Украина и Тайвань стали самыми взрывоопасными точками на планете

18.12.2021

Украина и Тайвань стали самыми взрывоопасными точками на планете

Источник: mk.ru @ Юрий Тавровский

Американская элита легкомысленно ввязалась в одновременное противостояние с Москвой и Пекином.

Сейчас две самые взрывоопасные точки на планете — это Украина и Тайвань. Совершенно разные по геостратегическим параметрам регионы объединяет опасность стать причиной и даже полем боя крупных международных конфликтов. Оба рискуют принести страшные жертвы под лозунгами борьбы за независимость. Украина заявляет об угрозе своей «незалэжности» со стороны России, провоцируя её на резкие движения. Тайвань все ближе подходит к провозглашению независимости от КНР, даже ценой неизбежного в таком случае военного противостояния. Правящие элиты в Киеве и Тайбэе готовы пойти ва-банк и крутануть колесо фортуны в расчете на хозяина игорного дома, который подмигивает из-за спины и делает многозначительные мины. Игроки делают вид, что забыли о тяжелых проигрышах других в похожей игре в том же заведении у того же хозяина.

В 1949 году войска партии «Гоминьдан» были разбиты в длившейся три года гражданской войне с войсками партии «Гунчаньдан» (Компартии). Остатки армии, правительства и аппарата правившей партии отступили на остров Тайвань. Он только в 1945 году снова стал китайским после захвата в 1895 году Японией, которая включила его в состав империи в результате китайско-японской войны. Преследовавшие гоминьдановцев войска коммунистов намеревались с ходу высадиться на Тайване и завершить окончательное объединение Поднебесной. Преградой стал Тайваньский пролив, а точнее — стоявшие в нем американские военные корабли. «Под сенью дружеских штыков» Чан Кайши установил жесткий контроль над островом. Появление двух миллионов «понаехавших» вызвало недовольство, а затем и сопротивление местного населения, как китайского, так и племен аборигенов. Ответом стал «белый террор», жертвами которого за 38 лет введенного Чан Кайши военного положения стали десятки тысяч коренных тайваньцев.

Строгая общественная дисциплина, аграрная реформа в соответствии с конфуцианским принципом «сяокан», создание смешанной государственно-частной экономики, а также всесторонняя помощь США своему «непотопляемому авианосцу» уже в 60-е годы превратили Тайвань в одного из «азиатских тигров». Но даже в тучные годы Тайбэй не ставил вопрос об отделении. Ведь Чан Кайши и его партия «Гоминьдан» по-прежнему исходили из принципа «один Китай», рассчитывая вернуться к власти во всей Поднебесной. Кроме того, именно Китайская Республика под управлением тайбэйских властей, а вовсе не Китайская Народная Республика со столицей в Пекине являлась членом ООН.

Тяга к независимому от континентального Китая существованию стала формироваться именно из-за изгнания Тайбэя из ООН в 1971 году после предательства Вашингтоном старого союзника. Стремясь углубить раскол в китайско-советских отношениях и перетащить КНР на свою сторону, американцы установили дипломатические отношения с Китайской Народной Республикой и разорвали их с Китайской Республикой. Сделано это было без предупреждения и в типичной хамоватой форме. Тайваньского посла подняли среди ночи и вызвали в Государственный департамент. Там престарелому дипломату зачитали ноту о разрыве отношений. Поделившемуся со мной воспоминанием чиновнику тайбэйского МИДа, который тогда в качестве помощника сопровождал главу миссии, пришлось под руки выводить окаменевшего от шока начальника.

Стремление «расширить Тайваньский пролив» и как можно сильнее отдалиться от континентального Китая усилилось в годы «культурной революции» (1966–1976 гг.). К тому времени подросли новые поколения, даже потомки бежавших «эмигрантов» освоили поначалу непонятный местный диалект «миньнань», стали забывать мечту отцов о победоносном возвращении в Китай. Возрождение нормальной жизни на континенте после смерти Мао Цзэдуна и успехи экономической политики Дэн Сяопина в 1980–1990-е годы заставили деловые и политические элиты острова одобрить его же формулу «одна страна — две политические системы». На материк потекли потоки капиталовложений и технологий, число тайваньских предпринимателей, советников и специалистов порой достигало чуть ли не миллиона человек при населении Тайваня в 24 миллиона! В те же годы идеи суверенитета стали оживать по мере складывания «тайваньской идентичности» в новых поколениях, выхода на передний план потомков коренного населения, избавившегося от доминирования «понаехавших» гоминьдановцев. Именно эта «идентичность» в 1968 году стала причиной первой победы на выборах Демократической прогрессивной партии (ДПП), которая сделала стержнем своей политики достижение суверенитета.

Американцы, резко свернувшие свое военное присутствие на Тайване и иные формы поддержки Тайбэя, редко вспоминали о своем «старом друге» в годы американо-китайского «брака по расчету». Однако с началом сдерживания слишком успешного Пекина тайваньская карта снова вернулась в игру. В годы президентства Барака Обамы Тайбэю продали крупные партии современной боевой техники, стали активно помогать в развитии собственной военной промышленности. На новый уровень стимулирования сепаратизма Америка вышла буквально в первые дни президентства Дональда Трампа. Полуофициальные контакты с местными властями, новые поставки оружия и совместные учения ВМФ и ВВС, резолюции Конгресса… Эскалация всей этой антикитайской деятельности продолжилась при нынешнем президенте Джо Байдене. Пекин наращивает ответные военные действия и четко прочертил «красную линию» — провозглашение суверенитета Тайваня приведет к полномасштабной операции против сепаратистов. Сейчас пересечение «красной линии» может произойти в любой момент, но решение об этом будет приниматься не в Тайбэе, а в Вашингтоне. С учетом уже свершившегося втягивания США в «холодные войны» сразу против Китая и России эта «красная линия» может быть нарушена одновременно с другой — на Украине.

Сквозь «тайваньскую призму» ситуация на Украине выглядит довольно похожей. Там тоже власть захватили «понаехавшие» из западных провинций энергичные и боевитые соотечественники, говорящие на малопонятном диалекте. Они тоже экспроприировали лакомые куски власти и собственности, заставили перейти на свою «мову» русскоязычное большинство, ввели подобие «белого террора» против несогласных с «новым порядком». Неизбежные восстания удалось подавить лишь частично, и от Киева отмежевались районы с высоким уровнем самосознания и самоорганизации. Смириться с потерей этих богатых и развитых провинций новые власти не смогли, но и вернуть их силой тоже не получается. Поэтому под знаменем «незалэжности» происходит потеря суверенитета Украины, где силовые и экономические ведомства попали под контроль американцев. В угоду Западу разрушается некогда первоклассная экономика, за бесценок уходят наработки ещё советских научных центров, экспортным товаром стали украинские красавицы и вот-вот начнется распродажа черноземов. В обмен киевские элиты получают не только «запасные аэродромы» на Западе, но также партии не всегда нового оружия и расплывчатые обещания «прийти на помощь». Американские и натовские войска осваивают полигоны и базы, подбираясь все ближе к границам России. Самая большая угроза независимости Украины проистекает именно из готовности слабого руководства в Киеве участвовать в «холодной войне» против Москвы, которую ведут США и их союзники по НАТО. Как и в ситуации вокруг Тайваня, противостояние по украинской линии разлома достигло критического уровня. Здесь тоже прочерчена «красная линия» — вступление в НАТО, размещение на территории Незалэжной ракет и ядерного оружия.

Будут ли в обозримом будущем пересечены «красные линии» на Востоке и Западе? Вряд ли. Американские элиты довольно легкомысленно втянулись в противостояние одновременно и с Россией, и с Китаем. Москва и Пекин ответили укреплением отношений «стратегического партнерства», их самолеты-носители ядерного оружия совершают в едином строе полеты вблизи американских баз, унифицируются системы предупреждения о ракетном нападении, все чаще проводятся совместные учения на земле, в океанах и в космосе. Ситуация с «красными линиями» и возможность скоординированных действий вполне могут быть обсуждены во время личной встречи в Пекине президента Владимира Путина и председателя Си Цзиньпина в феврале. Думаю, Путин отправится в дальний путь не только для участия в церемонии открытия зимних Олимпийских игр.

Что касается борцов за независимость в Тайбэе и Киеве, то им надо лучше понимать свою роль в глобальных политических процессах. У китайцев есть выражение «соломенные лапти для ходьбы по грязи». Одноразовые изделия выбрасывают после использования, как это случилось в 1971 году с Тайванем, как это случилось в 2021 году с Афганистаном.

Обложка: DVIDSHUB.NET

Комментарии