Тридцать лет глухоты.
Как Россию отказывались слушать и слышать

28.02.2022

Тридцать лет глухоты. Как Россию отказывались слушать и слышать

Источник: aif.ru @ Андрей Сидорчик

События последних дней дают более чем ясную картину того, что в действительности произошло за последние три десятка лет, и того, в какой точке мы оказались. Происходящее — не следствие действия отдельных политиков.

«Новое мышление» с последующей капитуляцией

Возникший в результате Ялтинских соглашений 1945 года мир просуществовал до второй половины 1980-х. В этом мире у Советского Союза был блок союзнических стран Восточной Европы, стран-союзниц в Азии, африканских государств, избавившихся от ига колониализма, и т.д.

И когда Леонид Брежнев в своих речах называл СССР лидером «всего прогрессивного человечества», в этом не было преувеличения — с интересами Москвы по любому вопросу солидаризировался блок в несколько десятков государств, что создавало ситуацию если не полного паритета с Западом, то все же относительного равновесия.

«Новое политическое мышление» Михаила Горбачева превратилось в линию односторонних уступок, следствием которых стал полный коллапс социалистических стран Восточной Европы. Причем некоторые из них и вовсе исчезли с политической карты — Югославия в результате гражданской войны, ГДР в результате поглощения ФРГ, а Чехословакия — вследствие «бархатного развода».

Падение социалистических режимов Восточной Европы ознаменовало начало процесса смены политических элит в этих странах, когда те, кто выступал за партнерские или просто добрососедские отношения с Москвой, были вычищены из поля реальной политики.

При этом Горбачев так и не получил каких-либо гарантий безопасности страны, в первую очередь, недопущения расширения НАТО на страны Восточной Европы.

Дни позора

Распад СССР, стремительный вывод российских войск из Германии, не обусловленный какими-либо гарантиями безопасности и официальный отказ России от каких-либо интересов на международной арене, создал ситуацию, когда бывшие союзники нашей страны по всему миру увидели, что Москва не в состоянии более никого защитить.

Более того, неоказание помощи бывшему лидеру Афганистана Наджибулле, а также выдача на суд в Германию бывшего лидера ГДР Эрика Хоннекера легли на репутацию новой России позорным пятном.

С одной стороны, мир увидел — Россия слаба, неспособна кого-либо спасти. С другой стороны, Запад рассматривал данную ситуацию как результат победы в «Холодной войне», и вел себя, исходя из логики победителя, который не считает нужным как-либо учитывать интересы победителя.

Военное нападение НАТО на Югославию с последующим отделением от нее края Косово продемонстрировало, что новый мировой порядок под эгидой США считает нормой реализацию своих намерений силовым путем даже на территории Европы.

Одновременное с этим продвижение НАТО на территорию бывших стран социалистического блока не оставляло сомнений в том, что экспансия Запада направлена на окончательную ликвидацию каких бы то ни было политических амбиций России.

Москва протягивала руку, но её не замечали

Разворот самолета премьера Примакова над Атлантикой, а также знаменитый бросок российских десантников в Косово должны были показать Западу — с Россией так поступать нельзя. Но Москва осталась неуслышанной.

При этом США и страны Европы для продвижения своих целей не стеснялись использовать радикалов всех мастей — националистов в Хорватии, который были идеологическими наследниками хорватских «усташей», исламских фундаменталистов в Косово, и т.д.

Тем не менее, пришедший к власти в 2000-м году новый российский президент Владимир Путин был настроен на линию сотрудничества с Вашингтоном. После терактов 11 сентября 2001 года Россия одной из первых предложила всеобъемлющую поддержку США в борьбе с терроризмом.

Но этот шаг Москвы оценен не был. В 2004 году в состав НАТО вошли страны Прибалтики, что дало старт освоению территории пространства бывшего СССР. Не остановил представителей Запада ни откровенно антироссийский политический курс этих государства, ни наличие в той же Латвии дискриминационного института «неграждан».

В 2001 году произошло и ещё одно важное событие, повлиявшее на ситуацию в мир — США в одностороннем порядке объявили о выходе из Договора о противоракетной обороне, подписанного в 1972 году. Договор по ПРО был одним из ключевых элементов системы безопасности, созданной между СССР и США.

Вашингтон доказывал, что выход из Договора по ПРО связан с необходимостью защищаться от угрозы со стороны третьих стран. В Москве посчитали, что на фоне расширения НАТО такой шаг — ничто иное, как попытка снизить или вообще ликвидировать возможность ответного ядерного удара России, который рассматривался и рассматривается до сих пор как ключевой элемент обеспечения национальной безопасности.

«Где эти гарантии?»: Мюнхенская речь

В 2007 году в своей знаменитой речи на Мюнхенской конференции Путин сказал: «История человечества, конечно, знает и периоды однополярного состояния и стремления к мировому господству. Чего только не было в истории человечества. Однако что же такое однополярный мир? Как бы не украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена. И это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри… И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией. Потому что демократия — это, как известно, власть большинства, при учете интересов и мнений меньшинства. Кстати говоря, Россию, нас — постоянно учат демократии. Но те, кто нас учат, сами почему-то учиться не очень хотят… Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того — отдельные нормы, да, по сути — чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам. Ну, кому это понравится? Кому это понравится?… Думаю, очевидно, — процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот — это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить — против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит. Но я позволю себе напомнить в этой аудитории, что было сказано. Хотел бы привести цитату из выступления генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: «Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности». Где эти гарантии?»

Озвученные вопросы возмутили Запад, само выступление было объявлено конфронтационным и недружественным.

Силовой вариант: как Запад перешел «красные линии»

Ответом же на него стало попытка грузинского лидера Михаила Саакашвили силой решить конфликт в Южной Осетии, где были размещены российские миротворцы. И эта попытка, предпринятая силами, вооруженными и обученными представителями стран НАТО, стала открытым вызовом России уже на территории постсоветского пространства.

И этот вызов получил достойный отпор со стороны российской армии.

Казалось бы, после этого с «красными линиями» в позиции Москвы все стало более чем ясно. На ни США, ни другие страны Запада урегулировать ситуацию, зафиксировав точки соприкосновения и найдя общий язык, не посчитали нужным. Более того, курс на дальнейшее расширение Североатлантического альянса пересмотрен не был.

В 2014 году при активной поддержке «коллективного Запада» на Украине был осуществлен государственный переворот, причем его ударной силой стали радикальные националистические и неонацистские группировки. Однако Вашингтон это не смутило, и США признали новую украинскую власть, которая сразу же взяла курс на противостояние с Россией.

Ответом стала «Крымская весна», референдум и переход Крыма и Севастополя в состав России.

Не все помнят, но аналогичные референдумы в Луганске и Донецке Путин предлагал отложить. Москва не теряла даже в этой ситуации надежду найти какие-то точки соприкосновения. Но новый киевский режим начал военную операцию против населения Донбасса, не разделявшего ориентиры победителей «Евромайдана».

Запад же не сделал ничего для того, чтобы остановить военный поход, в первых рядах которого шли вооруженные формирования радикалов.

Следствием этого стали огромные разрушения и гибель тысяч человек, включая детей.

Пустой «Минск» и атомные бомбардировщики США в небе Украины

Поражения украинского режима заставили Киев подписать сначала «Минск-1, а затем и «Минск-2». Документы предполагали мирное завершение конфликта на основе предоставления Луганску и Донецку не независимости, а особого статуса в составе Украины.

Киев, однако, реализовывать договоренности не стремился, а западные страны подобных требований Украине не выдвигали.

Мало того, на Украине продолжались изменения в радикальном стиле — преследования пророссийских активистов, принятие законов, ограничивающих использование русского языка и ликвидировавших возможность получения образования на нем. Одновременно на Украине в легальном поле стали действовать радикальные организации, работавшие с молодежью, и обучавших юных украинцев, что «москаль» — их враг.

Россия обращала внимание западных партнеров — Киев не отказывается от силового сценария разрешения конфликта, и не выполняет ни одного пункта соглашения о мирном разрешении ситуации.

Но ни Вашингтон, ни Берлин, ни Париж не сделали ничего, чтобы изменить положение вещей. Обстрелы мирных городов Донбасса не прекращались, а в это время инструктора стран НАТО обучали украинских военных и снабжали их оружием. Но, главное, стремление такой Украины в НАТО не отвергалось Североатлантическим альянсом. Все говорило за то, что подобное вступление возможно.

Россия оказалась в ситуации, когда страна с легализованными и вооруженными неонацистами, могла стать передовым отрядом НАТО. Перспектива размещения американских ударных ракет на территории Украины угрожала самому существованию России.

В сентябре 2020 года над Украиной совершили полет американские стратегические бомбардировщики В-52.

Министерство обороны Украины тогда отрапортовало: «Не два, как говорят СМИ, а сразу ТРИ (!) Стратегических бомбардировщика ВВС Соединенных Штатов Америки В-52Н вчера патрулировали побережье Азовского моря в воздушном пространстве Украины. Такая формация из американских ракетоносцев B-52H и украинских истребителей МиГ-29 и Су-27 не на шутку взволновала российских оккупантов, которые на перехват подняли сразу 8 истребителей (4 Су-27 и 4 Су-30) и перевели в полную боевую готовность ПВО Южного военного округа. Военные эксперты пишут, что этим успешно воспользовались самолеты-разведчики НАТО, получили всю необходимую информацию о ПВО вероятного противника».

Речь шла о прямой ядерной угрозе со стороны Украины.

У последней черты

В 2021 году Москва предприняла попытку добиться от США и НАТО твердых гарантий безопасности по всем направлениям. Это требование с учетом событий последних тридцати лет стало для России жизненной необходимостью. Одновременно Россия пыталась оживить формат урегулирования на Донбассе.

Вскоре Москва получила тотальный отказ — Киев не собирался завершать конфликт на Донбассе, а Вашингтон и НАТО никаких гарантий в важнейших для России вопросах давать не стали.

Запад видел и продолжает видеть в России побежденную страну, народ которой должен принять все, что ему диктует победитель.

Обвинения России в начале специальной военной операции на Украине игнорируют все вышеперечисленное. Москву выставляют агрессором, обрушивают на нее всем мыслимые и немыслимые санкции, активизируют прозападные силы в самой России, а также тех аполитичных граждан, кто восемь лет не замечал трагедии Донбасса, попивая эспрессо в столичных кофейнях, но ужаснулся «кровавому нападению на Киев».

В реальности Россия ведет борьбу за выживание, борьбу за право оставаться свободной и независимой. Право, которого Запад лишает её по праву победителя в «Холодной войне».

Трагедия украинского народа началась не сейчас, а тогда, когда его превратили в инструмент борьбы против России, уничтожая всех, кто пытался этому сопротивляться.

Джо Байден в одной из своих последних речей заметил, что альтернативой санкциям могла быть только Третья Мировая война.

Но фактически Запад уже её развязал иными средствами, и продолжает, вооружая украинский режим и подталкивая его продолжению сопротивления любыми средствами.

Обложка: Фото Константин Михальчевский / РИА Новости

Комментарии