Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

"Сметали все живое, пленных не брали, на потери не смотрели": безумная атака, воскресившая старые заветы русской конницы

"Сметали все живое, пленных не брали, на потери не смотрели": безумная атака, воскресившая старые заветы русской конницы

Источник: Герои и битвы
Опубликовано: 4 сентября 2022 г.
6787

Эта атака длилась всего около 10 минут. За это время русская армия в Польше была спасена от угрозы оказаться в огромном "котле". Цена - жизнь каждого второго кавалериста с пикой и шашкой, бросившегося в лоб на винтовки, пулеметы и артиллерию, а также уважение врага, пережившего ужас этого боя.


"Полевым галопом неслись на нас всадники. Можно было уже разглядеть их дикия, темныя, сарматские лица и острия страшных пик. Ужас овладел нами; волосы буквально стали дыбом" - из воспоминаний немца, участника боя, состоявшего в 341 пехотном полку

В самом конце июня 1915 года немецкие войска начали операцию, целью которой было взять в окружение крупные силы русской армии в Польше. Мощный удар атакующей стороны привел к тому, что гвардейские части германцев вклинились на стыке позиций 1-го Сибирского и 1-го Туркестанского армейских корпусов. Под угрозой оказались фланги русской пехоты. Так как времени для ожидания подхода стрелковых полков не было, командование бросило к месту прорыва кавалерию.


3 (16) июля у деревни Нерадово в бой пошла 2 бригада 14 кавалерийской дивизии (14-й гусарский Митавский и 14-й Донской казачий полки), около 1500 бойцов. Всадники разделились на три линии. Полковник гусаров А.И. Вестфален пожал на прощание руку полковнику у донцов А.А. Карнееву, который выразил надежду на то, что они еще увидятся. «Безусловно, увидимся, но где? Здесь или там?» - ответил Вестфален, указывая на небо. Атака началась. Оба полковника пошли в первой линии.


Шел дождь, но лошади уверенно шли по абсолютно открытой местности, на которой колосилась высокая, густая рожь. Всадники атаковали молча без криков "Ура". Немцы ударили навстречу из пушек 3 легких и одной тяжелой батарей, но снаряды большей частью ложились уже за несущейся вперед кавалерией. Не смотря на ураганный огонь врага, русские кавалеристы развертывали свои порядки четко и слажено, образцово - как во время смотра. Немецкая пехота, находившаяся в развернутых боевых порядках, ощетинилась винтовками и пулеметами, германцы стреляли умело - первая линия русских сразу потеряла всех офицеров. Однако это их не остановило. Гусары и казаки смерчем влетели в немецкие позиции и начали рубить и колоть. Пленных и трофеи не брали.








"Сметали все живое, пленных не брали, на потери не смотрели": безумная атака, воскресившая старые заветы русской конницы






Приведем подробные воспоминания об этом бое на одном из участков атаки, оставленные немецким пехотинцем (текст довольно длинный, так что можно его пропустить, но на наш взгляд это очень интересные и ценные сведения, достойные обширного цитирования):


"В то время, как мы собирались и готовились к обороне, появились внезапно ... группы лошадей, как будто без всадников ... две, четыре, восемь ... все в большем и большем числе ... Тут вспомнилась мне вдруг Восточная Пруссия, где мне уже приходилось сталкиваться с казаками, и я закричал "Стреляй! Казаки! Казаки! Конная атака!". В это время раздавались крики: "Они висят на боку лошадей! Огонь! ...". Кто только мог держать винтовку, не ожидая команды, открыл огонь. Кто стоя, кто с колена, кто лежа. Стреляли и раненые ... Открыли огонь и пулеметы, осыпая атакующих градом пуль ... Всюду адский шум.

Теперь мы могли яснее рассмотреть противника. Справа и слева ... появлялись всадники в сомкнутых строях, рассыпались, как развязавшийся сноп, и неслись на нас. В первой линии были казаки, повиснувшие на боку лошадей, с пиками в руках. За казаками - гусары с обнаженными шашками ... Нас атаковало ... около двух эскадронов. Впереди скакали с высоко поднятыми шашками два офицера, один на белом, другой на караковом коне. Эти подробности до сего времени живы в моей памяти.

Позади нас на пригорке стояли в сомкнутых строях резервы. Ими открыт был поверх наших голов огонь, причем часть пуль, к несчастью, попадала и в наши ряды. Мне и сейчас слышаться крики: "Огонь! Огонь! Беглый огонь!" Затем команды: "Лечь! Встать! Принимай их в штыки!". И все в это время стреляло так, что стволы винтовок раскалялись ...

Полевым галопом неслись на нас всадники. Можно было уже разглядеть их дикие, темные, сарматские лица и острия страшных пик. Ужас овладел нами; волосы буквально стали дыбом.Охватившее нас отчаяние подсказывало одно: стрелять до последней возможности и как можно дороже продать свою жизнь. Направо подавалась офицерами команда "ложись"! Непосредственная близость грозной опасности заставила всех, кто мог вскочить на ноги и приготовиться к последнему бою.

Однако, наш ураганный огонь косил мчавшуюся навстречу своей гибели русскую кавалерию. Уже видно было замешательство в ее рядах. То здесь, то там высоко поднималась на дыбы и опрокидывалась лошадь; попав под пулеметный огонь в упор, падали или спрыгивали с подбитых лошадей всадники, лошади закидывались, падали, неслись, взбесившись, не слушая повода, в разные стороны, внося беспорядок в собственные ряды. Лишь немногим удалось дойти до нас. В нескольких шагах от меня казак пробил пикой моего сотоварища; пронзившее предплечье острие волокло его, пока не упал с лошади пораженный несколькими пулями русский кавалерист ... Некоторым удалось проложить себе путь сквозь нашу цепь; они доскакали до наших резервов и нашли там свою гибель ...

Эта страшная атака была отбита. Казаки и гусары пожертвовали собой во имя спасения своей разгромленной пехоты. Потери их были огромны ...Несмотря на наш успех, не сразу мы пришли в себя, слишком велико было наше нервное напряжение, слишком сильно подействовали на нас то, что мы пережили ... В этот день мы прониклись уважением к русской коннице".

Немцы разбились на небольшие кучки-каре и отстреливались во все стороны, нанося русской кавалерии большие потери, на которые казалось никто не обращает внимание. Русские шли только вперед, уничтожая все вокруг. В самой деревне Нерадово располагался германский пулемётный взвод. Подпустив гусаров на 50 шагов, немцы открыли кинжальный огонь, в котором погиб полковник Вестфален и многие офицеры. Однако кавалеристы влетели в деревню и началась рубка. Немцы стреляли из окон, из-за построек и заборов.... Местами дело доходило до рукопашного боя с кавалеристами, лишившимися лошадей. В это время к деревне подоспела русская пехота и штыками выбила противника из Нерадово.








"Сметали все живое, пленных не брали, на потери не смотрели": безумная атака, воскресившая старые заветы русской конницы






За эти минуты кавалерийская бригада лишилась почти всех офицеров и около половины состава, причем 1 линия атаки потеряла больше 80% людей. Ошалевшие от яростного боя кавалеристы, не имевшие никакого резерва, по инерции неслись вперед, атакуя встречающиеся им немецкие позиции. 2 эскадрона казаков, вылетевших на позиции немецкой батареи и пехотного полка, практически полностью погибли. Другая часть более удачно вышла в тыл немецкой пехоте, теснившей русскую пехоту и заставила врага отступать, бросив завоеванные позиции.


Главным результатом боя у Нерадово было то, что казакам и драгунам удалось опрокинуть 50-ю резервную дивизию германцев, отбив 3 населенных пункта, и уничтожив первые две линии построений немецкой пехоты, прорвав во многих местах и третью. Атака кавалеристов на 5 часов полностью остановила активное продвижение немецких войск. Отступавшие русские пехотинцы приободрились, беспорядочное отступление перешло в планомерный отход с минимальными потерями и закреплением на новых позициях. Местами русские части в зоне прорыва немцев пошли в контрнаступление.


Десятки офицеров и рядовых получили за этот бой георгиевские награды,
в т.ч. Георгиевский штандарт (гусары), а Верховный главнокомандующий назвал описанные события "атакой, воскресившей старые заветы русской конницы".


Основной источник статья: А.В. Олейников. Подвиг кавалерийской бригады // Известия Лаборатории древних технологий. Том 13. № 2. 2017.