Правда о русских детях, усыновленных в США — факты

27.12.2013

Информационная война, которую ведут против России Пятая колонна либералов и их кураторы из Вашингтона и Брюсселя, имеет свои законы. Чтобы ни сделала Россия – это нужно порочить, очернять и поливать грязью. Когда в России был принят «Закон Димы Яковлева», который наша партия поддерживала, и идею которого внесла вместе с единомышленниками через депутата Евгения Федорова в виде законопроекта «О запрете экспорта детей», либералы были против. Ведь с их точки зрения детей должны из России вывозить.

Прошло время и либеральная пресса начал новый раунд спекуляций на теме запрета усыновления детей в США. На этот раз либералы выбрали в качестве средства давления на гражданское общество России тему «сирот, лишенных надежды на семью». «Крокодиловы слезы» либералов обильно потекли по страницам газет и журналов.

2010-06-29_18-34-52_676758981

Ярким образцом лживой либеральной спекуляции является статья, вышедшая в журнале «Власть». Не буду тратить время на её цитирование. Каждый может прочитать самостоятельно.

А вот как на самом деле обстоит дело прекрасно высказался уполномоченный МИД России.

Привожу его слова полностью, ибо он исчерпывающе ответил на все вопросы и рассказал то, о чем совестливые журналисты «Коммерсанта», разумеется, «позабыли» упомянуть.

«Комментарий Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К.К.Долгова в связи с публикацией в журнале «Власть» . 

Обратили внимание на публикацию «Главное, чтобы общество не позволило чиновникам забыть о том, что они обещали» от 23 декабря с.г. в журнале «Власть». В ней достаточно эмоционально на примере «трагических историй конкретных детей» настойчиво проводится мысль о том, что введенный в конце прошлого года запрет на усыновление российских детей гражданами США («закон Димы Яковлева») лишил шансов на семью, а следовательно и лучшую жизнь, сотни российских сирот. При этом сам закон в статье называется не иначе, как «антисиротский» и «иродовый».

В МИД России не ставят перед собой цель вступать в заочную полемику с автором данной публикации. Когда речь заходит о детях, тем более сиротах, наверно, трудно сдерживать эмоции. В конце концов, в демократическом обществе каждый имеет право на собственное мнение и свои оценки происходящих в нем процессов. Главное, чтобы в угоду обоснования своей позиции не было соблазна мифологизировать те или иные аспекты обсуждаемой проблемы, вольно обращаться с фактами — выпячивая одни и умалчивая о других. Поэтому в целях придания продолжающейся дискуссии по вопросу усыновления (во всяком случае, в её международном измерении) более объективного характера хотели бы привлечь внимание к некоторым фактам иного рода, также основанным на трагических историях конкретных детей.

Стоит напомнить, что Дима Яковлев, в память о котором был назван упомянутый закон, был усыновлен в феврале 2008 г. супругами Майлсом и Кэрол Линн Харрисон с надеждой на счастливую жизнь в США, а через 4 месяца мальчик погиб. Ему ещё не было двух лет. Приемный отец оставил его в запертой машине при 32 градусной жаре (в салоне было больше 50 градусов) и забыл про него на 9 часов. По американскому законодательству усыновителю грозило до 10 лет лишения свободы за непреднамеренное убийство, но он был полностью оправдан американским судом.

Илья Каргынцев. Усыновлен в полуторагодовалом возрасте в мае 2000 г. 14 августа того же года он погиб. Приемного отца Брайана Дикстру обвинили в убийстве, но сразу освободили под залог. В ноябре 2011 г. Б.Дикстра убедил присяжных, что травмы на теле ребенка, в том числе разбитая голова, связаны со случайным падением с лестницы. Американец был оправдан, ни дня не проведя в тюрьме.

Иван Скоробогатов. Усыновлен в 2003 г., погиб в августе 2009 г. в возрасте 7 лет от регулярных побоев и голода. Первоначально американская прокуратура требовала для приемных родителей, четы Крейверов, смертной казни, но затем ограничилась обвинением в «непредумышленном убийстве». Суд Пенсильвании приговорил супругов Крейверов всего к 16 месяцам тюрьмы. Этот срок они отсидели в предварительном заключении и потому сразу после оглашения приговора отправились домой.

Ксения Антонова. Удочерена в 2001 г. Осенью 2009 г. в 15-летнем возрасте изнасилована приемным отцом Майклом Гризмором. Когда началось следствие, он заявил, что «все происходило добровольно», и предъявил поддельную справку, согласно которой девочке на момент преступления якобы было 16 лет (возраст совершеннолетия в штате Джорджия). В настоящее время защита обвиняемого всячески затягивает рассмотрение дела в суде, не оставляя попыток дискредитировать девушку и представить дело так, будто случившееся с ней вызвано её «психическими заболеваниями», полученными в детском доме в Кемерово.

Елена, Сергей, Кристина и Леонид Живодров. Усыновлены супружеской парой из США Мартином и Кэтлин О’Брайан в 2004 г. Однажды они пришли в полицию штата Висконсин и сообщили, что в течение нескольких лет подвергались побоям и другим издевательствам со стороны американских усыновителей. За любые провинности их связывали, били палкой, пинали в пах, душили, травили слезоточивым газом, выставляли голыми на мороз. В приемной семье их не пускали в школу и не обеспечивали одеждой и едой. По итогам проведенного прокуратурой округа Уолуорт (штат Висконсин) расследования, в мае 2012 г. чете О’Брайан были предъявлены официальные обвинения по 17 пунктам, включая преднамеренное нанесение телесных повреждений несовершеннолетним. Показательно, что после этого садисты-усыновители были отпущены под залог. В октябре с.г. после двухлетних препирательств в суде Мартин и Кэтлин О’Брайан отказались от родительских прав в отношении детей из России. В настоящее время бывшие усыновители пытаются заблокировать рассмотрение выдвинутых против них уголовных обвинений через процедурные уловки, включая обращение в Верховный суд штата с требованием закрыть дело по причине «недостоверности» свидетельских показаний детей.

Алексей, Анастасия и Светлана Климовы. Усыновлены в 2003 г. американской семьей Деккертов. Приемные родители систематически подвергали их физическому и психологическому насилию. Их избивали, лишали пищи, запирали в комнате с ведром для испражнений. Приемная мать, Пенни Деккерт, выбила Алексею зубы, угрожала застрелить мальчика. Это вынудило его бежать из дома и скрываться до достижения им совершеннолетия.

У нас по-прежнему сохраняются серьезные вопросы к американской стороне в связи со смертью в январе с.г. усыновленного в России трехлетнего Максима Кузьмина. При осмотре на теле ребенка были выявлены многочисленные повреждения головы и ног. В ходе вскрытия патологоанатомы обнаружили повреждения брюшной полости и внутренних органов, которые могли быть вызваны сильным ударом. Однако власти штата Техас приняли решение прекратить расследование его гибели и полностью освободить американских приемных родителей, супругов Шатто, от уголовной и гражданско-правовой ответственности. Недавно Псковский областной суд принял решение об отмене усыновления четой Шатто его младшего брата, Кирилла Кузьмина, который по-прежнему проживает в американской приемной семье.

Это – далеко не все примеры, свидетельствующие о том, что в вопросе усыновления российских сирот американскими гражданами, мягко говоря, не так все однозначно, как это попыталась представить автор упомянутой статьи.

Мы неоднократно подчеркивали, что введение запрета на усыновление российских детей американскими гражданами стало для нас вынужденной мерой. Данный шаг отражает нашу оценку положения дел в сфере усыновления в США.

При этом федеральные власти США оказались неспособны в полной степени обеспечить выполнение двустороннего российско-американского соглашения о сотрудничестве в области международного усыновления, которое, как мы рассчитывали, должно было обеспечить эффективный контроль за жизнью российских детей в американских приемных семьях. Практически каждый раз, когда нам становилось известно о случаях нарушения прав российских усыновленных детей, мы сталкивались с неадекватным уровнем взаимодействия со стороны федеральных и местных властей США как в плане своевременного информирования нас о подобных случаях, так и предоставления российским консульским работникам беспрепятственного доступа к пострадавшим детям. На наши соответствующие запросы в Госдепартаменте США (является исполнительным органом по упомянутому соглашению), как правило, разводили руками: дескать, штат есть штат, там свои порядки и законы, которые в американском понимании стоят выше международных обязательств. Одним словом, со стороны американских властей мы не видели искреннего желания как-то нам помочь.

Стоит отметить, что проблем в усыновленческой сфере, аналогичных тем, с которыми мы сталкиваемся в США, у нас больше нет ни с одной другой страной. Мы пытаемся найти пути их решения через диалог с американской стороной по усыновленческой проблематике, который развивается по линии профильных ведомств двух стран. Однако каких-либо ощутимых результатов по выправлению ситуации мы пока не видим.

Более того, вскрываются все новые факты нарушения в США прав детей, в том числе усыновленных в России. Достаточно вспомнить результаты обнародованного в сентябре с.г. журналистского расследования агентства «Рейтер», которое выявило действующую в США нелегальную сеть посредников и торговцев несовершеннолетними. Выяснилось, что сотни биологических и приемных родителей предлагали пользователям закрытых сообществ в социальных сетях своих детей в качестве товара. В ряде случаев детей отдавали педофилам, которые использовали их для производства порнографии. В результате, по данным «Рейтер», 261 ребенок выставлялся на обмен или продажу. Абсолютное большинство детей (70 проц.), от которых пытались избавиться родители, попали в США из-за границы, как минимум, 26 сирот были усыновлены в России.

Показательно, что наши настойчивые попытки через уполномоченные органы США прояснить судьбу российских детей, оказавшихся жертвами этой «интернет-биржи» усыновленных, пока никаких результатов не дали.

По данным Госдепартамента, общее число официально усыновленных в США россиян за 1992-2012 гг. составило 61625 человек. При этом, по состоянию на 1 января с.г., на консульском учете в российских загранучреждениях (РЗУ) в США состояли 37438 чел. (60,8 проц. всех усыновленных). Это свидетельствует о том, что почти 40 проц. американских усыновителей не выполнили обязательства зарегистрировать приемных детей в российских консульствах, нарушив тем самым требования российских судов, принявших решение об усыновлении граждан России иностранцами.

От рук усыновителей погибли, как минимум, 20 российских детей (и это – только случаи, о которых нам стало известно). За последние 5 лет наши РЗУ в США занимались вопросами оказания консульской и юридической помощи порядка 500 несовершеннолетних россиян, ставших жертвами жестокого обращения со стороны американских усыновителей. По оценкам американских НПО, каждый четвертый-пятый случай усыновления иностранных детей американцами заканчивается неудачно.

Одним из факторов низкой правовой защищенности приемных детей из России остается их дискриминация американской судебной системой. Ни один из виновных в смерти 20 российских детей не был приговорен к смертной казни или пожизненному заключению, что практикуется в США в случае убийства несовершеннолетних. Средний срок тюремного заключения для американцев-убийц российских детей – 8,5 лет. Для лиц, виновных в гибели американских детей, средний срок выше – 13 лет (не считая пожизненного заключения). Многим усыновителям россиян удается добиться условно-досрочного освобождения или полностью избежать наказания.

Есть ещё один немаловажный аспект – коммерциализация сферы усыновления. Для некоторых «сиротский вопрос» в России стал очень хорошим бизнесом. С учетом средней стоимости контракта на усыновление ребенка из России (50-55 тыс. долл. США) общий объем усыновленческого рынка за 20 лет мог составить порядка 3 млрд.долл. США. Однако говорить о том, что вырученные средства эффективно использовались усыновленческими агентствами для реализации своих обязательств по контролю над благополучием приемных российских детей, не приходится. По данным Минобрнауки России, только за последние 3 года американские усыновители не предоставили 1136 отчетов об условиях жизни и воспитания 653 российских детей.

Все это приводит нас к неутешительному заключению о том, что драматические истории с нашими детьми в США являются далеко не частным случаем. Речь идет о серьезных системных пробелах, свидетельствующих о недостаточной защите прав детей в США в целом. При этом у нас складывается впечатление, что американские власти до конца не знают, как с данной проблемой справиться.

В этих условиях «вешать ярлыки», называя «закон Димы Яковлева» «антисиротским» или «иродовым» было бы, по меньшей мере, неправильно.

26 декабря 2013».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: