Всё о выборах в Белоруссии, Лукашенко и Тихановской

06.08.2020

В новом выпуске авторской программы «По сути дела», что каждый понедельник выходит в 14-00 на радио «Комсомольская правда», речь зашла про последние новости политики, а главной темой стала Белоруссия: обсудили грядущие выборы Президента Белорусии 2020, поведение Лукашенко в отношении к России и США, а также оппозиционного белорусского кандидата — Светлану Тихановскую.

Хронометраж:
00:00 — Что происходит сегодня в Минске
05:04 — Как белорусы видят будущее Союзного государства
11:56 — Об отношении России к Лукашенко
24:35 — Возможен ли в Минске сценарий Хабаровска
26:40 — Об «агрессивной» политике Лукашенко по отношению к России
30:25 — Почему Россия должна заботиться о Белоруссии

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


Николай Стариков: В Белоруссии мы видим копию той ситуации, которая привела к катастрофе на Украине

В. Ворсобин:

— У микрофона из Минска Владимир Ворсобин. Николай, здравствуйте.

Н. Стариков:

— Здравствуйте. Когда ехал на эту программу, люди спрашивали: почему Владимир всегда так вовремя оказывается в точках, которые либо уже нагреваются, либо уже горячие. И сразу спрашивают: а почему Ворсобин в Портленд не поехал?

В. Ворсобин:

— Звучит как упрек. Быть на месте в момент событий – это моя профессия. Но я их не устраиваю, если вы хотите это сказать.

Н. Стариков:

— Ждем вас в Вашингтоне. Рассчитываем и надеемся. А теперь – о событиях в Минске.

В. Ворсобин:

— Программа ваша. Мне просто любопытно вас спросить из Минска, как вы это видите? Чем, по-вашему, недовольны белорусы? И во что выльются эти протесты? У вас есть видение оттуда?

Н. Стариков:

— Есть, конечно. Надеюсь, вы его дополните. Сначала несколько справочных фактов. В избирательной кампании по пост президента Белоруссии участвуют пять кандидатов. И я думаю, что не будет удивления у уважаемых радиослушателей, когда они узнают, что ни один из них не может быть назван пророссийским. Ни один из кандидатов на пост президента Белоруссии не выступает за продолжение интеграции, за её углубление, за отказ от той феодальной раздробленности, которая почему-то называется независимостью.

Слышу ваш голос, вы говорите: так не могут же на пост президента независимого государства баллотироваться люди, политические силы, которые хотят это государство с кем-то соединить. А вот и неправда. Посмотрите на соседнюю Молдавию. Там есть целое движение, целая плеяда политиков, которые нам не очень симпатичны, они выступают за то, чтобы Молдавия растворилась в Румынии. И никто не называет их маргиналами. В данном случае Западу очень хочется, чтобы Молдавия была ликвидирована и слилась с Румынией. И никто этого не замечает.

А вот воссоединение реальное русского народа – то есть Белоруссии, Украины, России – это страшный сон наших англосаксонских партнеров. И поэтому ни одного кандидата, которого мы можем назвать в полном смысле пророссийским. Ситуация – как когда-то на Украине. Янукович не был никаким пророссийским кандидатом. Политическое поле зачищается так, что нет ни одного человека, который отражает реальные чаяния людей, реальную надежду нашего великого народа. И вот эту ситуацию мы сегодня видим и в Белоруссии. Это первый факт, который мне хотелось бы зафиксировать.

Дальше. Наверное, у белорусов есть много поводов для недовольства властью, как и в России. Это в любой стране. Я даже не исключаю того факта, что в России Лукашенко больше популярен, чем в Белоруссии. Одно дело – смотреть со стороны, а другое дело – находиться внутри процесса. Но то, что сейчас происходит в Белоруссии, нас очень сильно волнует. На мой взгляд, готовятся массовые беспорядки.

Развязанная информационная кампания, что Лукашенко может набрать только 3 % — это не что иное, как подготовка информационная, и в основном даже не жителей Белоруссии, а западного обывателя к тому, что любой другой результат выборов будет объявлен заведомо сфальсифицированным. И людей будут выводить на улицы. С попыткой устроить даже не государственный переворот, а беспорядки с последующим кровопролитием, убийством демонстрантов. Нужно нечто, что потом запачкает и выборы, и самого Лукашенко.

Лукашенко это понимает. И поэтому принимает решение ухудшить отношения с Россией и за этот счет убедить тех, с кем, он думал, договорился на Западе, чтобы они этого не делали. Это ответ на вопрос, что произошло с арестом российских чевэкашников. Ухудшить отношения с Россией – то есть не обязательно убирать Лукашенко. Мы держим руку на пульсе и внимательно следим за тем, что там происходит. И заигрывание с прозападным электоратом, считая, что пророссийский и так проголосует. Вот то, что сегодня происходит в Белоруссии.

В. Ворсобин:

— Интересно, что в вашей схеме нет ни одного места для пророссийской позиции. Получается, что ни один из политиков, включая Лукашенко, не занимается настоящей интеграцией. Грустно.

Вот что сказала мне в интервью Светлана Тихановская:

— Союзное государство? Нет! Нет! Никакого Союзного государства! Мы будем с вами просто дружить. Да и у нас нет Союзного государства. Мы будем дружить со всеми. И с Россией, и с Западом, и с Востоком. Мы же не ищем врагов по миру. Но это будут отношения взаимовыгодные. В том числе в сфере газовой, нефтяной. Я уверена, что будущий президент, который потом придет к власти, сможет поднять уровень экономики настолько, что мы сможем общаться на взаимовыгодных условиях. Мы суверенная страна, мы не собираемся торговать своей независимостью. Даже обсуждать это не собираемся!

В Белоруссии был кандидат Бабарико, он в тюрьме сейчас находится, он отметился тем, что в Москве на «Эхе» и так далее говорил про интеграцию, о том, что чуть ли не будет единый рубль. Когда он приезжал в Минск, он говорил ровно обратное. Получается, что аудитория в Белоруссии к этой интеграции относится достаточно подозрительно. И больше «топят» за суверенитет. Именно этим объясняется отсутствие пророссийских политиков и то, что сейчас происходит в Белоруссии.

Н. Стариков:

— Что бы вы сказали о магазине, в который вы пришли, а на полках лежит один хлеб? Сыр, колбаса отсутствуют, нет молочных продуктов. И вам говорят: это потому что белорусы любят хлеб. Перевожу эту аллегорию. В политической системе всегда есть политические партии, направленные на различные группы населения. Не может быть 25 буржуазных партий или 25 политиков националистического толка и ни одного политика, направленного на интеграцию с Россией. Только в одной ситуации – если кто-то полки этого магазина искусственно зачищает.

Так вот, из пяти кандидатов, которых мы сегодня наблюдаем, самым пророссийским является Лукашенко. Но что такое интеграция по Лукашенко, мы с вами знаем. Шаг вперед – два шага назад. Как по-ленински. Мы с вами просто эмпирическим путем придем к выводу, что пять кандидатов, которые есть, никак не отражают взглядов белорусов. Поэтому не надо приписывать белорусам желание все время от России куда-то дистанцироваться. В Белоруссии живет огромное количество людей, которые ощущают себя частью великого народа. Есть великороссы, есть малороссы, есть белорусы. Это три части одного народа. И таких людей очень и очень много.

О почему-то нет ни одного политика, который выступает с этих позиций. Что в них плохого?

В. Ворсобин:

— Вы хотите сказать, что белорусского народа не существует, а это мы один народ?

Н. Стариков:

— Я хочу сказать, что существует один великий русский народ, который состоит из нескольких частей. Такая трактовка русского народа была до 1917 года. После чего многоуважаемые лидеры большевиков решили, исходя из своих теоретических выкладок или целесообразности, с пользой для страны, как они её понимали, создавать искусственно национальности. Не части народа, не население областей, а народы. И вот Украина, Белоруссия в тот момент появились.

В. Ворсобин:

— То есть это искусственные национальности?

Н. Стариков:

— Это часть русского народа. Точно так же – есть баварцы. Это особая часть немецкого народа. Никто же не скажет, что в Баварии другой народ. И пруссаки – тоже особые немцы. Но это все одна немецкая нация.

Теперь что касается кандидата Тихановской. Очень хорошо, что вы взяли у нее интервью. Не все знают, что она идет на выборы для того, чтобы потом передать власть кому-то еще. Представляете, вы голосуете за кандидата, который говорит: я просто так участвую в выборах, чтобы потом организовать честные выборы.

Пользуясь случаем, я хочу сказать белорусским и не только белорусским товарищам и избирателям, что будет дальше в случае, если такая Тихановская победить. Дальше будут выборы, в которых будут участвовать исключительно прозападные кандидаты снова. И поэтому свобода выбора белорусского народа будет как в этом магазине – на полке будет только хлеб, а всего остального не будет. Только прозападный хлеб – черствый давно.

В. Ворсобин:

— А куда делись остальные кандидаты — пророссийские? Их что, сажают? Им не дают выступать?

Н. Стариков:

— Лукашенко воспринимает появление пророссийских политиков как конкуренцию и вмешательство Москвы. И жестко это дело пресекает. А Запад выделяет деньги только на поддержку западных политиков. Мы видим копию той ситуации, которая привела к катастрофе на Украине. Там абсолютно свободные выборы были, как нам говорят. Только там почему-то все кандидаты похожи. Точно такой же сценарий рисуют и для Белоруссии. До тех пор, пока не победит западный кандидат.

В. Ворсобин:

— И при этом вы считаете, что Лукашенко – самый пророссийский кандидат.

Владимир из Вологды:

— Не слишком ли мягко Россия относится к Лукашенко?

Н. Стариков:

— Мы разобрали политическую систему Белоруссии. Господин Ворсобин практически не возражал мне. Самым пророссийским кандидатом является Лукашенко, который всячески в последнее время тормозит нашу интеграцию. Когда белорусам сегодня говорят, что главное, чтобы поменялась власть, им не говорят, что никакой другой смены власти, кроме как на майданно-прозападную, просто не может быть в силу отсутствия каких-либо других здоровых политических альтернатив. Мы выяснили, что нет кандидата в президенты, которые выступает за интеграцию с Россией.

Поэтому в любом другом случае, кроме Лукашенко, победит кто-нибудь, кто будет разрывать Союзное государство, выводить российскую армию с территории Белоруссии. А дальше вопрос на засыпку: инструкторы какого военного блока появятся там, если оттуда уйдет российская армия? Вариантов нет – НАТО, другого нет.

Что касается Тихановской, я прочитал её программу. Она за все хорошее – против всего плохого. Но даже там есть конкретные вещи, которые просто мало разжевываются. Она выступает за устранение устаревшей системы образования. Родительская общественность очень обеспокоена попытками всевозможных Германов Грефов в нашей стране устранить «устаревшую» систему образования. А вот белорусам под лозунгом обновления предлагается проголосовать за человека, который делает это частью своей программы. В Белоруссии будет дистанционное образование все время. И это будет: вы за него проголосовали. Вот кандидат. Правда, Тихановская честно проведет какие-нибудь следующие выборы, уйдет на пенсию и будет преподавать где-нибудь там, где у всех демократических политиков потом заканчивается карьера.

Сегодня промежуточные выборы в Белоруссии в случае победы кого-либо, кроме Лукашенко, приведут к досрочным быстрым выборам, на которых победит отъявленный прозападный кандидат. Потому что будет соревноваться условная Тимошенко с условным Порошенко. И абсолютно свободные выборы, никаких фальсификаций.

В. Ворсобин:

— Чего вы хотите добиться? Мы не можем сойти с Лукашенко. Он арестовал наших «33 богатыря», она уже перешел все границы. Москва, судя по всему, делает все, чтобы его свалить. Что вы предлагаете? Если мы до сих пор не вырастили там ни одного пророссийского политика, мы допустили эту ситуации до того диагноза, который вы описываете. И что теперь? Лишить людей возможности голосовать честно? Выбрать из того меню, которое есть в реальности. Просто все кандидаты, которые будут в наличии, будут соревноваться на следующих выборах, если победит Тихановская. Что в этом плохого? Люди выберут прозападный путь? Возможно.

Н. Стариков:

— Потому что им другого никакого пути не будет предложено. Вообще никакого.

В. Ворсобин:

— Нам пишут: «Сделайте, чтобы людям хорошо жилось. Тогда и стремиться на Запад не будут». Они живут рядом с Польшей. Они прекрасно знают, как живут на вашем страшном Западе. У них есть житейская тяга туда. И что теперь? Сказать: нет, появится база НАТО, поэтому сидите здесь, давайте гнить вместе?

Н. Стариков:

— Я предлагаю эскапады в духе листовок времен второй мировой и Великой Отечественной войны о том, что давайте в Германию, там вам будут хорошо кормить, в Третьем рейхе, может, уровень жизни был повыше, чем в Белоруссии. Но это не было причиной того, чтобы белорусские партизаны переходили на сторону Гитлера.

В. Ворсобин:

— Сейчас нет войны.

Н. Стариков:

— Это вам кажется, что нет войны. Если вы приедете в Донецк, вас отвезут на линию фронта, и вы войну увидите.

В. Ворсобин:

— Я там был.

Н. Стариков:

— Проблема в том, что вы не видите этой войны, пока пушки не начинают стрелять по вашему дому. А они уже стреляют. Так вот, в Белоруссии такой же сценарий возможен. Превращение её в форпост антироссийской деятельности. А никакой другой деятельности, кроме будущей войны России с Украиной Украине не готовят. Вы хотите, чтобы и в Белоруссии такое произошло? Нет, не хотите.

А теперь объясню, как должна выстраиваться российская политика. Это не всегда так просто. В Белоруссии есть сложный Лукашенко. Очень сложный, вспыльчивый, который наших ребят российских арестовал, чтобы имитировать или реально ухудшить отношения с Россией и тем самым призвать Вашингтон не устраивать майдана после выборов. Но если вы сегодня будете осуществлять шаги по поддержке каких-то деструктивных сил в Белоруссии, попытайтесь … Лукашенко, хотя Россия этого никогда не делала. На смену ему может прийти только Порошенко или Тимошенко. Других сейчас нет.

Можно долго говорить, что Россия недоработала, что Лукашенко жестко зачищал поляну. Это все есть. Я вам объясняю сегодняшнюю ситуацию. Вместо Лукашенко может прийти только Порошенко. Других вариантов нет. Это проблема.

В. Ворсобин:

— А если Лукашенко отдаст Украине 33 российских граждан, вы будете утверждать то же самое?

Н. Стариков:

— Обратите внимание, как ведет себя Россия. Лукашенко нужно обострение, позиция России взвешенная, тихая, спокойная. Потому что нам это как раз не нужно – ему в этой игре подыгрывать. Есть только один жесткий факт, который Россия заявила сразу. Россия не признает украинские паспорта задержанных. Мы не говорили о том, что это российские граждане, поэтому требуем их выдачи. Фраза была ясная по-диломатически.

В. Ворсобин:

— Вы не отвечаете на мой вопрос.

Н. Стариков:

— Это красная линия. Если он выдаст, ситуация изменится коренным образом. Но я лично думаю, что у Александра Григорьевича, который хочет между Сциллой и Харибдой проскочить, хватит политического мужества не настроить против себя всю Россию. Потому что Украина его союзником быть не может. А Россия – это его реальный единственный союзник. И население России испытывает к Лукашенко на сегодняшний ммоент серьезную симпатию. Так вот, если он эта симпатию сам переделает в антипатию…

В. Ворсобин:

— Я нахожусь в Минске и вижу, как развивается ситуация. Возбуждены уголовные дела, ведется официальное рассмотрение просьбы Киева. И по всем сигналам, которые сейчас идут, вполне себе доброжелательно ведутся переговоры с Киевом по поводу выдачи. Сейчас все признаки говорят о том, что вот эта красная линия пройдена. А вы все ещё утверждаете, что Лукашенко – это самый лучший вариант для России и Белоруссии. По сути, вы описываете нашу провальную политику в Белоруссии, которая дошла до этой точки и пытается сохранить статус-кво, а его уже сохранить невозможно.

Н. Стариков:

— Я вам объясняю мое видение того, в каком сложном положении находится российская политика в, казалось бы, комфортной для нас зоне Союзного государства. Вот видите, какие там сложности. Можете себе представить, что происходит на других фронтах? Это самая сложная сфера человеческого бытия – взаимоотношения с другими государствами. Поэтому великие политики, дипломаты – на тысячелетие не больше двух-трех человек. Я ни за кого не агитирую. Граждане Белоруссии сами сделать свой выбор.

Петр из Москвы:

— Я Белоруссию знаю хорошо, мои родители из пограничья российско-белорусского нынешнего. Их менталитет мне хорошо известен. Моих родителей. На мой взгляд, сегодня эта самая русскость, этот русский мир, русские люди находятся в кабинете у Александра Григорьевича Лукашенко и его окружения. Это сегодня там Россия. И мне кажется, когда 20 лет назад он приезжал в Москву, встречался с Путиным, что ему Путин говорил на его предложение сделать цены на энергоносители одинаковые. Причем любые – хоть 200 долларов за баррель, то есть выше мировых. Путин ему сказал: отделяйте мух от котлет. Ваша экономика – 3 % от нашей. И наши внутренние цены, кстати, до сих пор не рыночные, а совершенно непонятные, они для субъектов Российской Федерации. То есть русскому человеку предлагают встать на колени и приползти в Кремль, который мы сегодня наблюдаем. Это не пойдет.

Н. Стариков:

— Спасибо за ваши точку зрения. Владимир, я вам говорил, что в российском обществе очень много людей, симпатизирующих Лукашенко. Так и есть. Но если Лукашенко выдаст наших ребят на Украину, я уверяю вас, что тот же позвонивший слушатель скажет совершенно иные вещи.

В. Ворсобин:

— Надо было задать ему этот вопрос.

Алексей из Краснодарского края:

— Владимир, может быть, нужен человек как Сталин Иосиф Виссарионович, чтобы навести порядок и объединить два великих народа, то есть один народ объединить. И по этому же пути пойдет Украина, Казахстан, другие страны?

В. Ворсобин:

— Я думаю, что если в результате переворота, хунты придет жесткий лидер, это отпугнет всех. Не думаю, что в XXI веке люди ждут Сталина.

Я хочу успеть задать Николаю волнующий меня вопрос. Сейчас в Минске остается последняя спокойная неделя, а дальше будет черти что. Я в этом не то, что уверен, но вот есть такое ощущение.

Николай, если случится черт-те что, начнутся большие уличные бои? Я даже это не исключаю. Как должна вести себя Россия? Потому что Россия при украинском сценарии вела себя так, а в Белоруссии как?

Н. Стариков:

— В украинской ситуации Россия вела себя не совсем так, как мы знаем из фильмов, которые были сняты чуть позже. И президент озвучил, что он давал определенные советы Януковичу, в частности, он советовал ему ни в коем случае не выводить милицейские части «Беркута» из Киева. Янукович их вывел. Думаю, что Януковичу объясняли, что нельзя подписывать это соглашение, которое он подписал.

Думаю, что контакты сохранятся. Но, знаете, добрым советом всегда можно кому-то помочь. А что касается всех остальных действий России, вы обратитесь в специальные и в не специальные службы, которые существуют в нашей стране, например, в МИД. Там вам на эти вопросы ответят.

А у меня есть другой вопрос к вам, уважаемый Владимир. Скажите, вот вы все время находитесь на острие информационных новостей. Вы сами сказали, работа такая. Означает ли тот факт, что вы переместились из Хабаровска в Минск, что в Хабаровске все успокаивается?

В. Ворсобин:

— Ну, я на это надеялся. И каждый раз я думал, что вот сегодня последний день пика. И дальше будет… И у меня дежавю было каждый раз. Но когда я наблюдаю сейчас из Минска Хабаровск, я вижу, что и первая, и вторая неделя – это не предел. Будет третья, четвертая и пятая. Для меня Хабаровск – это загадочный феномен. Я его не… У меня нет ответа, что там происходит до сих пор, хотя я там прожил две недели рядом с протестующими. Я до конца не понял Хабаровск. Я вижу, что это даже не Фургал, это что-то такое большое федерального значения зреет в Хабаровске. И то, что сейчас в других регионах перенимают опыт, выходят на улицы, ну, это надо рассматривать очень тщательно.

Н. Стариков:

— Так вот, я вам задал этот вопрос с одной целью, точнее, с двумя. То, что происходит в Минске, как когда-то происходило в Киеве, оно не может быть для России чем-то абсолютно отстраненным. Потому что те технологии, которые, не дай бог, будут использованы в Минске, они же могут быть использованы в Хабаровске. Или кто-то может дать гарантию, что нет?

Вообще, Владимир, как говорится, ждем вас в Вашингтоне, чтобы вы там прописались всерьез и надолго. И пару месяцев там серьезных информаций о тех беспорядках, которые, конечно, не дай бог, в Вашингтоне произойдут после президентских выборов.

В. Ворсобин:

— А вы знаете, что спасает Вашингтон? То, что я не знаю английского.

У нас на связи Николай из Перми.

Николай:

— Добрый день! Извините, вы помните случай пару лет назад был, когда Лукашенко задержал директора «Уралкалия». Так ситуация до конца и не была объяснена. Насколько я помню, «Уралкалий» повел такую политику, в результате чего Белоруссия потеряла сто миллионов долларов. Это для нее довольно большая сумма. Но как-то разъяснений мы не получили, продолжают они работать вместе как друзья?

Н. Стариков:

— Вы по какой причине вспомнили эту ситуацию?

В. Ворсобин:

— Я могу объяснить, почему. Потому что таких историй много. И Россия каждый раз прощала Лукашенко, хотя он чем дальше, тем жестче себя вел. Он арестовывал наших предпринимателей, он выбрасывал наших дипломатов, он просто посла вышвырнул, это была позорная для Кремля вещь. И каждый раз мы ему прощали. Вот по вашей логике прощали: ну, как же, у нас самый пророссийский политик! Куда мы без него! И, в итоге, дотерпели до того, что он унизил всю Россию в связи с этими 33 вагнеровцами. По большому счету, мне кажется, я так интерпретирую.

Н. Стариков:

— Вы, как всегда, краски сгущаете. Давайте отвлечемся на секунду от того, что вы сказали по поводу нашего посла в Белоруссии. В том смысле, что возьмем некую абстрактную страну. И президент этой страны по какой-то причине не сходится характером с послом какого-либо государства. Какие варианты есть у главы государства, чей посол не пришелся ко двору? Вариант первый – разорвать дипломатические отношения. Вариант второй – говорить, что никакого другого посла у меня вас быть не может. И резко ухудшать отношения. Или прислать другого посла. Владимир, ваш ответ?

В. Ворсобин:

— Я думаю, что есть подковерные тихие переговоры, на которых все обставляется так, что…

Н. Стариков:

— Так они сначала идут…

В. Ворсобин:

— Есть такой слово «дипломатия».

Н. Стариков:

— Вот дальше вариант. Вот никак! Нашла коса на камень. Все.

В. Ворсобин:

— Николай, есть одна деталь. Есть страна-донор, а есть страна, простите, сателлит. Во всем мире есть такая градация.

Н. Стариков:

— Подождите! Вы сказали самое главное. Вы сейчас находитесь в Минске. Я вас просто очень прошу, вы, пожалуйста, запишитесь на прием к Александру Григорьевичу Лукашенко. И объясните ему все это, что вы сказали, что страна донор, что белорусская экономика зависит от российской. Объясните это ему! Ни наш МИД, ни наши руководители как-то не могут объяснить Александру Григорьевичу это. А вы, наверное, сможете. Это мой вам коллегиальный наказ от коллеги.

В. Ворсобин:

— Николай, я любуюсь вами.

Алексей из Красноярска у нас на связи.

Алексей:

— Насколько я слушаю новости уже несколько лет, думаю так. Хватит уже заниматься этой Белоруссией, у нас своих проблем очень много. Пускай они себе там переубивают на майданах, пересажают, люстрации проводят, отказываются от истории, пускай они идут на Запад, пускай дружат с Америкой, да нам какое дело? Пускай они себя опустят на уровень Украины, а другого не будет. И тогда нормальные люди придут обратно, как украинцы, в Россию.

В. Ворсобин:

— А если у них получится? И они могут сделать реформы, как в Грузии, допустим.

Алексей:

— Европейцам не нужна ни Украина, ни Белоруссия.

Н. Стариков:

— Коллеги, прерву ваш междусобойчик. Прекрасная позиция, к сожалению, она в корне ошибочная. Когда разваливали СССР, нам что сказали? Да какая нам разница, что будет в Прибалтике! Пусть они танцуют в национальных одеждах. Чем закончилось? Базами НАТО. Дальше ключевое слово: подлетное время ракеты к Москве, к Новосибирску, к Санкт-Петербургу. В случае размещения этих самых ракет в Белоруссии, подлетное время просто до нуля практически уменьшается, вот в чем вопрос. И когда вам будут говорить, что неважно, кто там будет, что хорошие люди уедут, плохие останутся, подлетное время. Вот главный вопрос.

В. Ворсобин:

— Вот Украина. Если они поставят ракеты под Харьковом, какая разница?

Н. Стариков:

— Я не закончил. Там на Украине и Белоруссии живут десятки миллионов таки же людей, как мы. Наши братья. Возьмите мою семью. По линии деда моего отца в Белоруссии живут Стариковы. Мне кто-то хочет доказать, что это другой народ? Мне безразлично, где будут жить мои родственники? Нет. Я не хочу, чтобы мои внуки потом воевали с моими же родственниками по другой линии. Вот в чем трагедия. Поэтому мы не можем относиться к этому, как к происходящему на Марсе.

Нам нужна Белоруссия, нам нужна Украина, нам нужно объединение.

В. Ворсобин:

— Что нам сделать?

Н. Стариков:

— Нам нужны амбициозные цели.

В. Ворсобин:

— А что нам сделать в Белоруссии?

Н. Стариков:

— Сейчас нам с Белоруссией ничего не делать. Подождать итогов выборов в спокойном режиме. Без истерик. И мы это делаем.

В. Ворсобин:

— Николай, а если Лукашенко… и снова мы начнем ходить по кругу. Он дорожной карты не подпишет, глубокой интеграции после всего, что мы увидели, не будет. Вопрос: зачем?

Н. Стариков:

— Я вам отвечу словами товарища Сталина: других белорусских политиков у меня для вас нет. Точка. И добавлю от себя: пока. Вот пока их нет, придется заниматься этим.

В. Ворсобин:

— Наши слушатели пишут: предлагаю попробовать начать демонтаж начатых там сооружений, потребовать Лукашенко возвратить долг. «Белоруссия, может, и нужна, но нужен ли Лука?». «Да. Подлетное время. Давайте первыми пульнем!».

Мы прощаемся до следующей недели!

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: