Жертвы апельсиновой болезни

24.02.2016

К моменту двухлетия государственного переворота на Украине постоянный обозреватель ресурса nstarikov.ru Артем Ольхин из Донецка предлагает по-новому взглянуть на… кинематограф. И не забывать события первого украинского майдана образца 2004 года. 

Жертвы апельсиновой болезни

Первый «майдан» помимо своего непосредственного красно-чёрного потомка, лютующего сейчас в Киеве, породил и несколько интересных символов. Самый яркий из них – апельсин – мы помним до сих пор. И не так уж важно теперь, кололи в те майданные фрукты стимуляторы, или нет. Может и действительно завсегдатаи козьего болота, собравшиеся для того, чтобы вогнать свою страну назад в средневековье, никаких наркотиков не использовали, а так, от чистого сердца, взяли, да и обезумели. Тут уж ничего не попишешь.

Важнее всего в данный момент другое –  «помаранчевый» период воздействия на Украину оставил один интересный «предмет революционного искусства» — фильм «Оранж лав» (как Вы наверняка догадались – «Оранжевая любовь»). Снятая за иностранные деньги эта картина просто кишит намёками, многие из которых начинают сбываться только сейчас. Вообще всё в той «оранжевой любви» замешано на принципе трёх «п»: порок, постмодерн и помешательство. Как будто в результате магического акта эти токи, смешанные в вязкую липучую жижу, прямо из экранов перелились и продолжают  обволакивать мир. А один из таких «оранжевых источников» так и продолжает бить в самом центре Киева.

Рыцарь безумного образа

Во избежание недоразумений напомню читателю краткий сюжет той экранизации-намёка. Думается, что всякий внимательный человек хоть раз да обращал внимание на то, что «просто фильмы» давно уже перекочевали на свалку истории. И теперь, даже в самом тупом, простите за прямоту, блокбастере, есть как минимум два «культурных слоя»:  прямая политическая манипуляция, адресованная дню сегодняшнему, и непременно некие «магические пассы», направленные в будущее. Так же произошло и с уже озвученной картиной о любви к апельсинам.

Молодая пара, русский парень и девушка с обаятельным западенским акцентом, знакомятся в Киеве. Они красивы, полны планов и надежд, и всё бы отлично, но есть одна извечная проблема: нет у них ни жилья, ни средств к существованию. В этот трудный для себя момент наши влюблённые находят интересное объявление в газете с предложением бесплатно предоставить жильё в центре города. Хозяином вожделенной квартиры оказывается старый содомит, умирающий от СПИДа. Он доживает свои последние дни в инвалидной коляске, его партнёр-извращенец уже умер, а он сам хочет квартиру и сбережения, сумму около двухсот тысяч евро, передать кому-нибудь, кто «действительно любит друг друга». Поэтому главным героям он предлагает условие: вы, дескать, должны жить в этой квартире до времени моей смерти. Выходить наружу нельзя. Продукты, всё необходимое для жизни, и главное – информацию о внешнем мире должны приносить посыльные от загадочного (весьма английского вида, кстати) старичка.

И вот наши герои оказываются в огромной квартире с видом на тот самый «майдан незалежности». Окна, правда, постоянно зашторены, но через щели пробиваются пыльный свет и непрерывные отзвуки революции: крики «Ющенко!», гимн Украины и прочая «борьба». Как и обещал, таинственный «добродетель» постоянно испытывает чувства влюблённых. В первую очередь он подделывает справку о том, что героиня, нежная украинская девушка, тоже больна СПИДом. Отношения начинают трещать по швам. Возможности проверить реальную информацию нет. Картина мира размывается. Остаются только гнетущая пустота чужой квартиры, звуки революции, вездесущие апельсины и тоска. На этой ноте фильм и заканчивается. Главная эмоция в нём – нарастающее безумие, невозможность отличить правду от вымысла.

А теперь давайте экстраполируем это на сам «майдан», хоть на первый, хоть на второй: людям (не двоим, а нескольким тысячам) пообещали некие вожделенные блага (квартиру — Европу), неплохое наследство, но всё это при условии, что они отказываются от принятия самостоятельных решений. Человек, который не желает самостоятельно анализировать мир, опираясь вместо этого не необработанную внешнюю информацию, становится максимально манипулируемым, начинает совершать ошибку за ошибкой. Пропитывается ненавистью ко всему, что некогда любил. И уже не может в этом остановиться.  Очень похоже, к сожалению, что именно так и произошло со значительной частью народа Украины, поверившей непонятно чьим обещаниям. А как теперь разорвать этот мрачный круг, в котором только полутьма, звуки уже непонятно зачем бурлящей площади, нарастающие ненависть и безнадёга – совершенно неясно.

Всё более и более безумными выглядят заявления и действия украинской стороны. Стабильно в них только одно — главным врагом является Россия. А там: хоть мирное население грабь на линии фронта, хоть фуры русские останавливай (самому же от этого хуже будет, но ничего) – главное, чтобы «не как у москалей».

Европа как болезнь

У сегодняшнего общенародного помешательства есть постоянный секундант, так называемое «европейское сообщество». Кстати, в кинематографе всё чаще встречается именно такой образ Европы – разбитый старик  в инвалидной коляске, с не очень чистым прошлым и уж точно без будущего. Таким предстаёт нам французское общество и в фильме «1+1», например. И там тоже предлагается «молодая кровь» для спасения недееспособного уже манипулятора. Но во французском варианте это полные сил выходцы из стран Африки. Те самые, которые сейчас огромными людскими волнами хлынули в вожделенную «квартиру с наследством». Чем закончится эпопея с растворением ЕС в этом новом кипучем море, сказать пока сложно. Но пока всё как в «1+1»: умудрённый жизнью, богатый, но беспомощный калека вынужден пассивно наблюдать за происходящим вокруг него и с ним самим, делая, что называется, «хорошую мину при плохой игре».    

На недавней конференции по безопасности, проходившей в Мюнхене, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров прямо указал на это «мудрой Европе»: «К сожалению, наши западные коллеги склонны закрывать глаза на всё, что говорится и делается киевскими властями, включая разжигание ксенофобских настроений. Позволю себе цитату: „Украинский социал-национализм считает украинскую нацию кровно-расовой общностью«. И далее: „Вопрос тотальной украинизации в будущем социал-националистическом государстве будет решён на протяжении трёх – шести месяцев с помощью жёсткой и взвешенной государственной политики«. Автор — депутат украинской Верховной Рады Андрей Билецкий — командир полка „Азов«, который активно участвует в боевых действиях на Донбассе. За этнически чистую Украину, за уничтожение русских и евреев неоднократно публично выступали и другие прорвавшиеся в политику и во власть деятели Украины, включая Д. Яроша, О. Тягнибока, лидера представленной в Верховной Раде Радикальной партии О. Ляшко. Эти высказывания не вызвали никакой реакции в западных столицах. Не думаю, что сегодняшняя Европа может позволить себе игнорировать опасность распространения неонацистского вируса».

И тут Сергей Викторович, конечно, прав. Но какой спрос с инвалида-колясочника? Может ли он воспрепятствовать тому, кто решит направить его заведомо ложным маршрутом? Возмутится, конечно, можно, но как бы хуже не стало от этого. Вот и молчат, совершая с умным видом самоубийственные глупости недееспособные правители, обрекая на лишения, страдания, и, возможно, катастрофу свои народы. Причём вирус этот, появившийся в Европе, подхватили уже и страны с других континентов. Например, кто возит коляску с Эрдоганом? И куда заведёт Турцию его хитрая линия?   

Окончательный диагноз

Похоже, что на сегодня в обозримом для нас пространстве остался только один субъект, способный принимать самостоятельные решения – это Россия. Конечно, она тоже сражается за свой суверенитет, конечно, есть силы, стремящиеся ограничить свободу её действий, но всё же, по большому счёту русский народ волен решать, что и как он будет делать.

Без всяких сомнений, в большой и сложной глобальной игре мы вынуждены подчас принимать условия, продиктованные нашими ведомыми оппонентами. Так, например, может ли Донбасс однозначно выбрать мир? Судя по словам главы ДНР – нет:  «На сегодняшний день на линии соприкосновения одних только танков сосредоточено более 500 штук, около 90 тысяч бойцов. Украина в любой момент может начать ведение боевых действий. Почему она не начинает? Я думаю, что либо там заканчивают мобилизацию, либо ждут лучших погодных условий».

Но в любом случае картина нашего будущего более точна и понятна. Будут наступать – ответим. Не будут – всё равно найдём способ выиграть. Ведь именно для того нам и дано право решать самим. То самое право, от которого наши противники отказались.

Артём ОЛЬХИН

P.S. Предыдущие материалы Артема Ольхина:

Русские против России: очерки к портрету социальной шизофрении
Возвращая отторженое
Вместо футбола – цветная революция


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: