Самые яркие высказывания, прозвучавшие в эфире Радио «Комсомольская правда»

22.11.2019
  • Олег Кашин о том,  почему люди не верят в официальную версию смерти политолога и экономиста Никиты Исаева и спекуляциях на эту тему:
    — Я уже наблюдаю по соцсетям и спекуляции на тему его смерти, якобы, его убили, отравили. Мы этот факт допускаем. А почему мы допускаем его? Потому что в российском историческом бэкграунде уже есть и Скрипаль, и Литвиненко, уже есть этот стиль, когда могут себе позволить так отравить. Но, правда, очень характерно, что мы с вами оба не верим официальным версиям, не верим полиции, силовикам, Следственному комитету, которые говорят: не было криминальной версии. Ни для вас, ни для меня позиция СК ничего не значит... Слишком много врали по разным поводам и без повода. Такая тотальная фабрика фейкньюс, поддерживаемая буквально высшей властью. Мы не раз говорили, что любое слово, исходящее от официального источника, вызывает заведомо недоверие. Я думаю, как раз в этом феномен успеха анонимных Telegram-каналов. Потому что все современные русские готовы верить анониму больше, чем слову, сказанному Песковым, Марией Захаровой или Конашенковым.
  • Журналист и историк Николай Сванидзе об агрессии, которая с внешнего врага и ближних может перейти на российскую власть:
    — Мы исключительные. Мы несем всему миру знамя истинной веры! Сначала христианской православной, а потом социалистической и коммунистической. Мы всегда правы и всегда вернее всех. Мы самые главные и единственные. У нас самый лучший президент, общественная формация. У нас все самое лучше. Это же создает ощущение высокомерия, превосходства. Это тоже очень агрессивные чувства. Когда не на кого выплескивать. Войны, слава богу, нет. Враг не наступает. Не с кем воевать, но вот эта агрессия выплескивается на ближних. Потому что если во мне закипает агрессия по отношению к внешнему миру, то внешний мир сужается до размеров моего дома и моего подъезда, моей работы. И я начинаю ненавидеть своих сослуживцев, соседей, конкурентов, которые мне перебегают дорогу карьерную и так далее. Тех, кто неправильно, на мой взгляд, себя ведет на трассе. Кто продает мне картошку на базаре, кто убирается у меня во дворе. Всех не люблю! Это и есть агрессия. Вот это и есть последствия пропаганды... Агрессия может перенаправиться с внешнего врага на собственную родную власть. Вот это может произойти. И это очень пугает нашу власть.
  • Экономист Михаил Делягин о том,  почему обречен законопроект, предлагающий установить минимальную зарплату для бюджетников в размере двух прожиточных минимумов:
    — Никто не сомневается, что этот законопроект Госдума отвергнет. Я был так потрясен этой темой! И вот новость, которая пришла по поводу инициативы парламента Северной Осетии. В Госдуме объяснили, что законопроект о повышении зарплат бюджетникам не подкреплен расчетами...Источник в Госдуме говорит вещь, вполне соответствующую государственной позиции, а она простая, что если вы предлагаете законопроект, вы обязаны посчитать, сколько он будет стоить и откуда возьмутся деньги. И если законопроект предусматривает увеличение бюджетных расходов, как правило, этот законопроект рубится на корню. Посчитать, сколько будет стоить эта гарантия, не так сложно. Бюджетники у нас все подсчитаны. И понятно, у кого какая зарплата. Но все понимают, что законопроект будет зарезан, потому что требует увеличения бюджетных ресурсов. И человек из аппарата Госдумы боится назвать свое имя, потому что понимает, что он отстаивает совершенно не правое, людоедское дело. Он понимает как нормальный человек, что он объясняет, почему не может быть принят этот закон в нашей сегодняшней российской системе. И оправдывает, грубо говоря, людоедскую политику.
  • Николай Стариков о проекте закона «О профилактике семейно-бытового насилия»:
    — Здесь очередная попытка, пятьдесят первая попытка протащить ювенальные законы. И в данном случае это не аллегория, это арифметика. Их сбоку, со стороны тормозят, они под другим соусом, с другими поправками, под другим названием. Когда пытаются принять дополнительные законы, касающиеся только семьи, то прицел дальний. Хотят показать семью как зону огромной опасности для ребенка, когда речь идет о законах по защите прав детей. И теперь – о семье. Семья – это зона опасности. Такое впечатление, что человек должен спокойно вздохнуть, только когда он вышел из квартиры. Ему на улице все равно безопасней, чем дома. Чушь собачья! Первая манипуляция, которую допускают лоббисты этого закона, — количество якобы существующих жертв домашнего насилия. Постоянно говорят: 14 тысяч женщин в год погибает. Огромная цифра. Мне это напоминает манипуляции с числом жертв репрессий в 30-е годы, когда их умножают на десять, а то и на сто, чтобы получить такой результат. Это несложно опровергнуть. Зайдите на официальный сайт МВД и посмотрите, там есть статистика. За 2018 год всего убийств и покушений на убийство, это значит, что люди остались живы, было 8574 случая. Это значит, что погибло значительно меньше. Объясните, как 14 тысяч женщин могло погибнуть от домашнего насилия, если всего убийств и покушений на убийство в Российской Федерации за год было 8574 случая.

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Николай Стариков: Нормандский формат. РУСАДА на ветвях сидитНиколай Стариков: НАТО или НЕНАТО. Союз с ЛукашенкоПодарим детям Донбасса новогодний праздник!💵$5 млрд для Украины. 10 биткоинов Навальному. Дотянулся… Сталин

Instagram Николая Старикова

Комментарии