Школа Геополитики Николая Старикова
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Россия в современной информационной войне

Россия в современной информационной войне

Источник: ПАНИ
Автор: Поздняков Никита Иванович
10082
9 июня 2023 г.
Примечание. Автор прекрасно понимает, что слова «информация», «информационный» иностранные. Некоторые рьяные ревнители русского языка предлагают заменить термин «информационная война» русским новым словом ВЕСТВОЙНА – от корня «вест» (весть, известие, ведать, ведение и др.). Я в своей давней работе «Богословие и специалист XXI века» (Русская народная линия, 26.01.2008) указывал, что понятие «ведение» шире и полнее, чем «информация» и даже «знание». Не возражая в принципе против термина «вествойна», в данной статье я всё же придерживаюсь понятия «информационная война» как более привычного для многих  людей. Да, это понятие впервые было введено в оборот на Западе – что ж, попробуем бить врага его же оружием!
Сейчас уже очевидно, что специальная военная операция (СВО) России против нацистского режима Украины переросла в гибридную войну с НАТО. И даже более чем с НАТО, так как, с одной стороны, участвуют в ней и не члены этой организации, но также враждебно настроенные против России страны (например, Швеция, Австрия, Япония, Австралия и др.). С другой стороны, явно обнаруживают себя и внутренние враги – «5-я колонна», разделяющая русофобскую политику и ведущая подрывную информационную работу во многих направлениях: в образовании, воспитании, науке, организации производства, в социальной и финансовой сферах. Причём делающая это достаточно тонко, весьма часто – с позиции некоей «элитности», посвящённости, псевдоинтеллигентности. Любимый их «конёк» – шельмование патриотизма, выставление его как нечто маргинальное, примитивное, «квасное», «для быдла».
Учитывая реальные информационные угрозы, необходимо развивать соответствующие контрмеры и направления обеспечения безопасности: в образовании, воспитании, здравоохранении, науке, организации производства и транспорта, в социальной и финансовой сферах. И, само собой разумеется, в сфере военной, особенно в области военного производства и тылового обеспечения.
Как никогда важна сейчас организация сплочённого противодействия внешним и внутренним противникам и русофобам. Но, к сожалению, в обществе люди разобщены. Налицо парадокс: технические удобства, например, такие как компьютеры и сотовые телефоны, по сути своей являющиеся средствами связи – на деле очень сильно работают на разъединение людей. Компьютер отрывает человека от семьи и коллектива, уводит его в выдуманный, часто – сатанинский, мир, сковывает волю, навязывает свои смыслы и символы, загружая ум и чувства далеко не благородным содержанием. А «мобильники» вытесняют живое и письменное общение, делают его поверхностным, выхолощенным: «Ну, ты как? Ну, ты где? Ну, пока, давай». (А что «давай», кому давай, сколько давай?..)
Средства массовой информации также получили большое развитие – но на что они направлены большей частью? На нагнетание нервозности и безпокойства, поскольку несут устойчиво негативную нагрузку и очень часто – клевету, фальшивки, пошлость и низкопробность. И у человека в результате всего этого теряется чувство гражданственности, причастности к творческому народному духу – следовательно, размывается, притупляется и чувство родины, а значит, и любви к ней.
Приведём рассуждения из православного журнала «Душа»: «С точки зрения науки и техники прогресс несомненен. Но давайте посмотрим на факты. Наука победила множество болезней, которые убивали людей древности, однако им на смену пришли новые болезни и эпидемии, с которыми справиться не выходит никак. Технический прогресс, кажется, сделал всё, чтобы обеспечить комфортное существование, но разве от этого в мире исчезли бедность, голод, войны? Отнюдь нет. Кажется, их стало даже больше. Ну, а если говорить с христианской точки зрения, налицо самый страшный прогресс – прогресс способов удовлетворения греховных страстей, прогресс обезчеловечения, прогресс ненависти, прогресс бездушия».
Конечно, гордиться научно-техническими достижениями своей страны позволительно, но всегда полезно задуматься: к чему они ведут, если используются безнравственно, во зло людям?  Ведь и компьютер, и «мобильник», и радио с телевизором сами по себе нейтральны – пока не заполнены соответствующим содержанием. Соответствующим чему? Либо добру – либо злу, либо созиданию – либо разрушению. А выбирать нам. И детей учить правильному выбору. Если раньше старались вызволить детей от влияния улицы, то сейчас их надо уберечь от губительного влияния интернета. И не просто выключить или запретить компьютер, а занять ребёнка делом: чтением, развивающей игрой, спортом, искусством – всем тем, что даёт пищу уму и сердцу.
Система образования также мало способствует развитию патриотизма, поскольку основополагающие учебные предметы, такие как литература, история, география, обществоведение, ОБЖ сильно искажены, в частности, под влиянием Сороса и навязанных иностранных заимствований.
Нынешние школьные учебники по истории, в частности, никак не способны пробудить интерес к родной истории и гордость за подвиги и свершения предков. Например, Крымская и Русско-японская войны до сих пор подаются как якобы «позорное поражение царизма», совершенно забывая доблесть русских моряков, героев Порт-Артура и Севастополя.
Литература как предмет во многом урезана и почти скатилась на позиции постмодернизма, когда нравственные принципы размыты в угоду либеральным «правам и свободам». Часто можно слышать мнение, что школа должна только давать знания, а воспитывать – не её дело. В корне ложная мысль: ведь образование это единство обучения и воспитания, одно подкрепляет другое, и только так формируется гармоничная личность. Настоящий учитель обучая воспитывает, и воспитывая обучает. И стремясь разбудить в учениках патриотизм, он сам должен быть патриотом.
Но, скажем прямо: трудно быть патриотом, если в стране самым главным законом – Конституцией – запрещена какая-либо государственная идеология. Ведь тогда неясно – от чего вести нравственный отсчёт, а по большому счёту – духовный отсчёт, для любой деятельности, в частности, воспитания? Тогда притупляется творчество, свобода превращается в разнузданность и безконтрольность, а права и законность – во всевластие денег, коррупцию и криминал. И происходит трагический сдвиг сознания: у многих, особенно у молодёжи, родина отождествляется с государством, т.е. бюрократическим чиновничьим аппаратом, и отсюда идут заявления: «не нужна мне такая родина, не буду я её защищать, надо «валить» отсюда». Знакомо? У нас сформировалась протестная среда, но, к сожалению, протестуем мы не конструктивно, а разрушительно. А это и нужно нашим врагам.
И в информационном плане мы часто проигрываем, потому что у нас нет государственной идеологии – а значит, недостаточна моральная мотивация: наших воинов – на Русский дух, на Победу; наших работников – на ударный труд, чиновников – на честное служение, а правоохранителей – на жёсткое пресечение любых нарушений. Стоит пересмотреть нашу Конституцию, тем более, что в её вводной части уже имеются основы государственной идеологии:
- многонациональность, равноправие и самоопределение народов,
- соединённость общей судьбой,
- гражданский мир и согласие,
- исторически сложившееся государственное единство,
- память предков,
- любовь и уважение к Отечеству,
- вера в добро и справедливость,
- суверенная государственность России,
- незыблемость её демократической основы,
- благополучие и процветание России,
- ответственность за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями,
- осознание себя частью мирового сообщества.
Всё это не что иное, как совокупность идеологических принципов построения общества. Совершенно нелогично после таких знаменательных слов введения в Конституцию утверждать в ней же запрет для России иметь какую-либо государственную идеологию. Этим мы сами себе связываем руки.
Ещё об одном течении антипатриотизма следует сказать – о длительной исторической практике богоборчества в стране. В нынешнее время это течение поиссякло, но влияние ощущается до сих пор. Ведь большевистская ненависть изливалась не только на Бога и веру, она в корне подрубала многие вековые русские традиции. Много бед натворил «товарищ маузер», но ведь давно известно: «если вы выстрелите в прошлое из револьвера, будущее выстрелит в вас из пушки». Отвергая старую православную Россию, новая власть сеяла страшные плевелы космополитизма в худшем его варианте и нанесла удар по исконному русскому чувству патриотизма. И только Божьей волей попущенное испытание Великой Отечественной войной в большой мере возродило это святое чувство. И нынешняя война России против сил зла тоже поднимает волну патриотизма.
Однако живо ещё, к сожалению, ошельмованное в советские годы так называемое «низкопоклонство перед Западом». Чем иначе объяснить обилие англоязычных вывесок и реклам, нашествие на русский язык англосаксонского «новояза», а также стремление уехать «за бугор»? Но тем не менее, ещё Е. Евтушенко, например, писал:
Честней в канаве где-нибудь подохнуть,
чем предпочесть сомнительную честь
от ненависти к собственным подонкам
в объятия к чужим подонкам лезть.
И здесь мы снова выходим на понятие безопасности. Современному человеку и обществу жизненно необходима безопасность системная – и физическая (телесная), и духовная. Ведь отсутствие духовной защиты может привести и к потере безопасности физической. События во многих странах подтверждают сказанное, это убедительно просматривается на протяжении тысяч лет и в Европе, и в Азии, в Америке и в Африке. Сегодня уже не надо никому доказывать, что безопасность от внешних и внутренних угроз не обеспечить только флотом и армией, вкупе с полицией. Нужно осознать важность воспитания общественного духа и воли и введения его, как необходимой составляющей, в идеологию жизни. Нужно воссоздание института духа, укрепление общественной духовной культуры.
Но сегодня, к сожалению, никак нельзя сказать о каком-либо серьёзном укреплении культуры в России. И самый чуткий показатель этого – наш Русский язык, который постоянно засоряется ино-словами, жаргоном, матерным сквернословием, канцеляритом, пошлостью, безграмотностью и примитивом. Мощные культуры и цивилизации веками вырабатывали соответствующие языки силой своих выразительных средств, национального сознания и традиций. Язык – краеугольный камень мировоззрения народа. Посредством языка в общественной памяти поколений сохраняется духовный и материальный опыт предков, культурное своеобразие, передаются народные традиции – как фундамент преемственности, устойчивости и безопасности жизни нации. Сегодняшнее вульгарное увлечение постперестроечного молодняка английским языком явно подрывает нашу духовную безопасность и нисколько не сближает интересы нашей молодёжи с западной. Как говорится, от своих отстали и к другим не пристали.
Так от кого же идёт так называемая «нелюбовь» к России? Понятно, что в первую очередь – от наших заокеанских и западноевропейских геополитических противников, которых некоторые российские политики до сих пор почему-то именуют «партнёрами». Да вот ещё от соседних «цеевропцев» украинских, целиком лежащих под американским диктатом. Все эти «санкции», демарши и ультиматумы продиктованы только одним – поставить Россию на колени, расчленить её и превратить в колонию и сырьевую базу. Их особенно бесит, когда мы проявляем волю и суверенность.
Умышленно нагнетаемая «нелюбовь» вызывается русофобией и политической конъюнктурой, и, конечно, подкупленными ею средствами массовой информации (СМИ). Да, западная пропаганда работает чётко, жёстко промывая мозги своей аудитории. Да и в России либеральная пятая колонна подвывает западу. Россию не любят обыватели, подверженные искривлению мозгов, шовинисты, псевдо-аристократы, воры-миллиардеры, психически дефективные субъекты и люди, отпавшие от Бога. Вот от них-то идёт самая смрадная нелюбовь, даже ненависть, к России, для них она – «эта страна», которую они всегда готовы продать и предать. И отсутствие государственной идеологии для них только на руку.
Но далеко не все идут у них на поводу. Сколько раз приходилось встречаться и у нас, и за границей с иностранцами, простыми разумными тружениками, которые с уважением и надеждой смотрят на Россию. Когда наши заслуженные коллективы выступают за рубежом, как часто залы взрываются овациями! Однажды прославленный хор петербургской Академической Капеллы гастролировал в Голландии, так сдержанные обычно голландцы заставили петь русскую «Калинку» 6 раз подряд (!) – такой был восторг и ликование! Родившаяся в Сибири немка Хелен Фишер поёт в Германии «Полюшко-поле» – и весь зал стоя устраивает ей овации! А русский балет? А ансамбль Моисеева? А концерты Александры Пахмутовой? А музыка Г. Свиридова? А наши триумфы в спорте – в фигурном катании, в хоккее, например? Да трудно перечесть все наши достижения культуры, искусства, науки, спорта, которым рукоплескал весь мир. Как после этого говорить, что Россию «не любят»? Любят в тех странах, где y народа благодарное сердце, где помнят о жертвенной русской помощи. Любить Россию есть за что – это доказывают десятки тысяч, получившие российское гражданство в последние годы. Ещё лучше сказала недавно одна артистка: «Люблю Россию не «за что», а несмотря ни на что!».
Эффективность противодействия информационной агрессии должна обеспечиваться научным подходом. В чём он заключается? Прежде всего, в глубоком анализе происходящих процессов, в наиболее полном учёте всех действующих факторов. В выработке критериев оценки их влияния. Также необходимо вскрытие структуры и взаимосвязей негативных факторов, т.е. системный подход к информационному противоборству. Сама по себе проблема информационного противоборства очень своеобразна. Она коренным образом отличается, например, от технических, экономических или экологических проблем. Прежде всего, её решение должно начинаться с чёткого выявления вредных, деструктивных потоков информации, перекрытия и обезвреживания (а подчас и уничтожения) их источников. И здесь мы неминуемо выходим на острую необходимость ЦЕНЗУРЫ. Особенно в наше, военное, время. Именно ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЦЕНЗУРЫ, как бы это ни противоречило действующей норме Конституции, где цензура прямо запрещена. Следует отметить, что нынешняя Конституция была принята в 1993 году на волне опьянения безудержной демократией и не без влияния прозападных политиков, которые считали цензуру и государственную идеологию врагами «прав и свобод человека». И в результате с правами и свободами получился большой перекос: они превратились в разнузданность, вседозволенность и безконтрольность (об этом выше уже сказано), в диктат меньшинства над большинством, богатых над бедными, капитала над трудом. В результате – социальная напряжённость и недоверие к власти.
По вопросу цензуры мы сталкиваемся с явным противоречием: в Основном законе в 29-й статье, п. 2, сказано: «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства», – а это не что иное, как именно цензурные ограничения. Следовательно, сентенция «Цензура запрещается» в Конституции чисто декларативна и должна быть отменена.
Либералы приучили нас панически бояться слова «цензура». Да, это форма запрета, но ведь запрет – необходимая форма воспитания. Самоограничение рождает воина и подвижника. И цензура нам просто необходима, нравственная цензура – в первую очередь.
Какой она должна быть? Конечно, желательно, чтобы цензура была объективной и нелицеприятной, исходила от органов, установленных специальным законом, чтобы на знамени её было написано: «Не навреди!», чтобы она базировалась на общечеловеческих критериях нравственности и безопасности: на принципах добра и красоты, созидания, мира, биоэтики и наукоэтики, экологических нормах и сохранении военной и государственной тайны. Говоря о наукоэтике, необходимо соблюдать и развивать фундаментальные принципы и законы ноосферизма, основу которого заложил великий русский учёный В.И. Вернадский. И конечно, взять всё лучшее, что наработано социалистической системой СССР.
Цензура должна чётко отслеживать все проявления терроризма и экстремизма, порнографии, пошлости, форм манипуляции сознанием и подсознанием, склонения к суициду. Особенно это важно для потоков информации, адресованных к молодёжной аудитории. Предполагается, что в цензурные органы (комитеты) должны привлекаться деятели заслуженные и авторитетные, чей созидательный и творческий вклад общепризнан. Вспомним, что в 19-м веке в России цензорами служили А. Майков, Я. Полонский, И. Гончаров, С. Аксаков, Ф. Тютчев.
Но введение цензуры – лишь один из путей информационной защиты. Важнейшая область образования и воспитания, кроме прямой цензуры учебников и учебных пособий, нуждается в перестройке исходных установок и устранении ложных посылок. Ведь совсем недавно утверждалось (а кое-где и до сих пор утверждается), что «нам нужна не творческая личность, а грамотный потребитель»; что ЕГЭ – панацея для молодёжи; что программы Сороса решат все проблемы; что школа не должна воспитывать, а лишь давать («вбрасывать») информацию; что пресловутые «компетенции» важнее знаний, умений и навыков; что мастерство педагогов определяется рейтингами и т.д. и т.п.
Недавно принятая «Концепция внешней политики России» чётко ориентирует нас в области информационного противоборства: «В ответ на недружественные  действия Запада Россия намерена отстаивать своё право на существование и развитие всеми имеющимися средствами». В частности, Концепция ставит задачи:
- развитие безопасного информационного пространства, защита российского общества от деструктивного иностранного информационно-психологического воздействия;
- укрепление традиционных российских духовно-нравственных ценностей, сохранение культурного и исторического наследия многонационального народа Российской Федерации;
- усиление значимости России в мировом гуманитарном пространстве, укрепление позиций русского языка в мире, содействие сохранению за рубежом исторической правды и памяти о роли России в мировой истории.
Наряду с паническим неприятием цензуры нас приучили также к негативному восприятию пропаганды. Как-то само собой считается, что вот там, на Западе «пропаганда» и «промывание мозгов», а у нас, мол, «политкорректные» благодушные комментарии и разъяснения. Пора в качестве контрмер и нам заняться самой настоящей пропагандой наших идеалов и ценностей. А желторотым юнцам, с вожделением смотрящим на хвалёный Запад, не худо бы порой и «мозги промывать» – в нашем, российском патриотическом духе. Это уже задача родителей, учителей и воспитателей.
Важно понимать, что задачи «Концепции внешней политики России» поставлены не «вообще», не для какого-то чиновного дяди, а перед каждым из нас, граждан России, на каждом рабочем месте, в каждой семье, школе, вузе. И решать эти задачи всем нам вместе. Только так мы победим.
 
Никита Иванович Поздняков,
академик ПАНИ, богословское отделение

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии