Николай Стариков

Оранжевая революция – технология противодействия (часть 4)

27.08.2013 257

В прошлых трёх статьях  под общим названием «Оранжевая революция – технология противодействия» (часть 1, 2, 3) мы обсудили, что стоит за таким явлением как «оранжевая революция».  Выяснили, что любая «оранжевая революция» — это мягкая агрессия извне, направленная на изменение персоналий во власти, а вместе с ними и курса во внешней и внутренней политике страны.  Это правило справедливо для любой страны, подвергшейся «оранжевой агрессии». Причём сами оранжисты есть лишь орудие, используемое для придания внешней агрессии видимости законности и справедливости.  Они лишь повод, которым «размахивают» агрессоры, когда хотят оправдать перед международным сообществом действия по оказанию давления на страну, в которой происходит «оранжевый переворот». Вместе с тем мы обсудили и способы противодействия этой новой форме агрессии. Это точечная работа с провокаторами и пропагандистами на улице, демонстративное непризнание гарантий неприкосновенности,  выданных заказчиками «оранжевой революции» для части «оранжевой» элиты. И всё это на фоне «глухонемой» позиции перед агрессорами, маскирующимися в это время под «мировое сообщество». В последней статье мы рассмотрели причины этого явления в нашей стране, исходя из российских реалий. Опасность «оранжевого сценария» в России обусловлена отсутствием «трёх негласных договоров», которые обеспечивают динамическое равновесие российской власти и государственности.

Предлагаю вашему вниманию завершающую статью цикла материалов об «оранжевой революции».  Скажу сразу — материал получился большим. Но тема столь важная и, увы, актуальная, что я прошу вас набраться терпения.

Несколько слов о «Трех негласных договорах», на основе которых существует сегодняшняя российская власть. Это договоры с внешней силой (Запад), договор с внутренней элитой и договор с народом страны. На сегодняшний день договор с Западом, играющий роль современного аналога средневекового «ярлыка на княжение», разорван по инициативе российской власти. Договор с российской элитой по форме присутствует, но трещит по швам, так как российская элита, опасаясь за неприкосновенность своего сегодняшнего положения, ищет, на кого бы можно было сделать ставку. Причём главное требование к будущему претенденту на «великокняжеский стол» — это способность получить новый «ярлык на княжение» от мирового гегемона (Запада) на условиях гарантий этой самой неприкосновенности. Договор с народом более не отвечает на все 100% народным ожиданиям. Голод и беспросветность 90-х ушли в прошлое. Сегодня общественный запрос уже не может удовлетворить только лишь стабильность уровня жизни. Общество ждёт реализации на практике своих глубинных ожиданий, основанных на русском отношении к порядку и справедливости.

Исходя из сказанного, напрашивается вывод о том, что российской власти для выживания, для сохранения и укрепления российской государственности жизненно необходимо перезаключение этих трёх договоров на новых принципах, преследующих новые цели. Время борьбы за физиологическое выживание и у народа, и у государства, слава Богу, осталось в прошлом. Новые условия диктуют новые задачи. Задача выживания должна быть трансформирована в задачу развития. Причём скачкообразного. Взрывного развития общества и государства по всем направлениям. Исходя из этого, мы понимаем, что нам нужны новые «три негласных договора», в основу которых будут положены именно эти задачи и именно эти принципы. Нам нужен новый договор с Западом о признании существования России как самостоятельного геополитического игрока. Который несет и реализует свой собственный цивилизационный проект, основанный на принципах справедливости, традиционализма и признания равноправия всех народов, стран и этносов. Нам нужен новый договор с российским элитным сообществом, основанный на признании того, что конечным бенефициаром этого договора обязаны являться российский народ и государство Россия. И нам нужен договор с российским народом, в котором должны быть не только озвучены права российского народа на повышение жизненного и культурного уровня, но и его обязанность с помощью государства оставаться носителем духа и буквы российского цивилизационного проекта. Который способен сплотить вокруг себя многие страны и народы, не желающие растворяться культурно и терять суверенитет ради благоденствия теории «глобального плавильного котла».

Необходимость заключения новых договоров очевидна, хоть и не сформулирована до конца для большинства российского народа, но она совсем неочевидна для большинства российского элитного сообщества. При этом такая ситуация абсолютно неприемлема для «мирового сообщества». Почему? Ответ лежит на поверхности. В новых негласных договорах, от которых зависят новые правила игры, главным бенефициаром является многонациональный российский народ и Российское государство как общественное образование, защищающее уникальную Русскую цивилизацию. Это значит, что улучшение жизни нашего народа и «самочувствия» нашего государства может быть достигнуто только путем перераспределения в пользу России и её народа бенефиций двух других неотъемлемых участников договорного процесса. Такое перераспределение можно сделать только за счёт российского элитного сообщества России и за счёт мирового сообщества. Но ни внутрироссийская элита, ни «мировое сообщество»  никогда не признают по собственной воле даже самого малого ухудшения своего сегодняшнего положения. Мировому сообществу жизненно необходимо сохранить «уровень подпитки» своей экономики на уровне 90-х годов, в том числе и за счёт наших ресурсов. Получать всё, от людских ресурсов до природных, по низким ценам и в любом количестве. Иметь в качестве партнёра не одну сильную и суверенную власть в Москве, а много слабых и несуверенных. Это для «мирового сообщества» вопрос выживания. Ни больше ни меньше. И это никакое не преувеличение, достаточно лишь беспристрастно изучить тот клубок проблем, с которым сейчас столкнулись страны Запада. Это закономерный итог их паразитической экономической и политической стратегии, основанной на интенсивной финансовой экспансии. Подобная, самая настоящая колониальная система экономики, эффективна лишь при наличии «колоний». Списка стран готовых своим почти бесплатным трудом и почти бесплатными ресурсами оплачивать существование «метрополий».

Сегодняшнее элитное сообщество России на 90% состоит из тех, кто смог занять свою нишу в обществе именно во времена становления «новой России». То есть после предательского разрушения СССР, когда наша страна стала вместо Индии 19-го века «новой жемчужиной» в короне нескольких империй: британско-англосаксонской, западноевропейской и международно-финансовой. Роль «первых парней на деревне» в колонизируемой стране им знакома и вполне их устраивала до прихода новой власти на рубеже 1999-2000 годов. Укрепление российского государства в нулевые годы они воспринимали как укрепление своих собственных позиций в кругу «новых колонизаторов». Но сейчас, когда укрепление российского государства ведёт к конфронтации с западными «колонизаторами» и ставит под угрозу их привилегированное положение, налицо  раскол в элите. Большинство, представляющее старую «колониальную» элиту 90-х, ради сохранения своей личной роли готовы отказаться от усиления государственности и от независимого курса страны. Отсюда и желание поддержать «оранжевых» агрессоров, оказывая поддержку оранжевой улице, которая придает легитимность давлению на верховную власть в России, посмевшую поставить под сомнение их привилегии.

Как можно сломать сопротивление значительной части элитного сообщества и принудить мировое сообщество к признанию новой роли и статуса страны? Для принуждения к миру или для принуждения к лояльности нет других способов, кроме победы в открытом противостоянии. Существует такой уровень противоречий, который не может быть решён за столом переговоров. Для разрешения непримиримых точек зрения и нахождения нового консенсуса в случае, если противоречия зашкаливают, открытый бой, открытое столкновение — это зачастую единственный способ найти новую точку хрупкого баланса.

Сегодняшняя ситуация, сегодняшний геополитический и внутриполитический момент характеризуется тем, что русский народ жаждет национального возрождения. Российский народ готов к новому усилению роли русского народа и новому укреплению российской государственности, как к единственным, проверенным веками гарантам мира и спокойствия на пространстве Евразии. И даже мира в целом. Но эта естественная тяга к миру через собственную силу входит в объективное противоречие с интересами глобальных элит и ориентирующейся на них части российского элитного сообщества.

Если коротко —  мы хотим жить и жить достойно. Для счастья же наших «партнёров» сам факт нашего существования в  таком новом качестве неприемлем по определению. Согласитесь, это не оставляет простора для дипломатического манёвра. Причём для обеих сторон. Значит, конфликт неизбежен. Значит, если неизбежен конфликт, то наша задача — получить в этом конфликте наиболее выигрышную позицию, которая позволит победить и уже по праву победителя продиктовать новые условия сосуществования и новые правила игры мировому и внутрироссийскому элитному сообществам.

В ситуации, когда понимание неизбежности конфликта становится определяющим для определения дальнейшей стратегии, важно понять,  какой интенсивности противостояние можно допустить российскому государству. Вот об этом мы сейчас подробно и поговорим.

Российская власть отчаянно пытается закрепиться там, где она способна противостоять откровенному нажиму. Нулевые года стали временем, когда независимость отстаивалась на дальних рубежах, когда сначала заключались условия получения «ярлыка на княжение», затем эти условия выполнялись на 100%, затем всё более и более в зависимости от возможностей их нарушить. Под конец договоренности с Западом были практически полностью аннулированы. Но сама подобная ситуация создала условия, при которых государственники во власти были сконцентрированы в тех узких местах, которые необходимы были для внешних успехов. В то же время вся «либеральная часть» российского чиновничьего истеблишмента собралась, что называется, «на хозяйстве». При всей условности подобного деления, оно размежёвывает российскую власть «по направлениям» своего действия и компетенции достаточно точно, чтобы представить, где у государственников есть аппаратный и административный перевес, где «серединка на половинку», а где налицо и дефицит влияния государственников. Подобный расклад сил внутри властных групп влияния создаёт, казалось бы, неразрешимое противоречие. С одной стороны, чтобы создать перевес сил в свою пользу, нужно заручиться поддержкой большинства россиян и заключить с ними первый негласный общественный договор. Но этого, вроде, невозможно достичь, ввиду того, что «на хозяйстве» в стране либералы, противостоящие государственникам. А народ, попавший под гипнотическое воздействие СМИ и интернета, подчинённых либералам, отказывается верить государственникам, находящимся у власти. Окно возможностей закрыто до узкой щёлочки диктатуры и отказа от любых форм народовластия. Этот путь неприемлем, так как не решит главной задачи: поддержки большинством народа и нахождения нового консенсуса между обществом и властью. С другой стороны, не начав реализовывать на практике принципы нового общественного договора в части усмирения элитных групп, не добиться ни доверия, ни поддержки у большинства народа.

Начать заключение новых «негласных договоров» возможно лишь заключив его сначала с народом, потом с элитой и лишь затем с «мировым сообществом». Но заключить договор с народом, не тронув элиту, невозможно. А трогать элиту, не договорившись с народом, в стране, где сильны традиции «дворцовых переворотов», не прекращавшихся ни в одну из эпох (и советская эпоха в этом плане не исключение), было бы сверхлегкомысленно.

Налицо проблема, на первый взгляд, не имеющая хорошего решения. Но это не так. Практика показала, что победа возможна, если правильно использовать силу противника, направленную против тебя. Если не хватает собственных сил, то жизненно важно умение направлять против своего врага его же силы, которые он пытается применить против тебя.

Как это происходило на практике? Как это будет происходить в ближайшее время? А вот давайте подробно это и рассмотрим. Понимание проблем, связанных с исчерпанием «трех негласных договоров», ясно понималось верховной российской властью уже давно. Присутствовало также и понимание очерёдности их заключения. Причём это понимание присутствовало не только у российской власти, но и у наших геополитических «партнёров» и блокировалось на первом этапе исключительно информационными и подковёрными методами. В расчёте на то, что их будет вполне достаточно для того, чтобы заблокировать возвращение Путина в Кремль, а вместе с ним и усиление группы «государственников» во власти. Все сигналы, которые должны были быть сделаны, все угрозы, которые должны были прозвучать, все мнения, которые должны были быть озвучены — всё было сделано, прозвучало и было озвучено. Выступили все: от полусумасшедшего сенатора Маккейна до респектабельного вице-президента США Джозефа Байдена, от маргинального российского Чубайса до холёных воротил с Уолл-Стрит. Все в едином порыве, в лучших традициях единомыслия КПСС, поигрывая мускулами доллара, сидящего на мостике авианосца, высказались однозначно. Возвращению Путина на пост президента не бывать и мировое сообщество этого не потерпит.

Ответ российских государственников не заставил себя ждать. В итоге, путём совершения определённых действий, итогом которых стало предложение Путина Медведевым на пост кандидата в президенты, были отвергнуты предложения «одуматься», а брошенная мировым сообществом перчатка была поднята. Помните, что тут началось? Сентябрь 2011 года, выдвижение Путина в кандидаты на съезде Единой России. Взрыв негодования. От Дворковича до Маккейна, от Кудрина до Байдена, все выразили удивлённое негодование. Кудрин так даже лишился поста министра финансов за свои речи. «Возмущенный» Госдеп стал привычно готовить очередную «оранжевую революцию» мобилизуя, по недостатку времени, всю Пятую колонну в стране. Но новшеством той осени и зимы стало то, что российская власть… вдруг стала огрызаться. И огрызаться не так, как к этому привыкли. Российская власть не стала убеждать всех в том, что она хорошая, а вдруг в первый раз показала игру на уровне своих противников. Игру на опережение, с точной стратегией на несколько лет вперёд, что было совсем уж в диковинку. И молча и упрямо смогла её реализовать. Благодаря чему она и устояла тогда.

В чём же заключалась игра Кремля? В точном расчёте и использовании силы противника против него же самого. Раз уж США начали подготовку в «оранжевому революсьёну», то глупо было бы этим не воспользоваться, правда? Тогда, осенью 2011 года, была отработана методика, при помощи которой будут созданы условия для переписывания элитного договора. Методика основывается на том, что сама по себе элита никогда не монолитна. Есть небольшая прослойка государственников, есть немного большая прослойка откровенных либералов и есть основная масса «неопределившихся». Которые, условно говоря, «и нашим, и вашим». Существуя в условиях либерального засилья,  они сегодня больше пока «вашим», но при изменении конъюнктуры вполне могут стать и «нашими». Это ни плохо ни хорошо. Это жизнь, и её особенности нельзя не учитывать. Соответственно, задача Путина была сделать так, чтобы часть именно этой элиты, той самой, которая «и нашим, и вашим», встала на время на сторону государственников. И в новых условиях надвигающейся «оранжевой революции» увидела лично для себя в государственниках большую возможность сохранения своего привилегированного положения. Но Путин не был бы Путиным, если бы не выжал из ситуации максимум.

Использовать готовящийся США «оранжевый переворот» против Путина для того, чтобы, наоборот, сплотить вокруг себя российскую элиту — это уже неплохое умение политика использовать возможное по максимуму. Но «высший пилотаж» состоял в том, чтобы «взять больше максимума» и при этом не только сплотить вокруг себя растерявшуюся элиту, раздавая права ради лояльности (это смог бы и Обама какой-нибудь), а именно так сплотить её вокруг себя, чтобы ещё и суметь при этом отобрать у этой элиты часть её привилегий. Отсюда и знаменитое путинское обращение к Киплингу и воспоминание о бандерлогах.  В то время, когда «партнёры» искали признаки его неуверенности, Путин просто куражился над ними. Так как уже знал: он смог не только удержать ситуацию под контролем, но и существенно её улучшить.

Главным призом в той игре, исходя из логики «трёх негласных договоров», стала появившаяся возможность пересмотра «элитного договора». Прошлый элитный договор подразумевал старый принцип кормления: обмен волостей на лояльность. Для нарушения этого договора нужны веские основания. Не имея этих оснований, рискнувший отобрать «волости» мог повторить судьбу некоторых руководителей России в части «апоплексического удара табакеркой в висок». А далее, как учит нас все та же история России, последовал бы неминуемый полный пересмотр политики страны. То есть уже случавшееся «будет всё как при бабушке Екатерине», в современных условиях означает «будет всё как при дедушке Ельцине». Так вот штука в том, что веские основания для пересмотра элитного договора Путину дали … сами американцы. Взрыв возмущения «мирового сообщества» за рубежом и либеральной Пятой колонны внутри страны был настолько силён, что «элитное пассивное болото», живущее по принципу «и нашим, и вашим», всерьёз забеспокоилось. Одно дело «володеть на кормлении» и быть лояльным. Совсем другое  — всерьёз противостоять «новой Орде». На это они не соглашались, им проще просто поменять сюзерена, на что и рассчитывали американцы, когда начинали подготовку к оранжевому мятежу. Но зашкаливающая спесь сегодняшней сверхдержавы и отсутствие ума у «оранжевых» вождей сделали своё дело. Мем о «ворах и жуликах», о «кровавом путинском режиме» и прочие действия не давали большинству элиты уверенности в том, что при новых властях они смогут сохранить своё положение в обществе и свой статус. И Путин предложил для них «выход»: пожертвовать одним из них для получения народной поддержки.

Сентябрь 2011 года – рокировка между Путиным и Медведевым, решение, что на президентские выборы пойдет Путин. В ответ истерика «мирового сообщества» и нагнетание истерии внутри страны. Тезис о том, что выборы в Госдуму не будут признаны ни при каких обстоятельствах, стал тогда со стороны «оппозиции» общим местом и вся подготовка шла именно к тому, что конкретно будут делать «оранжисты» на следующий день после оглашения итогов народного волеизъявления. Прошел год и вновь утвердившись, «сюзерен» начинает действовать: октябрь 2012 года — начало «дела Сердюкова»…

Расследование злоупотреблений в Минобороны, а также все последующие события с фигурантами  дела нужно рассматривать с точки зрения возникновения механизма укрепления государственников у власти. Как в шахматах: жертва качества ради эндшпиля. Где под эндшпилем мы можем понимать изменение элитного договора. После чего начнётся новая партия, партия, в которой мы, то есть Россия, будем играть уже белыми. Начинать и выигрывать.

Либеральная тусовка внутри страны, вслед за «мировым сообществом» в лице их аналитических центров, тогда восприняла «дело Сердюкова» как признак паники и готовности власти сдавать «своих» ради собственного сохранения. Это лишь подстегнуло их уверенность в собственной победе и заставило самоуверенно совершать одну ошибку за другой, чем государственники пользовались раз за разом (от успешной борьбы на крышах домов, в результате чего Москва так и не увидела «неизвестных снайперов»,  с которыми мир в те дни знакомился регулярно, а Россия их увидела одной из первых осенью 1993 года, до превращения «пафоса борьбы» в декабре 2011 в глупую маргинальность июня 2012).

Заканчивая тему Сердюкова как апробирования механизма изменения элитного договора, чтобы закрыть её и ответить на вопрос, почему же его не наказали до сих пор, раз уж он такой «пилотный элитный проект», я могу ответить, что история с Сердюковым получит своё развитие в эндшпиле. После осени 2013 года. В 2014 году, после окончания Олимпиады.

И вот почему. Зимой 2011-12 года власть переиграла «оранжевых агрессоров». Элитные группы, «струхнувшие» осенью 2011, уже после Поклонной поняли, куда клонится чаша весов. Они достаточно быстро сообразили, что «выкидывать боярина Сердюкова» в толпу при такой степени опасности уже как бы и «перебор». Готовность пожертвовать «одним из них» ради спокойствия оставшихся сменилась сомнениями, а не «перегибает ли сюзерен палку». Но Путину и не нужна «кровь Сердюкова». В данном случае ему важно другое. Поддержка народа на выборах в 2011, на Поклонной горе и на выборах 2012 года ясно показала российской власти, что народ готов к заключению нового договора с властью. Договор, по мнению большинства россиян, должен сохранить главное от прошедших путинских лет — это сохранение направление движения общества к социальному государству от людоедских 90-х с их либеральным беспределом. К этому договору должна быть добавлена социальная справедливость за счёт исправления той несправедливости, которую олицетворяют сейчас олигархические группы и расплодившиеся вокруг них «группы обслуживания». Это первое. И второе: дело Сердюкова показало, что народ с радостью воспримет и поддержит политику выдавливания из власти и бизнеса всех зарвавшихся персон, продолжающих жить так, как будто на дворе всё ещё 90-е. И что особо немаловажно, народ готов воспринять эту политику только из рук той власти, которой он может доверять. «Либеральным данайцам», кричащим на каждом углу о «жуликах и ворах», в большинстве российского общества веры нет.

Исходя из всего выше сказанного, можно спрогнозировать события наступающей осени.

Путин отработал механизм изменения элитного договора. Если поставить «партнёров» с Запада в состояние цейтнота, то они начинают отрабатывать свои  устоявшиеся политические технологии, что называется, «по шаблону». Но находясь в состоянии обороны и нехватки времени, совершают одну ошибку за другой. Российская власть переходит в атаку. Только закончив одну компанию по выборам в 2012 году, власть инициирует выборы в Москве и Московской области, объявив их раньше времени. «Оранжисты», как и осенью 2012 года, снова находятся в состоянии цейтнота.  Новых наработок у них нет. По просьбе своих кураторов они лишь добавляют тему ЛГБТ сообщества как лишний повод для «мирового сообщества» оказывать политическое давление на российскую власть (вспомните дружную, как по команде, травлю Исинбаевой, которая поддержала закон о запрете пропаганды. Лично мне это напомнило синхронность реакции западных СМИ в августе 2008 года, когда они все показывали кадры Цхинвала и говорили, что это грузинский город Гори). Однако сами инициаторы «оранжевой агрессии», бенифициары её проведения, учли опыт 2011-12 годов и решили к улице и СМИ добавить в качестве усиления экономику и либеральное крыло правительства, которое, как мы помним, «на хозяйстве». Отсюда постоянное «поднятие» со стороны правительства самых непопулярных тем. Странным оно может показаться только тому, кто забудет, что злит правительство своими «инициативами» народ, то есть избирателей, аккурат перед выборами мэра Москвы. Подобное открытое подыгрывание «оранжистам» накануне выборов есть свидетельство того, что сами «оранжисты» находятся в состоянии не только цейтнота, но и цугцванга, когда каждый последующий шаг приводит лишь к ухудшению положения.

Почему? Ну, посудите сами. Открыто назначив новые выборы, Путин поставил «оранжистов» внутри страны и за рубежом в очень сложное положение. Нельзя в 2013, сразу после 2012 года сказать, что эти выборы прошли честно. Так как тогда уже будет сложно в 2016-17 годах снова начинать говорить о нечестности  уже тех выборов. В самом деле, как объяснить и как выработать общественное мнение о власти как о «жуликах и ворах», если они то «жулят» в 2011-12, то «не жулят» в 2013, то снова «жулят» в 2016 году. Это что за жулики такие, которые то «жулят», то не «жулят»? Нельзя и проигнорировать эти выборы и сказать, что они не важны, нельзя выборы градоначальника Москвы назвать второстепенными. Значит, в выборах участвовать нужно, новой «прорывной» идеи нет, ухудшения зримого экономического положения тоже нет. (Можно лишь создать видимость ухудшения экономического положения. Это когда на фоне роста цен на нефть, от которой зависит, по словам либералов, весь российский бюджет, международные спекулянты на Форекс начинают играть против рубля, роняя его курс, что само по себе нонсенс в связи с ценами на энергоносители. ЦБ отпускает рубль в свободное плавание, а либералы в правительстве штампуют одну непопулярную инициативу за другой. Именно это сегодня и происходит – создание видимости ухудшения экономического положения). Популярного лидера у оппозиции тоже нет. Отношение к Немцову и прочим «касьяновым» в народе однозначное. Хоть они кричали зимой 2011-12 годов сакраментальное: «Не забудем, не простим!», но именно  им  как раз им и не забыл и не простил ничего российский народ за их действия в 90-е годы. Удальцов и прочие? Как говорится, «одних уж нет, а те далече». Кто остался? Остался один Навальный, но и его пришлось отпускать для его же участия в выборах. Так как посади его по закону и тогда «оранжевый бунт» будет под чьим руководством? Дмитрия Быкова, что ли? Депутатов миллионеров Пономарёва с Гудковым? Так один стихами всех замучает, а эта «сладкая парочка» на «бизнес-класс» спустит все бюджеты спонсоров. В общем, как ни крути, а для российской власти обязательно нужно дать возможность именно Алексею Навальному принять участие в выборах. Потому как если в бенефициарах «оранжевой революции» в 2011-12 годах находилось лишь одно «мировое сообщество», то в 2013 году, благодаря путинской «домашней заготовке» в виде Сердюкова, в бенефициарах может оказаться сама российская власть. Ведь на этот раз, после завершения всех уличных волнений и осуждения «мирового сообщества» после неудавшейся «оранжевой революции», можно будет начать выдавливание либеральной части элиты со многих постов. Уехавший отбывать срок Сердюков будет служить фоном для всех. И для тех, кто по причине нелояльности начнёт писать «заявление по собственному желанию» на пенсию. И для тех, кто это сделает по той причине, что одной лояльности уже мало. Вон смотрите — на что уж Сердюков, казалось бы, лоялен был, но проворовался и «уехал отбывать»…

Российское элитное сообщество будет вынуждено принять эти новые правила игры: лояльность и честность взамен одной лишь лояльности. Принять потому, что альтернатива этому — нарастающее напряжение в обществе. Напряжение, которым всегда рады воспользоваться наши «партнёры». Чем они и занимались в 2011-12 годах и чем они будут снова заниматься в 2013-м. Напряжение, итогом которого может стать любой сценарий развития событий: от югославского до египетского. И гарантий в таком неспокойном мире никто уже тогда дать не сможет. Уход по собственному желанию при сохранении привычного уровня жизни или же работа по новым правилам с сохранением административных или бизнес возможностей — это  как раз и может быть той самой «синицей» в руках и «пряником» для сомневающихся. Которые перевесят «журавля в небе» в виде включения в мировое сообщество элит на третьих ролях и кнут в виде «дела Сердюкова». Реализация этого сценария и будет тем самым заключением нового общественного договора с народом, который увидит в реальности начало выстраивания новых отношений внутри власти. А ратификация этого договора пройдёт уже на следующих выборах.

Заключение.

Конфликт неизбежен. Глобализм на сегодняшний день — единственный способ поддержания неэффективной современной мировой экономики, колониальной по своей сути. Он подразумевает наличие стран и народов, разделённых по рангу на страны и народы «первой» и «второй» степени важности. Первая категория — это те, кто создаёт и поддерживает правила игры и обладает максимально возможным государственным суверенитетом. Вторая категория — это «ведомые», их задача следовать в фарватере первых стран и играть по тем правилам, которые озвучили первые. Причём и те и другие находятся в жёсткой зависимости от наднациональных структур управления, находящихся в условиях жёсткой зависимости от ТНК.

Россия не готова встраиваться в эту систему. Общество его не приемлет, так как эта цивилизационная конструкция отрицает наличие так называемого «среднего класса», что есть шок для аполитичной части общества, живущей в парадигме «потребления» и отрицает национальное, единое и сильное государство, что неприемлемо для политически активной и патриотической его части. Любое продолжение в сторону встраивания России в систему международного глобалистского проекта ведёт к разрушению страны. Сопротивление этому осуществимо лишь в виде выстраивание отношения с народом через реализацию на практике социального государства с действующим принципом социальной справедливости. Добиться  этого, не затрагивая интересы внутренних российских элитных групп, невозможно. Пересмотр внутриэлитного договора возможен лишь в том случае, когда элиты сначала испугаются потери всех своих привилегий в результате «оранжевой агрессии», инициируемой мировым истеблишментом. Эта опасность потери всего в пользу более мощного хищника позволит власти сначала ограничить  мощь и возможности российской элиты, которые могут быть направлены на поиск «нового сюзерена», носителя нового «ярлыка на княжение». А затем можно будет существенно перестроить принципы самого существования этих элитных групп внутри конструкции российского государства. Предполагаемые беспорядки в столице в сентябре 2013 года, поводом к которым послужит непризнание итогов выборов градоначальника в столице, послужат, в свою очередь, предлогом  для очередного «закручивания гаек» в отношении элитных групп.

Процесс этот не станет происходить взрывообразно. Любое закручивание любых гаек обязано происходить таким образом, чтобы, образно говоря, не сорвать резьбу. Поэтому осенью 2013 года будут выявлены самые болезненные точки «оранжевого» роста, по которым реагирование произойдёт достаточно оперативно, если они перейдут грань внешней лояльности. По остальным же группам элитного влияния работа будет строиться более планомерно и расчётливо. Реализация этой работы, если всё будет идти по плану, начнётся после Олимпиады. Вот тут и Сердюков пригодится! Как итог всей этой конструкции — «мягкая элитная чистка» от персон, отказывающихся принять новые правила игры или же отмеченных в нелояльности к государству. Реализация этой программы по выстраиванию новых правил игры для элиты будет тем самым предложением духа нового договора с обществом, ратификация которого произойдёт на выборах 2016 года. Подтверждение этого договора позволит наладить отношения с элитой на новых принципах единого, национального и сильного социального государства. Само существование России в таком качестве —  это и будет новое цивилизационное предложение для негласных переговоров с «мировым сообществом». Суть которых будет такова: Россия более не считает для себя приемлемыми все обязательства перед Западом, которые она взяла на себя в период с 1987-го по 2013 годы. Все гласные и негласные соглашения, заключённые от имени России, требуют пересмотра с учётом изменившейся ситуации. Вот где-то примерно так.

С моей точки зрения, в предыдущих статьях достаточно стройно, хоть и очень тезисно, освещены ключевые моменты сегодняшней внутренней и внешней политической ситуации в стране.  Вопрос об «оранжизме и оранжистах» как явлении. Вопрос противодействия и недопущения победы оранжизма. Вопрос вектора действий российской власти. Такой, каковой она должна быть с моей точки зрения. И каковой она во многом и является.  Если вы видите логику совершения целой цепочки чьих-то действий, в данном случае российской власти, и если неуклонность этой логики подтверждается годами, то, наверное, вы тогда можете спрогнозировать ближайшие действия как её самой, так и тех, кто ей противостоит.

 

image_pdfimage_print
Система Orphus

Сбор подписей

vote4pvo

Поделитесь

Комментарии