В чём был план Лукашенко, и почему он провалился

20.08.2020

В новом выпуске авторской программы «По сути дела», что каждый понедельник выходит в 14-00 на радио «Комсомольская правда», речь зашла про последние новости политики, а главной темой стали выборы в Белоруссии, победа Лукашенко в 2015 году (которая не вызывала вопросов на Западе при 83%), технологии «цветных» революций и версия с «неизвестными снайперами», которая используется для создания «сакральных жертв».

Хронометраж:
0:00 Вступление
1:18 Почему Запад признал выборы в Белоруссии в 2015 году
6:34 Что стало причиной для выхода части белорусов на улицы
7:23 В чём разница между выборами в Белоруссии в 2015 и 2022 гг
12:30 О новом видеообращении Светланы Тихановской
14:02 Кто лидер белорусской оппозиции
15:54 Кто играет Тихановской
17:22 О сакральной жертве белорусских протестов — Александра Тарайковском
19:36 Технология «неизвестных снайперов» в Белоруссии
22:33 О перспективах Белоруссии как государства
25:21 Владимир Ворсобин о следовательском мастерстве
28:37 Что ждёт Белоруссию в будущем
30:27 О фантомных болях Советского Союза

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: Комсомольская правда


М. Антонов:

— Итак, тема сегодняшней программы — «Лебедь рак и щука: куда заведет Беларусь расколотая оппозиция?» Володя, слышишь ли ты нас?

В. Ворсобин:

— Да, слышу. Я не в Минске, я сейчас в Солигорске, шахтерском городе, где находится знаменитый «Беларуськалий» и где сейчас начинается забастовка шахтеров.

М. Антонов:

— Пожалуйста, Николай!

Н. Стариков:

— Я хотел бы озвучить те цифры, которые, наверное, уважаемые радиослушатели знают. Итак. Цифры о выборах в Белоруссии. Лукашенко набирает более 80% по заявлению ЦИК. Его главный конкурент, никому неизвестная молодая девушка-оппозиционерка набирает меньше 10% и ещё трое мужчин, технических кандидата. Вот если вы подумали, что я вам озвучил цифры выборов 2020 в Белоруссии, то вы глубоко ошибаетесь. Речь идет о выборах 2015 года. Напомню вам, что тогда главным конкурентом Лукашенко была некая Татьяна Короткевич. Она набрала 4,44%, Лукашенко набрал 83,47%. Зачем мы сейчас это вспомнили? Да затем, что в 2015 году запад немедленно признал эти выборы, сказав, что да, кандидаты никому неизвестные, сложная экономическая обстановка и поэтому Лукашенко победил. Никаких протестов, за исключением двухчасового марша в Минске не было, который был разогнан очень жестким образом. Вопрос — почему ситуация 2020 года радикально отличается от ситуации 2015 года? Готов объяснить мою версию событий.

М. Антонов:

— Володь, ты что-нибудь прокомментируешь по этим цифрам?

В. Ворсобин:

— В 2015 году не было коронавируса, не было кризиса экономического в такой степени, каков он сейчас в Белоруссии. В 2015 году, который действительно прошел удивительно легко для Лукашенко, а я замечу, что 2015 год соседствует с 2010-м годом, а в 2010-м для него здесь была такая катастрофа, потому что были большие демонстрации и т.д. Поэтому я понимаю логику Николая Старикова, но он забывает про 2010-й год. Но я могу его послушать, давайте узнаем, что скажет Николай.

Н. Стариков:

— Вот это хорошее качество! Послушайте, пожалуйста, Владимир. Итак, значит, 2015 года. Запад признает победу Лукашенко 83,47%, и ни один западный лидер не говорит, что результаты сфальсифицированы или каким-то образом подтасованы. Владимир, вы стали вспоминать, чем 2015 отличается, я вам скажу чем. В 2015 году ещё не изобрели технологию Гуайдо, когда можно выйти на площадь, поднять глаза к небу и назвать себя президентом. Это изобретут чуть позже. А если объяснить суть того, почему запад признал в 2015 году Лукашенко? Потому что тогда Лукашенко занял антироссийскую, недружественную по отношению ко второй части Союзного государства Белоруссия и Россия, позицию по отношению к кризису на Украине. В Белоруссии не рассказали суть произошедшего в 2014 году. Государственный переворот, который произошел в Киеве, не назывался в Минске государственным переворотом. И вот из-за этой позиции Лукашенко, которая по сути раскалывала Союзное государство, запад немедленно признал выборы. Так вот, когда многие непонимающие сегодняшней ситуации, спрашивают — почему у Лукашенко 80%, не мог как-то поскромнее, может быть, выступить на этих выборах?… Лукашенко повторил собственный сценарий 2015 года. Никому неизвестная девушка, более 80%, технические кандидаты. И самое главное условие — нужна антироссийская риторика, нужна антироссийская позиция, которая, как он думал, приведет к признанию этих выборах.

М. Антонов:

— 33 задержанных богатыря…

Н. Стариков:

— Конечно, вот вы логику улавливаете. И поэтому, поскольку сейчас кризиса на Украине нет, Лукашенко искусственно создает кризис в отношении с Россией прямо накануне выборов. Арестовывает 33 человека, делает громкие заявления, обвиняет в том, что Россия чуть не теракты готовит. То есть, все это он говорил. Но он эту позицию дальше транслировал, он выступает перед элитой Белоруссии, он говорит, что отношения уже не братские, а партнерские, он ещё один сигнал посылает на запад — как говорится, я ваш, буржуинский, давайте, как в 2015 году. Но и это не все. И тут же приглашает к себе певца украинского майдана господина Гордона, которому дает интервью, созванивается с Зеленским, намекает, что в принципе этих задержанных парней можно выдать и на Украину. То есть, действует в соответствии со сценарием.

Но и это ещё не все. Сейчас уже многие забыли, что было в 2015 году. Разгон вот этих 200 протестующих был очень и очень жестким. И здесь Лукашенко опять решил действовать в полном соответствии со сценарием 2015 года. Но его запад обманул и кинул. Вот в этом и разница. Не было подготовительной работы в 2015 году о том, что Лукашенко не может набрать больше 3%, не были готовы Нехты в Польше. Почему их не было в 2015 году? Что, все любили Лукашенко и разлюбили за минувшие пять лет?

М. Антонов:

— Телеграма не было, наверное.

Н. Стариков:

— Слушайте, были другие платформы.

М. Антонов:

— Давайте Владимира послушаем.

В. Ворсобин:

— Я все пытаюсь понять, что хочет сказать Николай. Николай, видимо, хочет сказать, что выборы прошли нормально и вот то, что он делает реверансы в сторону запада, влияет на избирателей и 80%, как я догадываюсь, это реальный результат, а, если это реальный результат, то, получается, все эти протесты искусственные. Я правильно вас понимаю?

Н. Стариков:

— Вы неправильно понимаете, Владимир.

В. Ворсобин:

— Подождите, ещё раз. Как вы считаете, как прошли выборы? Тут осталось всего два момента, которые возмущают народ. Это 80%, как все считают, липовые, что всех людей и заводит. И избиение омоновцами простых белорусов, которое здесь очень сильно заводит людей.

Н. Стариков:

— Давайте ещё раз. Я почему вспомнил 2015 год? Потому что память человеческая короткая. Итак. Лукашенко провел выборы, что в 2015-м, что в 2020-м, абсолютно одинаково. Цифры абсолютно одинаковые, грубо говоря. Но в 2015 году никто на западе в 83% Лукашенко не сомневался. Никто в Белоруссии 83% под сомнение в 2015 году не ставил. Потому что не была проведена масштабная кампания, не были вложены деньги, не была подготовлена инфраструктура…

В. Ворсобин:

— Ну, Николай, вы все в одну кучу сваливаете…

Н. Стариков:

— Подождите, Владимир, дайте мне закончить. Это вам кажется, что все в одной куче, нет, все по полочкам разложено… не в одной. Так вот, главная задача сегодняшней ситуации — это разрушение Союзного государства руками Лукашенко. Его подвешивали — либо ты будешь совсем антироссийским и будешь полностью разваливать этот Союз, который сам же и создавал, и тогда Тихановская не будет делать заявлений и будет сидеть тихо. Если ты обратно качнешься в сторону России, Тихановская будет, как Гуайдо. А белорусам провели масштабную кампанию, объясняющую, что Лукашенко не может набрать вообще чуть ли ни одного голоса. И самое важное. Вот эти жестокие разгоны, которые были, ведь для этого тоже кто-то должен был дать команду. И почему ты считаешь, что это никак не подействует на общественное мнение? Так что здесь, во-первых, просчет Лукашенко, он сам создал всю эту ситуацию. Во-вторых, мне кажется, что есть ещё люди наверху, которые активно закапывают Александра Григорьевича.

В. Ворсобин:

— Я теперь понял наконец-то, что хочет сказать Николай. Ну, тогда в этом случае давайте рассмотрим ситуацию с двух сторон. Николай говорит о западе, что он влияет на ситуацию и намекает на то, что то, что сейчас происходит — конструкция запада. Но ведь на самом деле, даже если принять эту точку зрения, то играли два игрока. Россия занималась ровно тем же самым. Ну, хотя бы посмотрим по информационным агентствам, точнее, по Телеграм каналам и по СМИ. И российские СМИ, в том числе, «Комсомольская правда», и любимая так Николаем Нехта, и прочие, они все говорят о реальном положении вещей в Белоруссии. Более того, Лукашенко потому и отрубил интернет, чтобы влияние информационное, ну, так скажем, каналы связи, по которым общество узнавало бы правду, что происходит в Белоруссии, перекрыл все — и западные, и российские. И если уж принять точку зрения, что здесь играют, то играют оба игрока — и Москва, и запад.

М. Антонов:

— Володь, а, на твой взгляд, кто выигрывает, а кто проигрывает? Хотя бы по очкам кто сейчас ведет?

В. Ворсобин:

— Я сейчас нахожусь в «Беларуськалии» и здесь, в администрации завода, очень полны сомнений насчет того, не играет ли Россия в эту игру. Почему? Потому что сейчас «Уралкалий» отменил ремонт на заводе, у них плановый ремонт должен быть, и сейчас забирает рынок у «Беларуськалия», пользуясь забастовкой шахтеров. И здесь говорят, что это интересные технологии… Если вы думаете, что здесь только думают о западе — нет, здесь думают, что и Москва играет, и очень даже выгодно, играет на белорусском протесте. Поэтому если уж мы занимаемся конспирологией, давайте тогда уж ею заниматься с обеих сторон.

Н. Стариков:

— Владимир, давайте все-таки такие слова, как теория заговора, конспирология отставим в сторону. Я вам назвал цифры реальные избирательной кампании Лукашенко 2015 года. Какая тут конспирология?.. Я хочу прочитать то, что нам пишут люди. Вопрос первый — когда отпустят Владимира Ворсобина? И следующее — свободу Владимиру Ворсобину!

М. Антонов:

— Идем дальше. Сегодня вышло новое видеообращение Светланы Тихановской, она находится в Литве и опять же, за неделю это третье видеообращение, но все помнят первое видеообращение, которое было опубликовано после того, как Светлана Тихановская пересекла границу Белоруссии и Литвы. Она выпустила обращение, где она говорила, что «я думала, что я сильная, но я осталась слабой женщиной», пыталась донести до всех, что её нужно понять, почему она покинула страну. И вот новое видеообращение Тихановской, я предлагаю его послушать.

С. Тихановская:

— У меня нет и не было иллюзий относительно своей политической карьеры. Я не хотела быть политиком. Но судьба распорядилась так, что я оказалась на самой передней линии противостояния с произволом и несправедливостью. Судьба и вы. Вы, которые поверили в меня, которые дали мне силы. И сейчас каждую минуту я восхищаюсь вашим мужеством, вашей самоорганизацией и тем, какие вы все сильные и светлые. Вы отдали мне свои голоса и я очень это ценю. Я абсолютно точно знаю, почему вы это сделали. Мы все хотим выйти из этого бесконечного круга, в котором оказались 26 лет назад. Я готова принять на себя ответственность и выступить в этот период в качестве национального лидера. С тем, чтобы страна успокоилась, вошла в нормальный ритм. Чтобы мы освободили всех политзаключенных и в кратчайшие сроки подготовили законодательную базу и условия для организации новых президентских выборов.

М. Антонов:

— Володя, у меня к тебе вопрос. Цепкало, Бабарико, Тихановский, Тихановская. Кого видят те люди, которые сейчас против Александра Григорьевича Лукашенко?

В. Ворсобин:

— Тут надо, конечно, упрекнуть белорусов, потому что в этой эйфории они не видят ничего. Тут я могу даже встать поближе к позиции Старикова, потому что вот это упоение революцией, которое здесь есть, когда мастера участков втолковывают рабочим, где я нахожусь, в Солигорске, что они потеряют зарплату, что их предприятие пойдет ко дну, что они возвращаются в 1994 год… а мне вот жаловался один из сотрудников администрации, что он аж охрип, но они не слушают, они не слышат. И что будет дальше, для них в общем-то сейчас неважно. Они говорят — у нас есть сбережения, а, кстати, белорусы очень любят копить деньги в долларах и, как они говорят, сейчас поспел урожай на огородиках, поэтому им нужно просто свалить Лукашенко. Это такой здесь фетиш. И, действительно, если все-таки покопаться, поговорить, ты обнаружишь, скорее, даже Бабарико, чем всех остальных. Бабарико тогда, в начале кампании, был одним из самых весомых кандидатов. Я думаю, что он сейчас таковым и остался. И, кстати, даже с точки зрения России посмотрите — Бабарико освобождается из тюрьмы и его ставят сначала кандидатом, потом он, конечно, становится президентом. Это человек Газпрома, он устраивает и Миллера, он устраивает и часть элиты российский. Чем не компромиссная фигура и чем не победа Кремля в этой истории?

М. Антонов:

— Принято, Володь. Николай, пожалуйста.

Н. Стариков:

— Давайте вернемся все-таки в реальность. Что касается Тихановской. Ее, безусловно, играют, поэтому анализировать её выступление с точки зрения какой-то её личной позиции, мне кажется, дело абсолютно неблагодарное. Сначала она делала заявления, которые означали по сути, что все, «я устала, я ухожу» по большому счету. Почему? Потому что в этой игре, где важно было, как поведет себя Лукашенко, дверь должна была быть открытой. Лукашенко должен был быть ещё более антироссийским и тогда ему простили бы эти итоги и эти разгоны. Вот о чем идет речь. Дальше что важно? Тихановскую довезли до границы с Литвой и уже для белорусских властей было важно, чтобы она живая уехала из Белоруссии. Потому что сценарий цветных революций очень часто, да почти всегда, предусматривает сакральную жертву. А что может быть лучше убитого кандидата, который якобы победил на президентских выборах. Поэтому она поняла, что происходит, уехала, а там дальше с ней начали её кураторы опять работать. И теперь изобретен некий новый государственный пост. Чтобы не возбудили против нее уголовное дело в попытке узурпации и захвата власти, она говорит — я не готова быть президентом, потому что это уже как бы статья. Она говорит — я готова быть национальным лидером. Что такое национальный лидер? Это такая расплывчатая вещь.

Но я предлагаю поговорить ещё об одном очень важном событии, которое, мне кажется, если мы сейчас разберем по косточкам, добавит нам понимание того, что там происходит. Я имею в виду гибель Александра Трайковского, одного из двух жертв сегодняшних событий в Белоруссии. Вкратце дело обстояло так. Во время беспорядков 10 августа молодой человек подошел к цепи милиционеров, после чего он погиб. Официальное заявление МВД — у него в руке взорвалось взрывное устройство. И эту информацию широко тиражировали, в том числе, этой информации поверил и ваш покорный слуга. А она оказалась не соответствующей действительности. А теперь представим себе — камеры со всех сторон, человек погиб, что должно сделать министерство внутренних дел Белоруссии? Оно должно заявить о гибели человека, о том, что возбуждено уголовное дело, о том, что будет произведено вскрытие и расследование гибели человека, как всегда должно быть. Вместо этого МВД выпускает ложь. Первый вопрос — зачем это было сделано? Кто-то надеялся, что она не всплывет? Это очень наивная надежда. Здесь, мне кажется, есть определенный подыгрыш. Подыгрывание тем силам, которые выступают против Лукашенко. Но это ещё не все. Дальше. Погиб Александр Трайковский 10 августа. Его похороны состоялись через пять дней. Вопрос — пять дней достаточно, для того, чтобы провести вскрытие? Или, например, не проводить похороны, в связи с тем, что надо внимательно провести баллистическую экспертизу и т.д. Там все-таки погибло два человека, а не 102… две жертвы. Надо расследовать подробно. Вместо этого начинаются похороны. И, как только произошли похороны, после этого выходит видеоролик, на котором явно видно, что у него в руке нет никакого взрывного устройства. Теперь сочетаем первое — неправду от МВД, второе — ролик выходит, как только тело не досмотреть. Значит, я вам скажу свою версию. Я думаю, что мы присутствуем при технологии так называемых неизвестных снайперов. Я беседовал с Семеном Пеговым, это тот самый журналист, который был прямо скажем зверским образом задержан в Минске, я вчера с ним беседовал, слава богу, у него все хорошо, он всем большой привет шлет… за то, что способствовали его освобождению. Так вот, он сказал, что он беседовал с одним из известных снайперов и тот сказал, что, скорее всего, судя по поведению, потому что, посмотрите ролик, человек получает пулю, стоит ещё долгое время и падает. Скорее всего, был выстрел снайпера с очень большого расстояния. Моя версия такая. За спиной спецназа, где-то очень далеко, сидит неизвестный снайпер, задача которого застрелить одного протестующего. Дальше в МВД идиоты или предатели выпускают пресс-релиз, в котором замыливают его смерть другим способом, после чего послы западных стран идут на место гибели человека, который, извините, если верить МВД, бросал взрывное устройство в полицейских… Они приходят на место человека, зная, что он убит совершенно иным образом и никакого репутационного ущерба они не получают…

М. Антонов:

— Володь, а вот Александр Трайковский является сакральной жертвой для белорусской оппозиции?

В. Ворсобин:

— Конечно. Похороны были большие. Но опять-таки повестка дня сейчас быстро меняется и поэтому никто сейчас не носится с этим именем. Вообще, вы знаете, вот такие вещи можно слушать бесконечно. Допущение, допущение… можно из всего сделать любую версию…

Н. Стариков:

— Владимир, а как следователи раскрывают убийства? Это допущение, допущение, допущение, ищи кому выгодно, улики…

В. Ворсобин:

— Я другую версию вам приведу. Это убийство, которое, возможно, сделали сами правоохранители, и именно поэтому они не делились видео, именно поэтому они ждали, когда похоронят…

Н. Стариков:

— Почему ролик не вышел сразу? Ролик снимали не МВДшники, это снимали сторонние наблюдатели. Почему он был опубликован только после похорон?

В. Ворсобин:

— Любая версия обычно раскрывается очень просто, как ящик, как говорил Бендер… не надо уж слишком хитро подходить и строить заговоры…

Н. Стариков:

— Владимир, идите следователем по особо тяжелым делам — у вас все просто…

М. Антонов:

— Я бы хотел сейчас, чтобы вы рассказали о перспективах. Начиная от того, что будет с Александром Григорьевичем, что будет со страной…

Н. Стариков:

— За это идет борьба. Поэтому я хотел бы сказать и российским гражданам, и гражданам Белоруссии. Вы должны понять, что в России судьба Лукашенко никого не интересует. Интересует судьба Белоруссии, судьба Союзного государства, судьба белорусской промышленности, судьба двух частей одного великого народа. Вот о чем идет речь. Мы сейчас с Михаилом продолжали в перерыве обсуждение вот этой странной истории. Смотрите, когда гибнет человек, возбуждается уголовное дело. Вопрос — уголовное дело возбуждено? Мы об этом не знаем. Следователь ведет это дело? Первый вопрос, который выясняет следователь, когда у него есть труп человека, от чего он погиб. Есть свидетельство о смерти, от того, что что-то ему разорвало грудную клетку. Что-то — это что? Это пуля? Какая? Откуда она была выпущена? Если это взрывное устройство, как говорит МВД, значит, должны быть осколки. Нормальное, обычное следствие никто не отменял. Даже чрезвычайные обстоятельства не отменяют следствие. Первый вопрос — от чего был убит Трайковский? Так вот, я ещё раз хочу обратить внимание наших уважаемых радиослушателей. С обеих сторон, мне кажется, существует определенное не стечение обстоятельств, а желание создать ситуацию, которая загоняет власть в тупик. С одной стороны, МВД выпускает туфту, с другой стороны, ролик выходит ровно тогда, когда эксгумацию нужно делать, для того, чтобы провести ещё одно тщательное исследование тела погибшего. И это крайне подозрительно. Так что, уважаемые граждане Белоруссии, мы очень за вас беспокоимся, но мы беспокоимся за вас, за то, чтобы у вас был порядок на улицах, для того, чтобы вас не перетащили, пользуясь вашей политической неангажированностью… в Белоруссии все-таки политические процессы, благодаря Лукашенко, были очень подмороженные, не то, что на Украине.

В. Ворсобин:

— Я скажу, что вот после таких версий очень хорошо выждать некоторое время… Я просто не погружен в эту историю, я занимаюсь сейчас больше экономикой здесь… посмотреть нужно, как пройдет следствие, а потом сравнить со словами Старикова. Это хороший и, главное, честный подход. Там наверняка все в итоге будет ясно и не будет таких вот таинственных версий, которые описывает мой оппонент.

И второе. Вообще очень много усилий, я вижу, идет на дискредитацию протеста в Белоруссии и вообще на самом деле почему бы и нет? Потому что ведь они нарушают закон, они выходят на улицы… Но если ты приедешь в Белоруссию и посмотришь на 200 тысяч человек, которые вчера вышли на улицы Минска, — они потом убрали за собой — и как они ведут себя, эти митингующие? Это не алкаши, это не пьяницы, это не какие-то наймиты, тем более, за деньги… Это действительно представители города, представители страны, которые хотят чего-то хорошего для Белоруссии. И, когда они слышат подобное от русских, от России, — по поводу Лукашенко, по поводу того, что это все организовано… ведь есть всего два шага от того, что это организовывал запад или восток, а второй шаг можно сделать, что вы все нанятые, а третий шаг, что вы все оболваненные…

Н. Стариков:

— Владимир, хватит ерунду говорить…

В. Ворсобин:

— Подождите, дайте договорить. Вот это сильно обижает. И, когда они слушают условного Соловьева, условного Старикова по телевизору или по радио, они просто говорят — а почему вы так поступаете, зачем вы так с нами, мы ничего плохого не делаем, мы просто хотим жить…

Н. Стариков:

— Владимир, можно они послушают не условного, а конкретного Старикова? Одно не отменяет другого…

В. Ворсобин:

— Они говорят — мы хотим жить честно, дайте нам эту возможность. Мы хотим перемен. Их подстерегает куча опасностей, здесь может действительно что угодно быть. Но при этом не нужно же все время подначивать и говорить, что вами все руководят, вы здесь все марионетки…

Н. Стариков:

— Владимир, никто так не говорит. Это ваши слова, а не мои. Поэтому дайте я свои слова скажу.

В. Ворсобин:

— Я не о вас говорю…

Н. Стариков:

— Значит, что такое цветные технологии? Первое. Людей искренних, честных, борющихся за справедливость, выводят на улицу технологией.

В. Ворсобин:

— Да никто их не выводит.

Н. Стариков:

— Выводят… Это одна сторона. С другой стороны, есть специально организованные боевики. Это есть. Есть специально посаженные в Польше информационные бригады, которые выпускают по 200 роликов в час.

В. Ворсобин:

— Покажите этих боевиков на улицах…

Н. Стариков:

— Да боевиков этих задерживали и показывали.

В. Ворсобин:

— Да никто не верит в это…

Н. Стариков:

— Честные, искренние люди… ещё раз, нас в 1991 году, Украину в 2014-м, всегда выводят под хорошими лозунгами. Всегда все плохое рядится в одежды хорошего. Поэтому, белорусы, будьте бдительны, посмотрите на один шаг дальше. Мы не за Лукашенко беспокоимся. Просто мы знаем эту технологию и знаем, что будет дальше. Дальше вырастут только тарифы, а заводы закроются, начнется русофобия и гонение на русский язык. Через некоторое время появится не база НАТО под Смоленском, но разрыв Союзного государства. Посмотрите программу тех, кто ходит под красно-белыми флагами. Посмотрите.

М. Антонов:

— Программа, кстати, опубликована. Володь, да, пожалуйста.

В. Ворсобин:

— Да, вот почему Николай и ему подобные гнут вот эту линию? Это не для белорусов на самом деле, Николай не к белорусам обращается. Он обращается к россиянам. Боятся эти люди, что в России будет примерно то же самое. Они боятся, что люди начнут протестовать, как это было, допустим, в Башкирии. Сейчас в Башкирии люди отстояли там священную гору от олигарха, который хотел бы эту гору срыть ради своего комбината. И люди вышли, действительно, столкнулись с ОМОНом, приехал губернатор и сказал — нет, все, я понял, я приостанавливаю работы.

Н. Стариков:

— Так и молодцы люди.

В. Ворсобин:

— И вот эта мода на социальный протест, чтоб, не дай бог, не перешла из Белоруссии в Россию. И сейчас вот охранители, в том числе Стариков, они бьются, мне кажется, они подзаряжены на то, чтобы, не дай бог, у россиян зашевелилось чувство собственного достоинства и желание что-то сделать, так скажем, отстоять свои интересы.

М. Антонов:

— Друзья, а это не фантомные боли Советского Союза? Мы просто с горечью наблюдаем, как когда-то бывшая союзная республика, ближайший сосед, вдруг понимает, что нам не вместе нужно быть, и это такая фантомная боль… и неважно, придет ли запад туда, Китай ли туда придет или ещё кто-то… нам просто обидно.

Н. Стариков:

— Подлетное время. На территории Белоруссии находятся две важнейшие военные базы Российской Федерации, которые мы, кстати, грубо говоря, купили у Лукашенко за 900 миллионов, простив ему 900 миллионов долларов. Одна связана с нашими кораблями, как ни странно, на территории Белоруссии. Вторая следит за небом — это ракеты, которые могут к нам полететь. Это две ключевые незаменимые базы. С другой стороны, белорусы — это часть русского народа. Даже сам Лукашенко два дня назад об этом сказал. И проблема заключается в том, что сам Лукашенко заигрался в политику настолько, что не только закопал себя, но и дал возможность противникам нашего народа начать разгром уже второго славянского государства. Осталась только Россия. Поэтому, если в Белоруссии все закончится благополучно, если там будет сохранен порядок, это очень хорошо. Потому что нужно понимать — колокол звонить по России.

В. Ворсобин:

— Это последнее государство по периметру, которое подходит к дорасставанию с советскими силами… такой постсоветский режим уходит потихонечку… он уходит не потому, что кто-то его заказал и кто-то его сейчас демонтирует. Он просто изжил себя. По сути, Лукашенко — это человек из 20 века. Он не может говорить уже с новым обществом Белоруссии на понятном языке. И это ждет всех лидеров, кто устарел. Это надо принять, как естественность. И не надо с этим уж так жестко бороться.

Н. Стариков:

— А в 2015 году он был актуальный, современный и умел работать?

В. Ворсобин:

— Ну, так сложились обстоятельства. Коронавирус, экономические потрясения… пришло время. Ведь когда люди умирают, они умирают не от старости, а от каких-нибудь болезней, ведь правда?

Н. Стариков:

— Вот когда будете работать следователем, вот запомните эту формулировку — пришло время. Почему этот человек умер? Его не убили — пришло время. И все ясно. И все понятно. Никто не виноват. Никаких преступников. Пришло время!

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: