Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Запрет зерна Украины, Пашинян и Карабах (стенограмма)

Запрет зерна Украины, Пашинян и Карабах (стенограмма)

Опубликовано: 19 апреля 2023 г.
4524
В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, обсудили запрет на ввоз украинского зерна в страны Евросоюза, а также ряд важнейших вопросов политической повестки дня.
Предлагаю вашему вниманию текстовую расшифровку последнего выпуска.


Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Николай, здравствуйте.


Стариков: Здравствуйте, дорогие друзья. Здравствуйте, Владимир.


Ворсобин: Страны ЕС приостанавливают импорт украинского зерна, чем недовольны в Европе? Часть стран ЕС, в числе которых Польша, Венгрия, Словакия ввели, как известно, временный запрет на ввоз сельхозпродукции из Украины из-за угрозы банкротства собственных фермеров. Сельхозпродукция из Украины идет беспошлинно и сильно соперничает с продукцией польских и других фермеров – венгерских и словацких. Еврокомиссия, все-таки, давит на Польшу, Венгрию и готовят еще помощь уже им самим, чтобы те как-то ослабили свои требования к Украине.


Стариков: Перед нами спектакль. Давайте представим себе степень самостоятельности Польши, Болгарии, Словении, Словакии. В Венгрии чуть-чуть есть, конечно, самостоятельности. Еврокомиссия ничего сделать не может, танки отправить на Украину заставить может, из Европейского фонда мира оплачивать вооружение для киевского режима может, а убедить их держать открытыми ворота для украинского зерна - не может. Вы в это верите, Владимир?


Ворсобин: Вполне.


Стариков: А я нет. Мне представляется дело вот в чем. Давайте пойдем от обратного, что будет означать запрет на ввоз зерна на территории этих государств со стороны Украины? Смотрим на карту, это соседи Украины - Венгрия, Польша и так далее, да? То есть, украинское зерно нельзя будет везти в Европу, будет запрещен транзит, потому что, как нам пишут, никак не могут правительство этих стран договориться с Еврокомиссией. Вот все могут, а вот здесь никак не могут договориться, как отличить зерно, которое идет мимо Польши от зерна, которая идет в Польшу. Какой единственный способ вывоза зерна с территории Украины останется?


Ворсобин: Море, а там сейчас стоят корабли и тоже все парализовано.


Стариков: Конечно. То есть Запад, видя, что Россия, мы полагаем, начала очень серьезный досмотр судов, хочет заставить Россию от этого отказаться. И сейчас будет страшный крик о том, что умирают миллиарды, миллионы людей - единственный способ, потому что еврокомиссия никак не договорится с этими независимыми странами, это морем везти. А злая Россия мешает везти морем, а значит, украинское зерно никак не попадает к голодающим. Вот такую нехитрую схему нам рисуют. Поэтому перед нами спектакль, главная цель которого вынудить Россию отказаться от дополнительных мер осмотра.


Ворсобин: Подождите, Николай, с чего это вдруг Москву должны заботить проблемы индейцев? Шерифа не волнуют проблемы индийцев, причем здесь Москва, она наоборот должна радоваться тому, что в связи с тем, что она заблокировала сейчас поставки морем зерна украинского, сейчас такие же проблемы с помощью Польши и Венгрии возникают у Европы. Это прекрасно. Это отличный вариант вести переговоры с позиции силы. Или вы хотите сказать, что на Россию давят? Москва может податься на этот расчет Запада?


Стариков: Я хочу сказать, что когда была придумана идея вот этой самой зерновой сделки, если помните, были красивые обложки западных журналов, умирающие дети, всадники апокалипсиса - это был такой огромный накат, вот все сейчас умрут, когда эта сделка была заключена, накат как-то ушел. Опять начинается вся эта информационная подготовка, когда я вижу, что некоторые европейские государства - игроки, не обладающие никаким суверенитетом по щелчку пальца уничтожают свою экономику, вводят санкции, которые разрывают их отношения с Россией вдруг, оказываются такими борцами за права своих фермеров, я понимаю, что меня пытаются разыграть. Ничего этого, на самом деле нет.


Ворсобин: А если представить себе, что эти фермеры влияют очень сильно на то, будут ли избраны условный Сейм или условный президент на следующих выборах и на самом деле сельхозпроизводители — это шкурный интерес политиков. И они думают о том, как не проиграть следующие выборы. Для нас это незнакомая ситуация.


Стариков: Для нас это знакомая ситуация.


Ворсобин: Я все объясняю достаточно просто - они реально боятся за своего сельхозпроизводителя, и они реально закрыли украинскому зерну ход, потому что боятся проиграть выборы.


Стариков: У вас все просто. Теперь следующий вопрос тогда я вам задам. Если все так просто, то почему тогда та же Болгария, Венгрия, Словакия не скажут: вы знаете, мы не будем выделять деньги для Украины, мы эти деньги передадим нашим сельхозпроизводителям, просубсидируем, чтобы их зерно стоило ровно также, а то еще и дешевле, чем украинское. И, следуя вашей логикой, все эти замечательные чудесные европейские политики сразу будут без пяти минут избраны. Чего такая сложная схема? Здесь рыбу заворачиваю, а здесь могу что-то делать? Да нет, конечно.


Ворсобин: Хотите просто сравнивать разные общества, разные политические ситуации в разных странах, и почему одни страны принимают такие решения, а другие иные решения. Вы хотите об этом поговорить?


Стариков: Посмотрите, на границе перекрывается возможность сухопутного вывоза автомобильным транспортом с территории Украины. Ровно так же, как вдоль границ России выстроили вот такой вот туристическо-логистический забор. Начали – Финляндия, Латвия, Литва Эстония, чтобы было невозможно что-то перевозить. Здесь та же самая история, только искусственно создаваемая для того, чтобы нас - Россию выставить чем-то не хорошим и поссорить. Вы спросили, почему? Недавно был саммит «Россия – Африка» в Москве. Поставки украинского и российского зерна важны для стран Африки. Там это действительно играет роль, и Россия заявила, что если не будет возможность вывести украинское зерно, то мы поставим российское. Но российское тоже не дают вывозить. Одним словом, в ближайшее время, мы с вами увидим истерическое накачивание этой темы, что Россия вновь провоцирует мировой голод.


Ворсобин: Да, Николай, у вас, в принципе, все, что мы с вами обсуждаем сводиться примерно к одному и тому же выводу. Но, кстати, будет еще одна новость, которая во многое все объясняет. Вы говорите, что я слишком просто рассуждаю, но смотрите - Еврокомиссия предложила выделить пострадавшим пятьдесят шесть миллионов евро компенсации. Вот кто их получит – Польша, Болгария и Румыния. Вот, в принципе, ради денег Евросоюза можно было пару дней изображать из себя тут, в принципе, спектакль. Разделяю, это возможно.


Стариков: Остановитесь, иначе наши дорогие радиослушатели подумают, что за какие-то жалкие подачки Еврокомиссии.


Восробин: С точки зрения фермеров, пятьдесят шесть миллионов евро — это неплохо.


Стариков: Итак, смотрите, сколько денег Европа и США ежемесячно дает киевскому режиму? Миллиарды, а здесь у нас речь идет о миллионах.


Ворсобин: Но мы говорим о зерне, а не вооружении.


Стариков: Разницу вы понимаете? То есть всего пятьдесят шесть миллионов и все фермеры счастливы и довольны. Хорошо, не пятьдесят шесть, а сто пятьдесят шесть миллионов. Возвращаемся к тому, что говорили несколько минут назад, так почему все эти политики, которые с вашей точки зрения думают только о своем избрании, маленькую щепоточку не отщипнули от денег, которые они валят, просто валом киевскому режиму и не раздали своим фермером до того, как это решила Еврокомиссия.


Ворсобин: Может быть, такой же ответ, это общественное мнение, которое позволяет им оставаться у власти.


Стариков: Так у них же есть прекрасная возможность у власти оставаться сколько угодно.


Ворсобин: Почему вы так уверены?


Стариков: Выйдите вы на улицу, остановите рядового поляка, венгра, болгарина задайте вопрос: кому отдать миллиард? Украине или венгерским, болгарским и каким еще угодно фермерам? Вам любой скажет, конечно, отдать фермерам. Конечно, отдайте фермерам. К рабочим придите, дорогие рабочие, есть такая идея, можем отдать Зеленскому, а можем дотировать, например, стоимость продуктов, а скажите, что нам делать?


Ворсобин: Николай, у вас очень стройная логика.


Стариков: Вы все объясняете политическими решениями, они вот так делаются.


Ворсобин: Вы когда в последний раз были в Польше?


Стариков: Я в Польше последний раз был никогда.


Ворсобин: Вот именно, почему все наши аналитики, сидя в телевизоре, так уверено рассуждают о Европе, хотя им туда ход заказан уже на десятилетие вперед, но они так прекрасно разбираются в психологии, экономике и так далее.


Стариков: Если вы остановите любого российского гражданина и скажите: давайте мы в Северную Корею отправим деньги или эти деньги используем для дотирования продуктов в Российской Федерации, что скажет рядовой житель Воронежа?


Ворсобин: Если у вас телевизор круглосуточно показывает пропаганду, то, что мы называем пропагандой, те картинки из Украины. Если избиратель, все-таки выбирает между миллиардом российскому хозяйству или помощью Украине - еще не факт, что ответит ровно так, как вы предполагаете.


Стариков: Вы добавьте еще одну вещь - дорогой избиратель Венгрии, Болгарии и так далее, вы хотите дать денег киевскому режиму, чтобы война продолжилась и вы жили еще хуже или можно деньги дать вам, а война на Украине закончится и это приведет к улучшению вашего экономического положения? Восемьдесят процентов людей всегда скажут: да, давайте денеги нам.


Ворсобин: Почему в Швеции и Финляндии, особенно в Финляндии, перед начавшийся специальной операцией были замеры, там было всего 30-35% за вхождение в НАТО. Но когда все это началось, это выросло в цифру 75%. Люди испугались, люди обменять хорошую жизнь на безопасность не хотят. Вот вам ответ на вопрос.


Стариков: Их жизнь стала опасней, это раз, а во-вторых, им не объяснили ничего, поэтому не было референдума.


Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин, впервые с Николаем Стариковым пожалели, что рядом не сидит Анатолий Вассерман о котором мы сейчас будем говорить.


Стариков: Прежде чем мы пожалеем об этом еще раз, дорогие друзья, хочу сказать, что там, где идет трансляция на YouTube, вы туда пишите ваши комментарии. Мы с уважаемым Владимиром все читаем.


Ворсобин: Николай читает, но он будет все честно докладывать вам всем, о чем вы пишете. Предложение депутата Госдумы Анатолия Вассермана порвало вчера все формационные агентства и сейчас его обсуждают по телевизору даже в серьезных экономических программах, я сам смотрел, как это всерьез обсуждается с разных ракурсов. Напомню, что Вассерман предложил подготовить такие поправки в уголовный кодекс, которые предполагают изъятие наличных в сумме более миллиона рублей, если вы вдруг или кто-то из наших слушателей, допустим, прячет их под матрасом. Если вы не доложите органам, что у вас есть больше миллиона рублей, тогда у вас во время какого-нибудь обыска изымут, и вы еще должны будете по законопроекту Вассермана заплатить еще два миллиона. Такой контроль наличности в России многие восприняли как анекдот. Я на своем телеграмм-канале «Ворсобин» написал об этом небольшой материальчик, в котором я все-таки намекнул, что это такое мнение, что эта шутейность, это не просто Вассерман хотел выделиться и сделать себе рекламу в нашем сером парламенте. На самом деле это такой пробный шар для неких экономических мер, для того, чтобы заткнуть эти финансовые дыры, которые все-таки появляются потихонечку в нашей казне. Власти, продумывая на какие меры пойти, они прощупывают общество и даже с помощью таких скоморошный депутатов, которые предлагают вот такие странные законопроекты. Николай, прошу прощения. Может быть вам показался этот законопроект нормальным, а я тут говорю, что это есть, но вы меня поправьте.


Стариков: Мне показалось, ненормальным называть депутатов скоморошными. Это, мне кажется, неуважительно. Мы с вами друг друга называем на вы, иногда по имени и отчеству.


Ворсобин: Это амплуа, Николай, у нас Владимир Жириновский позволял себе некие пируэты, которые называли артистизмом.


Стариков: Владимира Вольфовича оставим в покое, царства ему небесное. Итак, я хорошо знаком с Анатолием Вассерманом. Это мой коллега и поэтому, мне с одной стороны удобно, а с другой стороны не очень удобно говорить. Итак, на одной неделе уважаемый Анатолий Вассерман два раза выступил в Государственной Думе. Дорогие друзья, я вам рекомендую обязательно посмотреть его выступление тринадцатого апреля, где он, исчерпывающе разобрал всю эту геббельсовскую фальшивку, связанную с катынским делом. Здесь мы с ним абсолютно на 100% сходимся. Более того, он рассказывает интересные подробности, вас отсылаю к этому ролику, к тексту. Польских офицеров расстреляли гитлеровцы, Вассерман все исчерпывающе объяснил. И на этой же неделе сделал такой еще заход. Такое предложение, с которым я, в данном случае, не согласен. Объясню почему, но для начала, я пояснил бы нашим уважаемым телезрителям, о чем идет речь. Речь идет о том, как предложил Анатолий Вассерман, каждый, у кого хранится больше, чем миллион наличных должен будет, видимо, в случае покупки…


Ворсобин: Или случайного обыска.


Стариков: Случайный обыск не написан в законопроекте. Это уже ваше творческое воображение. Просто нужно объяснить откуда у него деньги. В некотором смысле, это такой законопроект, как я понимаю, который должен подтолкнуть людей положить деньги в банк.


Восробин: А в этом случае не нужно объяснять в банке, откуда деньги?


Стариков: Почему мне кажется это неправильным, потому что ситуация у нас сейчас в стране сложная и не надо на ровном месте обижать людей. Вот для этого нет никакого смысла. Правда. Нам надо сейчас сплотиться, у нас сложная специальная военная операция. Ну, действительно, нам нужно сплачиваться, а такое предложение, оно вносит диссонанс в общество, какими бы, а я абсолютно убежден, что Анатолий Вассерман, конечно же, руководствовался благими намерениям. И все, что вы там сказали, о том, что это зондаж мнения общества, это все ваша точка зрения, которая к реальности не имеет никого отношения. Просто он очень умный, очень эрудированный человек, он мыслит немножко по-другому как математик, понимаете. Мы с вами лирики, а он физик.


Ворсобин: Вот почему миллион тогда, Николай, а откуда-то взялась это волшебная цифра, если он математик.


Стариков: На этот вопрос, я думаю, что он сам вам ответит, когда вы позвоните и пригласите его на эфир. Я хочу пояснить еще до конца свою точку зрения, почему я считаю это неправильным? Во-первых, не надо ссорить людей, не время сейчас, совершенно точно. Во-вторых, деньги — это чеканенная свобода и постоянные попытки все перевести в карточку лично я не приветствую, потому что, как это происходит на уровне государства, мы увидели с золотовалютными резервами Центрального Банка России. Когда все это в виде нолика в американском компьютере, и кто-то просто нажал на одну клавишу, и сказал: «все у вас заморожено». Если бы эти золотовалютные резервы в виде золота или хотя бы в виде резаной американской и европейской цветной бумаги лежали бы в подвалах Центрального банка, то никакая заморозка не была бы возможна в принципе. Поэтому мне это не нравится ни по отношению к государству, ни по отношению к личности какого-то одного конкретного человека.


Ворсобин: Вы сейчас уже говорите о каких-то замороженных активах ЦБ, да?


Стариков: Я не хочу, чтобы точно также могли поступать в отношении кого-то одного конкретного человека, поэтому деньги – это чеканенная свобода, даже если они бумажные. Поэтому, кто хочет пользуется наличными, кто хочет пользуется кредитной карточкой, не надо лишнее наводить.


Ворсобин: Набиуллина рассказывает о работе Центробанка по возврату резервов в долларах и евро, то есть именно о тех застрявшие миллиарды. Я цитирую – Банк России работает над вопросом заблокированных Западом резервов. По ее словам, президентским указом нерезидентам из недружных стран ограничили вывод средств из России. Другими словами, мы поменяем те активы, которые застряли у нас на те активы, которые застряли у них. Я правильно понимаю, как вы считаете, так ли нужно дешифровывать Набиуллину?


Стариков: Когда выступает представитель Центрального банка, понять ровным счетом ничего невозможно. И вы правильно использовали глагол дешифровывать, потому что говорят они на птичьем языке. И понять нормальному человеку совершенно невозможно. Наша с вами задача говорить на чистом русском языке, желательно без всяких англицизмов, чтобы люди понимали. Поэтому мы так с вами плавно от одной темы перешли к другой. Давайте объясню, о чем идет речь. США на этой неделе сделали два диаметрально противоположных заявления. Первое заявление сделала Джанет Йеллен, она нынешний министр финансов, которая до этого работала главой Федеральной резервной системы, то есть главой Центрального банка США. Она сказала, что Соединенные Штаты думают и разрабатывают тактику, как бы им резервы Центрального банка России передать Украине, но пока ничего не придумали. Одновременно с этим пошла информация о том, что некие замороженные частные активы, видимо, российских частных лиц передаются Украине. Хочу сказать, что это величины совершенно разные, вот так же, как вы очаровались миллионами, мелочь так на стол бросила еврокомиссия. Так и здесь, это совершенно разные суммы. Но, дорогие друзья, чтобы понять, абсурдность этой ситуации нужно понимать, что Центральные банки - это независимые от государства структуры. Так устроена мировая, финансовая система, поэтому вводя санкции против России нельзя арестовать активы Центрального банка России. Это, пожалуй, единственное хорошее, что существует в сегодняшней ситуации, когда ЦБ независим от государства. Это прямо в законе написано, что Центральный Банк не отвечает по долгам государства, а государство не отвечает за Центральный Банк. Более того, это очень важно, если руководство страны захочет посудиться с Центральным банком, оно должно это делать в Стокгольмском арбитраже. Представьте себе, заморозили активы ЦБ России и дальше целый год думают, как бы их кому передать и никак не могут придумать. Почему? Потому что это буквально за несколько часов даже не дней разрушит весь фундамент системы, которую они строили веками.


Ворсобин: Вы же знаете, что Россия уже проиграла в Гааге суд на десятки миллиардов долларов по поводу активов в Крыму.


Стариков: Золотовалютные резервы Центрального банка никакого отношения к государству не имеют.


Ворсобин: Николай, наших слушателей задел законопроект Вассермана. Пишут разное, человек работает на стройке, он пишет, что ему заплатят три, четыре миллиона за несколько месяцев. Он вкалывал, а ему потом скажут, где заработал. Там особо и документов никаких нет и так далее. И люди бывают с пенсии откладывают и потом иди доказывай, что ты там с пенсии откладывал и что-то там накопил. Это, конечно, самое страшное, что может быть в наше время, это когда человек поверил, пошел и задекларировал. Он посчитал, что у него миллион и 100 тысяч и он пошел и доложил властям. А скачивание баз разных слоев населения у нас хакеры освоили.


Стариков: Владимир, здесь вы уже начали фантазировать. Мы с вами идею уважаемого Анатолию Вассермана знаем из пересказов СМИ.


Ворсобин: Сам Вассерман надавал уже много интервью. Там все совпадает.


Стариков: Смысл декларации гораздо проще, чем вы говорите. Вы просто положили деньги в банк и все. Главное, чтобы у вас не было больше, чем миллион наличных. А сколько у вас денег на счету, в этом законопроекте об этом не говорится. Поэтому не надо какой-то сложной процедуры. Нет, просто пришли в банк, положили туда деньги и все. И к вам уже точно нет никаких претензий. Но я еще раз подчеркну, что это тот редкий случай, когда я с уважаемым, эрудированным, умным, дальновидным, очень образованным Анатолием Вассерманом не согласен.


Ворсобин: Главное, чтоб не были согласны в Минфине и в правительстве.


Стариков: Они как раз посчитали, что, наверное, это не своевременно. Дорогие друзья, вы пишите, чтобы мы пригласили Анатолия Вассермана. Но проблема заключается в том, что в тот же самый час и в ту же самую минуту Анатолий Вассерман тоже ведет свою программу, но на другой радиостанции.


Ворсобин: Рекламируете другую радиостанцию?


Стариков: Наоборот слушать надо нас. Но пригласить его в нашу программу мы не сможем.


Ворсобин: Давайте вернемся к Набиуллиной, которая спасает золотовалютные резервы ЦБ на Западе. Николай, какие у нас шансы все это вернуть? Я не очень себе представляю. Вот вы говорите, что у ЦБ деньги неокрашенные.


Стариков: Слово окрашенные – это другое. Золотовалютные резервы ЦБ не имеют к государству никакого отношения.


Ворсобин: Я себе даже не представляю ситуацию такую, чтобы эти деньги вернулись в Москву. Можете представить себе эту ситуацию? Если можете, расскажите мне, в каком случае эти деньги попадут в бюджет Российской Федерации или в казну ЦБ.


Стариков: Я могу рассказать, как это будет выглядеть. Смотрите, Запад их заморозил, по сути, украл. Но проблема у него, как мы с вами выяснили, в том, что он украсть их легально не может. Поэтому что он делает? Он не отдает их нам. При этом делает заявление, что может быть проценты от средств, которые у него лежат он будет отдавать киевскому режиму. Это некая такая финансовая морковка, которой будет Запад размахивать перед лицом российской элиты. Хотите эти деньги получить обратно? Сделайте то, что мы хотим. При Горбачеве это называлось политически мотивированные кредиты. Сейчас они будут нам говорить, вы хотите получить эти деньги, тогда сделайте то-то, поэтому на эти деньги просто не надо сейчас обращать внимания. Их как бы нет.


Ворсобин: Я думал, вы взялись ответить на вопрос – при какой ситуации они к нам вернутся.


Стариков: Они к нам вернутся, как только мы станем сильными, когда не отдавать их будет для них дороже, неудобнее, больнее, чем оставить себе, вот и все.


Ворсобин: То есть это элемент капитуляции Запада перед Россией. В пакет капитуляции входит возврат денег, бросание флагов Евросоюза под Кремль и так далее.


Стариков: Почему? Мне кажется, возврат украденного - элемент справедливости, а не капитуляции.


Ворсобин: А как еще их заставить?


Стариков: Отдайте нам наше, свое оставьте себе. Флаги Евросоюза можете оставить себе и радужные флаги тоже оставьте себе. Они нам не нужны.


Ворсобин: Даже под Мавзолеем? Чтобы бросить их к Мавзолею. В конце концов, если будет триумфальная победа, где будут возвращены все наши активы и все требования России будут соблюдены. Я вижу, только в том ракурсе, что это будет полное окончательное поражение, военные, причем Запада. Мы милостиво примем их капитуляцию, когда они приползут к нам на коленях и притащат мешок с деньгами.


Стариков: Все смешалось в вашей голове почти как в доме Облонских. Знамена сейчас захватываются и будут захватываться военных частей киевского режима, но не НАТО. Поэтому кидать к Мавзолею западные знамена в ближайшее время не придется. Может быть даже это хорошо, потому что не будет формальной войны с Западом, который активно участвует в боевых действиях на Донбассе. Вы поймите, что победив в специальной военной операции, вы сделаете еще один шаг для того, чтобы в том числе, вернуть эти золотовалютные резервы. Но это не является целью ваших действий, нам все равно отдадут или не отдадут, потому что не это главное. Если вы сильный, с вами будут дружить. Запад повышает ставки. Но на наших действиях это не должно никак сказываться. Мы должны делать то, что мы должны делать. Победим и будем ближе к этим золотовалютным резервам, которые станут приятным бонусом к тем победам и тем достижениям, которые у нас будут.


Ворсобин: Ладно, Николай, вы тезисы свои рассказали, давайте, двигаться дальше. Росконгресс спрогнозировал сроки появления альтернативной доллару валюты. Росконгресс – это наши аналитики. По их мнению, только к 2035-2040 году появится валюта, которая будет способна конкурировать с долларом и евро на мировом рынке. Это пессимистический вывод или это нормально?


Стариков: Давайте поразмышляем исходя из сегодняшней ситуации. Сегодня доля доллара в международной торговле, грубо говоря, чуть меньше 40%. А доля юаня в районе 4-5%. Доля рубля, к сожалению…Обсуждать не будем, потому что мы сделали заявление, что мы торгуем газом за рубли и больше других заявлений я не слышал. Я не слышал о том, чтобы мы торговали нефтью за рубли, зерном за рубли, алюминием за рубли.


Ворсобин: Были же заявления, что мы будет торговать за рубли.


Стариков: Мы бы это почувствовали на курсе рубля. Во-первых, заявление о том, что за вашу валюту вы продаете то, что не купить за другую, оно сразу укрепляет вашу валюту с одной стороны. А с другой стороны, если Центральный банк грубо нарушает семьдесят пятую статью Конституции Российской Федерации, где написано, что он отвечает за стабильность рубля. В течении года рубль скакал с 80 до 120, а потом со 120 до 50, потом с 50 опять до 80. Если это обеспечение стабильности и прогнозируемости курса рубля, то остается развести руками. А теперь задаем вопрос – есть молодая, перспективная валюта у страны, у которой огромное количество богатств и все можно было бы продавать за эту валюту, но эта валюта скачет как заяц в лесу.  Будете ли вы ее использовать в расчетах между странами? Нет. Вы будете использовать более привычные инструменты, к примеру, доллар, но он не годится, потому что у вас сразу все украдут. Вы будете использовать юани, которые понятно, сколько будут стоить завтра.


Ворсобин: Николай, вы предлагаете юани?


Стариков: Я хочу, чтобы были рубли, а наш ЦБ почему-то предлагает юани, обваливая или наоборот повышая непрогнозируемый курс рубля. Рубль скачет, что еще остается. Ну, давайте индийскую рупию, но я хочу, чтобы был рубль. Как можно больше товаров продавать за наши рубли и объявить, что курс рубля не будет меняться. У нас для этого все есть.


Ворсобин: Николай, вы каждый раз критикуете Центральный банк и при этом считается, что у нас очень хорошо выстроено управление финансами, поэтому мы шоковые проблемы прошли нормально. Большинство экономистов считают, что Набиуллина и Центробанк прошли между струйками дождя. На самом деле мы вышли в 2023 год даже с ростом ВВП и так далее. И то, что наш рубль скачет, кстати говоря, наш рубль является одной из худших валют мира.


Стариков: Не обижайте наш рубль.


Ворсобин: Так оно и есть. Как рубль ведет себя в последний год,  то есть на уровне Зимбабве. Но при этом экономика же у нас в хорошем состоянии, разве это не показатель нормальной политики по курсу рубля.


Стариков: Спасибо родному центральному банку за то, что мы действительно прошли сложный период очень даже удачно, никто с этим не спорит, молодцы. Дальше что? Надо развивать экономику. Вспомните самое начало специальной военные операции, когда мы все радовались, когда курс доллара начал снижаться, все говорили здорово, отлично, прекрасно. Потом снизился, по мнению многих экономистов, слишком низко, а потом опять скакнул. Можно ли этого избежать? Здесь вопрос неправильно сформулирован. Не можно или нельзя, а обязан. Дорогие друзья, семьдесят пятая статья Конституции, откройте, прочитайте. Кому интересно поглубже погрузиться в проблему - закон о центральном банке, там все написано. Именно он отвечает за устойчивость курса рубля.


Ворсобин: Где вы хотите его зафиксировать, у какой отметки?


Стариков: Дорогие друзья, как нужно определить курс рубля для того, чтобы его зафиксировать. Как это было сделано с юанем? Первое, курс рубля – это не богом данные скрижали, это не законы физики, это инструмент развития экономики. Если мы это понимаем, мы что делаем, мы зовем представителей государства, которые смотрят бюджетные обязательства, мы зовем представителей бизнеса, которые производят внутри России. Их не должен выкашивать дешевый импорт, идущий в нашу страну, даже если он называется параллельным. Мы зовем бизнесменов, которые производят что-то в России и потом вывозят что-то из страны. Это не очень большой форум – десять человеку. Дальше говорим, ребята, давайте определим, какой курс рубля нам нужен. Давай сейчас договоримся и государство, в лице Центрального банка возьмет на себя обязательство этот курс поддерживать. Почему это можно сделать? Потому что даже в сегодняшней ситуации, когда нам пытались сбить всю логистику, взорвали газовые потоки, даже сейчас у нас профицит внешней торговли больше сто миллиардов доллар. Это значит, мы продаем на сто миллиардов больше, чем покупаем, поэтому курс можно поддерживать любой, но это же не делается. Он, то пятьдесят пять, то семьдесят, то восемьдесят, завтра опять станет шестьдесят, что за скачки какие-то. Знаете, когда доктор видит такие скачки температуры, то он какие-то лекарства прописывает. Здесь доктор - центральный банк, он обязан лечить. Если он плохо лечит, значит, пусть правительство занимается этими вопросами, пусть Центральный Банк слушается правительства.


Ворсобин: Николай, вы в принципе правильно говорите, наверное. С одной стороны хочется во всем стабильность, а с другой – я не представляю этот кворум, но это такой Ареопаг.


Стариков: Курултай.


Ворсобин: Да, собираются. Ну, видимо, вы так думаете, что так в Китае делается. Мы же все сейчас повторяем за Китаем. Собираются китайские мудрецы и решают, какой будет курс юаня. То, что вы предлагаете, оно ещё больше коррумпирует этот курс, потому что, извините меня, ну такие игроки, которые захотят этот курс.


Стариков: Наоборот, консенсус будет. Знаете, как папу выбирают? Да, пока товарищи не выберите из этого комнаты не выйдете. Дымок, пойдет от вас, а не в окно белое.


Ворсобин: Красиво, я так представляю себе это.


Стариков: Слушайте, вы когда-нибудь присутствовали на кулуарных беседах крупных бизнес структур, государственных структур?


Ворсобин: Нет.


Стариков: Все нормальные взрослые люди договорятся очень быстро. Все понимают, как это делать, и все. Нет политической воли для того, чтобы обеспечить вот этот самый курс.


Ворсобин: У кого?


Стариков: У государства на сегодняшний момент эту политическую волю в этом вопросе не проявляет. Это вопрос сейчас фундаментальный, потому что до тех пор, пока рубль скачет, как заяц - развивать экономику сложно.


Ворсобин:  Николай, ответьте на вопрос - почему нет воли.


Стариков:  Об этом мы с вами поговорим в следующей программе, потому что у нас осталось мало времени.


Ворсобин: Красиво, оценил. И идем дальше. Следующая тема – Пашинян заявил, что мир в Закавказье возможен при признании Армении в советских границах. Более того, он сказал такую очень страшную для армян фразу: премьер-министр Армении Никола Пашинян призвал навсегда отказаться от территориальных претензий к другим странам. Он заявил, что если эта мысль не будет зафиксирована в психологии населения, то никто не позволит Армении развиваться. Очень такая большая фундаментальная мысль, Николай.


Стариков: Ну, собственно говоря, сразу последовали комментарии. За этими красивыми словами о территориальной целостности. В общем, хорошо, когда государства признают друг друга в качестве какой-то территориальной целостности, но сразу возникает вопрос: а Карабах? Я вам напомню, что Армения сама не признает Карабах в качестве отдельного государства. Ну, если это так, то все опасения, о которых в том числе, и мы с вами уже достаточно долгий срок, так аккуратно, чтобы не обидеть наших армянских братьев высказывали. Тогда эти опасения оказались оправданы, а я напомню их вам. Если кого-то приводят к власти через цветные технологии, которые полностью копируют западную систему государственных переворотов в странах, то этот кто-то, приведенный к власти, будет действовать не в интересах своего народа, а в интересах тех государств, которые его к власти привели. Вы прекрасно, наверное, понимаете, кого я имею в виду.


Ворсобин: Я понимаю, Николай. Дело в том, что я недавно был в Армении и попутешествовал там. Я был не в Ереване, даже, я был в провинции, маленьких городках. Я поговорил с армянами и для меня тоже было интересно, как там сейчас относится к Пашиняну, который проиграл войну, который в общем-то должен по идее был давно слететь со своего поста. Они его уважают. Знаете почему? Кстати, насчет Карабаха, конечно, их земля Арцах, но они понимают, что они не могут удержать, то есть они, в этом смысле – реалисты. А во-вторых, они видят, как Пашинян борется с коррупцией, видят его стремление побороть эту древнюю армянскую традицию. У него есть уважение, а кстати, это объясняет, почему сих пор у власти.


Стариков: Вы поняли, что вы сейчас сказали? А вы сказали, что древний мудрый армянский народ готов потерять часть территории, которую армянский народ считает своей, потому что кто-то борется с чем-то, что называется западным словом коррупция.


Ворсобин: Нет, коррупция это одно, а потеря Арцаха это другое. Они на словах, конечно, не готовы его потерять, но у меня такое ощущение, что внутренне они уже приняли это. Вам даже страшно представить, кого они в этом обвиняют.


Стариков: А мы посмотрим, что будет дальше вслед за этими заявлениями. В жизни разных народов бывают такие, знаете, потемнения, сейчас это потемнение разума мы видим у жителей Украины. Оно когда-то пройдет. Когда-то советский народ очень любил Михаила Сергеевича Горбачева. Чем Горбачев отличился в истории Советского Союза, мы с вами знаем – уничтожением Советского Союза. Далее, народ Российской Федерации души не чаял в Борисе Николаевиче Ельцине, чем это закончилось – войной на Кавказе. Бегством наших войск из Германии  и грабительской приватизацией.


Ворсобин: А какой выход у Пашиняна? Ясно, что Азербайджанская армия сильнее армянской, тем более сейчас. Ясно, что Россия не идет против Баку и не пойдет ни за что, потому что там Турция и так далее. Понятно, что армянам, собственно, сейчас деваться некуда, и они, поэтому пытаются инстинктивно зацепиться за Запад, заручиться какой-то их поддержкой, они не могут себе гарантировать безопасность. Они поэтому такие сейчас многополярные. Ну, поэтому, говорить о том, что Пашинян при этом предатель, как пишут мне, мои слушатели. А вы мне предложите какой-то вариант, при котором Пашинян мог бы оставить Арцах за собой, за армянами.


Стариков: Владимир, за оставшиеся сорок секунд, я вам всего этого не скажу. Скажу только одно – землей, которую ты считаешь своей, торговать нельзя, а если ты не знаешь, как решать политические проблемы сложные, то, наверное, тебе не надо идти в политику, может быть в радиоведущие надо идти, может шавермой торговать надо.


Ворсобин: Это вы армянскому народу скажите.


Стариков: Я это говорю тому, кто готов разменять землю, которую армяне считают своей, на борьбу с коррупцией или еще какие-то американские коврижки. Вот этого политик делать точно не должен.


Ворсобин: Но если не знать, что предыдущий президент не делал ничего, чтобы потом выиграть эту войну. Все-таки, большая часть ответственности лежит не только на Пашиняне, а на предыдущих властителях. Но это тема, конечно, для нашей большой другой передачи, мы прервемся на неделю. Оставайтесь с нами.


Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.


#Фондкультурныхинициатив


#Грантдлякреативныхкоманд


https://nstarikov.ru/zapret-zerna-ukrainy-pashinjan-i-karabah-14954503