Разоружение – зло или благо

28.01.2010 83

Аналитики: Читатель Светлана, Маленькая ученица, Антон Игоревич, Мардикор, Олег из Кингисеппа, Коляныч.

Разоружением государства начали заниматься чуть позже, чем стали копить вооружения. Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала что-нибудь ненужное купить. Так и с вооружениями. Чтобы стать активным борцом за мир, нужно сначала стать большим милитаристом.

На прошлой неделе Президент Медведев обратился к руководству парламентских фракций высказать мнение о новом Договоре о сокращение стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Поэтому и эксперты Аналитического центра не могли пройти мимо этого договора.

Историческая справка

Договор СНВ-1 был подписан 31 июля 1991 г. в Москве президентом СССР Михаилом Горбачевым и президентом США Джорджем Бушем-старшим и вступил в силу 5 декабря 1994 года. Срок действия этого договора истек 5 декабря 2009 года. При выполнении этого договора было зафиксировано около 10 серьезных нарушений, допущенных США. В частности, ядерные боеголовки и вторые ступени ракет не утилизировались, а складировались, за счёт чего был создан «возвратный потенциал». То есть Россия свои ракеты и боеголовки распилила, а Штаты положили на склад. При этом США с радостью выделяли средства на «утилизацию» всех наших новейших вооружений.

Договор СНВ-2 был подписан Джорджем Бушем и Борисом Ельциным в январе 1993 года. Договор запрещал использование баллистических ракет с разделяющимися головными частями. Договор был ратифицирован Конгрессом США в январе 1996 года. В России ратификация затянулась до 2000 года. Однако в 2002 году США в одностороннем порядке вышли из договора. Таким образом, этот договор фактически действовал всего около двух лет. Однако наглядно показал, как быстро США могут изменить ситуацию, если им этого захочется.

Экспертам были заданы следующие вопросы:

1. Должна ли Россия подписывать новый договор о сокращении наступательных вооружений с США?

Практически все эксперты высказались за заключение договора в принципе, и категорически против заключения договора в том виде и в той форме, как это было ранее. Подписание подобного договора уже случалось, только получалось как то односторонне. Мы разоружаемся, они нет. Так заключать договор категорически нельзя. Разоружение должно быть одинаковым и обоюдно адекватным.

Часть экспертов считает, что главным в переговорном процессе с США, должен быть сам переговорный процесс. И есть признаки того, что наша дипломатия работает над тем, чтобы сделать договор СНВ-3 номинально — декоративным, больше рассчитанным на публику, которая борется за мир во всем мире. Сказать открыто «нет», Россия пока не может, воя «независимых» СМИ будет на весь мир. Отказ от переговоров – это конфликт с США и всем западным миром. Это повод выставить Россию агрессивной неадекватной державой. Раз уж тема сокращения стратегических наступательных вооружений может быть предметом диалога с США — то этот диалог надо вести (даже если этот диалог не имеет никакого смысла, так как позиции сторон до его начала предельно ясны). Надо, чтобы США взяли на себя обязательство уничтожать снимаемые с боевого дежурства ядерные боеголовки, а не складировать их, как это они делали до настоящего времени. Далее, очень долго можно вести разговор о том, в каких пределах будут сокращаться стратегические носители ядерных зарядов и в зависимости от каких типов носителей нужно проводить сокращение. Да мало ли ещё процедурных вопросов?.. Главное — диалог вести. Ну а уж к чему там придет — это дело далекого будущего.

Очень хорошо было бы – опубликовать проект договора, для того, чтобы успокоить общественность, чтобы граждане России моги видеть, что СНВ-3 не нанесет угрозы безопасности страны.

Вывод — не надо спешить с подписанием договора. Лучше его не подписывать, как можно дольше, затягивая переговоры. Но с улыбкой…

Очень важно!

На фоне постоянных попыток США развивать свою ПРО, обязательно увязать СНВ-3 с этим вопросом. Это вопрос выживания. Даже не России, а всей планеты. Дело в том, что на сегодняшний день ядерное оружие является чисто теоретической величиной. Его никто не применяет, потому, что есть гарантия ответного уничтожения. Развитие противоракетной обороны США может привести к ситуации, когда такой гарантии ответного удара по Штатам уже не будет. Кто может гарантировать, что Вашингтон, уже однажды применивший ядерное оружие, не сделает это вновь в несопоставимо больших масштабах? Никто. Нельзя допустить, чтобы развитие ПРО США привело к тому, что ядерное оружие стало оружием практического применения!

2. Какое отношение у вас вообще к разоружению?

Ядерное оружие в первую очередь не оружие нападения, а элемент сдерживания. До тех пор, пока у России имеется ядерный потенциал, за внешнее вторжение можно не беспокоиться. Это первое. Второе, казалось бы, противоречит первому: человек и человечество создано для того, чтобы жить в мире и согласии. В соответствии с религиозными канонами (а они в достаточной степени схожи у разных концессий) — состояние без войны более естественно для человечества, нежели война. Именно поэтому … и нельзя радикально разоружаться.

Никто их экспертов не считает, что наша страна излишне милитаризована. Во всем нужен здравый смысл. В таких жизненно важных вопросах, как разоружение лучше подстраховаться. Нельзя достигать «нижнего порога» достаточности уничтожения любого агрессора. Нужна гарантия. А гарантия в наше время – это сохраненные ракеты с ядерными боеголовками. Ни в коем случае нельзя «покупаться» на газетные утки типа, «процесс сокращения вооружений может подтолкнуть и другие страны, обладающие ядерным арсеналом, к сокращению вооружений». Движение к безъядерному миру, о котором говорит Барак Обама безусловная фикция. Кто нам скажет «куда будет двигаться» следующий глава Белого Дома?

3. Верите ли вы Западу «на слово»? Когда он говорит, что ПРО это не против России, а против Ирана (Кореи и т.п. ). 

Общее мнение всех экспертов – не верю. В межгосударственных отношениях нельзя верить на слово никому. США раздувают пожар на Востоке, а потом предлагают его великодушно потушить. И в глазах населения цивилизованных стран выставляют нас этакими пособниками мирового зла, раз мы не хотим «сражаться» со странами «изгоями». На слово Западу может верить, либо неумный человек, не знающий отечественной истории, либо проплаченный агент влияния.

В США ответственность строго персональная. Вот Джордж Буш виновен в двух войнах. На его совести Афганистан и Ирак. Но ведь война идет в этих странах и при Обаме? Идет, но ему за ту же самую войну дают премию мира! Виноват же не он, а Джордж Буш.

4. Откуда вы ощущаете военную угрозу для нашей страны? Ощущаете ли вообще? Может, этой угрозы нет вовсе?

«В этом вопросе я руководствуюсь сведениями о военном потенциале, не контролируемом военным и политическим руководством России, размещенным на сопредельных с Россией территориях»- ответил один из экспертов. «Нас не интересуют ваши заявления, нас интересуют ваши потенциальные возможности»" — так или примерно так говорят военные и совершенно правильно делают. Слова словами, но потенциал военного вторжения остается потенциалом, который может быть пущен в ход в любой момент в соответствии с изменившимися планами наших соседей (или их заокеанских кураторов).

Большая часть экспертов видит угрозу со стороны США (НАТО). Менее опасными, но заслуживающими пристального внимания – Китай и опасность исламского фундаментализма, которую все те же Штаты могут «перекинуть» из Афганистана и Пакистана на сопредельные с Россией территории.

Угрозами будущего можно считать неизбежную милитаризацию Японии с ее желанием вернуть острова и споры за арктический шельф, богатый природными ресурсами.
В качестве послесловия, о том, как не надо заключать договоры с США, рассказ одного их участника.

«В 1992 г. в ходе визита Бориса Ельцина в США, когда была достигнута рамочная договоренность о дальнейших сокращениях стратегического наступательного вооружения. В один из дней визита вся делегация собралась посетить Арлингтонское кладбище. В автобусе рядом со мной (автор статьи Владимир СИДОРОВ), а я сопровождал Бориса Ельцина в свите журналистов, оказался наш переговорщик. На мой вопрос: «Как дела?» — он сумрачно ответил: «Плохо. Американцы предложили разрешить разгрузку МБР и БРПЛ без замены платформ головных частей. Если согласиться на это, то они получат возможность снимать боеголовки и хранить их неизвестно где, а в случае необходимости сравнительно легко вернуть на ракеты». И тут же обмолвился, что хочет подойти прямо на кладбище к министру обороны Павлу Грачеву и предупредить его: нельзя соглашаться на это предложение, так как оно дает американцам огромное преимущество.

Возвращаясь с кладбища, я, естественно, поинтересовался у переговорщика, удалось ли ему переговорить с Грачевым. «Удалось, — сокрушенно махнул он рукой. — Но Грачев сказал, что уже поздно, так как во время завтрака Ельцин согласился с американским предложением». Вот так, за чашкой кофе, не разбираясь в сущности вопроса, был одобрен замысел, согласно которому США сохраняли «возвратный потенциал» для БРПЛ «Трайдент-2» и МБР «Минитмен-3» в количестве свыше 2000 боеголовок, что в 4 раза больше, чем могла иметь Россия. То есть система возврата боеголовок позволяла США получить принципиальное превосходство над нашей страной. Это положение целиком вошло в Договор по СНВ-2». Ссылка

P.S. По итогам четвертого раунда Геополитической игры я хочу пригласить в Аналитический центр Сергея Зло, подсказавшего идею «Премии имени Геббельса». И ещё хочу отметить, что двери центра открыты для наиболее активных авторов и комментаторов сайта и ЖЖ.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии