Николай Стариков

Не принуждайте людей скорбеть по Немцову

03.03.2015 (03.03.2015) 603

27 февраля 2015 года в Москве был застрелен Борис Немцов. Кто и зачем его убил, свою версию событий и мысли по этому поводу, я уже высказал. Сегодня мне хотелось бы поговорить о другом.

Убийство любого человека есть трагедия. Трагедия, в первую очередь, для его семьи. Для его детей, родителей, братьев и сестер. Для самых близких друзей. Это гуманитарный аспект гибели любого человека. Когда убивают действующего политика, а Борис Немцов был именно действующим политиком, у смерти человека появляется второй аспект – политический. Близкие по взглядам к этому политику, люди уверенные, что он принес пользу своему народу и стране, народ, чувствующий, что злодеи и убийцы вырвали из жизни деятеля, служащему народу всей своей жизнью. Все они скорбят по безвременному уходу политика из жизни.

Вот по поводу этих двух аспектов гибели Бориса Немцова мне и хотелось бы высказаться.

 

Можно уверенно сказать, что подобного количества изъявления скорби и пафосного напускного гуманизма давно не приходилось наблюдать на экранах телевидения.

Еще раз подчеркну – гибель человека всегда трагедия для его близких. И любой нормальный человек соболезнует тем, кто понес тяжелую утрату. Но понесли ли эту тяжелую утрату все те, кто сегодня столь театрально скорбит по Немцову? И мы, все граждане страны, которых фактически принуждают о нем скорбеть? Если трагедия только в преждевременности и насильственности окончания ещё одной человеческой жизни, то почему мы не слышали соболезнований тех, кто так громко и так показно сегодня скорбит по Немцову в адрес семей жителей Донбасса, у которых за последние месяцы погибли родные? Где и когда были манифестации в знак солидарности и скорби с потерявшими детей в Одессе? Когда прошел митинг поддержки родителей маленького Вани с Донбасса, которого искалечил украинский снаряд, попутно убив его маленького брата? Почему в сердцах московских либералов смерти детей и женщин с Донбасса не отозвались гуманитарной катастрофой? Почему по поводу этих смертей их сердца остались черствы? Оттаяли эти сердца лишь тогда, когда смерть коснулась одного из них самих?

Кто из сегодня скорбящих возлагал цветы у украинского посольства в знак памяти убитых жителей Одессы или Донбасса? Американский посол, Яшин, Собчак? Может быть Чубайс?

Ничего этого не было. Но разве люди бывают разной важности, или разной значимости? Может кто-то уже поделил людей на категории и согласно этому делению скорбеть и выражать сочувствие нужно лишь при смерти людей «высшей категории», а всех остальных записывать по графе статистика?

Судя по реакции СМИ на убийство Немцова такое деление уже существует. Только негласное. Смерть того, чья политическая позиция устраивает Вашингтон и совпадает с оценками Брюсселя – это трагедия. А смерть тех, кого убили те, чья позиция устраивает Вашингтон и совпадает с оценками Брюсселя? Это что? Статистика? Так ведь даже статистики нет. Гибель людей на Донбассе ни Запад, ни «либеральное сообщество» не замечали МЕСЯЦАМИ. Заметили только недавно. Когда счет пошел на десятки тысяч и не замечать стало просто невозможно. До этого была … гуманитарная тишина. Тишина скорби. До сих пор нет соболезнований и возмущений по поводу сгоревших в Одессе, разорванных снарядами в Донецке и Луганске. Застреленных и замученных в братских могилах, разбросанных по Донбассу в местах «стоянки» батальонов «нациков».

Вот такие мысли возникают по поводу гуманитарного аспекта произошедшего. Что касается политического аспекта, тот тут народ все расставил по своим местам. Народ соболезнует семье, в которой убили человека. Но скорбеть по Немцову народ не хочет. Убийство политика федерального масштаба! В Москве – менее 20 000 человек вышли на траурный митинг, в Питере – 6000, во всей остальной стране – 2500 человек. Итого из более чем ста сорока миллионов вышло менее 30 000 человек. Почему так? Да потому, что итоги политической деятельности Немцова у всех перед глазами. Его рейтинг, как политика давно отрицательный. Залоговые аукционы, грабительская приватизация, поражение на выборах, коррупция во время его губернаторства в нижегородской губернии и на постах в правительстве, желание вернуться и неистовая борьба против российской власти, призывы к США давить на Россию посильнее, устроить кризис внутри страны – вот его путь. Вся его политическая жизнь – это постоянное и неуклонное нанесение вреда своей Родине.

О чем нам предлагается скорбеть? О воровстве, о коррупции в особо крупных, государственных масштабах, о разрушенной экономики целой области? О хождении в американское посольство и поездках в Вашингтон к кураторам, о предложении корейцам дать денег на его избирательную компанию мэра Сочи под обязательство сорвать Олимпийское строительство? О попытке устроить в 2011—2012 году болотный майдан в России, о поддержке немедленном и безоговорочном госпереворота в Киеве, раз уже он не удался в Москве? О требовании «вернуть» Крым Украине и никак не помогать Донбассу, считая, что все жертвы нацистов себя там сами сожгли и сами себя убили?

Немцов не может называться государственным деятелем. И точно не России. 

Не задумывались, почему Борис Немцов стал депутатом ярославского парламента, а не родного нижегородского? Потому, что при его имени-фамилии в Нижнем Новгороде у людей меняется лицо. Он там начинал свой путь, он там был губернатором. Разрушенное сельское хозяйство, закрытые предприятия, незапущенная уже совсем готовая атомная станция – все эти дела Бориса Ефимовича в Нижнем знают прекрасно. Именно поэтому он и выбирался в другом городе – в своем шансов не то что «ноль», минус шансов, минус! А сколько людей лишились по вине этого «реформатора» работы и достатка? Сколько инфарктов и инсультов пожали свою жатву? Какое количество людей ушло из жизни досрочно, потому, что их грубо выпихнули из жизни мрачные реалии «реформ», осуществляемых Немцовым и его командой?

Народ обмануть нельзя. Когда народ скорбит, когда он чувствует потерю – народ не удержать. Он идет на улицы сотнями тысяч, миллионами. И плачет, потому, что действительно чувствует утрату. А не ложный пафос искусственной скорби…

Сегодня мы видим удивительную вещь – уже один из преподавателей МФТИ был затравлен и вынужден уволиться за свое высказанное, пусть и в резкой форме, мнение о Немцове. http://ruposters.ru/archives/12348

Перед нами либеральное «новшество» — либеральное принуждение к скорби. Под угрозой потери рукопожатности, под угрозой потери репутации. Такая иезуитская постановка вопроса недопустима. Выражая соболезнование семье убитого Бориса Немцова, исходя при этом из гуманитарного аспекта смерти человека, подавляющее большинство народа России совершенно не желает скорбеть о «великом государственном деятеле», видя результаты его многолетнего политического труда.

И не надо к этой скорби никого принуждать.

image_pdfimage_print
Система Orphus

Поделитесь

Комментарии