Аленький цветочек по-азиатски

05.10.2020
Источник: rgo.ru @ Ольга Ладыгина

Его именем назван хребет одной из китайских горных систем в Наньшане, ледник на Алтае и вид низкорослых кустарников, растущих в Монголии и Китае. Он совершил восемь путешествий по Азии, открыл три новых рода растений и собрал больше 300 легенд, сказок и преданий. Он ездил без военного конвоя, носил гражданскую одежду и останавливался в местных селениях и монастырях. Составляя список растений и животных Западной Монголии, использовал 33 языка и наречия местных народов. 4 октября — юбилей почётного члена Русского географического общества Григория Потанина.

Рано лишившийся матери Григорий Потанин с семи лет воспитывался в семье Мориса Эллизена, командовавшего бригадой казачьих войск в Пресновске. У него было на редкость мирное хобби — полковник разводил многочисленные цветы, откуда пошло увлечение Потанина ботаникой. Жена Эллизена приохотила подрастающее поколение к чтению — любимой книгой маленького Григория стал «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо. В одиннадцать будущий путешественник начал учиться в Сибирском кадетском корпусе, где одним из его друзей стал киргиз Чокан Валиханов. Он так интересно рассказывал о родных обычаях, что Григорий начал записывать его истории в толстую тетрадь, а Чокан рисовал на страницах этой тетради традиционное оружие и утварь. Так появилась первая этнографическая работа Потанина.

Аленький цветочек по-азиатски

Алтай. Фото: Сергей Борисов, начало XХ века

Окончив обучение, молодой офицер записался в 8-й казачий полк, квартировавший в Семипалатинске. В течение нескольких лет он участвовал в ряде походов — в Копал, в Заилийский край, в Кульджу. Через некоторое время атаман Сибирского казачьего войска перевёл Потанина в полк, стоявший в долинах Алтая, в результате чего в журнале «Русское слово» в 1859 году появился очерк «Полгода в Алтае», который Потанин написал на основе собственного опыта и рассказов старого казака Иванова, у которого квартировал.

«Лошадей привязали к деревьям; приготовили мешки и распределили людей, одних лезть на кедры с бойком, или топором, в руках, других собирать на полу слетевшия сверху шишки. Я пробовал сам подниматься на кедр, но с половины слез, потому что лесина уже стала качаться подо мной; но алтайские жители проворно поднимаются до самой вершины, всегда обильной шишками, не смотря на ея размахи. Они, как белки, лазят по деревьям, и если нужно перейти на соседнюю лесину, то чтоб не спускаться снова на землю, они раскачивают ветвь, на которой стоят, прыгают прямо на другой кедр и схватываются руками за его ветви. Искусство лазить здесь так развито, что во время маслянницы молодые люди иногда взбираются на длинный шест, воткнутый в землю, и, не смотря на то, что жидкая вершина его делает размахи в две сажени, они достигают до конца».

Григорий Потанин, «Полгода в Алтае»

С Алтая молодого офицера перевели в Омск, где он встретился с Петром Семёновым, будущим Тян-Шанским. Собранный Потаниным гербарий и его выписки из архивных документов, посвящённые истории отношений России и Средней Азии, настолько впечатлили учёного, что он убедил молодого человека ехать в Петербург — поступать в университет. Для этого нужно было покинуть армию, и Потанин вышел в отставку по болезни.

Аленький цветочек по-азиатски

Портрет Г.Н.Потанина Из фондов Научного архива РГО

В первую серьёзную экспедицию он попал, проучившись всего три года — университет был закрыт на неопределённое время из-за студенческих волнений. Перед тем как вернуться в Омск, Потанин заехал с визитом к Семёнову, который и порекомендовал его для участия в ежегодной экспедиции Кирилла Струве. Исследователи должны были провести астрономические и топографические работы на территории между Алтаем и Джунгарским Алатау, граничившей с Китаем. В путешествии Потанин старательно фиксировал все встречавшиеся на его пути растения, собрал изрядную ботаническую коллекцию, изучал рыболовство на озере Зайсан-Нор и киргизское землепашество. В приложении к отчёту о путешествии он опубликовал несколько загадок, песен, пословиц и одну сказку, которые услышал от киргизов, кроме того, указал киргизские названия растений.

По возвращении из путешествия в 1864 году Потанин начал работать в Томске секретарём губернского статистического комитета, но увлечение общественной деятельностью привело его на скамью подсудимых. Его осудили по делу «Общества независимости Сибири», подвергли гражданской казни и отправили в ссылку — сначала в Свеаборг, а затем на север Вологодской области, в Никольск. Отсюда он уехал в 1874 году с молодой женой Александрой Викторовной, которая стала его верной спутницей и помощницей в путешествиях.

Аленький цветочек по-азиатски

Алесандра Потанина. Фото из архива Томской областной библиотеки

Два года Потанин готовился к экспедиции в Центральную Монголию — о том, чтобы он смог туда поехать, позаботился его давний покровитель Пётр Семёнов-Тян-Шанский, а средства предоставило Географическое общество. Летом 1876 года супруги отправились в путь из города Зайсана на восток. Им предстояло неоднократно пересечь Монгольский Алтай и Джунгарскую Гоби, перезимовать в городе Кобдо (ныне Ховд), изучить горную страну Хангай и пр. Увлечение этнографией и желание узнать побольше о местных обычаях порой приводило к серьёзным недоразумениям. Не всегда местные жители были готовы общаться с исследователями — тем ценнее была добытая информация.

«Не добившись ничего, мы решились уехать из монастыря и сели на лошадей, но вместо того, чтоб прямо ехать в китайскую деревню, где мы хотели купить провизии на дорогу, мы поехали к кумирням, посмотреть на их архитектуру. Около одной из кумирен на нас набежала толпа, бросая комья глины и тыквы <…> все мы были окружены и приведены в селение <…> начался судебный процесс; нас обвиняли в том, что мы в мирный монастырь въехали с оружием в руках, подъехали на лошадях к кумирне, что их законами запрещается, и затеяли драку».

Григорий Потанин. «Очерки северо-западной Монголии.

Дневник путешествия 1876–1877″

«Хан получил о нас бумагу от улясутайского генерал-губернатора и потому в ямыне обещали исполнить нашу просьбу дать нам проводника до города Улясутая по первому нашему требованию, но затем хан отклонил всякие дальнейшие сношения с нами. Он отказался принять нас, сославшись, что принял лекарство и, по совету лам, должен воздержаться от свидания с иностранцами, которое может помешать снадобью действовать правильным образом…»

Там же

Несмотря на сложности, исследователи привезли из экспедиции обширные материалы: геологические, зоологические, ботанические, этнографические, а также маршрутную съёмку, сведения о местных дорогах, информацию о торговле. «Учёные бегают за моими коллекциями, а Академия наук с Энтомологическим обществом уже посоперничали», — комментировал Потанин реакцию научного общества на результаты путешествия.

Аленький цветочек по-азиатски

Карта Центральной Монголии, составленная по сведениям, собранным экспедицией Г.Н.Потанина 1884–1886 годов Из Картографического фонда РГО

В марте 1879 года чета Потаниных продолжила исследовать Монголию. Второе путешествие началось от села Кош-Агач, откуда к зиме супруги добрались до Иркутска, по пути исследовав город Уланком (ныне Улаангом), озёра Северо-Западной Монголии, хребет Танну-Ола, верхнее течение Енисея и пр. Дальнейший маршрут предполагал изучение Восточного Хангая и Центральной Монголии, но из-за осложнившихся отношений с Китаем экспедицию пришлось свернуть. Тем не менее материалов накопилось достаточно, и в 1883 году Географическое общество выпустило по результатам двух путешествий четыре тома «Очерков северо-западной Монголии». Помимо подробных описаний географического, геологического, ботанического толка издание радует яркими жанровыми картинками, живописующими быт местных жителей.

«Баранов китайцы переправляли вплавь и тем доставили нам случай быть наблюдателями редкого зрелища. Представьте себе стадо тысячи в две или три голов, стоящее на одном берегу реки плотной толпой; <…> у левого крыла этой стены стоят три китайца в костюме Адама, хватают баранов за бока и бросают в воду одного за другим; некоторые возвращаются назад, другие, завидев свою братию на другом берегу, плывут через реку. Увидев плывущих к другому берегу собратов, начинают бросаться и добровольцы, вероятно, из опасения остаться на берегу в одиночестве <…> Задача не ограничивается тем, чтобы руководить баранами на старом берегу; на новом ещё более хлопот: переправившаяся половина гурта, видя своих оставшихся на другом берегу, начинает томиться разлукой и норовит броситься вплавь, чтобы соединиться с ними. Трудно описать, что тут происходит; пастухи стараются отогнать баранов от берега, бараны рассыпаются по степи, кружатся по ней малыми группами и вновь направляются назад к реке; <…> огромный гурт постоянно клубится; постухи, некоторые одетые, другие как мать родила, перебегают от одной части его к другой, им помогают собаки, которых при гурте было до десятка. При этом бараны ужасно ревут, кричат люди, лают собаки, звенят десятки бубенчиков, навешанные им на шею. Всё это производит такой гам, который, вероятно, только через год повторится на пустынной и малолюдной Чон-Харихе».

Григорий Потанин. «Очерки северо-западной Монголии.

Дневник путешествия 1879–1880″

Только вернувшись из последнего путешествия, Потанины начали готовиться к следующему — в начале февраля 1881 года их друзья узнали, что те планируют экспедицию по Китаю и Тибету. В августе 1883 года на борту военного фрегата «Минин» они отбыли из Кронштадта. Плавание заняло семь месяцев, на Яве путешественникам пришлось пересесть на корвет «Скобелев» — у фрегата сломался гребной винт. Только в апреле участники экспедиции добрались до города Чифу (ныне Яньтай), оттуда — до Тяньцзиня и Пекина. Дальше их путь лежал в северные провинции Китая, к плато Ордос и через Ганьсу к восточным окраинам Тибета. В Россию исследователи вернулись через хребет Наньшань и Центральную Монголию, в октябре 1886 года прибыв в Кяхту. Они преодолели свыше 5700 км пути. После этого путешествия Григорий Потанин получил высшую награду РГО — Золотую Константиновскую медаль, а его супруга — Малую серебряную медаль РГО.

Аленький цветочек по-азиатски

Монгол, офицер Китайской службы. Фотография Тангутско-Тибетской экспедиции Г.Н.Потанина 1884– 1886 годов Из фондов Научного архива РГО

Отчёт о путешествии вышел в двух томах. В первом подробно изложено, как проходила экспедиция, информация по абсолютным высотам, перечень и описания растений, этнографические сведения о местных жителях, их нравах и особенностях быта, данные о фауне, археологических памятниках и пр. Прилагается и подробная маршрутная карта, составленная Августом Скасси. Второй том полностью посвящён собранным Потаниным сказкам, легендам, поверьям и преданиям разных племён, которые встречались ему на пути.

«Один китаец имел двух врагов; когда они умерли, он взял их детей, мальчика и девочку, и запер в фанзу, перегороженную посредине стеклом; когда дети достигли пятнадцатилетнего возраста, китаец убрал стеклянную перегородку; узники познакомились и сошлись. Китаец подрыл стены, крыша упала и задавила любовников; на месте их смерти выросла трава; это был мак. Китаец собрал её сок, покурил и открыл чудное свойство этой травы».

Джамцин, баргу-солон с оз. Буйр-нуур

Легенда о происхождении мака, записана Григорием Потаниным

В 1886 году Григорий Потанин получил приглашение занять место правителя дел Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, и они с супругой на время осели в Иркутске. Благодаря их деятельности при отделе открылись секции физической географии, этнографии и статистики. Потанин приглашал лекторов и докладчиков, организовал в музее Географического общества большую выставку принадлежностей буддийского культа, многие из которых пришлось добывать в местных дацанах (монастырях) и у частных коллекционеров. Кроме того, по его инициативе начались активные исследования быта бурят Иркутской губернии и их эпоса — именно при Потанине вышли первые тома трудов этнографической секции Восточно-Сибирского отдела РГО.

Аленький цветочек по-азиатски

План китайского города Лань-Чжоу Из фондов Научного архива РГО

К 1890 году все собранные в предыдущей экспедиции материалы были обработаны, и супруги начали готовиться к очередной поездке — в Тибет. Осенью 1892 года из Кяхты в Пекин, оттуда — через Сиань к предгорьям Тибета. Но 19 сентября 1893 года случилась трагедия — Александра скончалась от инсульта. Григорий Потанин отказался продолжать путешествие, остальные члены экспедиции отправились дальше сами.

И всё же это была не последняя экспедиция учёного — в 1899 году, 64 лет от роду, он вновь поехал исследовать Азию. Путешествие из Восточного Забайкалья через восточную окраину Монголии на юг, к средней части Внешнего Хингана, было организовано на средства Географического общества и Ботанического сада. Из экспедиции исследователи привезли богатые ботанические и этнографические коллекции. Благодаря искреннему интересу Потанина к культуре местных племён и умению налаживать контакты он постоянно был окружён людьми, которые охотно делились с ним своими историями и даже организовывали по его просьбе ритуалы.

Аленький цветочек по-азиатски

Главная кумирня в Утае. Из фондов Научного архива РГО

«Вечером в день нашего прихода на Хатын-хобо в нашу палатку набились гости; настроение этой толпы постоянно приподнимал вертлявый лама своей болтовнёй. Между прочим, он подсказал мне, что в числе наших посетителей был шаман. <…> Я спросил шамана Дорчжи, не согласится ли он покамлать перед нашим обществом, и он охотно согласился сделать представление в тот же день. Камланье было мотивировано перед местными духами нашим желанием исходатайствовать у них счастливый путь для нас. Сейчас же были принесены костюм шамана и бубен из его шалаша, и он облёкся в своё ритуальное платье».

Григорий Потанин. «Поездка в среднюю часть Большого Хингана летом 1899 года»

Последние годы своей жизни Потанин прожил в Томске, где вёл активную культурно-просветительскую деятельность: руководил Советом Общества попечения о начальном образовании, был хранителем томского Музея прикладных знаний, организовал Томское общество изучения Сибири, Сибирский студенческий кружок, литературно-артистический кружок, литературно-драматическое общество. Он писал мемуары и продолжал работу над материалами по народному эпосу, даже когда почти ослеп, — многочисленные знакомые помогали ему, под диктовку записывая текст. Так появилась его последняя книга «Ерке. Культ сына неба Северной Азии».

Каждое лето в Монголии и Китае расцветает потаниния монгольская. А судьба Григория Потанина была настолько насыщенной и разнообразной, что о нём самом уже написаны книги, чем-то напоминающие героический эпос. Всю жизнь он занимался любимым делом — и этого оказалось достаточно, чтобы его имя навечно осталось в азиатских горах и степи.

Обложка: Портрет Г.Н.Потанина. Автор: Базанова Л.П.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: