Проект Декларации Революционной повстанческой армии Украины

05.11.2019
Источник: Akrateia @ Анатолий Дубовик

Представляем вам «Проект Декларации Революционной повстанческой армии Украины», основного программного документа Махновского движения в 1919—1921 гг.

Именно в этом документе дано общее представление о том, каким видели махновцы безвластное, анархическое общество. Именно здесь изложено то, как общие принципы революционного анархизма воплощались на практике в конкретных условиях Украины начала 20-го века.

К сожалению, русский подлинник Проекта Декларации в полном объеме не сохранился — в частности, отсутствуют разделы о труде, земле, финансах и национальности. Однако существует подлинник Проекта Декларации в редакции 1921 года на болгарском языке, и он ещё только ждет своего переводчика.

В нижеприведенном виде текст был опубликован В. Кривеньким в сборнике документов «Анархисты 1885—1935». Полная версия Проекта Декларации была опубликована историком Александром Скирдой в французской и английской версиях своей книги «Нестор Махно — Казак Свободы».

ПРОЕКТ ДЕКЛАРАЦИИ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИИ УКРАИНЫ (МАХНОВЦЕВ)

(Принят Военно-Революционным Советом армии на заседании 20-го октября 1919 года)

Трудящиеся классы Украины стоят ныне перед лицом событий громадной важности и величайшего исторического смысла. Несомненно, значение этих событий выходит далеко за пределы самой по себе революционной повстанческой армии. Но повстанческая армия, будучи передовым отрядом в развертывающейся борьбе, считает своим долгом раскрыть перед трудящимися Украины, всей России и всего мира как те цели, за которые она борется, так и смысл событий, естественным средоточием которых она в настоящее время является.

В феврале – марте 1917 г. Украина, вместе с Великороссией, пережила первую революцию, сущность которой заключалась в падении романовского самодержавия и в переходе политической государственной власти сперва к группе лиц из класса крупной земельно-промышленной буржуазии, а затем – к группе деятелей из мелкобуржуазного и соглашательского лагеря.

В силу целого ряда условий ни та, ни другая власть не могли оказаться и не оказались прочными. Всего восемь месяцев понадобилось для того, чтобы оттолкнуть революционные массы от того и от другого правительств, не имевших ничего общего с интересами и стремлениями трудящихся.

Уже с июля 1917 г. определенно назревает вторая революция. Она разражается в конце октября. Она вручает государственную власть в руки крайней левой политической партии социал-демократов большевиков (коммунистов), считавших себя партией революционного пролетариата и беднейшего крестьянства, партией социальной революции.

С самого начала событий эта партия вела длительную борьбу за политическую власть со всеми другими партиями. Ее общие лозунги совпадали с инстинктивными стремлениями трудящихся масс, которые и поддержали её в решительный момент.

Таким образом, восьмимесячный опыт смены буржуазно-соглашательских правительств и восьмимесячная борьба между различными политическими партиями за государственную власть заканчиваются победой партии коммунистов, которая и становится у власти в конце октября 1917 г.

Но уже очень скоро начинает делаться ясным, что и эта партия, что и эта власть, – подобно всякой партии и всякой власти, – будучи сама по себе абсолютно бессильной в деле осуществления великих задач социальной революции, в то же время парализует свободную творческую деятельность самих трудовых масс, единственно способных разрешить эту задачу. Делается ясным, что, прибирая к своим рукам (формально – к рукам государства) всю хозяйственную и общественную жизнь, неизбежно создавая новые политические и экономические привилегии, эта партия и эта власть убивают в корне социальную революцию.

Бессилие коммунистической партии и власти вывести трудящихся на истинный путь борьбы за социализм вызывает естественное разочарование, недовольство и озлобление широких трудовых масс против этой партии и этой власти. Полный развал хозяйственной жизни и, в связи с этим, нелепая крестьянская политика власти создают серьезное и повсеместное брожение в деревне.

В Великороссии власть успевает, однако, быстро сорганизовать крепкий государственный аппарат и покорную вооруженную силу, при помощи которых она, как и всегда, временно оказывается в силах железной рукой подавить всякие проявления народного недовольства.

Проект Декларации Революционной повстанческой армии Украины
Обложка Проекта Декларации в редакции 1921 года на болгарском языке

Иначе складываются обстоятельства на Украине.

Прежде чем украинские трудовые массы успевают разочароваться в деятельности коммунистической власти, – Украина захватывается австро-германцами и попадает под пяту сперва германской, а затем петлюровской власти. Насилие этих властей приводит здесь к взрыву народного негодования, к новому возмущению против самой идеи власти и к широкому партизанскому (повстанческому) движению, проникнутому истинным революционным духом – беспартийным и безвластным… По уходе австро-германцев революционные повстанцы рядом сильных ударов очищают всю Украину от гетманщины и петлюровщины, снова открывая дорогу коммунистической власти, которая и водворяется здесь весной 1919 г.

Разочарование наступает с необыкновенной быстротой. Уже через месяц недовольство и озлобление трудовых масс, – как рабочих, так и, в особенности, крестьянских – сказываются в полной силе. Целые районы (Екатеринославщина, Таврия) начинают все более и более определенно стремиться к свободной общественно-хозяйственной организации, на основе беспартийности и безвластия. Эти районы не допускают в своих пределах никакой деятельности политических властей. К концу лета – вся Украина кипит крестьянскими восстаниями и широким повстанческим движением против не оправдавшей доверия масс коммунистической партии. Надвигается третья революция, которая в настоящее время уже началась, в которую Украина ныне уже вступила…

В то же время снова поднимает голову реакция. Третья революция сталкивается с попыткой восстановления монархии.

Надеясь ещё раз овладеть положением и суметь сломить обе враждебные силы (и революционно-повстанческую, и реакционную), коммунистическая власть подготовляет и осуществляет, при посредстве деникинского наступления, предательский разгром главного ядра революционного повстанчества – армии Махно. Но государственный и военный аппарат коммунистической власти, не успев в свое время утвердиться и окрепнуть на территории Украины, оказывается не в силах ни заменить собою предупредившее его и успевшее пустить здесь глубокие корни вольное повстанческое движение, ни совершенно раздавить это движение, ни вовремя ликвидировать деникинское наступление. Повстанческая армия выходит из тяжелого испытания хотя и поколебленной, но не разбитой. Будучи выбита из родных мест, она стремится во что бы то ни стало сохранить себя, переправляется на время в другие районы и продолжает жестокую борьбу с деникинскими силами, обманувшими расчеты Троцкого и нанесшими революции тягчайший удар. Коммунистический аппарат оказывается вынужденным очистить поле борьбы и предоставить (по крайней мере, на время) защиту революции на Украине живому партизанскому движению революционных повстанцев.

В настоящее время Украина пылает пожаром крестьянских восстаний и революционно-повстанческой борьбы против реакции. Наряду с этим, в борьбу между начинающейся, таким образом, третьей революцией и монархической реакцией снова вмешивается ещё одна сила, уже знакомая украинскому трудовому народу: буржуазно-республиканское правительство Петлюры. Нетрудно видеть (и трудящиеся классы уже более или менее понимают это), что и эта сила, неся с собою новую политическую власть, несет, следовательно, новый политический и экономический гнет, новое насилие над стремящимися к свободному строительству крестьянскими и рабочими массами. Решительное столкновение между идеей вольной, безвластной организации (идеей, воспринятой уже значительными массами Украины) и идеей политической власти (монархической ли, коммунистической или же буржуазно-республиканской) становится, таким образом, неизбежным. Будущее покажет, кто выйдет победителем в борьбе.

Таков в сжатых чертах тяжелый революционный опыт, пережитый нами, повстанцами-махновцами, за два с половиной года революции. Нам остается прибавить, что как в нашем районе, так и в других местах мы бывали свидетелями и участниками успешных по¬пыток безвластной общественно–хозяйственной организации, без вмешательства какого бы то ни было правительства. Все такие попытки ликвидировались при посредстве прямого вооруженного насилия со стороны того или иного правительства.

В результате этого тяжелого, но поучительного опыта, а также в силу некоторых соображений теоретического характера мы, прежде всего, заявляем определенно и открыто следующее:

Опыт революции непоколебимо убедил нас в том, что никакая политическая партия и никакая политическая государственная власть не в силах разрешить великие задачи нашего времени, не в силах привести к восстановлению и организации разрушенного народного хозяйства, не в силах осуществить стремления и удовлетворить нужды трудовых масс.

Мы убеждены, что, вследствие того же пережитого и переживаемого опыта, значительные массы украинских крестьян и рабочих подошли уже ныне к тому же выводу и не потерпят, на сколько-нибудь продолжительное время, никакого политического гнета над собою.

Мы находим, что в недалеком будущем все трудящиеся классы придут к тому же выводу, что они должны будут и сумеют сами взяться за строительство своей трудовой, хозяйственной, общественной и культурной жизни на свободных началах, без опеки, без давления и диктаторства какой бы то ни было личности, партии или власти.

Мы заявляем поэтому, что развертывающееся ныне народное повстанческое движение на Украине является началом великой третьей революции, стремящейся к окончательному раскрепощению трудящихся масс от всякого гнета власти и капитала – как частного, так и государственного.

Мы заявляем, что наша повстанческая махновская армия является лишь боевым ядром этого революционного народного движения на Украине, – ядром, призванным сорганизовать вокруг себя все революционные повстанческие силы и помочь восставшему народу в его борьбе против всяких покушений со стороны власти и капитала.

Мы заявляем, что смысл и значение событий на Украине должны сосредоточиваться не на нашей армии как на таковой, а на том широком народном движении, которое развертывается на Украине и оборонительно-боевой силой которого является наша армия.

Украина стоит на пороге подлинной крестьянской и рабочей революции. Таков основной смысл происходящих событий. Мы, повстанцы-махновцы, – лишь дети этой революции, её слуги и защитники.

И когда революция эта, разгоревшись полным пламенем, охватит собою всю трудовую Украину и освободит её от всех насильников и властителей, – тогда мы, её верные бойцы, растворимся в миллионных рядах восставшего народа и приступим, рука об руку с ним, к свободному строительству истинно новой жизни.

Что касается, далее, основных воззрений наших на важнейшие вопросы безвластного экономического и общественного строительства, то мы считаем необходимым предварительно заявить следующее.

Мы глубоко убеждены, что предоставление народу полной возможности свободно выковывать формы своей хозяйственной и общественной жизни естественно и неизбежно приведет к установлению подавляющим трудовым большинством народа социалистических форм общежития. Мы находим, что эти формы могут быть на деле найдены и выкованы лишь самими трудящимися массами, при условии их совершенно свободного и самостоятельного общественно–хозяйственного творчества. Мы считаем поэтому не целесообразным и даже гибельным навязывать трудящимся массам наши убеждения силой политической или какой бы то ни было иной диктатуры, считаем гибельным вести массы с собой при помощи управления ими сверху. Мы ограничиваем нашу роль простой идейной и организационной помощью трудовому на¬роду, в виде изложения наших мнений и взглядов, в виде простого предложения, совета, разъяснения или указания. Мы полагаем, что народ должен иметь полную возможность выслушивать все мнения и советы, но применять их к жизни и строить жизнь должен сам, самостоятельно и свободно, без партий, диктаторов и властей.

Поскольку, таким образом, речь может идти лишь о простом изложении наших взглядов, – мы обращаем главное внимание трудящихся, прежде всего, на необходимость создания ими истинного свободного советского строя.

Советский строй

Сущность подлинного советского строя должна, по нашему мнению, состоять в следующем:

Для организованного налаживания новой хозяйственной и общественной жизни свободные крестьяне и рабочие, естественно, создают – повсюду на местах – свои общественно–экономические организации, сельские комитеты или советы, всевозможные союзы, кооперативы, рудничные, фабричные и заводские комитеты, железнодорожные, почтово-телеграфные и иные организации. В целях широкого объединения взаимной связи все эти организации – производственные, профессиональные, распределительные, транспортные и другие – естественно создают снизу вверх объединяющие их органы, в виде экономических советов, выполняющих техническую за¬дачу регулирования общественно-хозяйственной жизни в широком масштабе. Советы эти могут быть волостными, городскими, областными и пр. Они организуются, по мере надобности, на свободных началах. Они ни в коем случае не являются политическими учреждениями, руководимыми теми или иными политическими деятелями или партиями, диктующими свою волю и осуществляющими, под маской «советской власти», свою политическую власть: они являются лишь совещательно-исполнительными органами, регулирующими живую хозяйственную деятельность на местах.

Такой советский строй явится, действительно, организацией свободных рабочих и крестьян. И если создание его станет действительно свободным делом рабочих и крестьянских масс; если живая хозяйственная работа всех низовых, местных и объединяющих советских организаций начнет вовлекать в себя все более и более широкие рабоче-крестьянские массы, без принуждения и произвольного вмешательства каких бы то ни было политических партий или властей, то, по нашему мнению, весьма скоро удастся наладить общественно–хозяйственный аппарат на началах социального равенства, справедливости и товарищества и тем самым положить конец существованию классов, политических партий и властей, а также господству одних национальностей над другими. Отсталые и нетрудовые слои населения, со временем, будут естественно втянуты в этот трудовой аппарат. Всякая «политическая деятельность», по самому своему существу всегда неизбежно сводящаяся к созданию, укреплению и поддержанию системы привилегий, системы политического и экономического угнетения трудящихся классов, – всякая «политическая» организация и деятельность, за ненадобностью, отпадут и упразднят сами себя.

На вопрос о том, где будут при таком строе сосредоточиваться «официальные» нити некоторых важных отраслей общественной и гражданской деятельности (учебно-воспитательное дело, медицинское и санитарное дело, дорожное дело, регистрация браков, рождений и смертей, общая статистика и т.д. ), мы отвечаем, что, помимо широкой и свободной частной инициативы, наиболее ценной и плодотворной, соответственные отделы могут быть, в случае надобности, легко созданы при Советах. Роль и деятельность этих отделов не будет ни сложной, ни громоздкой, если правильно налаженный общественно–хозяйственный аппарат будет функционировать повсюду на местах, в низовых местных организациях и Советах.

Судебно-административный аппарат

По вопросу о необходимости организации судебно–административного аппарата мы выдвигаем, прежде всего, то основное положение, что всякий закостенелый, раз навсегда установленный судебный и полицейский аппарат, равно как всякие мертвые, определенно зафиксированные «своды законов» являются самым грубым нарушением истинного правосудия и подлинной самообороны населения.

Истинное правосудие должно быть организованным, но живым, свободным, творческим актом общежития.

Самооборона населения должна быть делом свободной, живой самоорганизации.

Поэтому всякие омертвелые формы правосудия, судебные учреждения, революционные трибуналы, уложения о наказаниях, полицейские или милицейские институты, чрезвычайки, тюрьмы и вся прочая старая, бесплодная и ненужная ветошь, – все это должно отпасть само собою и упраздниться при первом же дыхании свободной жизни, при первых же шагах свободной и живой общественно–хозяйственной организации.

Свободные организации, союзы и советы рабочих и крестьян должны сами свободно же устанавливать у себя те или другие конкретные формы правосудия.

Правосудие это должно отправляться не специалистами-чиновниками на стороне, а живыми, заслуживающими доверия, местными общественными силами, при широком участии населения и при полном отсутствии заранее определенных норм наказания.

Равным образом, самооборона населения должна быть построена на началах свободной организации охраны живыми местными силами, но не должна быть делом специалистов–милиционеров. Казенная, официальная организация дела правосудия и обороны не только не достигает цели, но губит в корне всякое правосудие и всякую оборону.

Культурно-просветительное дело

В обществе, устраивающемся на началах свободного объединения социально-трудовых организаций, культурно-просветительное дело становится не монопольным предприятием государства и того или иного правительства, а свободным творческим делом лиц и организаций, свободно и естественно объединяющихся между собой. Только при этом условии духовный рост трудящихся масс станет, действительно, их собственным и потому дорогим для них делом. Только при этом условии осуществится живое, свободное творчество культурных ценностей и будет обеспечен быстрый духовный рост населения.

Гражданские свободы

Само собою разумеется, что свободная организация общества предполагает действительное и полное осуществление так называемых «гражданских» свобод: свободы слова, печати, совести, вероисповедания; свободы собраний, союзов, организаций и т.д. 

Защита общежития

До тех пор, пока свободное общежитие будет нуждаться в организации физической силы с целью самозащиты от внешнего нападения, оно организует свою армию. Армия эта понимается нами как свободная и всенародная военная организация, построенная на выборных началах и тесно спаянная с населением.

Внутри страны эта армия должна находиться в распоряжении трудовых рабоче-крестьянских организаций, защищая их от всяких попыток насилия со стороны власти и капитала и помогая им в осуществлении их свободного строительства.

Сношения с иностранными государствами

Общие съезды представителей от всех, составляющих свободное общежитие, организаций, городов и сел выделяют комиссию, ведущую повседневные сношения с иностранными государствами. Деятельность комиссии должна быть открытой и явной. Никакие «дипломатические тайны» недопустимы. Вопросы, не могущие быть разрешены комиссией, обсуждаются и решаются путем экстренных съездов.

Таковы те общие начала, на которых, по нашему мнению, должно складываться свободное, разумное, здоровое общежитие и за которые мы боремся.

В нашу задачу не входит насильственное навязывание этих начал трудовому крестьянскому и рабочему населению. Мы считаем лишь своим долгом ознакомить население с нашей точкой зрения и обеспечить трудящимся массам возможность свободно обсуждать как эту нашу, так и всякие другие точки зрения, дабы затем свободно избрать тот или иной путь общественно-экономического строительства.

Мы убеждены, что лишь на началах полной свободы исканий и приемов строительства трудящееся население сумеет, естественным путем, прийти к здоровой, истинно социалистической форме общежития.

Эту свободу исканий, эту свободу строительства мы будем отстаивать и защищать всеми имеющимися в нашем распоряжении силами и средствами.

Эту свободу будет, вне всяких сомнений, отстаивать и защищать все трудовое население Украины, которое мы призываем идти в нашей великой борьбе рука об руку с нами, мирясь с неизбежными во всяком деле ошибками и недостатками, поддерживая нас своим сочувствием и содействием и удесятеряя нашу мощь постоянным притоком свежих сил, новых борцов – защитников свободы.

Лишь общими усилиями великой трудовой семьи, свободно кующей формы нового общежития и с оружием в руках отстаивающей свое право на это свободное творчество, – мы победим.

Послесловие от А. Дубовика.

Среди части исследователей и интересующихся появилась мода присваивать Махновщине наименование «Южноукраинской трудовой федерации». Многие даже думают, что это было «официальным» названием контролировавшегося махновцами «полугосударственного образования». Обращаю внимание на то, что ни в Декларации РПАУ, ни в других документах, исходивших из лагеря самих махновцев, никогда не употребляется ни сама эта конструкция («Южноукраинская трудовая федерация»), ни какие-либо производные от нее. В махновских документах речь всегда идет об Украине и системе «Вольных Советов». Поэтому изобретать велосипеды и «федерации» — излишне.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Подарим детям Донбасса новогодний праздник!💵$5 млрд для Украины. 10 биткоинов Навальному. Дотянулся… СталинЗакон, который никого не защитит. 80 лет Зимней войнеНиколай Стариков: Закон «о насилии над семьей» никого не защищает

Instagram Николая Старикова

Комментарии