«Семнадцать мгновений весны» обошли стороной самые тёмные дела англосаксов

14.11.2022

«Семнадцать мгновений весны» обошли стороной самые тёмные дела англосаксов

Источник: Фонд стратегической культуры @ ЮРИЙ БОРИСОВ

Чтобы понимать, кто изображен на фото и что означает дружелюбное выражение лиц участников этой фотосессии, необходимо знать подоплеку, которая намеком проясняется текстом из американского правительственного архива: «Геро фон Шульце-Геверниц посетил немецкую штаб-квартиру в Больцано 12 мая 1945 года, чтобы выразить свою благодарность за сотрудничество офицеров во время капитуляции южного фронта. Наслаждаясь моментом расслабления во дворе штаб-квартиры СС (слева направо), Ганс Реттигер, Геверниц, Генрих фон Вьетингхофф-Шеель и Карл Вольф; на заднем плане: офицеры СС Ойген Веннер и Ойген Долльманн. NARA RG 226, запись 110, вставка 1, фотографии OSS. Фотография Т. С. Райана. Дата съемки 12 мая 1945 года».

Итак, фотография была сделана 12 мая 1945 года, то есть в то время, когда фигурирующие на снимке жизнерадостные нацистские бонзы, в том числе небезызвестный генерал СС Карл Вольф, уже как минимум несколько дней должны были быть арестованы и сидеть по тюремным камерам. Вместо этого они, находясь при всех нацистских регалиях и явно в прекрасном расположении духа, улыбаются некоему гражданскому лицу, которое в ответ также  сияет голливудской улыбкой. Интриги снимку добавляет тот факт, что запечатленный на фото «пиджак» (Геро фон Шульце-Геверниц) являлся на тот момент специальным помощником шефа резидентуры Управления стратегических служб США Аллена Даллеса в Берне (Швейцария). И работал с ним в ходе небезызвестной операции Sunrise-Crossword – секретных сепаратных переговоров англосаксонских союзников с представителями высшего руководства нацистской Германии в марте-апреле 1945 года.

Кстати, в советском сериале «Семнадцать мгновений весны» роль Геверница исполнял обаятельный советский актер Валентин Гафт. Правда, там он выглядит добропорядочным американцем, который даже переживает за своё участие в сепаратных переговорах с нацистами. Историческая же действительность была иной.

«Семнадцать мгновений весны» обошли стороной самые тёмные дела англосаксов

И очень жаль, что авторы знаменитого киношедевра не проследили дальнейшую судьбу тех гитлеровских эмиссаров, которые общались с американскими разведчиками в Берне.

Есть основания считать, что американская резидентура в Берне «прославилась» не только и не столько тем, что с её помощью англосаксы за спиной своего официального союзника СССР вели переговоры с нацистской верхушкой на предмет заключения сепаратного мира на Западном фронте. Это была только общая канва. На самом деле Даллес со своими помощниками, в числе которых был и немецкий эмигрант фон Шульце-Геверниц, фактически воевали с Советским Союзом. С ведома и по поручению своих вашингтонских боссов.

Следы этой враждебной деятельности не остались не замеченными советским руководством. Сталин в своей официальной переписке с лидерами США и Великобритании прямо указывал на странные события, происходившие в то время на итальянском участке западного фронта:

«N 283. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ

29 марта 1 945 года.

К Вашему сведению должен сообщить Вам, что немцы уже использовали переговоры с командованием союзников и успели за этот период перебросить из Северной Италии три дивизии на советский фронт. Задача согласованных операций с ударом на немцев с запада, с юга и с востока, провозглашенная на Крымской конференции, состоит в том, чтобы приковать войска противника к месту их нахождения и не дать противнику возможности маневрировать, перебрасывать войска в нужном ему направлении. Эта задача выполняется Советским командованием. Эта задача нарушается фельдмаршалом Александером. Это обстоятельство нервирует Советское командование, создает почву для недоверия».

При этом созданием благоприятных условий для переброски немецких войск на восток против Красной армии задачи бернской миссии УСС (будущего ЦРУ США), судя по всему, не исчерпывались. Эта площадка прямых контактов с высшим руководством Третьего рейха работала и как канал слива нацистской дезинформации с целью не только замедлить наступление советских армий, но и нанести им стратегическое поражение. Нацисты использовали бернские переговоры не столько даже для сепаратного мира с Западом, сколько как прямой канал для передачи сфабрикованных ими сведений об оперативных планах германского командования.

А миссия Даллеса исправно направляла эту «дезу» в высшие штабы союзников, откуда она пересылалась в Генштаб Красной армии. Американских военачальников нисколько не смущал тот факт, что эти оперативные данные им передал личный представитель рейхсфюрера СС Гиммлера.

К счастью, советский Генштаб не спешил принимать на веру поступающую от союзников «информацию».

«СЕКРЕТНО

ГЛАВЕ ВОЕННОЙ МИССИИ США В СССР ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ ДЖОНУ Р. ДИНУ

Уважаемый генерал Дин! Прошу Вас довести до сведения генерала Маршалла следующее: 20 февраля сего года я получил сообщение генерала Маршалла, переданное мне генералом Дином, о том, что немцы создают на восточном фронте две группировки для контрнаступления: одну в Померании для удара на Тори и другую в районе Вена, Моравека Острана для наступления в направлении Лодзь.

При этом южная группировка должна была включать 6-ю танковую армию «СС». Аналогичные сведения были мною получены 12 февраля от главы армейской секции Английской Военной Миссии полковника Бринкмана.

Я чрезвычайно признателен и благодарен генералу Маршаллу за информацию, призванную содействовать нашим общим целям, которую он так любезно предоставил нам. Вместе с тем считаю своим долгом сообщить генералу Маршаллу о том, что боевые действия на восточном фронте в течение марта месяца не подтвердили данную им информацию, ибо бои эти показали, что основная группировка немецких войск, включавшая и 6-ю танковую армию «СС», бьла сосредоточена не в Померании и не в районе Моравска Острава, а в районе озера Балатон, откуда немцы вели наступление с целью выйти к Дунаю и форсировать его южнее Будапешта.

Этот факт показывает, что информация, которой пользовался генерал Маршалл, не соответствовала действительному ходу событий на восточном фронте в марте месяце. Не исключена возможность, что некоторые источники этой информации имели своей целью дезориентировать как Англо-Американское, так и Советское командование и отвлечь внимание Советского командования от того района, где готовилась немцами основная наступательная операция на восточном фронте.

Несмотря на изложенное, я прошу генерала Маршалла, если можно, продолжать сообщать мне имеющиеся сведения о противнике. Это сообщение я считал своим долгом довести до сведения генерала Маршалла исключительно для того, чтобы он мог сделать соответствующие выводы в отношении источника этой информации.

Прошу Вас передать генералу Маршаллу мое уважение и признательность. Уважающий Вас

Генерал армии АНТОНОВ, Начальник Генерального Штаба Красной Армии

30 марта 1945 года.»

С учётом вышеприведенных документов, иллюстрирующих «сердечный» характер подлинных отношений официальных врагов – англосаксов и немцев, не приходится удивляться их лучезарным улыбкам друг другу 12 мая в немецком штабе в Больцано. Там встретились не враги, а тайные союзники в борьбе против общего врага на Востоке. Эту общую борьбу они продолжают по сей день.

Комментарии