Проект “Украина” – взгляд из 1914 года

01.04.2016

События 100 летней давности очень напоминают сегодняшний день. В воздухе тогда тоже пахло войной. Но в нее не верил никто. До тех пор, пока она не началась. Руководство России начала ХХ века не смогло избежать втягивания в военный конфликт, чего успешно избегает руководство России века ХХI. Одним из итогов смуты в тылу русской армии и гибели нашего государства стало создание проекта «Украина», который до этого времени был во многом «академическим» проектом австро-венгерской разведки.  Именно развал Российской империи сделал возможным создание на части территории южных губерний нового государства – Украина. Первыми его создателями были немцы и австрийцы, которые с радостью подписали Брестский мир с новым государством Украина, даже раньше чем с большевиками. Потом Украину активно поддерживала и Антанта, не давая белогвардейцам его ликвидировать. Победившие большевики, корни идеологии которых также уходили в недра иностранных разведок, сохранили новое образование. Украинизация активно шла практически до Великой Отечественной войны и лишь Великая победа прекратила насильственное перекрещивание русских в украинцев. В позднесоветский период острота вопроса была снята – украинский язык учили в школе, но большинство тех кто знал оба языка в быту говорили на русском. В целом – каждый говорил так, как ему было удобнее. Никакого насилия.

Что происходит на Украине сегодня рассказывать не нужно.

После разрушения СССР Горбачевым и Ельциным продолжился процесс создания Украины, как Антироссии. Сегодня он в самом разгаре, но корни его в начале ХХ века.

Поэтому будет очень полезным прочитать статью очевидца того, как все это начиналось.

Имя автора материала известно сегодня немногим. Это Петр Бернгардович Струве. Это общественный деятель, всю жизнь пытавшийся бороться с Россией. Думая, что борется с «прогнившим самодержавием». Он участвовал во многих антирусских затеях тогдашних «революционеров». Кому интересно – почитайте го биографию. На мой взгляд, Струве — что-то среднее между Касьяновым и Ходорковским. Долгое время был в эмиграции. В частности он был одним из организаторов съезда русских общественников-революционеров во время войны с Японией, на котором приняли решение о желательности поражения своей страны. После того, как власть пошла на поводу у разрушителей страны и была инициирована первая Дума, Струве вернулся, став либералом, а затем и стал депутатом второй Думы.

Материал, который предлагаю вашему вниманию вышел в русской газете «Биржевые ведомости», 29 сентября 1914 года, когда стало ясно, что украинская карта начинает активно разыгрываться австрияками в начавшейся войне. Понятно, что политическое кредо газеты с подобным названием – либерализм.

Так вот даже сто лет назад русские либералы, борясь с властью не понимали, что их действия открывают дорогу проекту «Украина», и что внутренняя смута лишь упрощает задачу борьбе внешних сил против России.

А ключевая фраза материала Струве такова: «Московитская Россия должна быть оттеснена от Черного моря, и между Россией и Балканами в областях Украйны должен быть против России продвинут засов».

Украинское государство сто лет назад создавалось для вытеснения России от Черного моря (Крым!) и отрезания России от Европы. Именно это мы наблюдаем и сегодня. Ничего не изменилось.

Австро-германское «украинство» и русское общественное мнение

Источник:  Биржевые ведомости, No 14402, 29 сентября 1914 г. — Петроград, 1914.

«Великие события, которые разыгрываются на наших глазах, будут несомненно способствовать здоровому решению целого ряда наших внутренних вопросов. Какие бы ни предвиделись и ни были возможны колебания и ошибки, есть что-то, поистине, направляющее и оздоровляющее в самих событиях. Они сдувают или сдунут всякую пыль и гниль, они освободят здоровые ростки и силы, дадут им развернуться и окрепнуть.
Так разом наметились правильные пути к решению польского вопроса. И на другом вопросе, я уверен, события скажутся таким же оздоровляющим образом. Я разумею т. н. «украинский вопрос». В этом вопросе до сих пор сталкивались, в сущности, крайние точки зрения. С одной стороны, имеется налицо какая-то странная подозрительность ко всему малорусскому, ставившая на место здоровых государственных начал и приемов чисто полицейское отношение к областным особенностям. С другой стороны, в русском общественном мнении не столько настоящую симпатию, сколько отчасти равнодушное, отчасти сентиментальное снисхождение находила себе вздорная мысль, что малорусская культура есть культура, которая может притязать на место рядом с культурой общерусской, или, попросту, русской. Русская же культура трактовалась, как какая-то «великорусская», или «областная», тогда как исторически и политически «великорусское» начало есть лишь основа культуры общерусской, единственной национальной культуры в единой русской земле.
Отсюда вытекали разные несообразные требования в сущности совершенно доктринального свойства, в своем осуществлении грозившие разрушить единство русской культуры.
На продолжении этой тенденции лежат идеи «украинского» государства, «украинской» автономии и т. п. требования. Ни для кого ни секрет, что в Галиции, именно государственная оторванность которой от общерусской культуры и раздула «областное» и «местное» до значения «национального», эти идеи и требования служили радикальной «украинской» интеллигенции материалом для любезной австрийцам и германцам противорусской агитации, направленной на отторжение от России целых громадных её областей, как якобы не русских, но «украинских», и на вытеснение России чуть-ли не в Азию.
Только что мне на глаза попался нумер «Berliner Tageblatt» от 1-го октября нов. стиля, в котором видный член «украинской» фракции австрийского рейхсрата, д-р Евгений Левицкий, развивает следующий проект.
Весь юг и юго-запад России должны образовать независимую «Украйну». «Московитская Россия должна быть оттеснена от Черного моря, и между Россией и Балканами в областях Украйны должен быть против России продвинут засов».
Неизвестно чему, — наглости-ли автора этого проекта, или его круглому невежеству, — следует приписать то, что он Одессу, Николаев (автор пишет «Миколаев»), Херсон называет «украинскими» городами, очевидно, желая возбудить в доверчивых немецких читателях мысль, что эти города напрасно считаются русскими. Всякий, знакомый с историей и действительностью России, знает, что Одесса, Херсон и Николаев — суть создания русского государства на почве, в вековой борьбе отвоеванной им у Турции, и что даже, если признавать существование «украинской» национальности, то исторические и реальные права её на названные русские города, пожалуй, меньше даже, чем права Турции.
Г. Левицкий настойчиво приглашает Дунайскую монархию и союзную с ней Германскую Империю к «хозяйственному проникновению» в будущую «независимую Украйну», обещая при этом великую наживу германским капиталу и предприимчивости. Современная же Украйна, по словам «украинского» депутата, изнывает якобы не только под политическим, но и под экономическим гнетом московитского государства!
В беззастенчивой противорусской агитации таких украинцев, как г. Левицкий, есть одна несомненно полезная сторона. Эта агитация способна отрезвить русское общественное сознание и излечить его от невнимательно-равнодушного отношения к так называемой «украинской» проблеме. «Украинская» опасность не есть выдумка, но она существует и будет существовать лишь постольку, поскольку притязания так называемых «украинцев» на какую-то особую государственную и национальную культуру рядом с культурой общерусской не будут в русском образованном обществе встречать надлежащего отпора. В рамках Великой России, которая не есть вовсе «Великороссия», т. е. не есть областная величина и сила, а величина и сила национальная, должно быть место для малорусского наречия и для областных особенностей малорусской ветви русского народа. Но эти скромные и законные областные стремления, вполне примиримые с естественным и необходимым господством общерусской культуры, как единственной национальной культуры, единого русского народа, не могут и не должны иметь ничего общего с «украинством» в той его извращенной форме, в которой оно является орудием борьбы «австро-германизма» против единой и нераздельной России.
Не будем делать себе иллюзий: всякое расширение украинства за пределы начала областного, всякое превращение его в начало национальное, сталкивает украинство с фактом и идеей единой и нераздельной России, той великой России, которая в 1914 г. вступила в бой с австрийской ложью и германским насилием.
Австро-германское украинство гг. Левицких да будет для одних устрашающим, для других предостерегающим знамением и примером той огромной культурной и политической опасности, той великой измены всей русской истории, которую несет с собой самая мысль о раздвоении русской культуры и национальности. Для того, чтобы утвердить такое раздвоение, действительно, нужно с военной помощью австро-мадьяр и германцев прогнать Россию с Черного моря, т. е. вычеркнуть два века русской истории.
Однако, современные К. u. К. («цесарские и королевские») Мазепы опоздали именно на два века.»

Источник: Биржевые ведомости, No 14402, 29 сентября 1914 г. — Петроград, 1914.

Оригинал здесь: Викитека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: