Школа Геополитики Николая Старикова
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

США хотят погрузить мир в хаос, чтобы вернуть свою гегемонию

США хотят погрузить мир в хаос, чтобы вернуть свою гегемонию

Источник: Радио КП
2626
27 октября 2023 г.
В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, говорили о самом главном в мировой политике.
Предлагаю вашему вниманию стенограмму прямого эфира.


Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Николай, здравствуйте.
Стариков: Добрый вечер, дорогие друзья. У нас каждая программа проходит по-особому. Владимир Ворсобин вернулся из Израиля, он полный впечатлений, полный сил и сегодня поделится с нами впечатлениями, силами, надеюсь, и энергией тоже поделится. Ну, а я поделюсь, соответственно, своими впечатлениями от того, что сейчас происходит и как разворачиваются события.
Ворсобин: Начнем мы не с Израиля. Давайте уже немножко от этого отдохнем. И у меня уже нет сил говорить об этом конфликте, которому полувека и чем дальше, тем больше он запутывается, но мы об этом, конечно, поговорим с Николаем. Давайте обратимся к нашему, не к нашему, а к их Байдену, который стал нашим, в виде анекдотов. Байден заявил, что человечеству нужен новый мировой порядок. Процитирую: «Я думаю, что у нас есть возможность сделать что-то, если мы достаточно смелы и уверенны в себе, чтобы объединить мир так, как никогда раньше. Мы жили в послевоенном периоде, в течение пятидесяти лет все работало чертовски хорошо, но это выдохлось, нужен новый мировой порядок в некотором смысле», - сказал он. Вообще-то мы слышали, что это Россия строит новый миропорядок, что-то слишком много стало желающих его построить. Николай, что это значит?
Стариков: В последний раз новый порядок строил Гитлер и то, что случилось в Европе - называлось «новый порядок». Это официальное название того мировоззрения, мироощущения и миропорядка, который гитлеровцы строили на оккупированных территориях.
Ворсобин: Вот само слово, это торговая марка?
Стариков: Это историческая точность. Да, именно так, это называлось «новый порядок». Теперь, что касается вас, такая оговорочка по Фрейду была, наш Байден. Да, но вы так красиво вышли, сказали, что это у нас там и так далее. Да, конечно, не наш.
Ворсобин: Что вы имели в виду, что он чей, наш с вами или что вы заподозрили вдруг?
Стариков: У нас настолько разные взгляды на жизнь, что даже Байдены у нас с вами будут разными, это точно.
Ворсобин: Николай, мне кажется, вы любите Байдена, он дает вам столько пищи для ваших размышлений и речей на телевидении и радио, что он точно ваш.
Стариков: Давайте я поделюсь тем, что он сейчас дал, потому что сказал очень интересные вещи. Итак, вспоминаем, что новый порядок это не только по-русски так звучит, это так звучит и по-немецки, и по-английски. То есть, когда англосаксонский политик говорит о новом порядке, он вольно или невольно отталкивается от того, что делали гитлеровцы. Это тоже важно зафиксировать. Ключевая фраза в том, что сказал Байден, он в последнее время много говорит, иногда говорит несвязанные вещи, но иногда он говорит, а точнее читает с суфлера, собственно говоря, то, что нужно, что должен прочитать. И здесь ключевая фраза, во всем этом кусочке, который вы процитировали – «новый мировой порядок в некотором смысле». Вы произнесли эту фразу, возможно, по интонации у некоторых слушателей могло сложиться ощущение, что фраза закончилась чуть раньше. Байден сказал: «новый мировой порядок в некотором смысле». Но я перевожу с языка англосаксонских политиков на русский язык. Новый мировой порядок в некотором смысле - это, Владимир, старый порядок. Это тот порядок, который сложился после уничтожения предателями Советского Союза. Вот этот старый, добрый, понятный для Байдена, для американской и другой англосаксонской элиты порядок они хотели бы сохранить.
Ворсобин: Вы сейчас это вынесли из-за двух слов: в некотором смысле? И вы сразу поняли Байдена, что он хотел сказать?
Стариков: Нет, давайте еще процитируем небольшой кусочек. Мы находимся в переломном моменте истории, это означает, что решение, это Байден говорил, которое мы примем в следующие четыре или пять лет будут определять, как будут выглядеть следующие четыре или пять десятилетий. Действительно переломный момент. В чем его переломность и о каком новом порядке он говорит? Американцы, англосаксы хотят сохранить свое доминирование. Они видят, что сегодняшний переломный момент может привести к тому, что переломится их гегемония. Им нужно ее сохранить. Вот это важно понимать, потому что от этого перекидываются логические, понятийные мостики к тому, что они делают. Как они хотят это сохранить? Они хотят погрузить мир в управляемый хаос путем различных военных конфликтов. Создать сложные ситуации, сталкивать между собой народы, как это происходит на Ближнем Востоке, где сталкивают арабов и евреев, как на Украине, где они сталкивают между собой две части одного народа, как хотели бы в Китае стравить тоже две части одного народа. Вот это их стратегия, где-то она идет более успешно, где-то менее успешно, но они эти конфликты будут сеять и дальше. И общая цель, путем этого хаоса вырулить в ту сторону, которая ведет обратно к их гегемонии. Поэтому порядок как бы новый, но он абсолютно старый и поэтому Байден оговорился. Скорее всего, он должен был прочитать новый мировой порядок и поставить точку. Но он от себя добавил слова «в некотором смысле» потому, что иначе это выглядит почти как у вас, Владимир, оговорка по Фрейду, никак иначе.
Ворсобин: Николай, объясните, пожалуйста, тогда мне такую вещь, просто любопытно, ведь действительно мировой порядок сейчас меняется, по-моему, все стороны в этом схожи, значит, должны быть заинтересованы. По сути, о мировом порядке говорил Владимир Путин, когда вообще началась СВО и когда начали очень упорно, кстати, в последние годы говорить о том, что нужна двухполярность. То есть надо убирать однополярный мир, надо перестраивать геополитику по-другому, чтобы были разные центры принятия решения. Это тоже в своем роде и есть установление нового порядка.
Стариков: Нет, термины.
Ворсобин: Подождите, я же говорю о сути, не о тех словах, которым вы все время придаете очень большое значение. Я говорю о том, что на самом деле хочет Китай, Россия с одной стороны, что хотят другие. И те и другие стороны не удовлетворены действительно сложившимся уже устаревшим, возможно, мировым порядком. И обе стороны хотят его изменить. То есть они хотят построить что-то свое. США свое, а Россия, Китай свое. Вопрос, чем отличается мировой порядок, который хотят устроить американцы и тот порядок, новый порядок, который хотят устроить Россия и Китай?
Стариков: Россия, Китай строят многополярный мир, новую архитектуру безопасности, БРИКС, но они не строят новый порядок мировой.
Ворсобин: Он же новый?
Стариков: Новый мировой порядок - это нацистская фраза фактически, именно поэтому ее используют, одна сторона баррикад. Понимаете?
Ворсобин: Вы уверены?
Стариков: Вы сейчас отправитесь в гугл, но давайте мы будем говорить не о вырванных из контекста цитатах, давайте мы будем говорить о сути. Мы с вами в заголовок сегодняшней нашей беседы вынесли серьезную фразу, которая беспокоит и нас с вами, и наших слушателей, Третья мировая война. Так вот Третья мировая война, она идет в виде локальных конфликтов, в которые англосаксы стараются погрузить целые регионы. В этой мутной воде, они стараются вырулить к ослаблению, подчинению себе части тех, кто хотел бы изменения сегодняшнего, того самого миропорядка, с которого мы начали нашу беседу. То есть в конце вот этих всех локальных конфликтов, они хотят ослабить Россию, Китай, стравить нас между собой и таким образом вырулить в новый и старый добрый миропорядок. Глобализацию они сегодня разрушают, потому что в нынешнем виде, она усиливает Китай. Они хотели бы в итоге начать глобализацию 2.0, но после того, как они сумеют, как они считают, подчинить себе Китай. Поэтому мировая война, она идет сегодня в виде этих локальных конфликтов. Но, кстати, я хотел процитировать, не только мы так с вами думаем, вот один из министров Израиля Исраэль, имя у него такое, он говорит, что Третья мировая война, ее ведет Израиль, война идет уже против Исламских стран. Илон Маск говорит, что мы движемся к Третьей мировой войне. То есть Илон Маск, он так вот видит Третью мировую войну впереди, и мы к ней движемся. Поэтому Третья мировая война, она не обязательно должна быть похожа на вторую, когда два блока стран между собой сцепились и там происходят какие-то такие катастрофические изменения на поле боя. Вот совокупность локальных конфликтов, это и есть начавшаяся Третья мировая война.
Ворсобин: Кстати, да, мы говорили тут с некоторыми политологами, они подтверждают, и сейчас это полярная точка зрения, что действительно мировые войны не будут такими, как в двадцатом веке, что может быть даже и хорошо. Но, честно говоря, присутствовать при начале Третьей мировой то еще удовольствие. Николай, кстати, вас может подвести ваша любовь к этим словам, имеется в виду к этим формулам, которые вы почему-то сразу табуируете, что их нельзя произносить. Вот я просто открыл заголовки, вот Путин рассказал об основах нового миропорядка.
Стариков: Вы меня не внимательно слушали.
Ворсобин: Новый миропорядок должен основываться на законе и правилах.
Стариков: Новый порядок и новый миропорядок это две большие разницы. Давайте мы сейчас не будем на таких мелочах зацикливаться. Что вы скажете по поводу более глубокого осмысления происходящих событий? Вы считаете, что они случайно происходят? Вы не видите за этим злую волю, которая стравливает между собой арабов и евреев? Вы не видите, что ХАМАС действует в интересах Израиля, а Израиль действует в интересах палестинцев? Потому что то, что натворил ХАМАС на территории Израиля, дал ощущение собственной правоты израильтянам.
Ворсобин: ХАМАС действует в интересах Израиля? Повторите эту фразу.
Стариков: Те зверства, которые были совершены на территории Израиля дали Израилю повод для ответных действий. Но Израиль так ведет свои действия, что он дает чувство собственной правоты миллионам палестинцев и арабов. Понимаете? И кто их между собой стравливает? Я вам сейчас на этот вопрос ответил.
Ворсобин: В Израиле вас точно не поймут. Потому что то, что вы произносите это, простите, очень нестандартно. Я сейчас подбираю все возможные слова. Ну, по крайней мере, вас бы сильно недопоняли на местном телевидение, а тем более на местных еврейских кухнях. Мы сейчас прервемся. Оставайтесь с нами, Владимир Ворсобин, Николай Стариков.
Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Ну, понятно, что мы сейчас обсуждаем арабо-израильский конфликт. Я любуюсь просто версией Николая, что ХАМАС напал на Израиль, чтобы сделать хорошо Израилю.
Стариков: Давайте я версию сам изложу, чтобы было корректнее, чтобы было понятно. Итак, дорогие друзья, я вижу, думаю, что вы со мной согласитесь, руку режиссера англосаксонского за происходящими событиями. Та форма, которую выбрал ХАМАС, дала огромное количество информационных очков человеческого возмущения и ненависти палестинцам, израильтянам, после чего Израиль начал борьбу с ХАМАС.
Ворсобин: С удовлетворением, видимо, получив эту возможность, они начали бомбардировки.
Стариков: Начали ковровые бомбардировки густонаселенных территорий, где каждый третий ребенок. Это привело уже к гибели пять тысяч человек, из них огромное количество женщин и детей, и это дает ощущение своей правоты палестинцам. Но самое главное, это делает кровавое колесо бесконечным. Ведь те, кому сегодня два-три года, пять лет, десять лет и они потеряли братьев, сестер, маму, всю семью, как они будут относиться, я имею в виду палестинцев, как они будут относиться к государству Израиль? Очевидно. А теперь перенесемся в другую сторону баррикад. Израильтяне маленькие, у которых погибли родители, собственно говоря, по-моему, вы рассказывали историю или я смотрел одну из телепрограмм, муж и жена, у них было стрелковое оружие и было два младенца, они младенцев спрятали, а сами отстреливались и погибли. Когда эти младенцы вырастут, они как будут относиться к палестинцам? Вот эти семена ненависти, которые дадут свои всходы в виде смерти и войны через десятки лет, они сейчас посеяны. Они сейчас посеяны и это сделал режиссёр-постановщик.
Ворсобин: Николай, я всегда начинаю спорить, то, что вы начинаете доходить до этого пункта, до этой точки, я с вами согласен, что действительно ненависть взаимная там будет. Ну, когда вы включаете вот эту конспирологию, начинаете придумывать режиссеров и так далее, я скажу, когда ты разбираешь историю на месте, нет там никаких сказочных героев, Кощеев Бессмертных, там нет ничего. Там идет застарелый, страшный конфликт, в котором, в Газе только 80% населения по социологическим вопросам, они отказывают вообще в возможности существования Израиля. Они ненавидели Израиль и до этого конфликта, это старый конфликт. Я понимаю, что вообще любовь к кукловодам, в любую проблему, которая есть в мире пристегивать англосаксов. Конечно, это работает, нашему народу нужен Кощей Бессмертный. Я каждый раз, когда возвращаюсь с какого-нибудь места, Николай мне рассказывает, как там на самом деле все устроено. Я просто теряю дар речи, потому что я не люблю сказки. Николай, давайте пойдем дальше.
Стариков: У меня есть вопрос. Ну, перед этим, Владимир, для того, чтобы понять, что события, например в Ереване организуются тем же самыми американцами. Для того, чтобы знать это не обязательно летать в Ереван, но это так к слову. И так мы с вами хотели поговорить о том, почему наземная операция Израиля, она до сих пор не началась? Как говорится, и карты в руки. Вы оттуда только что вернулись. Вчера, я так понимаю.
Ворсобин: Да. Вот как раз в этой истории действительно намешано очень много интриг и так далее. Дело в том, что кроме того, что объясняют местные власти, дескать, то погода у них не та, то, значит, у них идет подготовка бесконечная, кстати, в Израиле к этому относятся со справедливым недоверием. На самом деле каждый день, через каждые два дня прилетает какой-нибудь европейский или там американский сановник. Это может быть премьер или какой-нибудь президент и они, конечно, выворачивают, выкручивают руки местному правительству, желая предотвратить именно эту наземную операцию. На словах они с ней соглашаются.
Стариков: То есть прилетает Шольц и говорит, мы всегда на стороне Израиля.
Ворсобин: На словах.
Стариков: А как это мешает Израилю проводить свою операцию?
Ворсобин: Но они даже не пустили Зеленского с таким же визитом. Ну, по неофициальным каналам, это, конечно, слухи, которые я не люблю, вроде бы говорят, что такие визиты тормозят саму операцию. Потому что при визите какого-нибудь президента начинать операцию, это не стоит того. То есть, скажем, на их уровне это неприлично.
Стариков: Байден был, Шольц был и сегодня Макрон прилетел, значит начинают? Все.
Ворсобин: Я думаю, сейчас идут переговоры о возможности капитуляции ХАМАС, я думаю, что это последние возможности. ХАМАС, конечно, тоже ведет свою игру. Он затягивает. Он, может быть, ведет эти переговоры только для того, чтобы подготовиться к наземной битве. Я это не исключаю. Но надо тоже понимать, что арабские страны, мягко говоря, не заинтересованы в этой бойне и они тоже участвуют сейчас в этих сложных переговорах по поводу капитуляции ХАМАС.
Стариков: Попробую понять вашу логику, то есть прилетают высокопоставленные политики Запада, но мы уже четырех взяли там, даже не знаю кого еще. Премьер Италии вряд ли приедет, она там совершенно не ко двору, по-моему. Пока они летают начинать нельзя. А в этот момент ведут переговоры Израиль с ХАМАСом о капитуляции.
Ворсобин: Нет, не с ХАМАС, это моя версия.
Стариков: Вы серьезно? Можете себе представить, что ХАМАС, как вы сказали, фанатичные такие сдадутся, вы как это себе представляете? Просто технически как?
Ворсобин: Нет, я говорю, что, конечно, вряд ли. Но вот здесь есть тема для, скажем, это не конспирология, а это действительно возможные, тайные переговоры с Ираном. Я имею в виду Америки с Ираном.
Стариков: О чем?
Ворсобин: Потому что Америка как раз имеет влияние на ХАМАС. И сделает так, чтобы ХАМАС…
Стариков: Сделает что? Чтобы он испарился, о чем переговоры?
Ворсобин: Вот скажем так, у меня такая смелая версия, почему бы не представить, что ХАМАС сохраняя лицо, как в свое время Азербайджан сделал с Нагорным Карабахом, просто уехал, часть из них, может быть, не арестованы...
Стариков: А куда уехал, в Египет? Никуда их не пустят. Израиль не пустит тем более.
Ворсобин: Я цепляюсь за эту слабую версию только потому, что я не хочу действительно ковровой бомбардировки и надеюсь, что это торможение наземной операции. Это все-таки следствие мирных переговоров.
Стариков: Давайте я вас верну в реальность, потому что у наших слушателей сложится впечатление, что вы не такой, что вы реально думаете, что весь ХАМАС, там 30-40 тысяч, сядет на большой воздушный шар, который почему-то ПВО Израиля решит не сбивать, и перелетит к коллегам Хезболлы в Ливане.
Ворсобин: Вы сами говорите версию, что ХАМАСу, ему можно приказать и что этот владелец марионеток может.
Стариков: Это вы сказали.
Ворсобин: Нет, подождите, по вашей версии, есть хозяин ХАМАСа. Они не сами это учинили, почему бы не представить, при вашей версии, что этот самый хозяин передумает или это будет согласовано с его планами, и он отзовет ХАМАС.
Стариков: Давайте я объясню. Значит, когда вы имеете дело с такими структурами террористического свойства, воздействия на них производится косвенным путем через агентов, через деньги, то есть ими управляют, но эта структура, которая часто выходит из-под контроля. Усама бен Ладен тому пример, американцы создали, деньги платили, я уж не буду произносить название всех тех террористических организаций, они вышли из-под контроля и потом американцы сами с ними боролись. Другое дело, что американцы и хотели бы создать себе врага, и этот выход из-под контроля в принципе не сильно спутал планы Вашингтона. Но вернемся, почему Израиль не начинает операцию.
Ворсобин: Ваша версия.
Стариков: Внешнему режиссеру, американцам нужен большой конфликт, он стравил между собой две силы, которые и так друг друга ненавидят. Израиль понимает, что его втаскивают во что-то страшное, его подталкивают к военной операции на территории Газы. Одновременно делают противоречивые заявления, говорят, что помогут, потом говорят, что не помогут. В общем, чтобы каждый услышал свое. Иран услышал, Хезболла услышала. Тут Байден сказал, что американцы не будут воевать, если Хезболла начнет воевать. Противоречивые заявления - конек англосаксонских политиков. То есть Израиль подталкивают начать операцию. Израиль упирается и поэтому туда прилетает Байден и говорит…
Ворсобин: А зачем им упираться, если все израильтяне в большинстве своем, они за операцию.
Стариков: Потому что решение принимает конкретно Нетаньяху, которого повесят за конкретное место, если он проведет эту операцию.
Ворсобин: Так его повесят, если он не проведет.
Стариков: А вот в этом сложность его положения, но послушайте меня. Итак, Израиль не хочет проводить эту операцию, понимая к чему его толкают и поэтому прилетает Байден и говорит: «Слушайте, мы вам деньги выделили. Ну, давайте». Не происходит, прилетает Шольц говорит: «Слушайте, мы вообще все на стороне Израиля. Ну, что вы не начинаете? Мы уже все на вашей стороне, чтобы вы не делали». Вот что говорит Шольц, опять операция тормозится, при этом официальные лица ЦАХАЛа, я имею в виду пресс-секретаря, делают странные заявления, что, может быть, и не будем даже проводить операцию. Тогда уже отправляют Макрона. Что Макрон говорит? Макрон говорит: «Слушайте, давайте коалицию создадим». То есть, что вам еще нужно, чтобы вы начали? То есть Запад, в лице своих политиков, пихает Израиль начать эту операцию. Израиль упирается. Вы, может быть, пока летали потеряли чувство времени, седьмого октября все началось. Сегодня двадцать четвертое, то есть операция наземная должна была длиться уже дней десять, а ее все нет.
Ворсобин: Секунду, то, что вы говорите не подходит. Ну, по большому счету, если бы это было так, это было бы заявлено хоть одним политиком, политологом. Там достаточно свободная страна, наоборот там вся пресса говорит только о том, что по их сведеньям, по сливам и так далее, что Европа тормозит Израиль. Нетаньяху каждый день выходит на экраны телевизора и говорит, что мы обязательно добьем ХАМАС, что мы обязательно проведем эту операцию. Николай Стариков из Москвы просто рентгеновским зрением видит на самом деле все. Мы прервемся, вернемся через пару минут, идем на небольшой блок рекламы.
Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин, но сейчас мы, конечно, поговорим об Илоне Маске, который предрек Третью мировую войну. А в Израиле, кстати, говорят о ведении Третьей мировой, заговорили, но только они повернули это так, что против радикального ислама. Честно говоря, не очень даже и важно против кого? Ведь сама по себе мировая война, она же не разбирает потом цели. Все забывают с чего началось и потом пожинают эти страшные плоды. И Илон Маск - наша Кассандра.
Стариков: Чего наш?
Ворсобин: Если я скажу, что Илон Маск наш, тут он как раз и попадет в ваш лагерь, потому что он большой консерватор, призывал закончить конфликт с Украиной и вообще ведет себя достаточно двусмысленно.
Стариков: Этот человек финансировал ВСУ и предоставляет им интернет. Точно не попадет.
Ворсобин: Ну, скажем так, он пытался их отключить от интернета, но Госдеп его заставил. Кстати, с Владимиром Путиным он достаточно общается плотно, как он сам утверждает.
Стариков: Он может общаться с кем угодно. Правда я не помню сейчас последнее общение с нашим президентом. Но человек, который находится на стороне Соединенных Штатов Америки и является патриотом США. Он во многом согласен с американской политикой в отношении России и Украины. Но давайте все-таки вернемся к тому, что происходит. Мы с вами не совсем закончили ту картину мира, которую постарались нарисовать и которую вы со свойственной вам аргументацией попытались высмеять, мою картину происходящих событий высмеять.
Ворсобин: Хотя бы, когда вы ее рисуете, вы хотя бы на какой-то источник информации сошлитесь, пожалуйста. Иначе получается, что приезжает Байден и уговаривает израильтян быстрее начать операцию. Те упираются.
Стариков: С чего вы это взяли?
Ворсобин: В прошлой части передачи вы сказали, что их заставляют, но подождите, вы хоть на какой-то источник информации сошлитесь, но просто для приличия.
Стариков: Хорошо, Владимир, когда я задал вам вопрос, а вопросы, дорогие друзья, всегда задавать легче, чем отвечать. Это маленький секрет такой я вам открою. Когда я задал вопрос, почему Израиль не начинает наземную операцию, вы не дали ответа.
Ворсобин: У меня просто действительно нет ответа, а зачем я придумывать буду.
Стариков: В моей версии ответ есть, поскольку мы с вами говорим о трактовки факта. Факт в том, что Израиль не начинает уже дней десять операцию, о начале которой он говорил, твердил, бил во все барабаны. Говорил, что это неизбежное, она начнется сейчас и уже дней десять ничего не происходит, это факт. Все это вы говорите, откуда мы берем. А дальше начинается обдумывание, аналитика. Аналитику мы можем взять только из головы, из других мест она не выходит, Владимир. Так устроен человек, что аналитика выходит только из головы и аналитика — это всегда анализ, осмысление имеющихся фактов. От чего мы отталкиваемся? Мы отталкиваемся от того, что Израиль, которому, вроде бы, немедленно нужно покарать злодеев, которые совершили злодеяние, размахивает оружием, собирает большую группировку и дальше вместо того, чтобы карать злодеев, он начинает карать невиновных. Начинает ковровые бомбардировки Сектора Газа и начинает терять симпатии в мире и ощущение правоты его действий у мирового сообщества. Ну, посмотрите, даже такая глобалистка как Грета Тунберг, которую начали вычеркивать из учебников Израиля, я уж не знаю, зачем она туда попала, но это отдельный вопрос, провела пикет в защиту Газы. Она продукт абсолютно соросовский, это продукт глобалистов. Так вот, вы спрашивайте, на основе чего? Мы можем представить себе присутствие невидимого этого режиссера глобального, потому что, когда инструмент глобалистов, который всегда на стороне глобалистов, она выступала против России, она выступала против нефти и газа, вдруг начинает поддерживать противников Израиля. Это значит, что этому режиссеру нужно уравновесить силы, ему нужно, чтобы не был один огромный накаченный мировой поддержкой Израиль, моральной и физической, денежной, дипломатической. Вот это тоже один факт, который надо анализировать, Владимир. Вот от этого мы отталкиваемся.
Ворсобин: Вот почему я не очень люблю профессию политологов. Смотрите, мне кажется, когда строишь какую-то версию, условно говоря, возьмем даже Израиль, это как строишь кирпичики здания, но между кирпичами должна быть все-таки скрепляющая связка, должен быть раствор, который цементирует. Этот раствор - факты, иначе можно построить из этого конструктора все что угодно.
Стариков: А где нет фактов в моих построениях? Там сплошные факты.
Ворсобин: Нет, там одни допущения, ладно мы идем дальше. Я начал с Илона Маска, по поводу Третьей мировой войны. Илон Маск, как считается, зря не скажет. Как вы думаете, почему вдруг вот эта тема Третьей мировой войны, которую в общем-то мы сейчас представляем идет ползучи. То есть будут такие региональные конфликты, они будут вспыхивать то там, то здесь и без больших потрясений. Но благо ядерное оружие сдерживающий фактор и без больших потрясений мир все-таки найдет ту форму сотрудничества, при которой, давайте представим, Ялтинская конференция случится, но не между союзниками, а между противниками, сядут и поделят они землю снова.
Стариков: То есть Рим и Карфаген в разгар Пунических войн сядут и дружно начнут…
Ворсобин: Значит, вы же любите версии, вот вам одна.
Стариков: Вот эта версия не версия, а это благоглупость, вы меня простите. Ну, просто чистая благоглупость. Но я хотел вам вопрос задать, вы сказали большие потрясения. Владимир, скажите, пожалуйста, с какого количества жертв потрясения становятся большими? Ну, сейчас я так понимаю это не потрясения, а мелочи какие-то.
Ворсобин: Чем региональный конфликт отличается от Мировой войны вы хотите спросить?
Стариков: Нет, я спрошу, будут большие потрясения, но вы сказали, что они будут. А как мы поймем, что они большие? Вот сейчас погибло пять тысяч человек в Газе и там полторы тысячи в Израиле. Это большие потрясения или еще малые? Они станут большими, когда израильская армия войдет?
Ворсобин: Вы хотите сравнить со Второй мировой войной, где погибли десятки миллионов человек?
Стариков: Нет, я просто хочу сказать, что когда наш президент озвучивает цифру восемьдесят тысяч погибших ВСУ в одном наступлении, это большие потрясения или еще не большие?
Ворсобин: Это большие потрясения.
Стариков: Значит, уже есть большие потрясения, просто их куда-то в будущее вы отнесли.
Ворсобин: Они идут, уже началась эта война. Я просто говорю, что она будет все время такой, как вяло текущей или мы ждем такого обострения, как это было в 20 веке?
Стариков: Владимир, но опять я привяжусь к вашим словам, восемьдесят тысяч погибших за 3 месяца, это вялотекущий или активно?
Ворсобин: Я считаю, что для мировой войны это вялотекущий, для нормальной жизни ужас.
Стариков: Для 80 тысяч семей, которые на Украине отправили своих или их забрали и они погибли. А что я хочу сказать, в чем американский план, я уже второй раз его объясняю, может быть в первый раз не хотели слышать и услышите во второй. Он заключается в том, чтобы отправлять в хаос войны, развязывать региональные конфликты. Погрузили в хаос Европу, теперь Ближний Восток. Там все время стреляют, все время ненавидели друг друга, в этом смысле вы правы, когда говорите, что это конфликт из прошлого, но другой накал. В сегодняшний конфликт уже, например, ХАМАС не может не вписаться и это понимает Израиль, это одно из торможений. Так вот дальше конфликт должен быть везде кроме Великобритании, Соединенных Штатов Америки. Везде должно стать плохо. Если ты не можешь сделать хорошо у себя, в этом цветущем саду, о котором Боррель говорил, сделай так, чтобы кругом была выжженная пустыня, тогда твой сад будет смотреться замечательно.
Ворсобин: И чем это закончится?
Стариков: Я надеюсь, что человеческая история не закончится никогда, она будет такая, устремлена в будущее.
Ворсобин: Да, этот конфликт, который вы описываете, давайте представим, что это так, он должен иметь завершение?
Стариков: Он имеет определенные периоды. Вот Советский Союз был разрушен предателями, этот раунд закончился. Все, кто написал, что история закончилась, всевозможные сотрудники Госдепа, Френсис Фукуяма написали глупость, они посчитали, что дальше не будет ни конфликтов, ничего. Будут такие розовые пони везде летать. Нет, прошло совсем немного времени, несколько десятилетий и этот миропорядок вновь стал нестабильным, потому что выросли другие центры силы, которые не согласны с тем, что сейчас происходит.
Ворсобин: Вы не отвечаете на вопрос.
Стариков: А вы его задайте так, чтобы можно было на него ответить.
Ворсобин: Я хотел спросить, чем это все закончится?
Стариков: Это ничем не закончится никогда, потому что каждая победа в одном тайме открывает следующий тайм борьбы, начинается новый матч, новый чемпионат, как угодно. Вы за какой спорт больше всего переживаете? Вот давайте об этом говорить. Может быть, вам теннис больше нравится?
Ворсобин: То есть получается мы сейчас входим или может быть даже не выходили из этой вялотекущей мировой войны. Просто это соперничество или скажем, по-вашему, гегемония Запада, которая разжигает конфликты по всему миру, и судя по тому, как вы описываете, это не прекратится никогда.
Стариков: Это прекратится в тот момент, когда у него уменьшится возможность разжигать эти конфликты, как только он увидит, что региональный конфликт грозит затягиванием самого Запада в войну. Например, США окажется в войне с Китаем, им этот уже не нужен конфликт.
Ворсобин: Они закрывают конфликт и разжигают другой.
Стариков: Они не будут разжигать или бросят его, как в Афганистане убегут. Как только речь идет о вступлении их в войну, они десять раз думают и только один раз отрезают.
Ворсобин: И он закончится этот процесс, когда?
Стариков: То есть мы вступили в период бесконечных локальных конфликтов, которые везде провоцирует Запад.
Ворсобин: Бесконечность. Мы уходим в бесконечность, это такая лежащая на боку восьмерка, то есть мы обречены, мы никогда больше не увидим мира.
Стариков: До тех пор, пока мы не прекратим это, став достаточно сильными.
Ворсобин: А, вот так.
Стариков: То есть это не десять конфликтов, не пятнадцать, а столько сколько мы им позволим разжечь.
Ворсобин: Понятно. По-вашему, выходит, что пока существует США будут конфликты, когда нет США, то и конфликтов нет. Ну, такое представление. А мы сейчас прервемся на пару минут, оставайтесь с нами.
Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков, конечно. Мы сейчас переходим к нашим внутренним делам, я очень люблю все-таки говорить про нашу жизнь реальную. Конечно, тема не очень приятная, сейчас обсудим. Александр Бастрыкин заявил, что на преступления мигрантов должна быть, наверно, реакция. Глава следственного комитета озвучил данные, в этом году расследовано тридцать одна тысяча таких преступлений, это криминальная активность иностранных граждан. Увеличение на двадцать один, это очень серьезный процент, на двадцать один процент тяжких и особо тяжких преступлений. Приезжие активно участвуют в незаконном обороте наркотиков, таких четверть от совершенных ими преступлений и так далее. И, кстати, Николай, именно в вашем Санкт-Петербурге, судя по обнародованным данным.
Стариков: Наконец-то слово «наше» использовали как-то в отношении чего-то, что действительно наше, а то у вас Байден, Илон Маск, Петербург наш, все остальное нет.
Ворсобин: Там зафиксировано очень большое количество преступлений, совершенных приезжими. Вообще концентрация приезжих, это Москва, Подмосковье, Санкт-Петербург. Николай, я на самом деле унаследовал от Советского Союза интернационализм. То есть я не считаю, что преступление можно привязать к какой-то национальности. Но не даром во всех странах мира есть все-таки миграционные законодательства, которые регулируют вот эту вещь, как поступление мигрантов, это очень важно. Европа этим давно озабочена. Как вы думаете, на каком уровне у нас сейчас находится миграционная политика и что мы можем сделать сейчас, когда все-таки я даже ощущаю это по постам в телеграмм каналах, даже в общении есть, раздражение по поводу того, что все-таки мигрантов очень много в России? Что с этим делать?
Стариков: Раздражение присуще, наверное, каждому нашему гражданину. Ты идешь по улице и как-то немножко неуютно становится, потому что ты видишь слишком большое количество приезжих, вот в чем проблема. Но для того, чтобы разобраться в этой ситуации, преступления, которые совершаются, конечно, должны расследоваться, должны быть наказания. Тут даже никакие диаспоры не должны никого вытаскивать. Все понятно. Но, Владимир, я сейчас обращаясь к нашим радиослушателям, когда мы говорим о преступлениях, как там написано в новости, мигрантов в России.
Ворсобин: Иностранцев.
Стариков: Вы Европу упомянули, давайте начнем с Европы и сразу к нам перейдем.
Ворсобин: Пожалуйста.
Стариков: Когда мы говорим или там немецкие власти говорят, немцы обеспокоены ростом числа преступлений, совершенными мигрантами в Германии. Вопрос, о гражданах какого государства идет речь, кто совершил преступление? Граждане какого государства? Вот в Германии кто? Кто эти мигранты, совершившие преступления? Они граждане какого государства?
Ворсобин: Любого, я думаю.
Стариков: То есть граждане, условно говоря, Афганистана, Марокко, Шмарокко и так далее.
Ворсобин: Не обижайте Марокко.
Стариков: Прекрасные, что там, мандарины. Вот с людьми не сталкивался из Марокко, думаю, что есть прекрасные люди, разные. Перенеслись в Россию, выросло число преступлений, совершенных мигрантами. Вопрос: гражданами какой страны совершены эти преступления?
Ворсобин: К чему вы клоните?
Стариков: Сейчас поймете. То есть это граждане каких-то других государств, которые приехали в Россию на работу. Правильно?
Ворсобин: Да.
Стариков: А вот теперь давайте я вам открою глаза на вторую часть проблемы. Владимир, вы знаете, сколько граждан, например, Таджикистана, не надо сейчас в гугл лезть. Посмотрите лучше в мои прекрасные серые глаза и ответьте, пожалуйста, как вы думаете, сколько, берем одну страну, граждан Таджикистана получают российское гражданство в год?
Ворсобин: Я думаю, десятки тысяч.
Стариков: Я вам скажу, в 2017 году гражданство России получили 29 тысяч человек. А знаете, сколько получило их в 2022 году? 173600 таджиков получили российское гражданство. В 2023, за прошедшие 9 месяцев - 183 тысячи граждан Таджикистана стали гражданами Российской Федерации. Теперь вы понимаете, о чем я говорю? Когда нам говорят о том, что преступление совершили мигранты, это только часть проблемы. Это говорят о тех, кто приехал, кто работает, за кем почему-то не следят, так как за следят за рабочими в Катаре. Там, если кто-то что не так сказал или не так поработал, или, не дай Бог, совершил преступление - депортируется и больше никогда сюда не пускается. А у нас сотни тысяч граждан, не говорящих по-русски, не любящие нашу культуру, не собирающиеся адаптироваться, а собирающиеся жить своим, как говорится, кагалом получают российское гражданство сотнями тысяч. Я вам сказал только про таджиков. На первом месте граждане Украины, с небольшим отрывом после этого идут таджики и так далее. Вот теперь вы понимаете проблему? Проблема из двух частей состоит.
Ворсобин: Понять ее можно.
Стариков: Когда вы видите таджика на улице, вы не знаете гражданин он России или не гражданин России. Проблема в том, что российское гражданство сотнями тысяч раздается непонятно кому.
Ворсобин: Мы уже поняли. Скажите, пожалуйста, во-первых, как решить эту проблему, нужно ее решать? То есть или мы закручиваем гайки в паспортных столах, мы ужесточаем миграционное законодательство, мы вводим визы, что мы делаем скажите, пожалуйста.
Стариков: Пожалуйста. Первое, выдача гражданства, эта проблема гораздо больше, чем приезд гастарбайтеров. Гастарбайтера мы взяли и отправили на родину. Гражданина Российской Федерации, который по-русски не говорит и не хочет говорить мы никуда отправить не можем. Он гражданин, поэтому у меня была информация, что как-то сейчас тех, кто получает российский паспорт, им предложат послужить в армии, это совершенно справедливо.
Ворсобин: Бастрыкин дал указание руководителю Главного военного следственного управления помочь руководителям в региональных следственных подразделениях в организации и взаимодействии с военными комиссариатами по вопросу установления лиц, получивших гражданство Российской Федерации, подлежащих призыву на военную службу. У нас же случился скандал недавно. Пришли мусульмане в мечеть, у них там служба. Туда явились военные комиссары и забрали часть людей и сейчас идет скандал, там попал какой-то еще певец, который только недавно стал гражданином.
Стариков: Смотрите, мы сейчас говорим о системе, а система у нас выглядит так, что к человеку этническому русскому, даже не с территории Украины, а просто откуда-то получить гражданство сложнее, чем представителям среднеазиатских республик. Вопрос, надо ли это прекращать? Конечно, надо прекращать.
Ворсобин: Через что? Через переписывание законов о миграции?
Стариков: Просто гораздо более жесткая, сложная процедура для представителей этих государств, я еще раз подчеркиваю, в получении российского гражданства часть проблемы мы этим закрываем. Дальше, кто хочет быть российским гражданином, обязательно должен послужить в армии. Там русскому языку он точно научиться, научиться взаимодействовать с людьми всех наших замечательных национальностей внутри России, и часть проблем будет снята. Вторая часть проблемы, резкое облегчение получения гражданства для этнических русских и представителей всех коренных национальностей Российской Федерации, тот, кто здесь живет должен получать паспорт, так сказать, на раз.
Ворсобин: Николай, я это слышу уже лет пятнадцать. Вот то, что вы говорите, почему это не решают?
Стариков: А я вам тоже этот вопрос могу задать. Потому что есть, видимо, интересанты, чтобы 178 тысяч таджиков получили российское гражданство. Я даже не понимаю, кто в этом заинтересован.
Ворсобин: Вы не понимаете?
Стариков: Нет, мне очень интересна ваша версия. Расскажите нам.
Ворсобин: Ну, тут, конечно, будет сейчас разница. Мигранты, имеется в виду, которые без гражданства и с гражданством, но корень проблемы, я думаю, в следующем, я как-то помню, что во время эпидемии коронавируса президенту Таджикистана была сформулирована даже просьба прислать побольше мигрантов. Потому что лишний миллион нужен и потому, что этого очень сильно просили наши строительные лобби. У нас строительные компании очень нуждаются в этой силе. У нас рабочих рук сейчас в России мало. Сейчас все вам кадровые агентства скажут, что по всем нишам экономики идут большие структурные проблемы именно из-за нехватки рабочих рук. И что вы предлагаете? Сейчас правительство приведет такой законопроект, у вас прекрасный законопроект, я, кстати, за него за обеими руками, редкий случай.
Стариков: Да, я думаю, что наши слушатели, тоже за.
Ворсобин: Но этот проект будет неприятен для больших компаний, которые в общем-то делают большие деньги на них. А вот здесь я не очень понимаю. Они же могут мигрантов, как это делается, по-моему, в Саудовской Аравии или Катаре, они привозят мигрантов без семей, через какой-то срок они их высылают. Почему у нас так не делают?
Стариков: У нас не хватает времени, дорогие друзья.
Ворсобин: Всего пару минут остается.
Стариков: Значит, здесь, Владимир, мы знаете, куда приходим, в ту тему, которую вы считаете не очень важной. Потому что сегодня заработная плата, это те издержки, которые стараются снизить все наши предприниматели. Почему они снижают издержки в заработной плате? Потому что кредиты дорожают и здесь мы упираемся в политику Центрального банка. Последствия такой политики - необходимость завоза мигрантов. Поэтому тут законопроект, конечно, нужно делать. Но, с другой стороны, нужно брать под контроль Центральный банк, тогда строители получат кредиты под дешевые проценты, они не будут заинтересованы завозить дешевую рабочую силу.
Ворсобин: Да, я не ожидал, что и сюда вернется Центральный банк. Николай Стариков, Владимир Ворсобин, услышимся через неделю, до свидания.
Стариков: До свидания.
Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.
#Фондкультурныхинициатив
#Грантдляреактивныхкоманд

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии