Турция. Представители протестующего меньшинства

21.06.2013

АВТОР СТАТЬИ: Турция. Представители протестующего меньшинстваrusskiy_malchik

Цветные революции-интервенции, будь то «арабская весна» или болотный майдан, характерны в том числе и тем, что их активистами (то есть самыми активными баранами, ведомыми на убой) являются так называемые рассерженные горожане или городские бездельники, фанатики или креаклы. Одним словом, люди, манипуляция которыми через современные сетевые технологии, доведена до совершенства.

Яркими образчиками такого рода активистов в Турции поделилась газета «Коммерсант», сама во многом состоящая из подобных.

KMO_136059_00002_1_t210

Азерджан, 25, студент, журналист. «Я присоединился к протесту после неадекватно жестокого разгона безобидных экологов. Я, так же как и все здесь, против Эрдогана, реальные требования пока что — отставка ответственных за насилие со стороны полиции, в том числе губернатора Стамбула Мутлу, освобождение всех арестованных во время протестов, прекращение использования слезоточивого газа против демонстрантов. Что дальше? Не знаю. Но и этих задач пока достаточно».
25-летний журналист-студент на то и журналист, и студент, чтобы дальше своего носа не видеть и не думать. С одной стороны, он призывает власть к прекращению насилия, а с другой — сам участвует в насилии против народа и власти. Допустим, что все одновременно согласятся остановить насилие. И что? Что дальше будет делать дорогой Азерджан? Он не знает. Ему и этого достаточно. Поразительный полёт мысли и понимания собственной миссии.

KMO_136059_00014_1_t210

Волкан, 28 лет, предприниматель. «Я не политический фанатик, у меня хорошее образование, карьера, свой бизнес. Протесты начались в защиту деревьев в парке, но я подключился к ним по другой причине. Когда во время жестокого разгона демонстрантов я увидел, что по телевизору вместо этого показывают пингвинов, я разозлился. В демократической стране СМИ должны быть свободными».
Волкан искренне полагает, что хорошее образование, карьера и бизнес не совместимы с политическим фанатизмом. Одно это красноречиво говорит о его «хорошем образовании». Говоря типичными клише, вдолбленными западной системой по промывке мозгов, считать себя хорошо образованным — это достойно креативного класса. Обратите внимание, что 28-летнего предпринимателя разозлило и заставило выйти на улицу то, что на ТВ вместо насилия он увидел пингвинов. А ему жутко хотелось насилия и трэша, ему хотелось «правды жизни» — по той причине, что собственная жизнь скучна и пресна до невозможности. Надо самому быть абсолютным пингвином, чтобы в современном мире, после стольких примеров преступного вранья т.н. «свободных СМИ», произнести слащавую фразу про демократию.KMO_136059_00003_1_t210

Эрдем, 26 лет, студент. «Я участвую в протестах потому, что режим Эрдогана — диктатура. Меня лишили альтернативы. Мне незачем идти на выборы, потому что Эрдоган не допускает возможности появления реальной оппозиции, которая могла бы объединить всех, недовольных его политикой. Если в парламенте меня некому представлять, я пойду на площадь».Набор одних и тех же бессмысленных фраз. Без логики и оснований. Всё просто как офисный стул: Эрдоган — диктатор, в стране нет выбора, а если нет парламента, я пойду на площадь. Иногда кажется, что это роботы, а не люди. Этакие симпатичные ухоженные роботы, произносящие одну и ту же мантру.

KMO_136059_00006_1_t210

Аркан, 33 года, аналитик. «Каждый день после работы я приходил в парк Гези. Все действительно началось с защиты парка, но теперь мы вышли на улицы, чтобы Эрдоган подал в отставку, как бы утопично это не звучало. И мы уже не уйдем. Он может разогнать палаточный лагерь, он может не сдержать своего обещания и уничтожить парк, но люди — не деревья. Он действует так жестко, пытаясь заставить нас молчать, потому что боится нас, я уверен. Моя альтернатива партии власти — CHP (республиканская народная партии Турции). Кемаль Кылычдароглу (лидер CHP — Ъ) вполне бы справился».
Типичный современный аналитег (не важно чего).Следите за его прекрасной мыслью: он, аналитег, приходил защищать парк, потом — бац! — и он уже призывает Эрдогана в отставку. Видите, какой перескок — ничем не обоснованный, никак не разъяснённый. Ноль логики, сплошной протест. Самое смешное, что аналитег уверен, что Эрдоган боится таких, как он. Эрдоган же вполне справедливо называет их маргиналами. Они и есть маргиналы. Но такие маргиналы и пустышки, за которыми огромные ресурсы Запада. Вот в этом-то и опасность.KMO_136059_00005_1_t210

Шукру, 43 года, работник текстильной фабрики, болельщик футбольного клуба «Фенербахче». «Здесь и сейчас битва. Мы победим, если будем поддерживать друг друга. Мы все очень разные, это правда, но болельщики, геи, левые, курды сплотились против общего врага. У нас есть список требований — сохранение парка, освобождение людей, арестованных во время беспорядков, прекращение полицейского беспредела, свобода собраний. Но это только начало».
Единственный в этой компании креаклов трудяга и не сопляк. Но при этом, судя по всему, участник фанатской тусовки. Давно известно, что фанатьё создаётся и финансово поддерживается  как раз для обработки активных людей с целью формирования ударных сил на случай разного рода протестов. Если тебе 43 года и ты как пацан ходишь с шарфиком и каждое воскресенье кричишь кричалки на стадионе, это значит, что у тебя как раз столько мозгов, чтобы можно было легко сподвигнуть на любое безумие.
Дядька несмотря на возраст повторяет алогичную пургу своих молодых коллег: мы все разные, но против общего врага; список требований — прекратить насилие, а дальше посмотрим. Но любому человеку понятно, что после того как они победят, все они — все эти курды, геи, фанаты, националисты, коммунисты и демократы — начнут ссориться и враждовать между собой. В первый же день и не на шутку. Таким образом, страна останется без власти, и толпа с удовольствием отдаст её тому, на кого укажет Запад. А если Запад ни на кого не укажет? Тогда будут биться в агонии и хаосе энное количество лет. Уничтожая друг дружку ради куска хлеба и превосходства.KMO_136059_00012_1_t210

Джихан, 28 лет, брокер. «Я не понимаю, почему все говорят, что противников Эрдогана меньшинство или половина. Да, за его партию проголосовало 50%, но вообще-то 13% тех, у кого было право голоса, на выборы не пришли. Это означает, что нас большинство. И есть 6,5 млн людей, которым не за кого голосовать. Одна из проблем действующей политической системы — 10% порог голосов для прохождения партии в парламент. Его необходимо понизить до 2-3%, это было бы достаточно, чтобы создать альтернативу Республиканской народной партии и Партии национального действия (25,91% и 12,99% соответственно на выборах в Турции 2011 года — «Ъ»). Я считаю, что этими протестами мы добились успеха, мы показали, что есть некая новая сила, пусть пока неорганизованная, но с которой скоро нужно будет считаться».
28-летний брокер, одев каску строителя, видимо, подумал, что он теперь не пустышка в море финансовых фантиков, а толковый человек. И принялся рассуждать о парламенте и процентах, пытаясь убедить себя, что они, протестующие, не в меньшинстве. Желание стать большинством привело, как это водится у меньшинства, к откровенной и нечаянной подтасовке. Джихан, видимо, сам не заметил, как записал на свою сторону 13% тех турков, которые не участвовали в голосовании. Будто все из них не пошли на выборы именно из чувства протеста, а не из-за аполитичности.Эта умилительная приписка, столь напоминающая повадки наших креаклов, тем забавнее, что тут же Джихан признаётся, что их всё же в Турции меньшинство, и дабы пройти в парламент, порог надо опустить с 10% до 2-3%. Как же это похоже на рейтинг российских либералов типа «Союза правых сил»! Как это похоже на стиль мышления наших горе-оппозиционеров! И заметьте — признавая по факту, что они в Турции меньшинство, эти брокеры-студенты-геи-курды-журналисты-дизайнеры пытаются навязать большинству народа свои правила. Причём делают это в жёсткой безапелляционной манере, опираясь на поддержку Запада.

KMO_136059_00009_1_t210

Урфа, 21, футбольный фанат «Бешикташ», курд. «У меня складывается ощущение, что мечта Эрдогана — радикальный ислам. Да, мы мусульмане, но мы живем в светском государстве, и нас не устраивает проводимая им политика «неоосманизации». Я не хочу, чтобы кто-либо вмешивался в мою личную жизнь, указывая, когда мне пить алкоголь и где целоваться».Вот, вот оно — глубокое смысловое требование оппозиции. Позволить целоваться и пить алкоголь. В высказывании 21-летнего курда сразу две грубых лжи. Первая: Эрдоган не проповедует радикальный ислам. Турция не Афганистан и не нынешний Египет. Радикальность эрдогановский Турции заключается в том, что он не позволяет Западу разложить традиционные ценности своего народа. Он не запрещает целоваться вообще и пить алкоголь в принципе, но запрещает целоваться и пить в публичных местах. И здесь вторая ложь 21-летнего курда.
Другими словами, Эрдогану вменяют в вину то, что при нём Турция пытается вести себя прилично и согласно нравственным нормам. То есть его публично обвиняют в нравственности! Если вдуматься, то это просто жуть какая-то…KMO_136059_00010_1_t210

Барзан, 34, веб-дизайнер, курд. «Курдский вопрос в Турции по-прежнему не решен, и когда я говорю «свобода», я не имею в виду, что я курдский сепаратист. Но я хочу говорить на своем языке, я хочу читать книги на своем языке, я хочу, чтобы мои дети учили курдский язык в школе. Я против Эрдогана потому, что он умалчивает о многих проблемах, курдская — лишь одна из них. Если мы не сдадимся, если мы продолжим протесты, то можем все изменить. Вот вам пример — некоторые протестующие не любят курдов, но сейчас терпят, потому что нас объединяет одна цель».
Последняя фраза — пример поразительного заворота мозгов. То есть курд понимает, что даже среди протестующих его не любят как курда, но при этом поддерживает их. Даже не задумываясь о том, что если протестующие возьмут власть и почувствуют себя безнаказанными, то дадут волю своей нелюбви, в том числе и к его народу. Улыбаясь и показывая на фотокамеры знак «виктори», он ведёт свой малочисленный народ к трагедии и резне. Что это если не слабоумие?

KMO_136059_00018_1_t210

Онур, 27 лет, дизайнер, живет в Италии. «Эрдоган разрушил мою жизнь. Мне пришлось уехать из дома, из любимой страны, потому мой мир начали разрушать. На тот момент я не хотел бороться за него, за другое будущее страны, потому что не верил, что это возможно. Но я немедленно вернулся, когда начались протесты. Я не считаю, что Гези — наше поражение. Мы сделали там все как активисты, мы отстояли парк. И самым правильным было бы уйти, не дожидаясь разгона, тогда это было бы настоящей победой. Потому что Эрдоган хотел бы, чтобы мы сфокусировались только на парке, но проблема не в парке, а в нем самом. Надо действовать дальше. У него — 50% голосов избирателей, дубинки и слезоточивый газ, но мы наконец увидели друг друга и теперь можем победить. Наше главное оружие — интернет, где мы можем свободно делиться своими идеями и показывать реальность. Я не знаю пока альтернативной Эрдогану кандидатуры, но именно он сделал все, чтобы её не было. Поэтому её нужно создать нам самим. Нас шанс — новая социалистическая партия. Я не левый, но сейчас просто нет другого выбора».
Очередной креакл, когда-то храбро сбежавший с родины и теперь ещё более храбро вернувшийся участвовать в её изнасиловании, открыто признаёт, что за Эрдоганом, как минимум, 50% населения. На самом же деле наверняка гораздо больше. Но это не смущает храброго борца с «кровавым режимом», и он откровенно признаёт, что меньшинство должно задавить большинство. Как? С помощью интернета. Так прямо и говорит: наше главное оружие — интернет. А знаете почему? Потому что невидимая сеть — самая удобная среда для меньшинства, в ней оно способно почувствовать себя равным большинству, потому как нельзя точно и чётко посчитать всех и показать, кто есть кто. Интернет — это искривлённая реальность, где меньшинство диктует свою волю большинству.Фраза о том, что, мол, я не левый, но за новую социалистическую партию — ещё один образчик расколотого запутавшегося сознания.KMO_136059_00020_1_t210

Куршад, 27 лет, юрист. «Меня, например, возмущает, что Эрдоган пытается постепенно стереть Кемаля Ататюрка из истории. Он убрал его фотографии из школьных учебников, убрал из них и его манифест. И это просто частный пример того, как меняется эрдогановская Турция. 12 июня полиция ворвалась в здание суда, где мы скандировали лозунги в поддержку протестующих. Нас, юристов и адвокатов, арестовали прямо там. Это послание Эрдогана: «Я могу арестовать вас в любой день где угодно».»
Сторонник Ататюрка хотя бы способен выразить свою причину недовольства Эрдоганом. Он осмысленно выражает свой политическую позицию и тем самым вызывает уважение. Пусть и ограничивается только упрёками в «стирании Ататюрка» из учебников и истории. Чего, на мой взгляд, недостаточно, чтобы идти на улицы и устраивать беспорядки.

KMO_136059_00024_1_t210

Диляра, 21 год, студентка, изучает историю искусств. «У меня столько причин быть здесь, среди протестующих, что я даже не знаю в каком порядке их перечислять и сколько это времени займет. В Турции должны соблюдаться основные права человека. Должны быть расследованы преступления, совершенные в Курдистане. Должны быть наказаны те, кто подготовил и допустил убийство армянского журналиста Гранта Динка в 2007 году. Все больше и больше инициатив Эрдогана угрожают нашим правам — и предложение запрета абортов, и образовательные реформы, и разные исламистские правила».
Любимый приём креаклов — набросать в кучу всякого рода претензий и обвинений, и массой фактов и псевдофактов напрочь уничтожить логику. Как связано убийство армянского журналиста с запретами абортов, способна понять только студентка Диляра с кольцом в носу. Нормальный человек это вряд ли поймёт. Подобный приём постоянно используют российские оппозиционеры, обвиняя Путина во всех смертных: «проклятый путяра виноват в коррупции, плохих дорогах, высоких ценах на нефть, что вася побил машу, а ольга романова застряла в пробке…» В общем, психбольница по ним плачет.ВЫВОД: Когда Эрдоган называет протестующих маргиналами, он не ошибается. Как не ошибался Путин, фактически назвав протестующих на Болотной площади презервативами. Это действительно отщепенцы народа, его предатели и коллаборационисты. Это зловредное меньшинство, пытающееся навязать большинству свой диктат. Они, опираясь на поддержку Запада и своё привилегированное положение, пытаются навязать собственные нормы, искривлённые и перевёрнутые с ног на голову, большому народу. В то же время они сами являются жертвами. По своей глупости и ограниченности они становятся орудием в руках Запада. Презирая свой народ, его традиции и нормы, отколовшись от него и почувствовав себя «людьми мира», восхищаясь Западом, они не ставят ни во что судьбу страны, государства и власти и готовы с потрохами продать её ради собственного удобного существования. Безделье, замаскированное под креативные занятия, разлагает как меньшинство, так и большинство. Меньшинство становится проводником паразитского образа жизни и разлагает им всю страну. При всей смехотворности и нелогичности претензий протестующих, которые они к тому же не способны даже чётко сформулировать, антагонизм между ними и большинством вполне реальный и абсолютный. Между ними невозможно никакое сотрудничество, но только подчинение одних другим. В России весной 2012 большинству удалось подчинить себе меньшинство, пусть и в отдельно взятом эпизоде и не окончательно. В Турции верх пока берёт меньшинство. Посмотрим, как будет дальше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: