Репортаж из Керчи, независимость Донбасса и отечественное шампанское

07.07.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла о том, что сейчас реально происходит в Керчи, о необходимости признания независимости Донбасса, о недопустимости принудительной вакцинации, о проблеме политической монополии в России и её решении, а также о политических решениях, принятых касаемо импорта игристых вин.

Хронометраж:
00:00 — Что сейчас происходит в Керчи
11:40 — Почему необходимо признать независимость ЛДНР
16:16 — Почему жители Керчи возмущены работой администрации
28:57 — Почему принудительная вакцинация недопустима
30:44 — Как решить проблему политической монополии в России
36:10 — О политике через вино и шампанское

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская Правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

— Здравствуйте. Приветствую вас из Керчи. Могу рассказать из первых уст о том, что здесь сейчас происходит. Очередная порция природных катаклизмов. Я встречался с теми, кто пострадал от предыдущей части. Сейчас в Керчи просто идет дождь. Достаточно сильный, но ничего страшного не происходит. а вот то, что я увидел на улице Чернышевского, где стоят в том числе многоквартирные дома, которые были затоплены, это зрелище сильное. По сути, меня пригласили зайти в квартиру. Могу сказать, что квартиры просто нет. Нужно ставить вопрос о сносе этих зданий и переселении людей в нормальное комфортабельное жилье, как это было сделано во время наводнения в Тулуне.

Об этом решение ещё не принято. И люди находятся в ситуации очень взвинченной. Они хотят хоть какой-то ремонт сделать, восстановить свою квартиру, чтобы наладить быть. Но не просохли их дома и квартиры. Вместо того, чтобы нарастить мощности, тепловые пушки привезти, есть одна, которая ходит по кругу. Ни один из домов не просушен. Никто не может начать ремонт. Вопросов очень много.

В центре города, где было затопление, там воды на поверхности нет, но она ушла в грунтовые воды. Все сыро, много воды внутри земли. А дренаж, который должен выводить это в реку, забит, не работает. Жители жалуются, что никто этим вопросом не занимается. Почти все говорят, что та природная катастрофа, которая случилась 17 июня, в этом наводнении огромная доля головотяпства, разгильдяйства и безответственности местных чиновников.

В. Ворсобин:

— Говорят, что крымские чиновники не идеальные. Я в этом сам убеждался. Но Москва на это смотрела философски, не меняя главу региона, не рискуя вмешиваться в эти истории. А теперь будут отставки?

Н. Стариков:

— Я думаю, что отставки будут. Потому что мэр Керчи очень непопулярная фигура. Жители Керчи делятся на две части. Первые – это люди, которые реально пострадали, у которых погибло все. Я зашел в квартиру в двухэтажном доме. На втором этаже многодетная мать. Вода туда не дошла. Но у нее потрескались обои, почти опала кафельная плитка, перекосило двери. Там страшная сырость. Она получила компенсацию 10 тысяч рублей на каждого члена семьи. Она даже двери за эти деньги не поправит.

Люди, у которых потеряно все имущество, должны получить компенсацию в 100 тысяч рублей. Страна большая, цены отличаются. Но я хотел бы увидеть того человека, который готов за сто тысяч рублей восстановить обстановку дома или квартиры.

В. Ворсобин:

— А федералы помогают Керчи и затопленному Крыму? Мы видим в хрониках, как наши силы МЧС вылетают на помощь другим государствам. Есть ощущение, что Москва спасает крымчан?

Н. Стариков:

— Сейчас Крым не затоплен. Воды сейчас нет. А то, что случилось 17 июня, оставило работы надолго. МЧС работало. Работали военные. Все это расчищено. Но дороги представляют из себя на пятачке где все было залито, полосы грязи. Невозможно пройти и остаться чистым. Это как в деревне главная дорога после дождя. Пока не просохнет, передвигаться по ней можно только в резиновых сапогах.

В. Ворсобин:

— В Керчи не хватает спецтехники, которая бы расчистила улицы, просушила дома. Не хватает финансирования и человеческих и технических ресурсов?

Н. Стариков:

— Некоторые решения непонятны. Сначала было заявлено о том, что компенсация от 10 до 100 тысяч рублей. Этого мало. Нужно обращаться к федеральным властям, чтобы было выделено дополнительное финансирование. Но даже не это самое главное. Главное – решить вопрос с жильем. Дома ещё не просушены, ещё не начат ремонт. Людям надо ремонтировать? Мне кажется, что это ремонтировать просто нельзя. Здесь должно быть принято решение как в Тулуне – переселить людей в другое жилье. Это справедливо. Но это решение никто не озвучивает. Люди взвинченные.

Вторая часть – это жители Керчи, которые сами не пострадали, но у которых пострадали знакомые, родные, близкие, которые видели произошедшее. Да, помощь оказывается, но не приняты фундаментальные решения. А так – да, идет дождь, но пока ничего катастрофического здесь не происходит. Очередной этап наводнения произошел в Бахчисарайском районе. Проблема в непринятии политических решений.

В. Ворсобин:

— А те, кто купил путевки в Крым, кто собирается туда ехать, имеет это смысл?

Н. Стариков:

— Сейчас погода в Крыму очень комфортная. Небо затянуто тучами, идет дождь. Но здесь все очень быстро меняется. Я думаю, что через несколько дней здесь будет яркое солнце, будет жарко и комфортно. Я несколько дней назад купался. Вода как парное молоко. Но Крым большой. Если в одном месте идет дождь, это не значит, что он идет везде. Если случилось наводнение, это не значит, что в других местах невозможно спокойно отдыхать и купаться. Так что Крым прекрасен в любое время года. Сейчас есть определенные проблемы. Надо помочь людям и успокоить их.

Мы привозили с коллегами гуманитарную помощь – 2,5 тонны собрали крымчане из других частей полуострова. Мы раздали людям. Сейчас привезли юристов. Людям нужно понимать, как им строить свои взаимоотношения с местной властью, с государством. Сейчас мы оказываем бесплатную юридическую помощь жителям Керчи.

В. Ворсобин:

— Николай, вы находитесь в Крыму по служебным обязанностями. Вы у нас главный от «Справедливой России – За Правду» по Крыму.

Н. Стариков:

— Здесь нет никаких служебных обязанностей. Я возглавляю от социалистической партии «Справедливая Россия – За Правду» территориальный… в который входит Республика Крым, Севастополь и Калининград. Эта беда, которая случилась, она не то что рядом, она прямо совсем среди нас. Ялтинское отделение «Справедливой России – За Правду», руководитель, у него теща во время того, что случилось в Ялте, пропала без вести. До сих пор нет никаких известий. Поэтому для нас это очень близко и ранимо.

В. Ворсобин:

— Из вашего рассказа мне удивительно только одно. Такое впечатление, что местные власти и федеральные не думали, что это возможно в Крыму. В Крыму такого, видимо, не происходило никогда. И готовиться к такому ЧП никто и не думал. Я это говорю с сарказмом, потому что такие случаи в Крыму бывают частенько. Там то засуха, то заливает. Система сработала топорно или не сработала вообще. Людей вытащили, спасли. Хотя кто-то пропал без вести. Керчь практически парализована. Людям теперь негде жить. Дома надо сносить. Почему об этом не подумали раньше?

Николай, я почему спрашивал, почему вы в Керчи? Вы сейчас заняты политикой, скоро выборы. Несколько дней назад у нас в эфире была Татьяна Монтян, я вел эту передачу. И мы неожиданно вышли на тему вас. Она следила за вами, когда вы защищали «интересы» ДНР. И вот что она сказала.

Т. Монтян:

— Сам товарищ Стариков рассказывал, что ЛДНР должны быть гирей на ногах Украины. Если он думает, что в Донецке и Луганске об этом забыли, то зря он так думает. Все помнят. И всегда ему будут это помнить.

В. Ворсобин:

— Видите, слава о вас идет. И все ходы записаны.

Н. Стариков:

— Ничего нового в этом нет. Все, что я говорил, писал, ролики и аудио в течение последних лет пятнадцати, я ни от одного слова не отказываюсь, все в открытом доступе. И все можно найти.

В. Ворсобин:

— Я объясню: «гирей на ногах Украины» — это означает, что те, кто живет на этих гирях, не представляют никакой ценности. Получается, манипулирование человеческими судьбами, что вот эти регионы должны быть в нищете, не признанными. Их цель – просто мешать Украине жить. И это многих обидело в Донецке.

Н. Стариков:

— По полочкам. Первое. Я в Донецке многократно выступал в открытых аудиториях, где говорил о том, что на тот момент я был убежден, что не наступил момент государственного признания независимости ЛДН и ДНР. Я выступал в парламенте ДНР, в университете. Никакого секрета нет.

А что касается той реплики, которую вы вырвали из контекста и пытаетесь не творчески развивать, логика была такая: Украину создают как гирю до сих пор на России, чтобы Россия не могла развиваться. И вот антитезисом этого мог стать Донбасс, как невозможность развития анти России в виде Украины. Но этот этап уже прошел. Сегодня наступил этап – необходимо признать независимость ДНР и ЛНР.

Я не стесняюсь, не боюсь своих слов. Я рассчитываю до 19 сентября приехать в Донецк. И если вы думаете, что я там по улицам хожу с охраной, вы глубоко ошибаетесь. Я спокойно хожу. Люди подходят, жмут руки, говорят спасибо.

Кстати, благотворительный фонд «Великое Отечество», который оказывает помощь погибшим, он оказывает помощь и по сей день. На днях выплатили помощь 100 тысяч рублей вдове убитого ополченца. Помощи будет наращиваться и увеличиваться.

В. Ворсобин:

— Я все понимаю. Просто смена позиций, как вы говорите, вчера вы не хотели признания, сегодня захотели. Вот это любопытно.

И у нас звонок из Керчи.

Н. Стариков:

— Буквально два слова. Вот товарищ Сталин, он боролся с нацистами сначала, а потом почему-то, с вашей точки зрения, непонятно заключил договор о ненападении. Владимир Ильич Ленин подписал почему-то с немецкими империалистами Брестский мир. Ну, что ж… Давайте обвинять этих двух великих политиков в том, что они недостаточно четко придерживались одной и той же линии.

Просто наступает новый исторический политический период, и нужно принимать соответствующие этому периоду решения.

В. Ворсобин:

— Давайте вернемся в Керчь. Я вас понял. Надеюсь, что и слушатели поняли. У нас на связи Екатерина Максимовна из Керчи.

Екатерина Максимовна:

— Моя фамилия Цвелити Екатерина Максимовна. От имени 95% нашего всего люда, который проживает в Керчи, все говорят о том, что нашу администрацию во главе с Борозденко, я забыла, как его… Бороздин! Надо вымести поганой метлой! Чтобы их тут и духу не было! Вот так они относятся к людям! Люди все недовольны, возмущаются и у нас социальная обстановка поганейшая! А они и в ус не дуют!

В. Ворсобин:

— А какую партию они представляют?

Екатерина Максимовна:

— Да откуда я знаю, в какой они партии! В какой бы партии не были, а совести нет! Бессовестная администрация! Живет для себя!

В. Ворсобин:

— Так вы сами её выбрали!

Екатерина Максимовна:

— А мы его не выбирали. Это выбирали в администрации там. Собралась там ихняя шайка и его выбрали. А мы мучаемся.

В. Ворсобин:

— Спасибо! А у вас с жильем как сейчас? Как ваша квартира? Как дом?

Екатерина Максимовна:

— Слава богу, нас не коснулось вот это. В 1976 году у нас было такое же точно – потоп. И так нам как? Сразу предоставили квартиры. Потому что там жить было невозможно. А дом достраивался. И нас переселили в квартиры сразу. А этот… Собачьи будки не построил, а строит для себя выше планеты всей!

В. Ворсобин:

— Спасибо.

И у нас ещё один звонок из Керчи. Валентин Владимирович, здравствуйте!

Валентин Владимирович:

— Я по поводу нашего главы администрации Сергея Вадимовича Бороздина сказать. Вот только что женщина говорила о нем, так? И пять лет назад начинали строить керченский мост. Я живу на улице Горького, и я слышал, как забивали сваи. Тогда Сергея Владимирович сказал, что будет реставрировать лестницу. И вот уже и мост работает, и железнодорожный Владимир Владимирович Путин открывал, и трасса работает, а до сих пор лестница не открыта! Это показатель того, как работает глава администрации! Такой мост построить! А лестницу никак не может открыть. Два года документацию проекта делали, понимаете? И как ни совещания у Аксенова в Крыму, Сергей Вадимович Бороздин всегда где-то отсутствует по важным делам! Какие могут быть важные дела, когда глава Крыма проводит совещание в прямом эфире. Ответьте на такой вопрос.

В. Ворсобин:

— Спасибо! А к главе Крыма у вас есть… Как вы смотрите на его работу?

Валентин Владимирович:

— А глава Крыма очень интересный товарищ. Он очень дисциплинированный, бывший, все-таки, заканчивал военное училище. Он энергичный. Конечно, ему не хватает кадров, понимаете? Люди просто ну как бы привыкли, как глава правительства у нас – это, понимаете, номенклатурный человек. Он спокойный, у него все хорошо. Нет Аксенова – проводит совещание глава правительства. И как бы все хорошо. Только на следующий раз приезжает Сергей Валерьевич Аксенов и опять находит массу недочетов. Понимаете, ему нужна поддержка очень сильная!

В. Ворсобин:

— Спасибо вам за сведения с мест ЧП.

Николай, комментируйте.

Н. Стариков:

— Видите, в каком эмоциональном состоянии находятся жители Керчи, при этом нам звонили два человека, который, слава богу, не пострадали во всем этом. А там рассказывают совершенно удивительные истории! Вот женщины говорит, а мы зашли в её квартиру, говорит, что вода потекла сначала из унитазов, потом из щелей, потом через подоконник начала переливаться. А дома у нее было два внука 4 и 7 лет. Дверь практически уже заклинило. Мужики, два соседа, спасли детей. Просто отжали дверь и дали возможность практически уже выплыть детям из квартиры. Иначе они бы просто могли там погибнуть.

Вот если свести к двум словам, чем возмущены жители Керчи? Русло речки Мелек-Чесме, которая вышла из берегов, оно должно быть очищено. Об этом говорили многократно. Оно заросло, никто не чистил. И когда начался сильнейший ливень, вся вода пошла в низину и затопило, представьте вот, двухэтажные дома почти по второй этаж.

В. Ворсобин:

— Я думаю, что надо Следственному комитету посмотреть по бумагам: чистилась или нет? Не удивлюсь, что по бумагам там проводились всякие работы. И там все стерильно.

Но это Крым.

Н. Стариков:

— Спасибо жителям Керчи, что позвонили. Надеюсь, что нас слушают и сотрудники Следственного комитета и других правоохранительных органов, которые заинтересуются тем, как чистилась или не чистилась река, которая столько бед принесла жителям Керчи.

17 июня была затоплена Керчь. На остальной территории Крыма все нормально. Но не будем сбрасывать со счетов проблемы, которые реально есть. Люди хотят скорейшего решения главного вопроса – где они будут жить. Справедливая компенсация утерянного имущества. Живут люди в квартире, и туда грязнейшая вода с песком попадает. Техника, одежда, утварь – все уничтожено.

В. Ворсобин:

— Нам нужно поднять шум, чтобы хоть что-то сдвинулось с места. Это наша задача.

Н. Стариков:

— Я хотел бы выразить соболезнования родным и близким. Потому что сегодня скончался Владимир Валентинович Меньшов. Великий талант, режиссер, актер, наш партийный товарищ. Это огромная потеря для искусства, для всего нашего народа.

В. Ворсобин:

— Присоединяюсь, конечно.

Светлана из Ростова-на-Дону:

— У нас Ростов расширяется. Уничтожили сады, питомники. Суворовский построили – плывет. Это все были сады. Был маленький город. А сейчас у нас сверхмиллионник. У нас тут ходят азиаты и считают, что они тут правы. Кавказцы – просто беспредел. Потому что гражданство можно купить за сто тысяч рублей. И Голубев развалил все. И до сих пор сидит тут, двадцать лет разваливает. А теперь говорит: у нас садов нет, ничего нет. Мы его не выбирали. Его нам выбрали армяне. И мы пожинаем плоды.

В. Ворсобин:

— Не разжигайте межнациональную рознь. Слово «не выбирали» говорят и в Керчи. Они не выбирали этого мэра, которого все сейчас ненавидят. И в Ростове – «не выбирали». Как с этим быть?

Н. Стариков:

— Справедливости ради скажем, что «не выбирали» бывает разное. Есть процедура, когда граждане голосуют за местных депутатов, которые, в свою очередь, назначают руководителя администрации.

В. Ворсобин:

— Не ходят на выборы депутатов. Я сам участвовал в этих выборах, депутатом пытался быть. Там приходит от одного дома три-четыре человека. А эти недоизбранные, те, которых выбирают по 100-500 человек, родственников приглашают, они голосуют, они потом избирают мэров и губернаторов. И после этого вы хотите сказать, что народ избрал? Нет, конечно.

Н. Стариков:

— Я хочу сказать, что 19 сентября нужно обязательно прийти на выборы. В Ростовской области баллотируется по списку партии «Справедливая Россия – За Правду» Сергей Михеев. Замечательный политолог, человек, наш товарищ, умница. Придите, проголосуйте за Сергея Михеева. И он наведет у вас там порядок в Ростовской области. Да и в Госдуме тоже вместе с нами порядок наведет.

В. Ворсобин:

— Да, политолог наведет порядок. Ваш цех вам рукоплещет.

Н. Стариков:

— Какая была профессия у Владимира Ильича Ленина в феврале 1917 года, раз вы так презрительно говорите слово «политолог»? Наверное, слово «писатель» вам тоже не очень нравится?

В. Ворсобин:

— Нет, не трогайте писателей! И не сравнивайте их с политологами. Вы уж простите. У нас любой человек, знающий азбуку, может быть политологом. А писателями могут быть только единицы. Хорошими, конечно.

Ленин был юристом, если быть уж совсем формальным.

Н. Стариков:

— А также писателем, знатоком политики. Сейчас бы его назвали политологом, автором многочисленных острых статей. Вел колонки в газетах. С вашей точки зрения, занимался всякой ерундой. А потом возглавил величайшую страну в мире и сделал её ещё более великой. Так что давайте как-то без этих ненужных усмешек.

У меня есть к вам вопрос. Две недели назад мы вели программу, и мне показалось, что вы топили за принудительную вакцинацию. Сказали, что вы пойдете ставить вакцину. Прошло две недели, вы привились?

В. Ворсобин:

— Да, Николай. У меня 12 июля повторная прививка. И скажу, что никакой реакции, и плечо не болит, и вообще, и чип не чувствую, и рог зеленый не вырос. Все хорошо. И вам советую – идите и привейтесь. Со всей своей семьей прекрасной и дружной. Хотя у вас и есть врач, который советует не прививаться, не слушайте, надо это обязательно сделать.

Н. Стариков:

— Опять перевираете. Речь идет о том, что, и здесь я полностью согласен с президентом, недопустима принудительная вакцинация.

В. Ворсобин:

— Я вас не принуждаю, а убеждаю. Я взываю к вашему разуму.

Н. Стариков:

— Это очень хорошо. Вы в этом смысле молодец.

Михаил из Иркутска:

— Комментарии про вакцинацию. Ее нет принудительной. Но у нас в Иркутске нельзя войти в спортклуб без сертификата о вакцинации. Еще нельзя кое-что делать. Это принудительная вакцинация. Хотя наш губернатор говорит, что только за добровольную. Ее делают исподтишка принудительной.

В. Ворсобин:

— Колхоз – дело добровольное. Хочешь – иди. Не хочешь – заставят.

Михаил:

— Заксобрание выбрало мэра второй раз. И это просто беспредел. Они выбирают очень похожего на тех, кто им нравится. С кем у них есть договоренность. Это все так выглядит. Своих знакомых выбирают. У нас в городе не очень хорошо управляет мэр.

В. Ворсобин:

— Раньше, когда были прямые выборы мэров, говорили, что народ глуповатый, мало чего понимает в управлении хозяйством. И к тому же подкуп населения, мы убираем коррупцию. А придут настоящие профессионалы. Поэтому они отдали выбирать мэров депутатам. И открыли такую коррупционную лавочку! Во время кризиса, как в Керчи, люди ладно бы выбрали своего мэра, который бы проштрафился, это уже тогда ответственность граждан, что они выбрали такого. А там теперь лютая ненависть. Им навязали какого-то типа, из-за которого гибнут люди, весь город надо эвакуировать.

Н. Стариков:

— Главное – не процедура, а смысл выборов, который теряется из-за политической монополии единой и неделимой партии. Нет никакой разницы, депутаты ли, избранные от этой партии, выберут своего мэра, а не того, кого нужно и кого хотели бы выбрать жители, или предложат жителям голосовать за мэра и представят дело так, что вот победил определенный кандидат. Политическая монополия – вот в чем суть проблемы.

Молодой человек говорит, что у него в регионе фактически происходит принудительная вакцинация. Да, возможно, так и есть. Потому что на предыдущих выборах с триумфом победила единая и неделимая партия. И она сегодня может проводить абсолютно любые решения.

В. Ворсобин:

— Как раз с вакцинацией они делают правильно. Это редкий случай, когда они действуют правильно. Чем быстрее вакцинируются все, тем быстрее уйдет весь этот ужас и ограничения. Я в этом случае не демократ, когда мы говорим о вакцинации.

Н. Стариков:

— Я продолжаю стоять на позиции здравого смысла. Когда кто-то пытается осуществить принудительную вакцинацию, он злит народ, вызывает нежелание вакцинироваться, является худшей рекламой необходимости поставить вакцину.

В. Ворсобин:

— Сейчас не хватает прививок. Все встали в очередь, все прививаются. Это идет на пользу.

Давайте примем звонок из Севастополя. Владимир, слушаем!

Владимир:

— Здравствуйте! Я что хочу сказать за прививки. Прививки не так уж хороши. У меня сосед по дому, мы с ним разговорились, у него после второй прививки получилось осложнение. Левая нога посинела. И боится идти, я ему советую: иди в больницу, скажи, что пострадал от прививки. Он боится. Человек не курящий, не пьющий. И в разговоре выяснилось, он двадцать лет назад переболел инсультом. У него было большое давление.

То есть, не каждому человеку… А у кого болят почки?

В. Ворсобин:

— Срочно пусть идет к врачу! Вы ему позвоните после передачи. Если синеет нога, то может быть тромб! Пусть срочно вызывает «Скорую». Он не должен быть дома!

Спасибо. Но мы не о прививках. Николай, давайте к другой теме. Хорошая история для Кремля, хотя немного ироничная. «Хеннеси» — этот гигант по производству дорогих вин, в том числе, шампанское «Moet» решила не поставлять в Россию шампанское, потому что новый закон обязывает их маркировать не как шампанское, а как игристое вино. Это по мнению французских производителей. Их позиция просуществовала что-то ровно сутки, потом они вдруг сдались. И поставки снова пошли. Они смирились с российским законом. Думаю, что это первая такая победа Кремля без единого выстрела. И очень здорово. Думаю, что вы сейчас порадуетесь за ваш любимый Кремль, правда?
Н. Стариков:

— Я порадуюсь за мой любимый Крым! У меня есть планы законопроекта, которым хочу поделиться с радиослушателями и с вами, Владимир. Вот есть некоторое количество несознательных государств, которые отрицают очевидность. И выступают с непризнанием факта объединения, восстановления единства России и Крыма. С одной стороны, что ж… С другой стороны, надо поддерживать в Крыму виноделие. Это одна из ключевых точек развития этой отрасли у нас. Поэтому я предлагаю запретить продажу вина тех государств, которые не признают воссоединение России и Крыма, на территорию Крыма и Севастополя. Пусть там продаются российские вина, абхазские, грузинские, если Грузия признает. А если не признает, то испанским, итальянским, грузинским и всем остальным винам будет не место в Крыму. Вообще, в Крыму, мне кажется, выпить какого-то другого вина иностранного, это даже как-то неприлично.

В. Ворсобин:

— А какое вы предпочитаете в это время суток в этом месте? Какое ваше любимое.

Н. Стариков:

— Я в это время суток не употребляю ничего, кроме воды, и вам не рекомендую. А вечером за ужином можно бокал каберне «Качинское». Мне очень нравится этот производитель.

В. Ворсобин:

— Я из шампанского. Какое из российских шампанских, а закон говорит, что только наше можно называть шампанским, а другие нет, они игристые вина, вот что вы предпочитаете из российского шампанского?

Н. Стариков:

— Здесь у меня предпочтений нет. Но мне кажется, что этот закон – это было определенное тестирование западных корпораций конкретно. Смотрите, смысл закона, если свести его к одному предложений – шампанским может называться только то, что произведено на территории России.

В. Ворсобин:

— Это смешно! В Шампани, Николай!

Н. Стариков:

— Определенный троллинг. Мы с вами знаем, что есть провинция во Франции, оттуда пошло это название. Ну, пошло и пошло. А на территории Российской Федерации шампанским называется то, что произведено на территории Российской Федерации.

В. Ворсобин:

— Так…

Н. Стариков:

— Закон прошел все необходимые чтения, его подписал президент. И вот узнав об этом, одна из крупных западных компаний сказала, что не будет поставлять шампанское, потому что это не шампанское. Сутки думали. И за сутки поняли, что тем самым они сделают огромный подарок российскому виноделию, который и мой законопроект хочет привнести – очистить рынок, по крайней мере, в Крыму и в Севастополе от иностранных производителей, чтобы…

В. Ворсобин:

— Николай, поймите, большую часть российского шампанского пить невозможно! Это не только не шампанское, это не игристое, это черт знает что! Почему вы заставляете людей пить эту гадость? Они ещё не научились делать нормальное шампанское, а вы делаете барьеры. Я, честно говоря, «Хеннеси» не пил, это не мой финансовый потолок, но, в любом случае, лишать всех…

Н. Стариков:

— Не обижайте российских производителей. А то они на вас в суд подадут и будут абсолютно правы.

В. Ворсобин:

— Я не уточняю, какие из них, пусть они там мучаются.

Н. Стариков:

— Ничего, кроме воды, я людям пить не предлагаю. И существуют различные ГОСТы производства, что является игристым вином, что шампанским. Смысл закона не в технологии производства, а в названии. Знаете, такой красивый троллинг. Вы говорили, что в Шампани шампанское? Так вот, на территории России это только то, что на территории России. И следующий закон надо принять, что коньяк – это то, что производится в России.

В. Ворсобин:

— В Дагестане, да? Да. Да.

Н. Стариков:

— Коньяк, что угодно. А вот коньяк только у нас! Мне кажется, прекрасный закон!

В. Ворсобин:

— Зачем? Это троллинг! Они так юморят?

Н. Стариков:

— Мы очищаем рынок для отечественного производителя. Не хотите? Не поставляйте!

В. Ворсобин:

— Все, прерываемся! И увидимся через неделю.

P.S. Предыдущие выпуски программы «По сути дела»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

  • Россия. Крым. История
  • Русская смута XX века
  • От декабристов до террористов. Инвестиции в хаос
  • Сталин. После войны. Книга вторая. 1949-1953
  • Сталин. После войны (1945-1948). Книга 1
  • Национализация рубля. Путь к свободе России
  • Сталин. Вспоминаем вместе

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: