Умер мой друг Сергей Хелемендик

05.05.2016

Случилась беда. Сегодня от инсульта скончался мой друг и товарищ, русский писатель, словацкий общественный деятель — Сергей Викторович Хелемендик.

Автор известных книг: повесть «Самоубийцы», роман «Наводнение», роман «Группа захвата» и других.

Так сложилась его судьба в смутное время развала Великой страны, что начав как писатель в перестроечной России, Сергей с 1988 года стал жить и работать в Словакии.  И здесь произошла уникальная вещь – будучи иностранцем, он не только сумел начать выступать и писать на словацком языке, не только «стал своим», но и добился того, что стал очень известным общественным деятелем. Сергей Хелемендик был депутатом парламента, а также членом Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Его блог www.chelemendik.sk стал очень значимым медийным ресурсом в Словакии, с материалами на русском и словацком языке.

Он очень любил Россию.

Прошедший в Братиславе в прошлую пятницу круглый стол, в котором мы вместе приняли участие, оказался последней записью Сергея. Через несколько дней у него случился инсульт, и, несмотря на все усилия врачей, его не стало.

Мы приносим глубокие соболезнования его родным и близким. Всем, кто знал и любил его.

Память о Сергее сохранится в наших сердцах.

А также в его книгах, выступлениях и статьях.

Неделю назад в Братиславе мы долго говорили, многое спланировали. Но судьба распорядилась иначе. Его последняя книга, так и осталась незаконченной.

Пусть земля тебе будет пухом, Сергей…

 Р.S. Видео выступления Сергея Хелемендика в программе «Особая статья» телеканала «Звезда»

Программа «Особая статья» "Беженцы взорвут Евросоюз" Телеканал«Звезда»

Встреча с общественностью Братиславы, 3 февраля 2016 г.

Николай Стариков в Братиславе. 3 февраля 2016 года

Источник: ИноСМИ

Сергей Хелемендик: «России без империи никак»

Сергей Хелемендик отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru

Владимир, 16.01.2007 14:59

Здравствуйте, Сергей! Я побывал в Словакии первый раз в ноябре прошлого года по работе. Пообщался со своими словацкими коллегами, вечерами походил по Братиславе. У меня осталось очень приятное впечатление от Словакии и её людей. Спасибо. Хочу, чтобы наши страны сотрудничали и дружили.

— Здравствуйте, Владимир! Словакия на большинство русских производит подобное впечатление. Русские в силу своего состояния ‘кочевников по жизни’ чувствительны к некоей ‘ауре’, или ‘полю’, или ‘атмосфере’. Например, много раз, въезжая на машине в Германию — все равно, с какой стороны, — я ощущал вхождение в жесткое поле этой страны. Причем, в Берлине или Пруссии чувствую себя хуже, чем где-нибудь в Баварии. Поле Страсбурга приятней, чем Брюсселя. В Словакии поле очень хорошее — доброе, приветливое, ненапряженное. Словаки в массе своей жизнерадостны, добросердечны и деликатны. Это особенный народ, сохранивший своего словацкого Бога в душе. (Или, как говорит моя жена, словаки это русские без наших пороков.) По ауре или полю на Словакию в Европе похожа Словения.

Жаров Виталий Викторович, Москва, 16.01.2007 15:23

Здравствуйте, Сергей. Скачал Вашу книгу, заглянул в нее, улыбнулся… Буду читать позже. А вот спросить хочу о следующем. На чехословацких форумах нередко «поминают» цыган, живущих в этих странах. У нас в Подмосковье и Москве цыгане совершают очень много отвратительных правонарушений от продажи наркотиков до обмана стариков-инвалидов. Но никто не собирается говорить, что они это делают оттого, что они — цыгане. Преступники есть преступники.

Но когда следственные органы пытаются задерживать преступников, вести следственные действия, то цыгане не только покрывают «своих», но и нападают на милицию, угрожают, суют взятки… И опять, никто не говорит, что надо что-то делать с этой этнической группой. Кажется, что выхода нет. . . А как у вас в Словакии и соседней Чехии, если знаете? Как вы справляетесь с цыганской преступностью?

— Здравствуйте, Виталий Викторович! Цыгане больной вопрос как для Чехии, так тем более для Словакии, где по разным оценкам их от 250 до 400 тысяч. Парадоксально, но самую большую ответственность в возникновении цыганской проблемы несет коммунистическая эпоха — когда пособия на детей были настолько ‘жирными’, что цыгане начали плодить детей каждый год, для них именно это занятие стало единственной производственной деятельностью.

Словацкие цыгане совершенно непохожи на цыган в России, кочевников, постоянно обновляющих свою кровь, часто неотличимых от русских внешне. Словацкие цыгане выглядят, как почти стопроцентные индусы, у них очень темный цвет кожи, и если бы Вы увидели их самих и их поселения, то были бы очень удивлены. Племена тутси в Африке живут цивилизованней и богаче, хотя никаких пособий не получают. Словацкие цыгане, как высказался один из местных цыганских политиков, ‘генетически повреждены’ в результате многовекового кровосмешения, они все настолько родственники, что, наблюдая такую цыганскую семью со стороны, сам приходишь к заключению — есть ли смысл озадачиваться вопросом, кто чей отец, если самих цыган этот вопрос оставляет равнодушными?

Однако именно эта ‘генетическая поврежденность’ делает словацких цыган очень нездоровыми, слабыми, инертными и довольно безобидными существами — в отличие от цыган России. Типичное цыганское преступление в Словакии это забраться на дачу и вытащить старую мебель.

Социально-демографическая сторона жизни цыган в Словакии, Чехии и тем более Румынии вызывает все нарастающий страх. В рамках демократических правил игры, которые искренне приняли эти страны, цыганская проблема нерешаема и угрожает косовским синдромом — то есть резким ростом численности одной этнической группы за счет сокращения другой. Тем более, что процент цыган среди так называемых косовских албанцев никто почему-то не считал.

Куда и зачем?

Март, 16.01.2007 15:32

Куда идет Словакия сейчас? Что в умах простых людей? Как относятся к России и к нам россиянам?

— Здравствуйте, Март! Словакия ещё только вошла в Евросоюз и пытается сориентироваться в этой крайне запутанной организации с неясным будущим.

В умах ‘простых словаков’ и даже не очень простых — сдержанный оптимизм, связанный с наблюдающимся в последние годы экономическим ростом и некоторым повышением уровня жизни.

К России в Словакии исторически сложилось хорошее отношение — словаки, подобно болгарам и сербам, народ-русофил, причем словацкое русофильство особенно ценно, поскольку это глубоко религиозный католический народ, симпатизирующий России вопреки вековым традициям католицизма.

Русофильство словаков связано в тем, что в критический момент становления словацкого народа в 19 веке русские цари поддерживали славянские народы в их попытках эмансипироваться в рамках Австро-Венгрии. Поддерживали балканских славян, словаков и чехов. Первая словацкая газета на словацком языке была создана на деньги российского посольства в Вене. Казалось бы, мелочь, но словаки почему-то об этом помнят.

Слова ‘россиянин’, подобно многим другим народам, словаки не знают — я не знаю, как это слово перевести на словацкий. К русским относятся доброжелательно, хотя юное поколение, выросшее в условиях постоянной антирусской пропаганды в СМИ, может русских побаиваться.

Люба, Москва, 16.01.2007 16:06

Здравствуйте, Сергей! Ваши взгляды на мир и на Европу очень похожи на наши, имею в виду послеперестроечное поколение России. Много ли сторонников Ваших взглядов в Словакии или все верят в «демократию» Буша?

— Здравствуйте, Люба! Я не говорил бы о сторонниках своих взглядов — у меня в Словакии довольно много читателей. Что касается собственно демократии как принципа — словаки в нее верят, причем эта вера уходит корнями в традиции деревенского общинного самоуправления, когда выбирали старосту или в городках мэра и выборы эти были честными.

Отношение к Бушу в Словакии резко отрицательное — словаки не прощают Бушу его кровожадность и осуждают янки не с позиции прагматической политики, им не очень понятной, а как христиане, не приемлющие убийство как способ решения проблем.

April, 16.01.2007 17:03

Как в Чехии/Словакии относятся к русским на бытовом уровне? Что говорят «на кухнях»? А что преобладает в СМИ?

— Здравствуйте, April! Словаки в принципе настроены к иностранцам гостеприимно, русских в Словакии пока немного, поэтому какого-то бытового отношения, какое существует, например, в Праге к русским туристам, здесь пока нет. Там, где русские и украинцы появляются массами — то есть в Татрах зимой, — к ним относятся в высшей степени уважительно. Любой владелец гостиницы и даже любой официант в Татрах вам скажет, что русский лучший гость, потому что нежадный, общительный, много всего покупает и нетребователен. И очень убедительно сравнит русского с поляком, венгром, чехом или немцем.

Судя по отзывам русских туристов, они чувствуют словацкую доброжелательность и реагируют в основном адекватно. Замечу, что за почти двадцать лет жизни в Словакии я не вспомню какого-либо бытового скандала, связанного с поведением русских гостей на отдыхе в Словакии. Даже между собой русские в Словакии почему-то не дерутся — среда умиротворяет.

Наоборот, сюда начали ездить толпы молодых уродов из Англии на так называемое ‘прощание со свободой накануне свадьбы’, которые в первые же часы напиваются как свиньи, потрясенные качеством и дешевизной словацкого пива. А потом пытаются найти себе проститутку, чтобы проститься со свободой особенно качественно. После чего словацкие таксисты с изумлением рассказывают перед телекамерой о том, как англичане в немногочисленных словацких борделях стоят в очереди ‘за курвой’.

Словацкие СМИ, как и СМИ всех остальных наших недавних собратьев по Варшавскому договору, не совсем по своей воле ведут постоянную антирусскую кампанию — такова генеральная линия вашингтонского обкома, и она соблюдается. Ввиду постоянства этого процесса у людей старшего поколения выработался иммунитет, многие из них считают, что о России рассказывается тенденциозно или неправдиво.

Андрей, Москва, 16.01.2007 17:30

Как в Словакии относятся к Польше? Является ли Польша лидером и выразителем интересов стран Восточной Европы?

— Здравствуйте, Андрей! Польша не является ‘выразителем’ — Ваш термин — даже польских интересов, потому что в польской внешней политике не просматривается стратегической линии. Сплошная рефлексия на текущий момент, причем момент этот безумно грызущаяся между собой польская ‘элита’ оценивает внутренне противоречиво. У поляков множество мнений, но почти нет идей.

Общим ‘интересом’ стран Восточной Европы в последние годы было вступление в Евросоюз, которое практически состоялось. Последним общим интересом остается вступление в Шенгенскую зону, которое произойдет через год. А вот насчет вступления в зону евро уже не все так едины. У чехов есть серьезные сомнения, при этом Чехия самая богатая и развитая из стран-неофитов.

На самом деле интересы у всех совсем необщие — и это нормально. Один из глобальных и стратегических интересов — позиция ‘транзитной’ страны с точки зрения экспорта русского газа и русской нефти. Здесь интересы уже совсем необщие — здесь каждый воюет за себя, причем Польша эту войну проиграла сразу и бесповоротно.

Мое личное ощущение, усилившееся после общения с польскими политиками в Совете Европы, таково: Польша в обозримом будущем не сможет расстаться с ролью хронической и всем надоевшей своими истериками жертвой несчастной геополитики — между Россией и Германией как между молотом и наковальней. Польской элите нравится эта роль, польские политики мазохистски любят быть обиженными — поэтому их всегда обязательно кто-нибудь обидит. Или обидят все сразу.

К Польше в Словакии никак не относятся. Польские демарши в Евросоюзе словаки обоснованно считают свойственной полякам мелочной торговлей, к Словакии не имеющей отношения. К самим же полякам словаки относятся скептически, насмешливо и не очень серьезно. Нельзя сказать, что словаки не любят поляков — но при их появлении словак обычно насторожится — что само по себе для него нетипично. Расхожие в Словакии стереотипы, связанные с поляками, настолько обидны для этого великого в отдаленном прошлом народа, что я не стану их приводить. Самой мягкой будет пословица, распространенная в граничащем с Польшей Шаришском регионе Восточной Словакии: ‘Ак маш од поляка иба клобук, ай тен треба бить!’ (Если у тебя есть от поляка только шапка , и её нужно бить.)

Сергей, 16.01.2007 20:18

Посетил Словакию в этом году, скажу сразу, что на первый взгляд отличается от Чехии, чего я не ожидал.(Вообще страна и люди очень понравились) Мне показалось, что экономическая ситуация лучше и т.д. Каковы на Ваш взгляд перспективы Словакии в ЕС, её место??? Какие отношения с Чехией, мне показалось, что Словакия сейчас больше ориентируется на Австрию и Венгрию, чем на Чехию. Какая ситуация со словацким обществом, произошли ли изменения после «развода» Чехословакии? Что думает словацкая молодежь?

Хотелось бы в заключение пожелать всем словакам всего самого наилучшего. Если будет время, ещё раз побываю в вашей прекрасной стране.

— Здравствуйте, Сергей! Экономическая ситуация в Словакии по оценкам солидных экспертов действительно лучше. Связано это с более высокой динамикой иностранных инвестиций в словацкую экономику. Но уровень жизни в Чехии выше, всегда был выше.

Отношения с Чехией для Словакии всегда будут приоритетом номер один. Это действительно братские народы, между ними нет ни языкового, ни ментального барьера, их объединяет общая история довольно счастливого выживания и даже процветания в эпицентре европейской политики, даже во времена мировых войн.

Чехословацкий развод никогда бы не одобрили ни чехи, ни словаки в общенародном референдуме, поэтому референдума и не было. Развелись по-простому, но феноменально мирно, культурно и нежно.

Словацкая, вернее, русско-словацкая молодежь представлена у нас в семье двумя дочерями. Судя по ним, о политике молодежь практически не думает, даже если их отец политический деятель. Не знаю, как в России, но в Европе каждое следующее поколение европейцев все более аполитично, зато новые поколения черно-желтых пришельцев все более политизированы и агрессивны.

Владимир, г. Старая Купавна, 16.01.2007 21:10

Здравствуйте, Сергей! Понравилась Ваша книга. Но пока, кажется , они нас… . Как в Словакии относятся к публикациям в, казалось бы, респектабельных СМИ Англии, США против Росси и её президента, и в защиту «демо»кратических Грузии, Украины, Азербайджана?

— Здравствуйте, Владимир! Спасибо за похвалу. Кто кого победит, на самом деле пока не знает никто, но общего уныния значительной части лидеров общественного мнения в России на тему того, как они нас все время и постоянно и со всех сторон и во все отверстия, я не разделяю. Потому что вижу это по-другому, нескромно скажу, может быть, всматриваюсь дальше и глубже.

‘Мы … их!’ , потому что мы сильнее — биологически, ментально, духовно и особенно генетически. Мы, русские, есть смесь всех со всеми — удачная смесь. Что такое они, не буду писать, чтобы не повторяться.

Если ИноСМИ сочтет это уместным, предлагаю Вашему вниманию некоторые аргументы на тему, почему ‘мы … их’, а не наоборот, из своей последней книги ‘Наша империя добра’.

Русский человек — анфас и профиль

Прежде чем решать, что делать, полезно внимательно и очень вдумчиво посмотреть на того, кто все это будет делать — на русского человека. Потому что есть много всего, что русский способен делать, но есть и то немногое, на что русский категорически неспособен.

Русский человек добр. Это значит, что он в отличие от подавляющего большинства своих упитанных собратьев по христианской цивилизации умеет самоотверженно и самозабвенно любить другое человеческое существо.

Русский человек верит в любовь — эту веру не уничтожила ни гражданская и другие войны, ни репрессии, ни культурная революция.

Именно поэтому наши упитанные европейские братья так часто женятся на русских проститутках. Братья, наверное, чувствуют, что хотя древнее ремесло и не слишком облагородило их русских избранниц, но способности любить не лишило.

А они, наши упитанные европейские братья, эту способность почему-то растеряли, где-то её лишились, но, будучи лишенцами, они все равно тянутся к горячей душе русской женщины, мирясь с некоторой поношенностью её тела. И правильно, и умно поступают — тело так или иначе изнашивается, а душа бессмертна.

Русский человек способен любить не только своих близких, родителей, детей. Русские до сих пор верят в дружбу, и эта вера европейцам не доступна в принципе. Потому что русская дружба, особенно мужская, требует практически такой же самоотверженности, как и русская любовь. И ничего общего с гомосексуальными наклонностями не имеет.

Русские мужчины умеют до сих пор создавать между собой отношения привязанности, способной к самопожертвованию, которые длятся десятки лет и по сути своей близки к боевому содружеству воинов, которые спасают друг друга и жертвуют собой ради товарища.

Гоголевское отступление о том, что такое наше товарищество, написанное полтора века назад, к счастью для русских, остается не только несколько старомодной романтической прозой — в нем и сегодня все чистая правда. Наше товарищество не погибло вместе с Тарасом Бульбой, на нем пока ещё держится все, что держится в России — от мафий и спецназов до нефтегазовых кланов.

Русские верят в Бога. И хотя Русский Бог сегодня выглядит как ещё большая тайна и загадка, чем во времена Алеши Карамазова, но он есть, в него верят и вера эта крепнет год от года.

Русские это великий народ, который умеет то, чего не умеют многие его супостаты, и потому словно созданный Богом для того, чтобы именно он выжил в начавшейся всемирной Войне за Выживание. Выжил и помог выжить другим.

В самом деле, есть ли человеческие свойства, дающие больше шансов выжить, чем способность любить, жертвовать собой ради спасения любимого существа или друга, способность верить в Бога?

Все это нужно обязательно умножить на уникальную биологическую живучесть русского человека, пьющего литрами технический спирт, от рюмки которого англичанин или швед попадет в реанимацию.

Нужно не забыть признанную миром воинскую доблесть русских, феноменальную живость их ума и изобретательность, огромный интеллектуальный потенциал, ещё вчера обеспечивавший русской науке ведущее место в мире.

И главное — у русских есть великая история, великое государство, ещё вчера решавшее судьбы мира. Если государство это возродится — судьбы мира снова будут в его руках.

Почему же при всем этом бесспорном великолепии русские и Россия последние десятилетия все глубже вязнут в трясине, и порой кажется, что трясина эта будет всегда, до самого конца?

Русский человек — охальник

Охальник — непереводимое слово. Русское охальство потрясает и всегда будет потрясать чужаков, потому что оно недоступно чужому уму.

Почему русские все время смеются и издеваются друг над другом, а уж если встретится чужак, то, как говорят словаки, чужаку глаза останутся только для плача? То есть чужак не сможет ничего увидеть, ибо будет все время плакать — оттого, что охальники русские над ним бесконечно смеются.

При этом охальники-русские чужака могут принять, полюбить, жалеть и защищать. Могут даже отдать за него жизнь, но смеяться и издеваться не перестанут никогда. Ни над чужаком, ни над друг другом, ни над собой.

Напрашивается простое объяснение: русские — охальники потому, что их жизнь слишком трудна и сурова и только смеясь они могут преодолевать эти трудности. Объяснение красивое, но ничего не объясняет.

А что, жизнь бушменов Намибии легче? Или наших родных чукчей? Или наших желтых братьев-китайцев, которые корзинами носят землю с одного рисового поля на другое, а потом по колени в воде целый день руками перетирают каждый комочек этой принесенной земли, чтобы заработать горсть риса на пропитание? И так много тысяч лет.

Да русский через час такой работы поднимет бунт и будет готов убивать всех вокруг и умереть сам. Потому что носить землю корзинами с поля на поле русскому не дано. Как не дано китайцам завоевать Сибирь — холодно, медведи, стену не построишь.

Русское охальство ведет нас к самой сердцевине русского вопроса. Ибо оно и есть то самое особенное русское отношение к миру, которое нельзя перенять, которому бессмысленно подражать.

Русские — кочевники по жизни. Стать кочевниками по жизни русские смогли потому, что стали смесью всех со всеми и тем самым собрали уникальный генетический букет, богаче которого в мире, вероятно, нет. Никто уже не скажет сегодня, почему получилось именно так.

Например, русские и татары сегодня практически неотличимы друг от друга с антропологической точки зрения. Но Империю создали русские, а не татары. Хотя ещё пятьсот лет назад никакой ясности в вопросе, кто сильнее, татары или русские, не было.

Но получилось почему-то так, что в отличие от мусульман-татар, кочевников-пастухов, кочующих вслед за своими стадами, но вместе со своими передвижными жилищами, сохраняющими уклад и образ жизни, у русских сформировалась уникальная способность кочевать не только в пространстве, а именно по жизни. То есть менять образ жизни. Это та самая русская всемирная отзывчивость по Достоевскому.

С этой сущностью кочевников по жизни, наверное, и связано русское охальство, позволяющее переносить резкие перемены жизни без надрыва — народный антидепрессант.

Русское охальство это наркотик, сродни водке, который дает возможность, что бы ни случилось в постоянно меняющейся жизни, в первую очередь засмеяться, то есть получить радость от жизни здесь и сейчас. Неважно, за чей счет, лучше, конечно, не за свой, а за чужой. За счет татарина, хохла, чукчи, жида, Василия Ивановича со Штирлицом.

Русское охальство похоже на описанное в воспоминаниях современников поведение блатных на сталинских зонах, которые были постоянно шебутные, заводные, ‘на цырлах’, вертелись волчком, бесконечно смеялись и ради смеха могли выколоть глаз или оторвать ухо.

Вроде бы повода для веселья особо нет — война, голод, зона, несладко даже блатным. Но чем хуже, тем охальнее блатные себя ведут.

Недавно я видел сюжет о разоблаченном в воспитательных целях оборотне в милицейских погонах, который кого-то крышевал, а в перерывах между трудами ездил отдыхать по экзотическим странам. На тропическом пляже этот оборотень нашел миловидную темнокожую девчонку, научил её петь ‘Ой, мороз-мороз’ и снял на видео. Негритянка на удивление чисто выводила нашу пьяную песню, а расслабившийся в тропиках оборотень дирижировал.

Это и есть наше охальство в чистом виде, потому что это смешно нам и только нам — черная на пляже про мороз поет. А наш Васька, бухой весь, ей палочкой дирижирует. Никто кроме нас этого юмора не поймет. Наше миром не понятое охальство есть бесценное свойство, которому можно найти применение.

Алексей, Архангельск, 16.01.2007 22:11

Сергей, а сколько в Словакии православных? Спасибо.

— Здравствуйте, Алексей! Православные в Словакии это несколько тысяч постоянно живущих русских — православный храм есть в Братиславе — и примерно 40 000 православных украинцев и русинов в Восточной Словакии, где в городе Прешов находится духовная семинария и резиденция архиепископа. Словакия многоконфессиональная страна и отличается высокой религиозной толерантностью — терпимостью. Несмотря на доминирование римско-католической церкви (около 80 процентов верующих), с ней мирно и, я бы сказал, дружно сосуществуют протестанты, греко-католики, они же униаты, православные и иудеи. Ислам пока в Словакию не проник, и никто особенно не грустит по этому поводу.

Почему пресса на Западе однополярна?

Даниил, 16.01.2007 22:34

Здравствуйте Сергей! В Европе и США говорят что в России государство прибрало прессу к своим рукам. Но однополярные статьи в иностранной прессе, непонимание (или нежелание) создают впечатление, что европейцев и американцев специально «натаскивают» на Россию. Для примера. Европейцы очень сильно беспокоятся о российской однопартийной системе. Но в тоже время они забывают, что в Грузии, в которой уже два года «гуляет ветер свободы и демократии», оппозицию просто уничтожили. За мультфильм в интернете, высмеивающий президента Саакашвили, его создателей арестовали. Где же «ветер демократии» разгуливающий в Грузии? Европейская и американская пресса старательно игнорируют эти факты. Или обвинения президента Путина в подрыве жилых домов. А как же тайные армии ЦРУ, устраивавшие теракты «для сдерживания коммунистической угрозы»? Почему они про это молчат? Они (европейцы и американцы) утверждают что российская пресса необъективна. Возможно. Есть и такие. Но, бывает, прочтешь американскую статью и задумаешься: «А автор вообще знает где Россия находится?». А прочтешь в конце автора- вроде как профессор наук в университете американском. Как вы относитесь к таким публикациям и почему в Европе путают людям мозги?

— Здравствуйте, Даниил! Насколько я понял, Вы тоже не верите в демократию и свободу слова, но в своем неверии ещё не укрепились и ищете единомышленников. Я к Вашим услугам, я тоже верю в нечто более существенное, чем расхожие слоганы. Вот некоторые мысли из моей последней книги на эту тему.

‘…С каждым годом я все больше удивляюсь тому, что русские не понимают своей силы и могущества, связанных с ещё живущей в них верой в доброго царя. Потому что веру эту большинство собратьев по христианской цивилизации по той или иной причине утратило. Европейцы уже давно не верят ни в какого царя, при этом все меньше верят в демократию как идею выборной власти.

Это значит только одно — европейцы в принципе не понимают, что такое власть, и живут в мире иллюзий в том духе, что выборную власть можно бесконечно менять, улучшать, реформировать, стоит только напитаться новыми идеями и выбрать новых политиков. И выбирают, и бесконечно спорят в своих парламентах. А Европа тем временем деградирует и вымирает так быстро, что через тридцать-сорок лет бороться за власть в Европе будут уже турки с курдами, и главными аргументами в этой борьбе будут не слова, а оружие.

Европейцы забывают, что такое власть, и забывание это симптом неизлечимой болезни. Опасность иллюзий на тему всемогущества демократии покажет самое ближайшее будущее. Европейская демократия в её нынешнем исполнении зашла в тупик и доживает свои последние годы.

Оторвавшиеся от собственной истории европейцы забыли самое простое и самое главное, что непосредственно касается демократического выбора в том виде, в котором он сформировался в Греции, Риме и у многих других народов.

Дело в том, что народы эти все время воевали и на демократических выборах в Афинах, Спарте, Риме или на Новгородском вече воины выбирали вождями воинов. И за плохой выбор вождя избиратели платили своими жизнями и жизнями своих близких. Поэтому выбирали тщательно. Нет так, как английские женщины и большая группа нестандартных английских мужчин выбрали премьера Блэра за то, что он ‘секси’.

Хотя все сегодняшние пороки демократии проявились уже в античную эпоху. И фальсификация выборов, и коррупция, и черный пиар. Правда, античные и средневековые демократии заставляли избирателей нести ответственность за свой выбор сразу.

Когда сегодня в Европе выбирают кого-то ‘свободные граждане’, ведущие массово ленивый, если не сказать паразитический образ жизни, то их выбор не имеет ничего общего с выборами царя в Спарте или князя в Древней Руси. Это не выборы, а фальшивка, обман с помощью телевизора, в результате этого обмана избиратель голосует за изображение в своем домашнем ящике для идиотов.

Сегодняшняя машина выборов в Европе дает своим гражданам возможность выбирать не власть, и вид безвластия. Потому что во власть европейцы не верят, царя нет в их душах, вместо царя, то есть веры в то, что есть человек, способный править, у европейцев набор бессмысленных слов о правах, свободах и выборах.

Однако без власти нет государства, народы без государства становятся легкой добычей тех, у кого это государство есть.

Русская вера в царя есть вера в идею власти как таковой, вера в то, что есть человеческое существо, которому мы, другие человеческие существа, готовы подчиниться. Потому что он сильный, державный, Царь православный. Потому что от Бога.

Великий парадокс русской души — бунтарской, мятежной, бесконечно ищущей бури — заключен в том, что душа эта веками ненавидит конкретных представителей власти так сильно, что из миллионов этих ненавидящих постепенно складывались казачьи станицы, области и целые войска, превращавшиеся при этом парадоксально в могучий меч Империи. То есть в орудие той самой власти, от которой предки казаков бежали.

Но, ненавидя власть в её мелких проявлениях, русская душа всегда была готова склониться перед царем, то есть не отрицала власти в принципе. Можно сказать даже, что в принципе эту власть любила — но чтобы была справедливая, хорошая.

Русское неиспорченное представление о власти выразил герой бунинских ‘Окаянных дней’, старик, сказавший о происходящей на улицах Москвы 1917 года революционной вакханалии святую правду, доступную только людям, в Доброго царя верящим. А сказал он вот что: ‘Народ теперь стал как скотина без пастуха. Все вокруг себя перегадит и сам погибнет’.

Когда домой?

Мать, 16.01.2007 23:02

Когда домой? Не надоело ещё чужие авгиевы конюшни разбирать? Книгу скачала — буду читать…

— Здравствуйте, Мать! Спасибо, что скачали книгу. Читайте и, может быть, Ваш вопрос рассосется сам собой.

Hi!

Fobos, 17.01.2007 00:56

Просто интересно… как и какой вы видите Европу в политическом плане ближайшие 5 лет? В каком направлении будет(может) двигаться Словакия и Европа в месте с ней? Какой на ваш взгляд выход из межэтнического противостояния? Кто и в чем могут в этом помочь? какая роль Словакии в мире и в Европе в частности? Какие планы на будущие? При принятии решений учитывается ли история (собственная, Европейская, мировая)? Какие ошибки допустило руководство России по вашему мнению в 2006г.? Эээээ… я не утомил вас? :-)

— Здравствуйте, Fobos! В ближайшие пять лет будет выясняться жизнеспособность Евросоюза в долговременной перспективе, Европа будет корректировать свои отношения с США и с Россией, причем отношения с Америкой будут осложняться и ухудшаться. Что касается отношений Европы и России, здесь многое в руках русских.

Словакия на подъеме, и в ближайшие годы этот подъем продолжится. Как уже отмечали некоторые участники нашей дискуссии, и я это подтверждаю, Словакия привлекательна, и о ней постепенно узнают. Бесспорно, Словакия будет следовать в общем фарватере некоей общеевропейской линии, но неизвестно, что будет с самой линией и будет ли она вообще.

Об ошибках российского руководства применительно к европейской политике. Это не ошибка, это даже не порок — это просто отсутствие внятной российской внешнеполитической доктрины, рассчитанной на десятилетия. Или, если таковая есть, она успешно скрывается от Европы и мира. Парадоксально, хотя по-своему и понятно, но маленькие Дания, Швеция или Норвегия просчитывают свою политику в стратегических областях на много лет вперед — и расчеты эти, как правило, верны.

Нас только отчасти извиняет то, что с доктринами весьма напряженно и у других великих европейских народов — немцев или французов.

Ян Ковач, 17.01.2007 01:03

А как русские относятся к словакам?

— Здравствуйте, Ян Ковач! Чтобы не повторяться, скажу только о негативных аспектах. Есть русские, которых Словакия и словаки раздражают — хотя их немного. Это обычно впервые оказавшиеся здесь москвичи, чрезмерно обремененные столичной спесью и отказывающиеся воспринимать позитивно особенности словаков как здорового, полноценного деревенского народа, чей уклад жизни объективно далек от жизни обитателей мегаполисов. Таким русским в Словакии скучно, словаков они называют медлительными, нерасторопными, ленивыми. Чрезвычайно привлекательная черта словаков — общинно семейный уклад жизни, уютный, спокойный — таким русским недоступна, и они здесь долго не задерживаются.

Есть ещё одна закономерность — чем больше русский человек поездил по Европе, тем больше ему нравятся словаки. Потому что такой человек может сравнить, и если он не глуп, то из этого сравнения он делает правильные выводы.

pussyfly, 17.01.2007 07:31

Прочитала всю вашу книгу очень внимательно. И подумала: а что, у нас в России таких вот «эгоцентрических уродов» нет вовсе? Да в любом классе любой школы на последней парте сидит двоечник с психологией ленивого халявщика, который хочет все иметь — и деньги, и уважение, и ещё много чего — но только на дурничку, задаром. А не получив желаемого, становится агрессивным и начинает искать «виновного» в своих неудачах, и находит (подставьте что-нибудь одно либо все сразу): евреев, женщин, «гнилых интеллигентов», и т.д. И самое страшное, что, по сути, советская школа именно таких и плодила в немерянных количествах. Да и советский строй с его прелестями тоже этому способствовал. Теперь они взрослые, их очень много, и детей своих учат тому же. Я очень пессимистически смотрю на эту ситуацию: это похуже «пятой колонны» — иметь столько халявщиков внутри страны, которую ещё и снаружи хотят одолеть. Так что «мы…их» он бы и неплохо, конечно, но вот с каких «их» начинать — внешних или внутренних?

— Здравствуйте, pussyfly! Эгоцентрические уроды есть везде, но не везде они захватывают власть и создают из своего уродливого эгоцентризма глобальную идеологию — именно это случилось в США. А вот это на тему советской эпохи:

Объяснение Советской империи

После развала Габсбургской Австро-Венгрии империей в Европе, кроме товарища Сталина, вдохновлялись Муссолини и Гитлер — их порывы нельзя назвать капризом истории. Людям свойственно иногда отчаянно рваться к недосягаемому.

Но возникновение Советской империи на месте империи Романовых явление закономерное, на фоне которого взбунтовавшийся против солнечной итальянской судьбы Муссолини похож на Берлускони, который, не дай бог, родился бы до внедрения телевизора в массы и по этой причине остался простым электриком. Имперский бунт Муссолини действительно похож на случайность. Или закономерность ещё не познанную.

Закономерны многовековые попытки супостатов развалить российское государство, в силе и процветании которого никто, кроме народов Российской империи, никогда не был заинтересован. Какая радость немцам или полякам от сильной России? Никакой — одни слезы.

Империя — наиболее логичный с точки зрения выживания образ жизни и правления для русских и других народов, живущих на таких огромных территориях и в таких тяжелых для жизни условиях. В России сегодня почему-то об этом все забыли.

Первым из русских правителей империю увидел царь Петр, увидел своими юными пытливыми глазами и завез империю в Россию вместе с табаком и картошкой, как англичане завезли когда-то в Америку толпы вшивых бродяг, потомки которых чувствуют себя сегодня вершителями судеб мира.

Петр Первый за считанные годы успел завести в России все основные атрибуты империи, причем его нововведения прижились быстро и не рассыпались в прах после смерти царя- имперотворца, несмотря на явную неспособность к правлению некоторых российских самодержцев после Петра. У Петра на империю было меньше времени и ресурсов, чем у Сталина, но империя у Петра получилась.

Есть только один ответ на вопрос, почему Петру, человеку занятому и многостороннему, который одних зубов у своих подданных вырвал целый мешок, а стрелецких голов нарубил большую пирамиду, удалось в перерывах между войнами и смутами с поразительной легкостью завести у нас губернии, сенаты и коллегии.

Ответ таков — масса умных, хитрых и сильных русских людей сразу поняла, как выгодно стать чиновником или, как говорят сейчас, бюрократом. То есть поняла смысл империи, прелесть магического заклинания ‘государево слово и дело’, поняла все великолепие превращения из замызганного дьячка или стряпчего в коллежского асессора или секретаря, вершащего все уже не во имя примитивного ‘кормления’ пьяного боярина, у которого вотчину отберут, а самого боярина на кол посадят, а по воле государя, помазанника божьего.

Империя пришлась русским по вкусу, хотя первыми российскими имперцами стали завезенные Петром в огромном количестве иностранцы, преимущественно немцы. Высаженная Петром на российскую почву империя привела к тому, что государство российское стремительно расползлось по карте мира. И так и осталось расползшимся.

Сегодня многие в самой России и тем более за её пределами говорят, что это плохо, что русские так вот расползлись. Мол, мало их осталось, спиваются, вымирают, но дрожащими от перепоя и болезней руками все ещё держатся за Сибирь и Дальний Восток.

А если расползаются янки, это что, хорошо? Или травоядные канадцы отхватывают пол-Америки? Или горстка английских уголовников объявляет Австралию своей?Расползтись все мечтают. Но получается не у всех. А империя вообще случается очень редко.

Где-нибудь в средневековой Венеции было достаточно одного дожа, который одиноко бродил по затопленной площади и мечтал, когда наконец изобретут резиновые сапоги.

Не нужна была империя и на островах Океании, где сладострастные папуасы нежатся под пальмой в ожидании, когда кокос упадет прямо в руки. А вот России без империи никак — безрадостное сегодня тому свидетельство.

Могла ли Советская империя не разваливаться и дозреть? Конечно, могла. Сейчас, когда русские оказались в тупике, важно отделить объективные причины развала державы от субъективных и сделать это так, чтобы это объяснение подвело к ответу на вопрос, что делать.

Советская империя могла после Сталина стать настоящей империей, для этого существовали объективные предпосылки. А именно — огромный военный потенциал и огромные природные и человеческие ресурсы. Но подвели, как это всегда бывает, предпосылки субъективные. Человеческий фактор подкачал.

Советская бюрократия не стала имперской, не восприняла имперскую идею, не поняла саму себя как имперцев и тем самым не увидела своего счастья. Лидеры мнения послесталинской оттепели, пресловутые шестидесятники, вообще стремились почему-то взяться за руки и пропасть по одиночке.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии