Школа Геополитики Николая Старикова
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Зачем провоцируют русского медведя?

Зачем провоцируют русского медведя?

3226
2 июня 2023 г.
В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, говорили о самом главном в мировой политике.
Предлагаю вашему вниманию текстовую версию последнего выпуска программы.


 
Делинский: Главным итогом сегодняшнего налета украинских беспилотников на Москву, наверное, стало то, что украинцы посмотрели на красивые города, чистые улицы, отличные дороги, дорогие машины. Черный юмор за двести, но, тем не менее, всем привет. Я Дмитрий Делинский, Николай Стариков, писатель, общественный деятель вместе с нами. Николай, здравствуйте.

Стариков: Здравствуйте.
Делинский: Как обычно, как повелось, после многих событий мы должны выносить какие-то уроки из того, что случилось. Какие-то уроки уже мы можем вынести?

Стариков: Ну, я думаю, что уроки есть, но есть и очень много вопросов. Самое главное, надо нам быть достаточно спокойными, естественно ничего хорошего в атаке беспилотников на Москву и Московской области нет, но это все было прогнозируемо. Я напомню, во-первых, произошла атака на Кремль, собственно говоря, меньше, чем месяц назад. Далее, по-моему, вчера глава главного управления разведки Украины Буданов анонсировал нечто.
Делинский: А там говорили, что Зеленский вроде как даже назначил дату контрнаступления.
Стариков: Это уже третий пункт, который я хотел сказать, что называется, с языка сняли. Да, действительно, Зеленский еще раз сказал, что уже теперь точно обозначены даты наступления, значит нужно что-то показать. Наступление должно было быть весенним, а весна заканчивается через одни сутки. Поэтому наступление из весеннего стало весенне-летним. Потом оно станет летним, ну и так может, собственно говоря, в осень и зиму куда-то уйти, поэтому нужно что-то показывать. Это факты, поэтому наступление в виде атаки беспилотников на объекты в Москве, мне кажется, были прогнозируемы. Второе, давайте про эффективность этой атаки скажем, не в информационной сфере, в которой, к сожалению, киевский режим преуспел, а в реальном мире. Для того, чтобы ранить одного москвича, а ранено было два человека, использовано шестнадцать беспилотников. Последние цифры, которым мы владеем, гласят о том, что тридцать два объекта прилетели в Москву, причем они были разные.
Делинский: Минобороны сообщило о том, что три дрона подавлены средствами радиоэлектронной борьбы, потеряли управление и отклонились от намеченных целей. Пять были сбиты системой противовоздушной обороны. А откуда эти свежие цифры?
Стариков: Вы процитировали сообщение Министерства обороны. Речь идет о том, что в атаке участвовали разные беспилотники, восемь из них были самолетного типа и вот из них: пять было сбит, три посажено, а всего было тридцать два дрона. Самый главный урок из этого, что нет фронта и тыла в том понимании, в котором это было когда-то. Вы знаете, это где-то далеко, поэтому меня не касается. В этом смысле, наверное, произошедшая атака приведет чувство, разбудит тех наших граждан, которые до сих пор пребывали в какой-то странной уверенности, что все происходящее на специальной военный операции далеко и их это никак не касается. Коснется.
Делинский: Да, вот это атака. Это не только щелчок по носу российских военных, российской Минобороны, но еще и получился совершенно обратный эффект - Зеленский будит российский народ, будит русского медведя.
Стариков: Собственно говоря, на протяжении нашей истории мы неоднократно видели, когда Запад, а именно он руководит деятельностью киевского режима, в итоге получал диаметрально противоположные результаты от того, что он хотел достичь. Ближайший пример – киевский режим является продолжателем режима нацистского не только в идеологии, не только в целеполагании уничтожить все русское, но и в своих поступках. Фактически геноцид русского народа. Что стало ответом на массовое уничтожение мирного населения Советского Союза? На эти сожженные вместе с жителями деревни, на повешенных Зою Космодемьянскую и партизан? Немцы думали, что вот эти страшные карательные меры напугает людей и отобьют у них всякое желание к сопротивлению. Вместо этого разгорелась народная борьба, партизан становилась все больше и больше. В итоге немцы потеряли контроль над огромными районами, а потом и действительно целыми партизанскими областями. Обратите внимание, кстати, куда нанесен удар. Он нанесен в сторону Рублевки, где проживает обеспеченная часть российского общества. Я не очень понимаю, какой сигнал они собирались послать, направляя туда беспилотники. Что люди, которые проживают там, они должны власть пойти свергать, что ли? Ну конечно, нет. Разозлят даже тех, кто живет на Рублевке.
Делинский: В украинском Минобороны начитались Манифеста Богомолова на прошлой неделе.
Стариков: Ну, может быть, но мне кажется, это какое-то неадекватное восприятие реальности. С точки зрения каких-то военных целей, эффективность нулевая. Мы понимаем, что сбитые беспилотники летели по каким-то целям. Не получилось. Те, которые долетели, врезались в дом. Где-то там упали, то есть ничего не достигнуто. При этом, что важно, обратите внимание, что киевский режим не признает свою ответственность. В Евросоюзе не владеют информацией о том, что происходит. Каждый раз, когда что-то происходит, они делают вид, что они не знают, как и американцы. Они говорят: «Мы еще не получили всю полноту информации». То есть это уход от ответа. Но почему киевский режим не признает свою ответственность? Во-первых, он не признавал её ни в одной ситуации, а во-вторых, хвастаться, то, собственно говоря, нечем. Если российские беспилотники, российские ракеты наносят удары по военным объектам, уничтожают склады с вооружениями. Вчера была информация о том, что нанесены удары по аэродрому в Хмельницком, повреждены несколько самолетов, которые, кстати, являются носителями пусковых установок Storm Shadow, то есть не просто так, где-то нанесли мы удар.
Делинский: Очень интересная история с этим аэродромом связана. Где-то в интернете была опубликована открытка с изображением самолета Су-24 носителя Storm Shadow. Кто-то из украинских высокопоставленных военных опубликовал такую открытку и на ней был виден номер военной части. По этому номеру пробили дислокацию этой авиабазы и, собственно, через несколько дней нанесли удар. Уже звучат предложения, выдайте этому самому военному медаль «герой России».
Стариков: Герой России – это звание, это не медаль. Не думаю, что ему нужно давать это звание, как мы видим, информационная война может иногда приносит диаметрально противоположные результаты. Удары российскими беспилотниками и ракетами наносятся по военным объектам, они несут за собой военные последствия. Вот мы же можем предполагать, что это самое украинское весеннее наступление, которое стало уже летним, не началось, потому что были уничтожены склады с вооружениями. Где сгорело, взорвалось, сдетонировало огромное количество того, что было предназначено и собрано перед наступлением. Именно поэтому сейчас идет, эта оттяжка. Мне кажется, все основания для такого предположения есть. Какие военные задачи решал прилет беспилотников в Москву? Он чем помогает конкретному солдату ВСУ, какие планы российского командования нарушает? Ответ, никакие. Здесь главная задача – картинка, информационная война для дестабилизации ситуации в России. Вот здесь, мне кажется, расчеты и западных кураторов, и киевского режима полностью нарушаются. Не понимают они до конца психологию русского человека, даже, подчеркиваю, живущего на Рублевке или где-то рядом.
Делинский: Параллельно в Киеве прошла массовая операция по задержанию местных жителей, снимавших работу системы ПВО. Арестовано порядка трех десятков человек. А у нас точно также в интернете распространяются видео работы систем ПВО.
Стариков: Вот это очень важный вопрос. Смотрите, есть разница, на Украине фактически объявлена война России. Кроме юридического объявления, которое не состоялось, есть фактическая подпитка мобилизации общества и чрезвычайные меры приняты, в том числе запрещено публиковать, снимать действие ПВО, это мера правильная. В России идет специальная военная операция, и поэтому никаких дополнительных информационных мер, кроме увещевания, что не надо публиковать, не принято. Такие слабые не военного характера информационные ограничения сработали в Севастополе. Если в первые дни жители Севастополя активно снимали работу ПВО, нашего, то сейчас этого практически нет. Москвичи оказались к этому не готовы. Поэтому давайте расскажем всем, дорогие друзья, если вы видите работу ПВО, пожалуйста, не снимайте и уж точно не выкладывайте никуда, потому что от того, что вы сняли конкретная польза для противника. Он может, пользуясь определенной картинкой вычислить, где находятся конкретные система нашего ПВО, нанести по ним удар. В общем, не надо помогать противнику ни в коем случае. Вот здесь возникает вопрос, что необходимо сделать в информационной сфере? И здесь, я думаю, давайте возьмем разницу, когда мы видим картинки из Киева и других украинских городов, мы слышим рев сирены, воздушной тревоги. Сейчас, когда произошел налет на Москву и Подмосковье, никакого рева сирены не было, что это значит?
Делинский: Секундочку, вот в этом месте давайте прервемся. Реклама, новости, мы совсем скоро вернемся в эту студию. Николай Стариков, из списка общественных деятелей, вместе с нами.
Делинский: А мы вернулись, вместе с Николаем Стариковым, писателем, общественным деятелем не договорили по поводу того, как реагировала общественность и как реагировала наша государственная система на событие сегодняшнего утра, на атаку украинских беспилотников на Москву. Мы остановились на том, что рев сирен в Киеве, это обычное явление, а реве сирен в Москве.
Стариков: Их не было.
Делинский: Не было?
Стариков: Их не было. И здесь мы сталкиваемся с ситуацией, которая должна быть максимально отрегулирована в законодательном, если хотите в каком-то смысловом, понятийном варианте. О чем речь? Существует министерство чрезвычайных ситуаций, оно должно, оно обязано информировать общественность о каких-то угрозах, а здесь ничего не прозвучало. Поэтому первый вопрос, который есть, как это должно быть? Налет беспилотников, он в каких-то инструкциях, законодательных актах прописан, как чрезвычайная ситуация?
Делинский: Воздушные тревоги, вот это все.
Стариков: Понимаете, вроде как бы он есть, как мед у Винни-Пуха, а вроде его нет. Потому что если он был, значит, должен был быть рев сирен. Вопрос, прилет беспилотников там прописан, как причина для этого? Поэтому здесь ключевой вопрос - быстрое решение, задача оповещение населения. Первое, должна ли быть сирена воздушной тревоги, в таком случае? Это первый вопрос, который должен быть просто решен. Или мы не включаем эту сирену, понимая, что последствия от перемещения сотен тысяч людей в бомбоубежища будут больше, нежели повреждения от трех десятков беспилотников большинство из которых будет сбито. Я приведу исторический пример: нацистский режим, наследником, которого является нынешняя киевская власть, обстреливал территорию Великобритании ракетами Фау-1, Фау-2, ну, общеизвестный исторический факт. Так для того, чтобы убить одного англичанина эти в кавычках эффективные ракеты должны были быть запущены в количестве двух штук, то есть, чтобы убить одного человека понадобилось две ракеты, это было крайне неэффективно.
Делинский: Ну, с психологической точки зрения, эти самые ракеты, они держали население Лондона в тонусе на протяжении половины всей войны.
Стариков: Конечно, кошмарили, держали, как вы говорите, в тонусе. То есть было очень много последствий не военного и не взрывного характера. Так на определенном этапе войны Великобритания отказалась от включения воздушной тревоги, когда происходил обстрел ракетами Фау-1, а потом Фау-2, потому что повреждения от них меньше, чем вреда. Этот вопрос тоже здесь должен быть решен. Второе, мы с вами понимаем, что сегодня в Москве миллионы людей, наверное, большая часть и в других городах, они не знают, как реагировать на эту ситуацию, не прописано последовательность. Вот житель Донецка, Луганска, он знает, что делать, у него тревожный чемоданчик собран, там лежат документы, там лежат медикаменты, там лежит какой-то небольшой запас еды и воды. И он знает, что в случае такой ситуации он должен встать в определенном месте, где несущие стены, а лучше в ванной комнате лечь в ванну. Вот это люди уже знают, потому что они годами живут в этой ситуации. Житель Москвы или другого города не знает, что ему делать и ему надо рассказать, прописать, все объяснить. То есть, собственно говоря, надо переходить от курсов московского долголетия к курсу московской гражданской обороны. Это сейчас важно.
Делинский: Не вызовет ли это как раз наоборот отторжение. Люди начну говорить о том, что как бы война пришла в их дом. Нужно ли это нашей власти?
Стариков: Мне кажется, что мы недооцениваем наших людей. Мне кажется, что большинство людей это все прекрасно понимают. Но десятилетия в мирной жизни, они, естественно, все те навыки, которые может быть кто-то, когда-то учил в рамках курса начальной военной подготовки еще в советской школе, они потеряли. А новые поколения, они этого не знают. Я полагаю, что бояться этого не нужно. Во-первых, потому что это действительно спасает человеческие жизни. Во-вторых, давайте скажем правду, безусловно, ПВО сбивает эти беспилотники. Эти беспилотники скорее всего производятся даже не на территории Украины, а если они производятся там, на территории Украины, то Запад поставит другие дроны. Поэтому есть вероятность повторения таких налетов. И речь идет, конечно, не только о Москве или Подмосковье, куда нанесут свой террористический удар в следующий раз киевские власти предсказать сложно. Мы должны понимать, что они хотят растянуть наши силы, когда они вторгаются в Брянскую или Белгородскую область, они хотят, чтобы войска были сняты с какого-то важного направления и размещены вдоль границы. Есть и такая военная составляющая в их идеях, сейчас то же самое с их ПВО. Вот предположим, что часть ПВО была снята и направлена в зону специальной военной операции, это было логично на определенном этапе. Теперь, когда они осуществляют такие действия, они хотят побудить военное командование усиливать противовоздушную оборону Москвы и Подмосковья, других городов. Откуда все это взять сразу? Решение такое подкидывается, поэтому здесь нужно ко всему относиться с холодной головой. Перед нами та опасность, которая была очевидна. Она меньше не стала и решение этой проблемы глобально, конечно, это та самая демилитаризация киевского режима, о которой говорилось с самого начала.
Делинский: Ладно, с холодной головой движемся дальше в следующую тему. У нас тут есть гениальная, совершенно, цитата: «назовите нас трусами, если мы не уничтожим всех, кто беспокоит эту страну, включая американские войска. В ближайшие пять лет у нас впервые появилась такая возможность, мы впервые поймали Запад в слабой позиции, мы впервые поймали Америку». Это, что называется, таблетка смелости в исполнении главы МВД Турции Сулеймана Сойлу. Заявление позвучало после того, как закончились президентские выборы. После того, как стало понятно, что Эрдоган остается на посту президента Турции еще в течение пяти ближайших лет. И еще финальная часть этой цитаты: «По воле и милости Аллаха мы сейчас находимся в самом мощном периоде за последние 300 лет. Завтрашний день, с помощью силы демократии, силы народа, станет поворотным пунктом в спасении мира от угнетения и их злых дел западных держав». Простите, Турция - страна НАТО или я проснулся в какой другой параллельной реальности?
Стариков: Судя по всему, этот конкретный министр из НАТО уже вышел, по крайней мере, ментально. Он часть команды Эрдогана, иначе бы он не был министром, а заявления у него такие громкие и очень так созвучны нашему сегодняшнему настроению. Вопрос, почему он это говорит и какие последствия итогов выборов в Турции могут быть для нас. Ну вот, давайте с этого начнем. Первое, в эфире нашей с вами уважаемой программы, дискутируя с Владимиром Ворсобиным, я высказывался за то, что Эрдоган выиграет. Ворсобин мне говорил, что будем считать по осени цыплят. Мы можем цыплят посчитать еще даже до наступления лета, не сложно отмотать несколько наших эфиров. Эрдоган выиграл, хорошо ли это для России? Ну, в данном случае, у нас не было пророссийского кандидата по понятным причинам, но был кандидат, который для нас более приемлем, потому что он понятен.
Делинский: Мы знаем, на что он способен и он договороспособен, с ним можно договариваться, несмотря на разногласия.
Стариков: Можно о чем-то договариваться, но это не значит, что Турция всегда на 100% делает то, что нам нравится. Она поставляет оружие на Украину, но является сегодня окном в определенный туристический мир, в логистический мир и так далее. То есть Турция сегодня, для нас важно, чтобы была такая, как сейчас. И другой кандидат, чью фамилию я так и не выучил, потому что считал, что все-таки Эрдоган победит и его фамилия нам не нужна, он более прозападный. Он говорил, что он присоединится к санкциям. Победил Эрдоган и здесь начинается самое интересное, смотрите, Запад сразу согласился с победой Эрдогана. Не было никаких попыток устраивать майданы, какие-то беспорядки, то есть Запад, который поддерживал альтернативу Эрдогану, согласился с победой Эрдогана. Почему? Если каждый раз Запад пытается переиграть ситуацию под себя, под свои интересы, да и того же Эрдогана он пытался свергать, в результате государственного переворота, здесь почему-то не попытался ничего сделать. Хотя почти половину турецкого общества голосовало за оппонента. Понятно, что можно было, как то ситуацию раскачать, это значит, что Эрдоган договорился с Западом. И вот здесь ключевой вопрос, который мы должны себе задать, о чем он договорился? Мне кажется, что есть большая вероятность, что сейчас последует изменения в позиции Турции. Эрдоган должен был что-то «большому брату» пообещать, чтобы «большой брат» согласился с его победой. Но зная, что в истории турецкие правители иногда делали кульбиты, возможно, обещание, которые Эрдоган дал Западу, он просто не выполнит. Поэтому сейчас нам нельзя расслабляться не в отношении прилетов беспилотников в любую точку Российской Федерации, нельзя расслабляться и в отношении политики от Турции, здесь тоже могут быть какие-то неожиданные повороты. Вот сейчас такой период возможной турбулентности в российско-турецких отношениях.
Делинский: Есть поворотный пункт в спасении мира от угнетения и злых дел Западных держав, о котором говорит один из ближайших соратников Реджепа Эрдогана. Это как бы, это просто слова, сотрясение воздуха?
Стариков: Нет, почему? Пусть он так говорит, как говорится молодец, но я думаю, что среди соратников Эрдогана мы найдем и вполне себе либеральные высказывания о том, что надо дружить с Западом, что это важно, нужно и так далее. Такие разнонаправленные сигналы дают возможность сбить всех с толку и выиграть выборы, а дальше знаете, как говорится, поглядим. Мы будем глядеть, что будет делать Эрдоган, а на что будет глядеть Эрдоган мне, честно говоря, даже интересно.
Делинский: Николай Стариков- писатель, общественный деятель. А мы прерываемся буквально на пару минут, пауза будет короткой.
Делинский: «Это идеологическая проблема, у России есть возможность отказаться принимать абсурдные новые ценности, навязанные Западом, она отстаивает свои интересы и, конечно же, это преступление. Мы хотим уничтожить ее за это», - это заявление американского военного полковника Макгрегора, он бывший советник главы Пентагона. Он на этой неделе объявил о том, что у России есть главное оружие, которому завидуют Соединенные штаты, и это оружие, это идеология. Николай Стариков вместе с нами. Вы согласны с тем, что идеология у нас есть? Потому что в обществе, в общем-то, по большому счету, нет такого консенсуса.
Стариков: Ну, давайте начнем с того, кто такой полковник Макгрегор, это отставной военный советник и так далее, но это не официальное лицо Соединенных штатов Америки. Кстати, именно поэтому он имеет возможность называть вещи своими именами, он достаточно трезво оценивает ход в специальной военной операции. Его охотно цитируют у нас и очень не любят на Украине, потому что он действительно называет вещи своими именами и не пытается выдавать черное за белое.
Делинский: Вот еще одно из заявлений Макгрегера: «у США осталось оружия на неделю боев».
Стариков: Ему виднее. Исходя из заявления полковника Макгрегора, мы должны осуществлять какое-то военное планирование. Я ради интереса хотел бы привести один пример, сейчас я чуть позже отвечу на тот вопрос, который вы задали. Сейчас вопрос с количество снарядов является ключевым для ведения боевых действий. Более того, этот вопрос становится иногда ключевым для внутри российского беспокойства, отсутствие или наличия этих самых снарядов. Напомню, что в Первую мировую войну тоже был снарядный голод. Количество снарядов обычному человеку мало что говорит. Мы с вами люди не военные, мы не понимаем много это или мало. Сейчас говорят, что ВСУ расходуют в день примерно от четырех до семи тысяч снарядов.
Делинский: Все летит в нашу сторону.
Стариков: К сожалению, да. Значит российская армия расходует больше снарядов. Я сейчас в рамках написания книги про терроризм читаю различные источники, есть у меня такая интересная брошюра, она называется итало-абиссинская война, брошюра выпущена в 1941 году для военных. Тираж 200 штук, то есть уникальная вещь. Я ее, значит, проштудировал, и читаю, 1936 год, идет война итало-абиссинская, то есть еще первая, вторая мировая война не началась, воюют Италия и Эфиопия. Такая не самая современная европейская армия воюет с вообще не современной армией.
Делинский: Этот Дуче пытался вернуть Италии статус Римской империи, за счет колонии в Африке.
Стариков: В общем, частично вернул, потому что в итоге итальянцы разбили Эфиопию. В Эфиопии правил император Хайле Селассие, после чего они объявили о присоединении Эфиопии к итальянской империи и там правящим монархом стал итальянский король Виктор Эммануил. Происходит сражение, которое нашим уважаемым зрителям ничего не скажет, но это ключевое сражение той войны, два дня оно продолжается. В брошюре написано расход снарядов: итальянская армия за два дня боев истратила четыре тысячи снарядов.
Делинский: В Африке.
Стариков: Второсортная европейская армия, воюя с десятисортной африканской армией. Пусть не обижаются на меня эфиопы, но результаты войны об этом говорят. Италия истратила за два дня четыре тысячи снарядов, она еще использовала химическое оружие, поливало ипритом бедных эфиопов, у которых вообще не было никакой противохимической защиты. Но, тем не менее, то есть тысяча снарядов в день, и это конфликт какой-то непонятный. Сейчас нам говорят, ВСУ тратит семь тысяч снарядов в сутки, то есть нужно просто все сопоставлять, тогда будет понятно. Советский союз на уже финальном этапе Второй мировой войны произвел 52 миллиона снарядов за 1944 год, то есть, когда ты владеешь различными цифрами, тогда ты понимаешь, о чем идет речь. Поэтому, когда что-то полковник Макгрегор говорит, мы не знаем, что он имеет в виду, но когда он говорит, что у нас есть идеология, именно этим мы опасны Западу, то он имеет в виду, что у нас есть национальное самосознание, мы не хотим принимать западные ценности, мы хотим сами решать судьбу своей страны. Вот это он имеет в виду, а национальные идеи, как мы с вами понимаем, у нас, к сожалению, нет до сих пор. И она в Конституции, в определенной статье, запрещена, поэтому спасибо, как говорится, полковнику Макгрегору за эту высокую оценку. А мы здесь понимаем, что эту идею мы еще должны высказать, она сейчас как-то складывается, она становится понятной, происходит переход общества из состояния расслабленность общества в состояние определенной мобилизации, и мы опять можем здесь вернуться к ситуации атаки беспилотников. О том, чтобы каждый человек знал и понимал, что это не рассосется, что это само собой не произойдет, что это коснется каждого. А если этот каждый наш гражданин задаст себе вопрос, какая альтернатива? Конфликт с западом - это прилетающие в Москву и Подмосковье беспилотники. Вот если, дорогие друзья, вы хотите задать себе этот вопрос, у меня есть на него ответ, посмотрите на Косово, что там происходит? Сербы живут в резервации на своих исторических территориях, Сербия скукожилась вновь, от Югославии до маленькой территории населенной сербами. Огромное количество этого мужественного народа живет фактически в ситуации оккупации. Это произошло потому, что сербская элита, югославская элита дружила с Западом и отказалась от отстаивания своих национальных интересов. Попытки договориться с Западом несут сначала какое-то успокоение, а потом неисчислимые бедствия, в перспективе просто неисчислимы, поэтому никакой альтернативы отстаиванию своих национальных интересов для русского народа не существует. Пример сербского народа для нас очень важен в этой ситуации.
Делинский: Слушайте, насчет сербского народа, мы понимаем, что нынешний наезд, нынешнее обострение на линии соприкосновения Сербии и Косово - это все силовое давление на нынешнее сербское руководство для того, чтобы оно встало на сторону сил коллективного Запада в противостоянии с Москвой. Сербы из последних сил пытаются противостоять этому, но так или иначе, если бы не было конфликта между Россией и Западом, Сербия вполне еще себе мирно существовало бы.
Стариков: Вот сейчас вы проговорили одну из главных иллюзий, которую в себе поддерживала политическая элита Югославии, Сербии, что мол нас оставят в покое и мы ценны и любимы, если и дальше какое-то изложение. Давайте от сербского примера перейдем в наш пример. Действительно ситуация в Косово - это постоянный такой спусковой крючок какой-то нестабильности и давления на руководство Сербии, если сербов начинают убивать и ранить в Косово, руководство Сербии не может за этим наблюдать, как будто это на Марсе происходит с какими-то непонятными инопланетянами.
Делинский: Зачем сербов в Косово убивают и притесняют, зачем?
Стариков: Во-первых, сербы это один из народов, которые с точки зрения глобалистов, надо уничтожить. Второе, это дает возможность давить на сербское руководство, чтобы его склонять к тем или иным политическим решениям. Например, принятию этих всех противоестественных европейских ценностей, в результате, которого человечество просто перестанет существовать. Сейчас вполне себе политическая цель - введение санкций против России. Так вот, в нашем примере, это означало убийство и геноцид русских на Донбассе, это был инструмент постоянного воздействия на руководство Российской Федерации, и было принято уже решение выбить этот инструмент из Западных рук. Пример сербов для нас очень важен. Дружба с Западом привела сербов к тому положению, в котором они сегодня находятся, они отказались от борьбы, думали, что можно как-то договориться. Договориться невозможно. Были остановлены бомбежки Югославии? Да, были остановлены, потом Слободана Милошевича выдали на неправедный суд. Его отравили в тюрьме, но это что спасло Югославию? Нет, Югославию расчленили, отделили Черногорию, отделили Косово, все отделили и теперь сербов потихонечку переваривают в Косово и так далее. Поэтому нельзя отказываться от борьбы, договориться с Западом невозможно. Вот это, мне кажется, золотое правило должна понимать не только сербская, но и российская элита.
Делинский: Ну да, это самая элита, которая смотрит на Запад и кормится. Среди российской элиты все-таки западничество было и остается превалирующей идеологией. Идем дальше, вы заметили, как китайские власти вытирают ноги о Вашингтон? На этой неделе, буквально вчера Пекин официально проинформировал Соединенные штаты Америки о том, что китайцы отклоняют приглашение Госсекретаря Остина встретиться с министром обороны КНР Ли Шанфу. Встреча должна была состояться на нейтральной территории, в Сингапуре. Мы вернулись. Я Дмитрий Делинский, Николай Стариков - общественный деятель, писатель, у него есть свое собственное мнение по поводу того, что происходит во взаимоотношениях по обе стороны Тихого океана.
Стариков: Ну, давайте вот этот конкретный факт разберем, по сути, Китай отказывается встречаться в лице своего министра обороны Ли Шанфу с соответствующим представителям США, показывая, что надо уважительно относиться к Китаю.
Делинский: Минуточку, маленькая деталь. Я напомню, что Ли Шанфу до сих пор под американскими санкциями. Он не просто нерукопожатный для американцев, он человек, которого нужно щемить и преследовать по всему миру.
Стариков: В том-то и двуличие, и лукавость американской позиции. То есть они вводят санкции, вели против Ли Шанфу несколько лет назад за то, что он подписал договор с Российской Федерации на покупку систем С-300 и С-400. Но он тогда не был министром обороны, теперь он стал министром обороны. Если вы хотите, говорит Пекин, разговаривать с нашим министром обороны, то вы должны сделать все, чтобы это выглядело уважительно. Снимайте свои дурацкие санкции. Как вы можете разговаривать с министром обороны, если он под санкциями. Американцы говорят, очень просто, давайте поговорим, что же вы обижаетесь. Нет, говорит Китай, до тех пор, пока вы не будете вести себя уважительно, разговора не будет. Понятно, что в этот невидимый диалог вплетены меры, которые объясняют отказ Китая от такого контакта. Например, вы подписали договор или заявили о том, что поставляете оружие на Тайвань. Но смысл очень простой: давайте начнем с элементарного уважения. Не будет с вами встречаться министры обороны Китая Ли Шанфу до тех пор, пока он в вашем санкционном списке. А для Соединенных Штатов снять эти самые санкции означает потерять лицо. Возникает вопрос, вы, почему санкции ввели? Потому что Ли Шанфу подписал договор с Российской Федерации. Отлично, все понятно. В вашей логике хоть какая-то выстроилась конструкция, а сняли санкции в Вашингтоне, почему? Он что разорвал контракт? Он сделал то, что вы хотели, он изменил свою политику? Он, может быть, согласовал с вами планы перевооружения китайской армии? Почему вы с него снимаете санкции? Ответа на этот вопрос нет. Поэтому американцы делают вид, что этих санкций не существует, потому что они не могут их снять без потери лица. Для них это шаг назад, это проигрыш. Китай говорит, хорошо, а мы никуда не спешим, тогда не будет встречи. И встречи действительно не будет до тех пор, пока не будет выполнено это условие, которое озвучивается в кулуарах. То есть в диалоге с США и Западом надо начинать с уважения самого себя, не нужно по первому щелчку пальцев бежать к ним разговаривать. Вы официально красиво уважительно попросите, тогда, может быть, мы с вами и поговорим.
Делинский: Выглядит так, словно, как бы поставили на место. То есть большой и сильный Китай, выросший дракон разговаривать с кем-то немножко уровнем пониже.
Стариков: Нет, уровень примерно одинаковый. То есть многополярный мир - это не уничтожение США и Запада, я имею в виду не физическое, экономическое, финансовое, нет. Многополярный мир – это равность. Россия же не отказывает Западной Европе в самобытности, Россия не отказывает Китаю, другим цивилизациям. А Запад всех хочет под одну гребенку подмести. Поэтому, когда Китай так разговаривает с США, он разговаривает с равным и говорит, вы со мной тоже разговаривайте, как с равным. И давайте соблюдать правила приличия, потому что введения персональных санкций против государственных деятелей страны, с которым вам надо вести переговоры, но это же какой-то абсурд. Ну, как это можно вводить санкции против министра иностранных дел Российской Федерации? А как вам же с ним вести переговоры, как вы можете это делать? То есть в период Советского союза они же не вводили санкции против Громыко, не вводили санкции против Леонида Брежнева. Потому что это смотрелось бредом каким-то, смешно просто. А сейчас это смотрится вроде как уже нормально, но это так же смешно.
Делинский: Слушайте, насчет бреда в интернете, народ задается вопросом, а ни пора ли снять с движения «Талибан»*, с афганских властей статус террористической организации. Например, свежая новость: Талибан запрещенный, террористический, экстремистский сообщил, что собирается наращивать поставки нефти из России.
Стариков: Да, с одной стороны есть такое, а с другой стороны, пожалуйста, информация совсем свежая: была перестрелка на афгано-иранской границе, погибло два иранских пограничника. И тот же самый Талибан, запрещенный и террористический в России, заявил, что он будет требовать, чтобы Иран соблюдал соглашение между двумя странами. Речь идет о контроле над водными ресурсами. Нужно понимать, что Афганистан американцы нашпиговали оружием чуть меньше, чем киевский режим, но тоже очень хорошо. Там хватит на десятилетия войны всех против всех. Вопрос, если это оружие там лежит, афганцы всегда были людьми воинственными, что как говорится, является общеизвестным, общедоступным фактом, что дальше будет происходить с этим оружием? Американцы будут провоцировать определенный конфликт и спешить со снятием с Талибана, вот этой, как-то я не знаю, печати. А если завтра начнется конфликт Ирана с Талибаном? Поэтому давайте мы будем смотреть за развитием событий. Россия заинтересована, чтобы в Афганистане было процветание и стабильность насколько это возможно в заваленной американским оружием стране, в которой на протяжении десятилетий идет война. Ну, вот мы с вами увидим, и при этом американцы не конфликтуют с Талибаном, они с ним взаимодействуют и сейчас будут его финансировать и подталкивать к военному конфликту не только с Ираном, но с Таджикистаном, чтобы создать еще одну зону нестабильности в Средней Азии. Особенно на фоне того, что президенты среднеазиатских государств ездили в Москву на парад Победы, потом ездили в Пекин на конференцию. Китай предложил им свой зонтик для того, чтобы их прикрыть. Вопрос от кого прикрыть? От всех тех, кто попытается дестабилизировать, но не США же будут дестабилизировать Таджикистан своими руками, нет, у них для этого есть террористические движения. Может быть, попытка дестабилизации среднеазиатских государств, исходящая из Афганистана, где сегодня у власти талибы.
Делинский: Так или иначе, есть мнение, что сугубо практический торг сейчас идет, идет уже, по-моему, не первый год. Торг, чтобы вынудить Талибан к нормализации внутренней политики в Афганистане в обмен на международное признание и экономическую помощь. А Россия в этом участвует? По-моему, да. Есть какие-то телодвижения в эту сторону?
Стариков: Конечно, участвуют, но вы сами начали свой вопрос c того, что Афганистан будет наращивать покупку нефтепродуктов в России. Вот один из рычагов, дальше, определенные там гуманитарные какие-то проекты, сотрудничество в других сферах, возможно строительство каких-то, предприятий, это с нашей стороны, а с американской все гораздо проще. Американцы заморозили, украли 7 миллиардов денег Афганистана, золотовалютные резервы Афганистана. Вот они придут, уже приходят и говорят, вы хотите 7 миллиардов назад? Хотим, говорят талибы, тогда организовывайте перестрелки на иранской границе, создавайте напряженность всевозможную и мы вам эти 7 миллиардов разморозим. Но не сразу, конечно, мы же не можем после долголетней борьбы с вами вдруг взять и забыть о том, что мы с вами боролись, поэтому это процесс долгий. Это морковка, они все время перед всеми вешают морковку. Перед киевским режимом, вы, пожалуйста, пойдите в наступление и, если оно будет успешным, мы вам дадим самолеты. А если у вас что-то хорошо получится, то мы вас примем в НАТО, но пока не совсем примем, а разработаем программу партнерства, ведь вступление в НАТО — это же процесс. И все это говорится на голубом глазу, на фоне реального вступления в НАТО Финляндии, которую взяли и за несколько дней туда приняли. Но Финляндию туда надо принять, а Украину надо не принимать, а надо обещать ей принятие, поэтому американская политика в отношении Талибана - это тоже морковка. Да и в отношении нас тоже была морковка, вы примите наши ценности, отдайте нам рынок, и может, мы вам великий безвиз сделаем. Просто наберите в интернете – Россия и Евросоюз обсуждают безвизовый режим. Вы увидите какие-то встречи руководителей, министров, где обсуждались эти проблемы, которые сегодня кажутся совершенно смешными. Морковку вешали и перед нашим носом. И, слава Богу, что мы теперь это поняли.
Делинский: Да, извините, Владимир Путин говорил о единой Евразии от Гибралтара до Берингова пролива. Я не думаю, что он верил в эту морковку, просто был такой план.
Стариков: Нет, это разные вещи. Нам что говорят, мы разрешим вам ездить в наш Евросоюз без визы. Вот в чем морковка. Но для этого вы должны сделать то, что мы вам скажем. Путин им предлагал создать общий проект и тогда виз не будет, потому что будет общее объединение, а это уже страшный сон англосаксов. Это уже не союз, а без пяти минут союз Европы (Германии и России). Большая Евразия, которую они стремительно сейчас разрушили и на всякий случай взорвали «Северные потоки», чтобы, как говориться, два раза не ходить. Вот, что они делают. Они путем организации конфликта на территории разрушили возможное сотрудничество в экономике, политике, культуре между Европой и Россией. Построен невидимый железный занавес. Сегодня, например, из Санкт-Петербурга в Финляндию, до которой 200 км., не попасть, потому что вас не пустят, даже если у вас есть виза. А как вы должны действовать в этой ситуации? Вы должны полететь в Стамбул, из Стамбула полететь еще куда-то и оттуда попасть в Финляндию. Но это для тех, кто очень хочет и кому очень надо. А есть ведь ситуации гораздо более трагические. У меня есть знакомые, которые родом из Эстонии. И вот представьте себе, семья живет в Нарве, а родственники живут в Петербурге, а до Эстонии там 190 км. Эстония запрещает жителям Ивангорода и вообще жителям России ездить в Эстонию. Для того, чтобы попасть в Эстонию можно через мост перейти, теперь нужно из Ивангорода доехать до Санкт-Петербурга, сесть на самолет, слетать в Стамбул, из Стамбула перелететь куда-нибудь, в Милан или Париж там пересесть, перелететь в Таллин, а из Таллина сесть на автобус и приехать в Нарву. Раньше нужно было полчаса, а теперь нужно потратить сутки. Я уже не говорю о физических, моральных и денежных ресурсах. Это невидимый железный занавес, который построен вдоль наших границ. Ну, ведь это так. Не мы его строили.
Делинский: Вот в этом месте ставим паузу на неделю. Николай Стариков, писатель, общественный деятель, Дмитрий Делинский, коллеги, спасибо. Хорошего вечера.
Стариков: До свидания.
Подписывайтесь на новые выпуски с Николаем Стариковым и слушайте, когда удобно.
*«Талибан» признан террористической организацией и запрещен в России
Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.
#Фондкультурныхинициатив
#Грантдлякреативныхкоманд

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии