Русская политика на РСН, выпуск 10

08.04.2013 54

В десятом выпуске передачи «Русская политика» на радио РСН, вышедшем в эфир 6 апреля, моими гостями в студии стали Алла Бут и адвокат Виктора Бута Алексей Бинецкий.

Русская политика на РСН, выпуск 10

Скачать аудиозапись

Н.СТАРИКОВ: В эфире программа «Русская политика» и я, её ведущий, Николай Стариков. Сегодня мы будем говорить о внешнеполитических событиях, которые произошли совсем недавно и происходят сейчас, которые совершенно четко оставили отпечаток на внутриполитической жизни России. Сегодня мы будем говорить о деле Виктора Бута. Я хотел бы напомнить несколько моментов, несколько фактов из этой истории, которую, я уверен, знает большинство наших радиослушателей. Для тех, кто не знает или забыл, я хотел бы напомнить. 6 марта 2008 года Виктор Бут был задержан в Таиланде. В ноябре 2010-го, то есть через два года после упорной дипломатической борьбы России и США, в нарушение законов Таиланда, Виктор Бут был вывезен в Соединенные Штаты Америки. Об этом не было сообщено ни жене, ни адвокату. И, наконец, практически год назад, 5 апреля 2012 года, федеральный суд в Нью-Йорке приговорил Виктора Бута к 25 годам лишения свободы. Сегодня в нашей студии жена Виктора Бута — Алла и Алексей Бинецкий, доктор политических наук, адвокат Виктора Бута. Я хотел бы передать вам слово и спросить, Алла, скажите, пожалуйста, каков статус-кво на сегодняшний день? Приговор год назад был озвучен. Что сегодня происходит с Виктором?

А.БУТ: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Вчера только мне удалось поговорить с Виктором. У него есть возможность звонить в семью два раза в неделю, примерно от 10 до 12 минут. Хочу сказать сразу, что звонок был достаточно дорогой раньше, потому что он звонил по общему номеру. Сейчас нам удалось взять ему номер американский, разговариваем мы через Skype, какая-то экономия наших незначительных средств. В апреле 2012 года Виктор получил этот страшный срок, который, с моей точки зрения, ничем не отличается от пожизненного заключения. Некоторое время он находился в тюрьме в Нью-Йорке (около месяца). Соответственно, он должен был по указанию судьи отбывать этот срок в условиях общего режима, то есть примерно в том же режиме, в котором он находился на момент вынесения этого приговора. Но почему-то прокуратуре и министерству юстиции Соединенных Штатов удалось добиться того, чтобы его поместили с тюрьму особо строгого режима. Таких на самом деле заведений в Соединенных Штатах Америки не много. В основном, там содержатся за самые страшные злодеяния, с точки зрения Америки, — насилия, убийства, массовый терроризм доказанный, международный и внутренний. Когда мы узнали о том, что Виктор будет направлен в такое заведение, конечно, мы были в ужасе. Нужно было предпринимать какие-то действия из-за того, что было понятно, что это делается для того, чтобы ещё хуже сделать те условия режима, в которых он находился. В общем-то, можно было расценивать, что это была попытка сломать психологически.

Н.СТАРИКОВ: Оказать давление на Виктора.

А.БУТ: Склонить к тому, чтобы он давал или какие-то показания, или пошел на сотрудничество. Первое место, куда его должны были направить, он узнал сам об это совершенно случайно, потому что Виктор человек очень контактный, коммуникабельный, у него появились в тюрьме, в которой он находился (в Нью-Йорке) какие-то знакомства, если можно так назвать. Хотя он находился в медицинском блоке на тот момент в связи с тем, опять-таки по настоянию судьи, что он был в крайне истощенном состоянии. То есть 15 месяцев он провел в тюрьме, практически в карцере два на три метра, без контакта какого-либо вообще, без общения, без прогулок.

Н.СТАРИКОВ: То есть это одиночка?

А.БУТ: Да, это была одиночка. Это было до суда и во время суда происходило, то есть он буквально зеленого цвета оттуда выходил. Я имела возможность видеть его только раз. Причем, нас сначала приводили в камеру, где помещалось с трудом два человека, мы разговаривали через стекло под строгим наблюдением камеры. Виктора потом приводили отдельно под спецохраной. У нас были встречи там.

Н.СТАРИКОВ: Алла, вы начали уже рассказывать об условиях содержания. Я хотел бы объявить вопрос голосования для наших радиослушателей. Вопрос следующий: что может защитить права и свободы российских граждан лучше? Первое: американское право, подменяющее собой международное, их миссионеры в виде палубной авиации. Если кто считает именно так, звоните по телефону (495) 916-55-81. Кто считает, что лучше всего права и свободы российских граждан может защитить сильная суверенная Россия, прошу звонить по телефону (495) 916-55-82. Телефон в студии, по которому вы можете позвонить и задать вопрос Алле Бут и Алексею Бинецкому, (495) 788-107-0. После небольшой паузы мы вернемся, Алла, и вы сможете продолжить рассказ о тех чудовищных условиях, в которых находится ваш супруг.

Н.СТАРИКОВ: В эфире программа «Русская политика». У нас в студии Алла Бут — супруга Виктора Бута и адвокат Виктора Бута — Алексей Бинецкий. Мы говорим о важнейшем моменте в сегодняшней русской политике, внешней политике, внутренней политике — это добиться того, чтобы российские граждане чувствовали себя за границей защищенными. Если у них возникают какие-либо проблемы, чтобы российское государство могло защитить граждан России и вернуть их в Россию. Алла, вы начали рассказывать о тех условиях, в которых Виктор Бут находится.

А.БУТ: На самом деле, та тюрьма, в которую его планировали отправить, это типа подземного бункера, это практически жилой бетонный гроб. Удалось от этого отбиться только благодаря слаженным действиям сотрудников российского консульства и посольства в Нью-Йорке и адвоката. Было сделано несколько заявлений, в суд подано непосредственно сразу на месте. После этого были назначены судьей, которая выносила приговор, отдельно слушания по содержанию, по месту отбывания наказания. Она дала конкретные рекомендации, то есть там было написано, что Виктор должен содержаться в условиях общего режима. Но, тем не менее, несмотря на это, прокуратуре и министерству департамента тюрем удалось настоять на своем и отправить его с тюрьму строгого режима, где он сейчас находится. Это очень далеко от Нью-Йорка, от Вашингтона. Конечно, это затрудняло и работу адвокатов, которые писали апелляцию, и, соответственно, посещение консульскими работниками. Потому что планировали, что Виктор будет находиться недалеко от Нью-Йорка. Там есть тюрьма, в которой отбывают срок наказания Ярошенко и Алькасар, то есть люди, которые тоже были обвинение: один в торговле оружием, другой торговле наркотиками.

Н.СТАРИКОВ: Это вряд ли может быть случайностью?

А.БУТ: Это абсолютная не случайность. В практике большая редкость, чтобы прокуратура и департамент тюрем пошел против рекомендаций федерального суда. То есть это практически нонсенс. Я не знаю, есть ли вообще случаи, подобные Виктору. Сейчас, к сожалению, происходит то, что Виктор должен доказывать, что он содержится не в тех условиях, которые были ему рекомендованы. То есть вся система построена на том, что сначала он должен обратиться к начальнику тюрьмы, потом в департамент штата тюремный, ещё куда-то, куда-то, везде получить отказ. Только после этого адвокат может отдельно открывать дело по несоответствию условий содержания, поднимать гражданский иск против властей тюрьмы и против того, куда ему назначили. Пока он все эти бумажки не получит, опять-таки это большая редкость, то есть это все затягивается-затягивается. Вчера он сказал, что, видимо, в связи с тем, что госбюджет Соединенных Штатов Америки сократился, это все ударило резко по питанию и содержанию заключенных в тюрьмах. Он говорит: и раньше было очень сложно с тем, что возможно было поесть. Это совсем не соответствует тому, что наши граждане видят по телевизору в американских фильмах.

А.БИНЕЦКИЙ: Есть такой миф, что там санаторий.

А.БУТ: Ничего подобного. Во-первых, на раздаче тебе не дают, сколько ты хочешь. У тебя есть миска, в которую тебе порцию положили, — ты съел. Он говорит: сейчас, видимо, пошли перебои вообще с поставками продуктов в тюрьму. Даже не три блюда он получает: суп, кашу, например, а одно или два. Конечно, там есть магазин, бизнес там налажен. Единственное, что он может приобрести, это пакетики чая, кашу, чернослив или орехи. Хоть что-то, что могло бы поддерживать его в каком-то нормальном состоянии. Если говорить о медицинской помощи, о витаминах… Надо не забывать, что это люди, которые получили огромные сроки. Понятно, что при таком питании ни один нормальный человек долго не протянет.

Н.СТАРИКОВ: Я хотел коснуться того обвинения, по которому Виктор был осужден. Если мы сегодня некого среднестатистического россиянина спросим о Викторе Буте, он произнесет, наверное, слово «торговец оружием». Откуда это появилось?

А.БУТ: Благодаря СМИ.

Н.СТАРИКОВ: Это в Голливуде сняли несколько фильмов. А с юридической точки зрения, Алексей?

А.БИНЕЦКИЙ: Во-первых, ответ понятный, к сожалению. Среднестатистический гражданин наш или американский, не важно, он черпает информацию из СМИ. К сожалению, наши средства массовой информации, журналисты телевизионные, пишущие, действительно употребляют с самого начала этот термин. Хотя если бы это было так, то в обвинении Виктору Буту… А он работал в качестве перевозчика в различных странах (его компания), наверное, они возили разные грузы, потому что они возили в том числе, по тем документам, которые у нас есть, и для Пентагона. Наверное, не детские подгузники возили.

Н.СТАРИКОВ: А в обвинении про это ничего не сказано?

А.БИНЕЦКИЙ: В обвинении нет ни одного слова, и никто никогда из официальных лиц или работников спецслужб не обвинял ни Виктора Бута, ни его компанию в том, что он торговал оружием. К сожалению, наши средства массовой информации, особенно в последнее время, на фоне господина Полонского (миллиардер он или кто), все время пытаются провести сравнение, что российский МИД защищает кровавого торговца оружием Виктора Бута и не защищает несчастного бизнесмена, живущего в камере с тараканами. Вот вы слышали, в каких условиях живет Виктор Бут.

А.БУТ: На самом деле, если говорить о камбоджийской тюрьме, по крайней мере, о том, что писали и о том, что я знаю, потому что я была в Камбодже, потому что жила практически 2,5 года в Таиланде и видела все эти тюрьмы, это вообще несравнимо. Конечно, он там не писал никаких журналов, никакого компьютера, никаких книг.

А.БИНЕЦКИЙ: Никаких «ЖЖ», YouTube и так далее.

А.БУТ: Он говорил, что у нас одна лоханка на 30 человек. Это даже вообще несравнимо.

А.БИНЕЦКИЙ: Во всем этом деле есть две составляющие. Конечно, юридическая — обвинение, которое было предъявлено, суды, экстрадиционные процедуры, как они были проведены. И есть политическая составляющая — как вели себя обе стороны, вернее, триумвират — Таиланд, Соединенные Штаты Америки и Россия в деле Виктора Бута. Я занимаюсь этим дело уже 6 месяцев. Пока эти все 6 месяцев мы занимались тем, что занимались анализом того, что было сделано, кем это было сделано, как это было сделано. На сегодняшний день можно сделать вполне определенные выводы. Первое, дело Виктора Бута не является ординарным, обыкновенным делом человека, который имел достаточно большие возможности по перевозке грузов в Африке и на Ближнем Востоке и торговал или возил что попало. Это неправда. Его компания не подвергалась никаким реальным преследованиям. Там есть основания, которые были использованы, что на основании определенных докладов его вносили в списки, но реакции по этим спискам не было. Кроме того, обращает на себя внимание удивительное совпадение. Виктор Бут, если посмотреть фотографии, это такой крупный русский здоровый парень, офицер. В какой-то период времени он располнел. И как он выглядит сейчас. Фильм «Оружейный барон» вышел в 2006 году. И сейчас, если посмотреть, как выглядит Виктор Бут (у нас есть фотографии), он удивительным образом похож на Николаса Кейджа в этом фильме. Можно говорить: конспирология, не конспирология. Я сторонник того, что когда работают профессионалы, а то, что все это дело делалось профессиональными людьми, не вызывает никакого сомнения, дальше мы ещё скажем, что профессионалы были, к сожалению, против Виктора Бута; играли как российские профессионалы, бывшие или действующие работники спецслужб, так и американские.

Н.СТАРИКОВ: Алексей, я хотел ненадолго приостановить ваш рассказ для того, чтобы напомнить телефон в студии (495) 788-107-0, и также напомнить тот вопрос, о котором мы сегодня голосуем. Что может лучше защитить права и свободы российских граждан? Те, кто считает, что это американское право, подменяющее собой международное, звоните (495) 916-55-81. Те, кто считает, что лучше всего права российских граждан и их свободы может защитить сильная суверенная Россия, прошу звонить вас по телефону (495) 916-55-82. Сегодня, уважаемые радиослушатели, мы говорим о ситуации, которая сложилась с гражданином России Виктором Бутом, который, я считаю, по совершенно надуманному обвинению (юридическую квалификацию даст адвокат Алексей Бинецкий, который находится в студии) был, в нарушение законов Таиланда, вывезен в США и осужден за преступление, которое он не совершал. За некие намерения… Мне хотелось бы, чтобы, вы, Алексей, подробно рассказали, по какому обвинению он был осужден.

А.БИНЕЦКИЙ: По американскому закону, даже намерение, которое зафиксировано определенным образом (оно было зафиксировано в этом смысле), и тут есть такая юридически эмоциональная казуистика. Мы на сегодняшний день, разобравшись в событиях, предшествовавших его задержанию, понимаем, что это была хорошо спланированная провокация с использованием знаний, полученных изнутри России, потому что к этому моменту долгое время Виктор уже жил здесь и занимался бизнесом здесь, о том, в каком финансовом состоянии он находится. То есть кто-то вместе с американскими спецслужбами и с российскими помощниками отбирал кандидатуры, и в конечном итоге ее нашел.

Н.СТАРИКОВ: Кандидатуры чего?

А.БИНЕЦКИЙ: Кандидатуры для проведения такой операции. Потому что на сегодняшний день 10 компаний российских подобного рода летает на Ближнем Востоке и в Африке. Мы это тоже проверили. К ним никто претензий не предъявляет. Это только российские, а там есть, конечно, и американские, английские, французские и другие частные компании.

Н.СТАРИКОВ: Алексей, поправьте меня, пожалуйста, если я ошибаюсь, по-моему, свидетелем обвинения в американском суде выступали американские сотрудники американских спецслужб.

А.БУТ: Да, и господин Смулян.

А.БИНЕЦКИЙ: Там был ещё господин Смулян, гражданин Великобритании и ЮАР, который действительно является признанным…

А.БУТ: Он сотрудником военной разведки Южной Африки.

А.БИНЕЦКИЙ: Он торговал оружием, он официальный торговец оружием. Он действительно был партнером.

А.БУТ: Он не партнер, скажем. Он знакомый был.

А.БИНЕЦКИЙ: Он не был партнером Бута. Но он знал о том, что есть компания крупная, которая может перевозить.

Н.СТАРИКОВ: То есть оружия никакого никто не поставлял.

А.БИНЕЦКИЙ: Никогда.

Н.СТАРИКОВ: Никаких партизан не было.

А.БУТ: Конечно, нет.

А.БИНЕЦКИЙ: Ничего этого не было. Почему американцы судят за намерения? Потому что, в принципе и в нашем законодательстве, главная задача любой спецслужбы или полиции — это предотвратить преступление, а не идти по следам. У нас, к сожалению, ждут, когда совершится преступление и будет труп — потом начинают искать виновного. Американцы идут по другому пути. Можно их за это критиковать, но не в это дело. У них такое законодательство, то есть они действовали в рамках своего закона, и оно соответствует тому написанному закону, которым руководствовались эти ребята. Сейчас обвинять офицеров, которые проводили операцию, ставили камеры, следили, подслушивали и так далее, что это они придумали — это ерунда. Они получили указание с соответствующих верхов. И источники информации, что для нас является чрезвычайно важным, это не только Смулян, это не только американцы, это не только ооновские доклады, это ещё и информация, которая поступала из России для них. Потому что без этого выманить, привезти, посадить за стол, уговорить Бута не было возможности. У нас уже есть не только косвенные, а исходя из последствий той программы, которая сейчас раскручивается в России, я сейчас скажу, в чем она — пытаются убедить уже по состоявшемуся приговору, что не просто намерение продать оружие, а что Бут и в России был криминальным авторитетом.

Н.СТАРИКОВ: Я это вижу по тем SMS, которые присылают радиослушатели. Во многих звучит сомнение: «Разве могут американцы посадить невиновного? »

А.БУТ: Почему у нас доверие к американцам?

А.БИНЕЦКИЙ: «Посадить невиновного», это значит надо найти невиновного и придумать эту историю. Есть факты. Вы думаете, почему ему дали 25 лет? И почему судья вынесла решение сама, что он должен содержаться на общем режиме? Потому что у нее были сомнения. То обвинение, которое ему было предъявлено, уж смело можно было схлопотать.

А.БУТ: Прокуратура просила пожизненное.

А.БИНЕЦКИЙ: Пожизненное заключение просила прокуратура.

А.БУТ: Некоторые журналисты американские в зале кричали, что этого мало.

Н.СТАРИКОВ: Специально для наших радиослушателей ещё раз давайте подчеркнем, что в обвинении, которое выдвигалось, и в решении суда нет ни слова о какой-то прошлой деятельности.

А.БИНЕЦКИЙ: Ни слова, ни о криминальном прошлом, ни о торговле оружием.

Н.СТАРИКОВ: То есть конкретный эпизод, который фактически был провокацией американских спецслужб по отношению к нему?

А.БУТ: За то, что он туда приехал, сел и поговорил.

А.БИНЕЦКИЙ: Я бы сказал точнее, что это была провокация хорошо спланированная, профессионально организованная, и великая неосторожность самого Виктора Бута и условия, по которым он пошел на эти переговоры.

А.БУТ: Судья подчеркнула на суде, что не сам Виктор проявлял инициативу, а его туда пригласили, вытащили и все действия совершались не им. То есть не имело место быть до, и не имело ничего продолженного.

А.БИНЕЦКИЙ: Когда заработает фонд, о котором позже скажет Алла, на сайте фонда будет выложена вся информация, каждый желающий сможет посмотреть и увидеть правду. Я хотел два слова сказать по поводу того, что в наших средствах массовой информации создается имидж криминального прошлого Виктора Бута. Если вы посмотрите телевизионный фильм, который был дважды показан на РЕН-ТВ, вы увидите, что кто-то, очень хитрый подлый негодяй, сформировал фильм. И показал его дважды по российскому телевидению сразу после того, как было отказано министерством юстиции в передаче и улучшении условий содержания Виктора Бута на основании того, что у него криминальное прошлое. Через две недели появляется фильм о том, что Бут, Калманович, Япончик и Дед Хасан это люди — звенья одной цепи.

Н.СТАРИКОВ: Давайте попробуем принять звонок, чтобы наши радиослушатели могли задать вопрос. Здравствуйте, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Иван зовут. Я не знаю, чем занимался Виктор Бут, но, как русского мужика, мне его очень жалко, потому что я сам был под судом в Штатах. Выпивший сильно человек — гражданин Штатов вызвал полицию. Я был избит. Я снял побои, прилетев в Москву, и наша милиция сказала «на территории России ничего не было, значит, ничего не было». То есть, грубо говоря, по нашим законам, если тебя даже грохнет американец в Штатах, то в России ничего не было. У меня побои, у меня поликлиника, документы — дело не возбуждается. У меня даже заявление не взяли.

А.БИНЕЦКИЙ: Это вопрос безграмотности нашей полиции, в этом смысле международной. Тут критиковать нельзя, не все из них по-русски хорошо говорят, не то, что по-английски. Но в целом, вы можете совершенно спокойно сделать это заявление, его зарегистрировать, передать в МИД, и по каналам МИДа будут приняты меры в Соединенных Штатах, для того чтобы хотя был было проведено расследование, если вы пострадали от рук американца.

Н.СТАРИКОВ: Мы здесь видим ситуацию, когда российское государство совсем не хочет поступать так, как очень хочет поступать американское государство, то есть начинать какие-то судебные расследования, преследования на чужой территории. Мне кажется, что для сегодняшней России ситуация такая: мы должны требовать выдачи наших граждан, как того требует наша Конституция. Если есть у кого-то какие-либо претензии к кому-то из граждан России у какого-либо другого государства, они могут открыть судебный процесс на территории России, привезти свои доказательства, если они есть, и доказывать, доказывать, доказывать. Вот такая ситуация, мне кажется, является единственно возможной. А, к сожалению, ситуация с Виктором Бутом уже начала тиражироваться. Это стало неким прецедентом, благодаря которому недавно уже задержали Виктора Зубаху. Я боюсь, это будет дальше происходит по нарастающей, если мы не отстоим свои права. Хотело бы принять ещё один звонок для того, чтобы вы могли задать вопрос, уважаемые радиослушатели. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Чешейко Оксана Александровна. Во-первых, я абсолютно согласна с позицией адвоката, в том числе и по поводу действий России в данной ситуации. С Виктором у меня мимолетное знакомство было в 2000 годах. Я считаю, что он очень порядочный и честный человек, которого просто нагло и бесцеремонно подставили. Я звоню по другому поводу. Я очень часто вижу по телевизору, слушаю на радиостанциях о том, что у нас выходят люди на митинги, различные акции по любому поводу. За все это время, сколько прошло с момента задержания, я не видела и не слышала ни об одной акции в его поддержку. Я бы хотела попросить Аллу рассказать поподробнее, как ему можно помочь. Вы мельком упомянули, что будет какой-то фонд.

А.БУТ: Я расскажу попозже по поводу фонда.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я знаю, что у нас огромное количество ветеранских организаций: и ГРУ, и есть Величко (ФСБ, КГБ), но насколько я понимаю, они не оказывали и не оказывают ему никакой помощи. Это то, что я знаю от своих американских друзей, которые тоже достаточно тесно следят за этой ситуацией.

Н.СТАРИКОВ: Я позволю себе прокомментировать ваш вопрос, уважаемая радиослушательница. Действительно, только что мы слышали новости, и наши «демократические силы» (в кавчках) активно пытаются защитить людей, в адрес которых были выдвинуты обвинения в связи с событиями 6 мая прошлого года в Москве. Что касается Виктора Бута, есть одна общественная организация, которая последовательно защищает Виктора Бута.

А.БУТ: Это Профсоюз граждан России.

Н.СТАРИКОВ: Мы проводили большое количество пикетов, большое количество мероприятий. К сожалению, пока Виктор Бут ещё не вызволен нами из американской тюрьмы. Но мы должны понимать, что это общественная организация, а помимо общественности должны участвовать, безусловно, и МИД, и ветеранские организации. Алла, расскажите, пожалуйста, ещё немножечко о том, в каких условиях находится Виктор.

А.БУТ: Вернемся к вчерашнему телефонному разговору. К сожалению, практически у него нет возможности вообще там чем-либо заниматься, то есть занять себя. Конечно, там на самом деле можно сойти с ума. Единственное, с моей точки зрения, спасает от этого Виктора, потому что он ещё с Таиланда, когда находился там в заключении, и когда сидел 15 месяцев в карцере в Нью-Йорке, завел себе очень строгий распорядок режима дня, практически военный. То есть он встает раньше всех. У него там зарядка, причем статичная зарядка, потому что там запрещены какие-либо физические упражнения. Там нет спортзала, там нет тренажеров. Там был один-единственный черный мяч гимнастический, который охрана отобрала, потому что якобы заключенные могут накачаться и причинить какие-то физические повреждения охране. То есть даже этого нет. В том дворе, куда их выводят, это примерно 20 на 6 метров, как спортивный зал в школе, на высоте двух метров висит сетка, в мяч там играть нельзя, потому что он не летит. Может быть, в футбол какой-то можно. И то смотрят, чтобы это не было такими интенсивными, физическими занятиями. Что делает Виктор? Он практически владеет системой статичных упражнений, которые он выучил в Бангкоке, когда там находился. И благодаря сотрудникам консульства просто удавалось туда передавать те книги, которые мы считали нужными. Единственное развлечение, которое позволяется, и, видимо, считается безопасным с точки зрения начальства тюрьмы, может быть, они считают, что это снимает какой-то психологический стресс или развивает фантазию — это вязание крючком. Он недавно, опять-таки благодаря нашим сотрудникам консульства в Вашингтоне, прислал шапочки. То есть он им передал, а они мне отправили бандеролью. Шапочки и шарфик для матери. Причем, хранить это там нельзя: сделал — или выброси, или отправь родственникам. Нитки ты должен купить в тюремном магазине за свои деньги. То есть это всё деньги. Тебе просто так тюрьма ничего не дает. Хорошо, что кормит, но так, чтобы с голоду не помереть. Опять-таки звонки только семье. Он или мне может позвонить, или заранее оговоренный звонок это адвокату или в посольство. То есть он не может, как другие… Я знаю, что с адвокатом неограниченное количество общения, с сотрудниками посольства и посольства — неограниченное. А здесь он не может, то есть только по выбору и только ограниченное количество времени. Касаемо электронной почты — её там нет, не нужно питать иллюзий. Есть электронный ящик тюрьмы. У него заведен аккаунт, свой номер, если сообщение приходит, он может открыть и посмотреть. Примерно выделено ему 12-15 адресов электронных, куда бы он мог писать: моя почта, посольство, консульство, адвокат и так далее. И там ограничение — 15 машинописных строчек. Никаких прикрепленных файлов, никаких тем. Опять-таки, туда почта доходит выборочно: вот они считают возможным, чтобы он принял это сообщение, они ему передают. Если нет — ни посольские сообщения не доходят, ни со стороны адвокатов. То есть у них сбой в электронной системе — компьютер не работает.

Н.СТАРИКОВ: Очень удобная формулировка.

А.БУТ: «У нас сбой, ничего нет, всё стерлось, мы ничего не получали». Хочу сказать большое спасибо. После того, как мы разместили адрес на сайте Николая Старикова, и есть в социальных сетях адрес Виктора, стали приходить письма. Письма идут, могу сразу сказать, от 3,5 месяцев до двух недель. Из Санкт-Петербурга последнее пришло — две недели, откуда-то из Москвы, Московской области, из Омска, Дальнего Востока — 3,5 месяца. Виктор всем отвечает. Он сказал «я всем отвечаю». Хотела сказать большое всем спасибо за человеческую поддержку и теплоту. Потому что все письма такие: и молятся люди, и желают здоровья, сил душевных и физических и так далее. Все огромное спасибо. Конечно, писем мало, может быть, стесняются писать. Хочу попросить всех, кто может или хочет, не стесняйтесь, пишите, ответ получите.

А.БИНЕЦКИЙ: Может быть, действительно, люди были дезориентированы. Цель нашей программы в том числе, чтобы все прекрасно понимали — Виктор Бут сегодня осужден приговором американского суда по обвинению, которое должно быть нами вместе опровергнуто. Бывают судебные ошибки и у нас, и у них. Если мы будем огульно критиковать, что это была провокация, невинного человека посадили и так далее, это деконструктивно. Мы должны общими усилиями собрать факты, доказательства, которые есть, представить их тому же американскому суду, который, я уверен, способен пересмотреть это дело, когда мы заменим и американских адвокатов и всю команду, и принять справедливое решение. Потому что и в Америке, и в России есть и хорошие, и плохие люди. Весь только вопрос в том, что плохие, к сожалению, объединяются быстрее и действуют энергичнее, чем хорошие.

Н.СТАРИКОВ: И действуют слаженнее. Алексей, после паузы я бы попросил вас рассказать о тех шагах, которые вы собираетесь предпринять. Очень много вопросов о том, что происходит с американским адвокатом. Уважаемы радиослушатели, я хотел напомнить телефон в студии (495) 788-107-0. Вы можете позвонить и задать вопрос Алле Бут и Алексею Бинецкому, адвокату Виктора Бута. Прежде чем вы сможете задать свой вопрос, я хотел бы подвести итоги нашего голосования. Вопрос сегодня звучал так: что может защитить права и свободы российских граждан лучше — американское право, подменяющее собой международное, и их миссионеры в виде палубных истребителей или сильная суверенная Россия? Я хочу сказать, что 79,6% высказались за сильную суверенную Россию. Что вызывает у меня, конечно же, большую радость. Я свой голос, как гражданин России, тоже присоединяю за то, чтобы наша страна была сильной и суверенной. Мне хотелось бы спросить вас, что сегодняшняя Россия, которая, к сожалению, пока ещё не настолько сильна и не настолько суверенна, как нам хотелось, делает, чтобы помочь своему гражданину — Виктору Буту?

А.БИНЕЦКИЙ: На определенном этапе дипломатическая деятельность, а я к ней некоторое отношение имею, она имеет не явную, не публичную сферу. Когда бросают обвинения в том, что Министерство иностранных дел в период, когда Бут находился в Таиланде, потом в Америке, ничего не делало — это неправда. Делались вполне серьезные, ощутимые и очень эффективные шаги хотя бы потому, что мы видим, что борьба в Таиланде велась почти два года. И американцы просто поймали на противоходе, успели среагировать. Если рассматривать как спорт, то они оказались резче в данной ситуации.

А.БУТ: Там просто одно правительство уходило в отставку, которое сотрудничало. Они Виктора отдали, и ушли в отставку.

А.БИНЕЦКИЙ: Они сумели воспользоваться ситуацией лучше. Но сказать, что Министерство иностранных дел, консульские службы не работали, не помогали — это неправда. Такое же обвинение сыпется, что Полонского не вызволяют, но, во-первых, это несравнимые величины, и в человеческом плане…

Н.СТАРИКОВ: Совершенно несравнимые, потому что над Полонским ещё суда не было.

А.БИНЕЦКИЙ: И предыдущая жизнь этих людей совершенно разная. Мы, конечно, понимаем, что закон един для всех и ценность российского гражданина формально должна быть одинакова, но это совершенно несравнимые вещи. Один развлекался или, бог его знает, что делал на миллиарды, миллионы; другой работал, создал уникальную компанию, пострадал. И в отношении Бута, понятно, что действовали не хулиганы и не какие-то конкуренты из-за бабла, а это серьезная работа. Бут это человек, который занимался какой-то серьезной деятельностью. Если бы у американцев был шанс сказать — хотя бы один автомат он продал, они же бы наверняка об этом сказали. Этого нет.

А.БУТ: Ни одного документа не было в суде.

А.БИНЕЦКИЙ: У меня есть предложение такого рода: давайте мы будем работать в этом направлении целенаправленно, и как, Алла сейчас скажет. А раз в месяц мы можем отчитываться для того, чтобы прежде всего у вас, у граждан нашей страны, было правдивое понимание. Пусть хотя бы одна радиостанция скажет правду нашими устами, людьми, которые занимаются этим делом и точно знают, что происходит. Чтобы не было этих фантазмов, чтобы нам не приходилось идти в суды и судить…

А.БУТ: За высказывания.

Н.СТАРИКОВ: А против кого вы собираетесь заводить дело?

А.БИНЕЦКИЙ: Мы будем сейчас предъявлять очень серьезные требования к РЕН-ТВ. Я бы, вообще, ратовал за уничтожение этой компании, я так кардинально подхожу.

А.БУТ: Во-первых, они не один фильм сделали, а несколько.

А.БИНЕЦКИЙ: Михаил Дворкович высказался в утвердительной форме, что нам, как юристам, понятно и мы имеем основания. «Торговец оружием Виктор Бут», — сказал он, комментируя ситуацию с Полонским.

А.БУТ: «Взят с поличным».

А.БИНЕЦКИЙ: Мы тоже с ним будем в суде разговаривать. Это мне доставит массу удовольствия, и потому что он Дворкович, и у него есть брат вице-премьер, и он как бы, говоря как бы на их языке, должен фильтровать базар, что он говорит и кому он говорит.

А.БУТ: По крайней мере, если он делает такие заявления, он должен отдавать себе в этом отчет и владеть информацией о том, что он говорит.

А.БИНЕЦКИЙ: Абсолютно правильно. Потому что за язык, за речь, публично сказанную, необходимо отвечать. За каждое наше слово, мы готовы отвечать, потому что мы каждое свое слово подтверждаем фактами и доказательствами.

Н.СТАРИКОВ: Я абсолютно с вами согласен. Что с американским адвокатом?

А.БУТ: Полтора месяца была подана наконец-то апелляция. К сожалению, эта апелляция делалась так, что Виктор не имел возможности её конкретно обсуждать со своим адвокатом, потому что он там просто не появлялся. То есть какие-то тезисы были ещё выделены, спланированы в Нью-Йорке, пока он там был, потом была пара визитов. Потом, начиная с декабря прошлого года, он просто пропал. То есть он обещал-обещал, постоянно обещает. Виктор, конечно, очень сильно расстроен, разочарован. Во-первых, сейчас уже можно сказать, что были допущены просто катастрофические ошибки в защите. Я не адвокат, и то я это поняла ещё в суде. И когда я подходила к нему и говорила «господин Даян есть свидетели, давайте пригласим». «Не надо». Ну, не надо, я не лезу.

А.БИНЕЦКИЙ: И американские профессионалы, и мы, российские, целая группа, мы все пришли к однозначному выводу, по каким причинам это было сделано, теперь уже не интересно, но ошибки были, и они вопиющие. Поэтому замена, конечно, будет.

А.БУТ: Считала и считаю, это моя позиция, что подача апелляции — это только трата времени. Потому что, если говорить, что дело Виктора все-таки в политической плоскости — это бороться с апелляцией. Тем более, что ничего нового адвокат, ведущий дело, написать не мог. Он мог использовать только не аргументы, которые он приводил уже в суде. Соответственно, прокуратура сейчас будет писать ответ на эту апелляцию. Мы ждем, это сейчас должно произойти. Потом он напишет ещё какие-то свои мысли по этому поводу, и это все уйдет в апелляционный суд. Апелляционный суд может рассматривать от года и более. То есть только после этого наше Министерство юстиции может делать повторный запрос на его возвращение, депортацию в Россию. Мы сейчас делаем другую команду, и будем с вновь открывшимися фактами и с некомпетентной работой адвоката создавать новую команду по его защите именно в Америке.

А.БИНЕЦКИЙ: На это по общим расчетам должен уйти год. И для того чтобы реализовать эту программу, конечно, нужны колоссальные средства. Я сразу хочу оговориться, чтобы никто не кидал SMS, я работаю уже 6 месяцев над этим делом принципиально бесплатно. Потому что мне оно интересно, оно суперинтересно с профессиональной точки зрения. И второе, у меня есть своя гражданская позиция. Каждый адвокат, какой бы он не был великий, какие бы он не зарабатывал деньги, если он гражданин своей страны, в его жизни должно быть одно дело, в которое он должен внести профессиональный вклад. Для меня сегодня это дело Виктора Бута.

А.БУТ: Могу сказать про деньги. Мы не можем сейчас возобновить слушания в Бангкоке по незаконности его экстрадиции, нанять нового адвоката, потому что старый адвокат умер. Кстати, он тоже практически бесплатно работал, за 2-3 тысячи за несколько месяцев. Это у него идея — он боролся за право в Таиланде. Потому что он знал, что это дело подложное, он выиграл два суда. То есть можно говорить о том, мы выиграли два суда. Если бы не политика, Виктор бы вернулся из Таиланда домой. Сейчас мы не можем нанять нового, потому что за 5 лет заплатили огромное количество денег адвокату американскому. Мы не можем нанять нового адвоката, чтобы возобновить там уголовные слушания.

Н.СТАРИКОВ: Алла, насколько я знаю, вы отрыли фонд.

А.БУТ: Я получу, надеюсь, в середине апреля регистрационные документы на фонд, который будет называться Фонд помощи соотечественникам в критических ситуациях за рубежом «Дорога домой». Я не собираюсь скрывать, одно из направлений будет — это помощь Виктору Буту. Соответственно, не только ему, потому что из своего личного опыта, не могу сказать, что он положительный, кроме проблем со здоровьем и психикой, я ничего от этого не получила. Видя то, что происходит, например, в Таиланде, в Юго-Восточной Азии, в той же самой Америке, я на улице, на свободе, но отсидела с ним эти 5 лет, потому что я в этих тюрьмах была и видела это все своими глазами и знаю это изнутри. Мы можем помочь тем людям, которые находятся и в Таиланде, и в других странах, в Ливии, в Африке. Я уже разговаривала с профсоюзом балтийских моряков, они готовы подсоединиться, потому что у нас постоянные проблемы с моряками: их постоянно в Тунисе, в Нигерии арестовывают. Мы можем координировать действия как МИДа, так и общественных организаций, как фонд, но опять-таки это денежные средства. Тем не менее, есть волонтеры, есть люди, которые будут помогать: и переводчики, и врачи, и консультации давать. Мы можем горячую линию организовать; посоветовать, какие именно документы, в какой департамент МИДа отправить. Да даже, например, выкупить какую-то нашу проститутку за 300 долларов, потому что она не может уехать домой или выйти из тюрьмы под залог, потому что нет денег у семьи.

А.БИНЕЦКИЙ: А государство, между прочим, ни американское, ни российское, ни немецкое, ни французское, это миф о том, что американцы будут защищать с помощью авианосцев своих граждан. Это все миф. Все бюрократические режимы проходят через определенные процедуры. Для того чтобы МИД, консульские службы хорошо сработали, в том числе нужна гражданская позиция. А вот тут мы очень сильно отстаем от западного мира и восточного. Потому что там люди, если чувствуют, что что-то не так, что-то неправильно, быстро очень организовываются, быстро создают фонды, проводят роуд-шоу, собирают необходимые средства, понимая, что профессиональные, высокопрофессиональные адвокаты, эксперты, специалисты не могут работать бесплатно.

Н.СТАРИКОВ: Я надеюсь, что наша сегодняшняя передача будет одной из тех гирек на весах для того, чтобы общественное мнение России правильно оценивало то, что происходило.

А.БУТ: Информацию о фонде в понедельник—вторник мы предоставим Николаю Викторовичу, на его сайт. Пока мы не получили документы, к сожалению, мы не можем опубликовать расчетный счет и сделать сайт в работе, поэтому предварительная информация о фонде будет на сайте Николая Викторовича.

Н.СТАРИКОВ: Я обязательно опубликую у себя. Поскольку мой сайт nstarikov.ru, слава богу, имеет большую посещаемость, так что практически каждый, кто захочет помочь Виктору Буту, сможет это сделать. Мне хотелось бы вот какой важный момент отметить. Мне кажется, что помимо информационной составляющей: интервью, выступления, то, что вы собираетесь делать в отношении клеветников, возбудить какие-то дела — это очень важно. Потому что если будет прецедент о том, что журналисты или иные деятели, которые не отвечают за свои слова и говорят то, что не соответствует действительности, будут реально наказаны, тогда можно будет с меньшими затратами и быстрее изменить общественное мнение внутри России. Тогда никто не будет называть Виктора Бута так, как нельзя его называть, потому что это не соответствует действительности.

А.БУТ: У нас ещё будет иск к Голливуду, я так думаю.

А.БИНЕЦКИЙ: И не только его. Потому что понятие «черный пиар» существует в мире, но все-таки все те, кто им занимается, они очень четко дозируют то, чего они говорят, как они говорят и пишут. А потом, извините меня, мы все-таки Россия, мы Российская Федерация, мы граждане великой страны с великой историей, и мы при всех обстоятельствах должны, если мы российские журналисты или российские адвокаты, прежде всего, уважительно относиться друг к другу.

Н.СТАРИКОВ: Безусловно. Поэтому очень обидно, уважаемые радиослушатели, читать SMS, которые вы присылаете, в которых смысл сводится к очень простому постулату: если Соединенные Штаты Америки кого-то захватили и за что-то осудили — то, значит, правы точно Соединенные Штаты Америки.

А.БУТ: Интересно, почему эти люди тогда живут в России, а не в Соединенных Штатах Америки?

А.БИНЕЦКИЙ: Потому что их туда никто не пустит. Они просто забыли о том, что предателей не любят нигде. И если вы думаете, что те эмигранты или наши миллиардеры в Лондоне чувствуют себя хорошо, то вы глубоко заблуждаетесь. Их не принимают в элитное общество тех стран, где они живут, потому что их рассматривают не как составляющую того мира, а как людей, которые бежали по каким-то причинам.

Н.СТАРИКОВ: На фоне судьбы Бориса Абрамовича Березовского то, что вы сказали, звучит более чем убедительно. Я хотел бы подвести итоги нашей программы. На самом деле сегодня, защищая Виктора Бута, может не для всех это очевидно, мы защищаем суверенитет России. Потому что любой из тех, кто сегодня слушает эту программу, отправившись за границу, может быть там захвачен. Вы знаете, что принят «список Магнитского», этот список вообще засекречен, не понятно, кто там находится. То есть фактически есть «список Бута», по которому уже несколько человек Соединенные Штаты захватили и вывезли, есть теперь «список Магнитского». И мы видим, что на самом деле, защищая Виктора Бута, мы защищаем суверенитет. И, как ни странно, прямые аналогии возникают в Сирии, потому что в Сирии сегодня Россия тоже защищает свой суверенитет. На этом наша программа подошла к концу.

P.S. "Фонд помощи соотечественникам за рубежом в критических ситуациях « Дорога Домой», учредителем которого является Алла Бут. Целью деятельности фонда является всесторонне возможная помощь гражданам России, попавшим в аналогичную Виктору Буту ситуацию, преследуемым или находящимся в заключении за пределами России и их родственникам. Задачей фонда будет собрать необходимые денежные средства, привлечь к работе другие организации, готовые оказывать помощь, а также сотрудничать с МИДом РФ, Минюстом, Генпрокуратурой и другими госструктурами, представителями прессы. Организовать координирование действий всех привлеченных к сотрудничеству с фондом организаций и граждан, готовых помогать в решении задач. Регистрация фонда должна пройти в ближайшее время, после этого на сайте фонда будет размещен расчетный счет фонда, контактная информация и расширенная информация о деятельности фонда, задачах и действиях. Также будет размещена информация о сложившейся на сегодня ситуации вокруг дела Виктора Бута и других граждан России и, возможно, бывших стран СССР, готовых предоставить информацию и готовых к сотрудничеству.

Сегодня все вопросы о Фонде, ситуации с Виктором Бутом, пожелания и предложения можно отправить на адрес электронной почты fond_dom@mail.ru. Алла Бут с удовольствием ответит на все вопросы.

Письма для Виктора можно отправить двумя путями:
1. На электронный адрес fond_dom@mail.ru, после чего Алла Бут сама переправит эту информацию Виктору. Напрямую электронные письма писать ему невозможно.
2. На почтовый адрес:

Viktor Bout 91641054
P.O. Box 1000, Marion, IL62959, USA

P.P.S. Предыдущие выпуски «Русской политики»:

Русская политика на РСН. Выпуск 9
Русская политика на РСН. Выпуск 8
Русская политика на РСН. Выпуск 7
Русская политика на РСН. Выпуск 6
Русская политика на РСН. Выпуск 5
Русская политика на РСН. Выпуск 4
Русская политика на РСН. Выпуск 3
Русская политика на РСН. Выпуск 2
Русская политика на РСН. Выпуск 1


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

👹 Шаман-навальнист, атака дронов 🚀, тайны газовой трубы ⛽️✅ Конкуренция в политике России 🇷🇺, Дудь, Сенцов и Лукашенко 🇧🇾💥Кто атаковал Саудовскую 🇸🇦 Аравию. Россия 🇷🇺 плюс Белоруссия 🇧🇾🚀 Атака дронов, Трамп против Болтона, Греф или Медведев❓

Instagram Николая Старикова

Комментарии