дамаску пустынных территорий на востоке страны.

Сирийским властям в целом удаётся поддерживать должный уровень безопасности в столице САР, однако время от времени террористы дают о себе знать даже в Дамаске. 20 октября печальную статистику дополнил крупный теракт в одном из оживлённых районов этого города, унеся жизни 13 человек.

Иными словами, угроза терроризма в Сирии остаётся реальной, и почивать на лаврах пока рано. Сирийская сторона – надо отдать ей должное – прилагает все возможные усилия по профилактике и борьбе с терроризмом. Однако действовать с большей эффективностью сирийское правительство сможет, только восстановив свой контроль над всей национальной территорией САР.

Этот момент, кстати, особенно актуален и в контексте упомянутого вами явления «перетекания» террористов между различными регионами и странами. На самом деле данный процесс происходит постоянно, и остановить его можно только планомерной работой по выявлению и уничтожению террористических кадров, и их инфраструктуры, не позволяя им накапливать силы и, тем более, избегать справедливого возмездия. К слову, именно это и является одной из основных задач, решением которых здесь – в тесной координации с Дамаском – небезуспешно занимается Россия.

Посол РФ в Сирии: у сирийцев массовый интерес к изучению русского языка

Александр Ефимов
© Посольство РФ в Сирийской Арабской Республике

— Удовлетворена ли РФ работой пункта пропуска «Баб-эль-Хава» на границе Сирии и Турции, которая была продлена в июле резолюцией СБ ООН? Глава МИД РФ Сергей Лавров в сентябре заявил, что Москва может отказаться от поддержки этого трансграничного механизма, если помощь сирийцам будет оказываться не через Дамаск. Заместитель постоянного представителя РФ при ООН Дмитрий Чумаков в сентябре после доставки гуманитарных грузов в Идлибскую зону деэскалации выразил обеспокоенность тем, что данная гуманитарная помощь может не дойти до реципиентов по причине отсутствия механизма распределения этой помощи. Каким образом, по-вашему, эта проблема может быть решена?

То, что погранпункт «Баб-эль-Хава» продолжает работать, стало возможным, благодаря единогласно принятой СБ ООН резолюции 2585, которая, напомню, была составлена совместными усилиями России и США. Она увязывает дальнейшую судьбу ТГМ с обеспечением прозрачности гумопераций в Сирии и расширением гуманитарной деятельности путем реализации на всей территории страны проектов раннего восстановления. Особое значение придаётся необходимости налаживания гумпоставок в Идлиб в режиме кросс-лайн – т.е. изнутри САР и в координации с её законным правительством.

Дамаск со своей стороны к этому полностью готов – уже давно оказывает всё необходимое содействие ооновским структурам, оперативно согласовывает поступающие от них заявки. И это не мои слова – всё публично подтверждается самими представителями ООН.

Другое дело, что реализация их инициатив последовательно блокируется противоположной стороной. Например, именно по этой причине так и не удалость провести совместный гумконвой ООН и Международного Красного Креста в расположенные в идлибском анклаве н.п. Атареб и Дарет-Изза. Хотя ещё в апреле 2020 г. – т.е. полтора года назад – данная операция получила «зелёный свет» от сирийских властей.

Рассчитываем, что добросовестное, без изъятий и политизации, выполнение резолюции 2585 СБ ООН позволит существенно улучшить гуманитарную ситуацию в Сирии и облегчить страдания её гражданского населения. При этом именно от соблюдения содержащихся в ней условий будет зависеть и перспектива продления ещё на шесть месяцев трансграничного механизма. Автоматизма на этот счёт ждать не следует.

— Как российская сторона сейчас оценивает обстановку в Идлибе и на северо-востоке страны? Не ожидается ли новый поток беженцев из этих регионов? Как продвигается процесс разоружения оппозиционных формирований на юге Сирии?

 Как я уже говорил, идлибский анклав остаётся оплотом террористов, и это – серьёзная проблема, которую необходимо решать. Именно контролирующая данную территорию терорганизация «Хейят Тахрир Аш-Шам» (ХТШ, запрещена в РФ) является основным препятствием для налаживания туда гумпоставок изнутри Сирии, а также для реализации комплекса мер в рамках действующих договорённостей по деэскалации на северо-западе САР. Так, трасса М-4 по-прежнему не открыта, коридоры безопасности шириной 6 км к северу и к югу от неё не созданы, с территории анклава продолжаются обстрелы близлежащих населённых пунктов, жертвами которых становятся как военнослужащие сирийской армии, так и гражданские лица.

На ваш вопрос про беженцев я могу сказать следующее. Есть все основания полагать, что и жители самого Идлиба устали от условий, в которых они оказались, будучи запертыми в анклаве под гнётом незаконных вооружённых формирований, которые к тому же регулярно пытаются делить между собою власть и деньги.

Я уверен, что многие рядовые сирийцы сейчас были бы рады переместиться из Идлиба на правительственные территории, однако такой возможности у них попросту нет. Боевики ХТШ и их союзники, например, уже не раз срывали совместные инициативы российских военных и законных сирийских властей, открывавших гуманитарные коридоры специально для желающих добровольно покинуть анклав. В подобных ситуациях, в частности, страдают дети, которым требуется попасть в соседние Хаму или Алеппо, чтобы сдать школьные экзамены по общегосударственной учебной программе. В самом Идлибе, очевидно, они это так же сделать не могут.

В Заевфратье ситуация также очень непростая. Несмотря на относительную стабильность, там продолжаются столкновения курдов с протурецкими формированиями и арабскими племенами. Сохраняется напряжённость в расположенных на северо-востоке САР лагерях для внутренне перемещённых лиц и тюрьмах, где в т.ч. содержатся бывшие боевики ИГ (запрещено в РФ) и члены их семей. Ими регулярно совершаются тяжкие преступления, включая убийства, не прекращается активная радикализация других обитателей и заключённых.

Положение дел дополнительно усугубляется водной проблемой. Из-за снижения уровня р.Евфрат, постоянных перебоев в функционировании водонапорной станции «Аллюк» население региона имеет проблемы с доступом к питьевой воде, страдает от нехватки электроэнергии, сталкивается с серьёзными трудностями при ведении сельскохозработ.

Решение этих и других проблем крайне затруднено из-за присутствия в этой части САР иностранных военных контингентов. Они не только препятствуют возвращению в Заевфратье законных властей, но и лишают сирийское правительство – а, значит, и население остальной, большей части страны – доступа к необходимым природным ресурсам, прежде всего, к запасам углеводородов.

В случае с югом Сирии имеются обнадёживающие моменты. В сентябре-октбяре при непосредственном участии российских военных удалось мирным путем урегулировать кризис в Дераа аль-Баляд. Непримиримые боевики были вывезены оттуда на неподконтрольные Дамаску территории на севере САР. В свою очередь те, кто был готов остаться в Дераа, сдав оружие и урегулировав свой правовой статус с законными властями, такую возможность получили. По имеющимся данным, воспользоваться ею смогли уже свыше 12,5 тыс. человек.

— Сколько несовершеннолетних россиян, оказавшихся в САР по вине родителей, примкнувших к боевикам, остается в Сирии? Когда операция по вывозу российских детей из арабской республики может завершиться?

 Данный вопрос постоянно остаётся в фокусе нашего внимания. С 2019 г. из лагерей ВПЛ на северо-востоке САР удалось вывести на родину в общей сложности 215 малолетних россиян. Большой вклад в успех этой работы внесла Анна Кузнецова в свою бытность Уполномоченным Президента России по правам ребёнка, которая взяла решение этой задачи под личный контроль и, в т.ч., сама неоднократно посещала Сирию.

— Министр иностранных дел России Сергей Лавров встречался со своим сирийским коллегой Фейсалом Микдадом в конце сентября на полях 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке для обсуждения перспектив политического процесса в Сирии. Ожидаются ли в ближайшее время визиты официальных лиц Сирии в Россию? И не планирует ли российская сторона в скором времени посетить Сирию?

 Российско-сирийские контакты на различных уровнях происходят регулярно – и в Москве, и в Дамаске, и, как вы правильно отметили, на полях крупных международных форумов. Самый свежий пример – это юбилейная международная конференция высокого уровня по Случаю 60-летия Движения неприсоединения в Белграде.

Из недавних двусторонних мероприятий стоит также упомянуть, например, приезд в Дамаск и переговоры с президентом САР 17 октября спецпредставителя Президента России по сирийскому урегулированию Александра Лаврентьева.

Иными словами, «сверка часов» с партнёрами происходит регулярно, на различных уровнях и по самым разным вопросам.

— Когда может быть проведена новая международная встреча по Сирии стран-гарантов астанинского формата в Нур-Султане? Не кажется ли, что на фоне проблем с пандемией и ситуацией в Афганистане сирийские проблемы в последнее время будто ушли на второй план в мировой повестке?

 Возможно, в медийном плане сирийская тема на какое-то время и оказалась в тени, однако в действительности она отнюдь не утратила своей актуальности и значимости – в т.ч. и для России. Более того, последние события в Афганистане заставляют серьёзно переосмыслить некоторые аспекты сирийского кризиса, особенно в том, что касается иностранного военного присутствия в САР.

На сирийском направлении немало проблем, для решения которых непосредственно требуются согласованные усилия международного сообщества. Например, это касается оказания гуманитарного содействия сирийцам, помощи Дамаску в процессе послевоенного восстановления, смягчения последствий односторонних антисирийских санкций и т.д. Россия со своей стороны делает всё возможное, чтобы данные сюжеты оставались в центре внимания.

— Согласно статистике ВОЗ, 26 сентября зафиксирован всплеск заболеваемости коронавирусом в Сирии, затем ненадолго все пошло на спад. Однако по состоянию на начало октября число заразившихся снова стало расти. Насколько местная система здравоохранения справляется с пандемией? Оказывает ли Россия сейчас дополнительную помощь стране в этой связи, и поступали ли такие запросы от Сирии?

 Да, статистика действительно говорит о новой волне заболеваемости COVID-19 в Сирии. Для разрушенной войной и ослабленной санкциями страны, это ещё одно очень непростое испытание, но пока можно сказать, что сирийская система здравоохранения в целом справляется. Вместе с тем, это – ещё один случай, когда Дамаску была бы очень кстати внешняя поддержка. Например, весьма востребована будет помощь по линии профильных структур ООН, в т.ч. в виде новых поставок сюда антиковидных вакцин в рамках программы COVAX.

Разумеется, Россия также не остаётся в стороне. Мы начали помогать сирийцам с самого начала пандемии, поставляя сюда тест-системы, защитные средства, аппараты искусственной вентиляции лёгких. В текущем году в САР были отправлены партии вакцин отечественного производства – «Спутник-V» и «Спутник Лайт».

— Как Вы оцениваете перспективы возобновления членства Сирии в Лиге Арабских государств и нормализации отношений со странами-участницами этой организации?

 Налицо все признаки того, что процесс нормализации отношений Дамаска с арабскими странами уверенно набирает обороты. В 2021 г. буквально на наших глазах происходит заметная активизация соответствующих зарубежных контактов сирийцев, в т.ч. на уровне главы МИД САР и министров экономического блока – как по двусторонним каналам, так в рамках крупных международных мероприятий, включая «неделю высокого уровня» очередной сессии ГА ООН.

Хотел бы отдельно обратить внимание на оживление связей САР с Иорданией и ОАЭ. В случае с ними речь уже идет даже о диалоге на высшем уровне: президент Башар Асад лично общается по телефону с лидерами обеих стран. Но самое главное, что разговоры дополняются и конкретными делами, в том числе в виде оказания САР гуманитарной помощи, мер по восстановлению торгово-экономического взаимодействия, совместных инфраструктурных и энергетических проектов. Очень показательны в этом контексте планы по налаживанию транзита через Сирию в Ливан иорданской электроэнергии и египетского газа.

Лично я убеждён, что в действительности сторон, заинтересованных в нормализации и развитии отношений с Сирией сегодня ещё больше, просто кому-то может потребоваться больше времени для раскачки и перехода к практическим действиям. А главное – справятся ли они с оказываемым на них давлением известных сторон.

В любом случае, процесс нормализации – и это касается не только арабских стран – явно принял уже вполне реальный характер. Россия в свою очередь может это только приветствовать. Скорейшее возвращение Сирии в «арабскую семью», в ЛАГ, несомненно пойдёт на пользу всему ближневосточному региону, а также сыграет плодотворную роль в преодолении сирийского кризиса и решении вызванных им социально-экономических проблем.

— Россия предлагала Западу принять участие в восстановлении инфраструктуры и экономики Сирии. Диалог по этому вопросу долго не сдвигался с мертвой точки из-за позиции США. Как на сегодняшний день обстоит дело с восстановлением экономики Сирии? Ведет ли диалог РФ по этому вопросу с западными странами, есть ли конкретные планы?

— Россия последовательно выступает за то, чтобы как можно больше членов международного сообщества активно участвовали в усилиях по постконфликтному восстановлению Сирии, не обставляя гуманитарную деятельность предварительными условиями и, тем более, не пытаясь её политизировать. К сожалению, долгое время наши призывы оставались без ответа. Более того, некоторые зарубежные игроки даже, наоборот, приложили руку к тому, чтобы не только не допустить получения сирийцами необходимого им внешнего содействия, но и дополнительно оказать давление на Дамаск посредством односторонних принудительных мер.

Вместе с тем, сейчас можно сказать, что потенциальные положительные сдвиги на данном направлении наметились с принятием СБ ООН резолюции 2585. Как я уже говорил, резолюция открывает новые возможности для запуска в САР проектов раннего восстановления. А тот факт, что данный документ стал плодом совместных усилий России и США и принимался консенсусом, даёт определённые основания рассчитывать на то, что процесс реабилитации сирийской экономики уже не будет встречать такого сопротивления извне как в предыдущие годы.

Если западные страны просто не будут создавать препятствия на этом пути для других игроков – это уже станет значительным шагом вперёд. В частности, в контексте исполнения упомянутой резолюции Совбеза ООН, ждём конкретных решений и мер по отмене или смягчению односторонних антисирийских рестрикций.

— Насколько российский бизнес заинтересован сейчас инвестировать в Сирию? Есть ли для этого условия, и какие препятствия существуют для экономической деятельности в арабской республике?

 У российского бизнеса имеется вполне ощутимый интерес к работе в Сирии, тем более сейчас, когда страна постепенно возвращается к мирной жизни и пытается восстанавливать свой хозяйственный потенциал. С сирийцами уже сотрудничает целый ряд российских компаний, которые занимаются здесь в том числе и достаточно масштабными проектами, например, в сфере энергетики, промышленности, инфраструктуры.

Однако в целом, хотел бы отметить, что, несмотря на все существующие ограничения, включая эпидемиологические, российские компании продолжают выполнять здесь взятые на себя обязательства. И это принципиальный момент, особенно с учётом того, что наши специалисты не только вносят весомый вклад в дело общего развития и укрепления экономики САР, но и обеспечивают функционирование без преувеличения жизненно важных для этой страны предприятий и объектов инфраструктуры.

— Александр Владимирович, Вы были назначены послом в арабской республике в 2018 году. Расскажите, пожалуйста, как изменилась жизнь сирийцев за последние годы? Можно ли сказать, что в Дамаск в полной мере вернулась мирная жизнь? Можно ли предположить, что в обозримой перспективе Дамаск откроет свои двери для иностранных туристов, в том числе россиян, как это было до 2011 года? Могут ли россияне сейчас посетить Дамаск? Насколько это безопасно в настоящее время?

 Я бы очень хотел сказать, что в Дамаск вернулась мирная жизнь, но пока, наверное, не стал бы. Это неоспоримый факт, что здесь многое изменилось в лучшую сторону, после того, как летом 2018 г. в пригородах сирийской столицы были ликвидированы последние оплоты террористов. Вместе с тем, как я уже пояснял, сама по себе террористическая угроза никуда не исчезла – как в целом для страны, так и конкретно для Дамаска. Вновь напомню про крупный теракт в столице около двух недель назад.

Повторюсь, что говорить о полной нормализации обстановки можно будет только после того, как законные сирийские власти получат возможность вести полноценную антитеррористическую деятельность по всей суверенной территории САР, без вмешательства и препятствий со стороны недружественных внешних сил.

Другой тревожный момент – это периодические ракетные удары Израиля. Нередко их целями становятся даже пригороды Дамаска, а были случаи, когда взрывы гремели даже непосредственно в спальных районах столицы. Не могу не сказать и о том, что израильские налёты также создают прямую угрозу для гражданского авиасообщения в небе над Сирией.

Есть и другие проблемы – но уже не военного, а социально-экономического характера. Напомню, что сегодня сирийский народ вынужден существовать в условиях введённых против их страны «удушающих» санкций. Не добившись поставленных целей силовыми методами, оппоненты Дамаска всё ещё лелеют надежду на то, чтобы додавить САР экономическими методами.

Сирийцы – в т.ч. и с нашей помощью – справляются, но в целом жить им сейчас очень и очень непросто. Обрушение курса национальной валюты, резкое падение благосостояния людей, безработица, дефицит и постоянный рост цен на многие товары (включая базовые продукты питания и лекарства), перебои с топливом и электроэнергией – таковы сегодняшние сирийские реалии.

Но и такая, обременённая многочисленными трудностями и испытаниями, но всё же относительно мирная жизнь для сирийцев сейчас намного лучше, чем то, что было ещё три года назад, когда Дамаск регулярно оказывался под миномётными обстрелами. Они уже стараются не думать о войне. Однако нам расслабляться пока рано, рисков здесь ещё хватает. Поэтому, отвечая на ваш вопрос о возможности посещения Дамаска с туристическими целями, я бы сказал, что на данный момент лучше повременить.

— Ранее в посольстве сообщали, что русский язык в Сирии изучают 20 тыс. школьников, количество желающих обучаться постоянно растет. Как Вы считаете, в чем причина такой популярности? Планирует ли российская сторона как-то содействовать Сирии в этом вопросе? Например, могут ли в Сирии быть открыты какие-то центры изучения русского языка по примеру Российского центра науки и культуры (РЦНК) в Дамаске?

 Интерес к русскому языку здесь действительно очень большой и продолжает расти. Во многом это объясняется выходом на принципиально новый уровень двусторонних отношений между нашими странами и, в частности, ролью России в продолжающейся на территории САР борьбе с терроризмом.

Разумеется, с российской стороны сирийцы, желающие изучать русский язык, получают всю необходимую поддержку. Большой вклад в данную работу, в частности, вносит вновь открывшее свои двери в марте 2020 г. представительство Россотрудничества в Дамаске. На действующих на его базе курсах русского языка в настоящее время обучается порядка 450 человек.

Большим подспорьем в деле популяризации в САР русского языка являются предоставляемые гражданам этой страны по линии Правительства России государственные стипендии на обучение в наших вузах. Причём в 2021/22 учебном году их количество было даже увеличено с 500 до 759.

Кроме того, в сирийской столице на базе министерства просвещения САР работает Центр открытого образования на русском языке, созданный во взаимодействии с министерством просвещения России. Российская сторона также проводит курсы повышения квалификации для местных педагогов, на безвозмездной основе помогает сирийцам пополнять соответствующую учебно-методическую базу.

— Как продвигается работа по восстановлению триумфальной арки в древней Пальмире, непосредственное участие в которой принимают российские специалисты? Есть ли какие-то препятствия в восстановлении этого объекта Всемирного наследия или все идет по плану? Известно ли, когда работы могут быть завершены?

— Да, действительно, такая работа ведётся в тесной координации не только с Департаментом древностей и музеев Сирии, но и с ЮНЕСКО.

О каких-то серьёзных, непреодолимых трудностях в ходе неё говорить не приходится. Другое дело, что процесс сам по себе кропотливый, требующий тщательной подготовки и качественного исполнения на всех этапах – так что он объективно потребует немало времени для завершения.

Но первые серьёзные шаги уже сделаны. В частности, в августе 2020 г. сирийцам была передана подготовленная российскими специалистами трёхмерная модель древней Пальмиры, на основании которой и планируется вести работу по реставрации упомянутого памятника.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: