«Богатыри — не мы»: вклад руководителей РГО в мировую науку

18.08.2020
Источник: rgo.ru @ Ксения Попова

Русское географическое общество — яркая иллюстрация концепции о роли личности в истории. Зачастую авторитет и харизма одного человека определяют вектор развития организации на долгие годы. Сегодня мы поговорим о Председателях и Президентах Общества. Какими они были? Какой вклад внесли в науку? И почему их помнят по сей день?

Великий князь Константин Николаевич Романов

Первый Председатель Русского географического общества (1845–1892)

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Великий князь Константин Николаевич Романов. Художник Винтер Вальштер, XIX век

В 1845 году было основано Русское географическое общество. Свой пост великий князь Константин Николаевич занял по личному распоряжению императора Николая I. Интересующийся историей и увлечённый морским делом, князь с энтузиазмом подошёл к службе. Выступал за внутренние реформы в Обществе. При содействии Константина Николаевича были осуществлены морские экспедиции на Каспий, Азовское море, Ладогу и в Заполярье, а также выделены правительством средства на экспедиции Миклухо-Маклая в Новую Гвинею и Пржевальского в Центральную Азию.

«Исходатайствовав на экспедицию Пржевальского необходимую сумму из государственного казначейства, Константин Николаевич в записке к статс-секретарю Рейтерну выразил уверенность, что «экспедиция принесёт обильные плоды для науки и честь тем учреждениям, которые примут на себя заботы к её скорейшему осуществлению».

  Журнал «Русская старина», 1912 год

Во второй половине XIX века о присоединённых территориях Средней Азии и Кавказа информации было крайне мало. Содействие великого князя в осуществлении экспедиции оказалось своевременным. Первые региональные отделы Русского географического общества — на Кавказе (Тифлис) и в Сибири (Иркутск) — появились при Константине Николаевиче в 1850-х годах.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Тифлис, 1852 год. Русский художественный листок В. Тимма

Деятельность великого князя как председателя Общества не ограничивалась покровительством и решением финансовых вопросов. В 1855–1856 годах Константин Николаевич выступил с инициативой собрать «литературную экспедицию», или «экспедицию писателей». Одной из причин организации экспедиции стала реформа русского флота: по французскому образцу в рекруты решили набирать людей, выросших у воды. Так, в северные и южные приморские районы, а также на Волгу были командированы молодые писатели с целью исследовать «быт людей, занимающихся морским делом».

«Прошу Вас поискать между молодыми даровитыми литераторами (например, Писемский, Потехин и т.п.) лиц, которых мы могли бы командировать в Архангельск, Астрахань, Оренбург, на Волгу и главные озёра наши для исследования быта жителей, занимающихся морским делом и рыболовством, и составления статей в «Морской сборник», не определяя этих лиц к нам на службу», — писал Константин Николаевич князю Дмитрию Александровичу Оболенскому, чтобы тот нашёл участников для литературной экспедиции.

К Белому морю отправился Сергей Максимов, в Оренбургский край — Михаил Михайлов, к побережью Каспийского моря — Алексей Писемский, Азовского моря — Григорий Данилевский, к берегам Волги — Алексей Потехин и Александр Островский. Результатом поездки стали очерки, опубликованные в «Морском сборнике». Очерк драматурга Островского «Путешествие по Волге от истоков до Нижнего Новгорода» дал представление о жилищах, промыслах, нравах, обычаях и особенностях речи обитателей волжских сёл, «Год на Севере» Писемского открыл для России Поморье.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Тверская губерния. Вид на город Торжок. Репродукция Фотохроники ТАСС.

«В Тверь я приехал ещё до открытия навигации. Это было на Святой неделе, погода стояла прелестная. Толпы народа в праздничных нарядах гуляли по набережной; Волга была в полном разливе и, сливаясь с Тверцой, представляла огромное пространство мутной, пенистой воды, взволнованной низовым ветром» — так начинается очерк Островского «Путешествие по Волге от истоков до Нижнего Новгорода»А вот что пишет Писемский о «провинциализмах», местных наречиях поморов в книге «Год на Севере»: «Много находил я слов, которые, кажется, удобно могли бы заменить вкоренившиеся у нас иноземные; например: маха́вка — флюгер, пере́шва — бимс, брус для палубной настилки, возка — транспорт, голомя — морская даль».

Константин Николаевич длительное время возглавлял Русское археологическое общество, Русское музыкальное общество, содействовал замене парусного флота на паровой, производству броненосных кораблей и поддерживал экспедиционную деятельность за рубежом. В дневниках князя можно найти воспоминания о дипломатической переписке с ханом Кабула Магометом по поводу «отправки в Афганистан научной экспедиции под руководством Ханыкова» (1857), известной как Хоросанской экспедиции ИРГО, а из архивных документов канцелярии министра финансов узнать о поддержанной Константином Николаевичем экспедиции профессора Гельсингфорского университета Георга-Августа Валлина в Аравию.

Юлий Михайлович Шокальский

Председатель Русского географического общества (1917–1931)

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Юлий Михайлович Шокальский

Полвека посвятил Географическому обществу Юлий Михайлович Шокальский — выдающийся географ, метеоролог, гидролог и картограф, основоположник отечественной океанографии, член-корреспондент двух десятков иностранных научных обществ и академий наук.

Карьера Шокальского началась с поступления в физическую обсерваторию, которая вскоре выпустила первый научный труд молодого учёного — том метеорологических и гидрологических наблюдений. В 1882 году Юлий Михайлович вступил в ряды Императорского Русского географического общества и последующие 17 лет занимал  пост секретаря Отделения географии физической, а начиная с 1902 года — председателя того же отделения.

К 1890 году относятся гидрографические исследования реки Вычегды (Республика Коми и Архангельская область), Екатерининского канала, реки Джурич и Южной Кельтмы, изучение бассейнов рек Сосьвы и Тавды до Тобола.

Будучи членом Общества, Шокальский исследовал Ладожское озеро (1897). Позже результаты исследований были оглашены на географическом конгрессе в Берлине: в тот момент Юлий Михайлович был избран членом от России в международной комиссии по исследованию озёр.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Ладожское озеро. Фото: Фёдор Лашков

В конце века мореплаватели и исследователи обратили особое внимание на Арктику. Юлий Михайлович руководил разработкой инструкции по гидрологическим работам и наблюдению за льдами в Северном Ледовитом океане и издал труд «Морской путь в Сибирь» (1893). Прекрасно владея несколькими европейскими языками, в том числе английским, Шокальский выступил с докладом о Северном морском пути на географическом конгрессе в Лондоне (1895). Тогда же труд Юлия Михайловича оценил Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский, отметив широкий кругозор Шокальского, его знание языков и особый такт в представлении российской отечественной науки на международном конгрессе.

Несмотря на то что Мировой океан — основной научный интерес учёного, Шокальский сделал многое для развития картографии: на рубеже веков Юлий Михайлович составил гипсометрическую карту рельефа территории Европейской России к северу от 60 градуса с.ш., отредактировал несколько атласов.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Земля Франца-Иосифа. Фото: Ярослав Никитин

Выступая на международных конференциях и конгрессах, Шокальский познакомился со всемирно известными путешественниками и исследователями. Впоследствии норвежцы Руаль Амундсен и Фритьоф Нансен, англо-ирландский исследователь Эрнест Шеклтон, немецкий географ Готфрид Мерцбахер, французский полярный исследователь Жан-Батист Шарко выступали в Императорском географическом обществе по приглашению Юлия Михайловича.

«Норвежский полярный путешественник Руаль Амундсен в 1907 году прибыл в Петербург по приглашению Императорского Русского географического общества. Тогда Амундсен пробыл в городе ровно неделю: посетил обсерваторию и пригородные парки. 21 мая 1907 года состоялась лекция полярника в зале Офицерского собрания на Литейном проспекте. По воспоминаниям современников, выступление продолжалось около полутора часов и закончилось под гром аплодисментов. Позже о визите в Петербург Амундсен писал Шокальскому: «Я сохраняю наилучшие воспоминания о моём чудесном пребывании в Петербурге».

Письма Амундсена к Шокальскому из Научного архива РГО

В 1917 году Шокальский стал председателем РГО и издал фундаментальный труд «Океанография», который принёс автору всемирное признание. В советские годы Юлий Михайлович возглавил Географическое общество и продолжил научную деятельность: описал структуру водных масс Южного океана, был одним из тех, кто вводил систему часовых поясов в России, руководил работами по созданию прибрежных морских метеостанций и комплексному исследованию Чёрного моря.

«В среде членов Географического общества протекала вся моя жизнь, именно жизнь, а не карьера», — Юлий Михайлович Шокальский[1].

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Группа членов Географического общества на выставке к 100-летию со дня рождения Н.М. Пржевальского. (12-13 апреля 1939 г.). В центре Ю.М. Шокальский. Фото из Научного архива РГО

В наследие новому поколению учёных Юлий Михайлович оставил не только научные работы, но и личную библиотеку, которая включает литературу по физической географии, метеорологии и климатологии, геодезии и картографии, издания океанографической тематики, оттиски и периодические издания, работы на иностранных языках, преимущественно на французском и английском, труды немецких географов.

Ещё при жизни Шокальский завещал свою библиотеку Географическому обществу, а его дочь, Зинаида Юльевна, сумела сохранить научное наследство отца в годы блокады. Личная библиотека Шокальского насчитывает 13 тыс. книг и журналов и 4 тыс. карт.

Николай Иванович Вавилов

Председатель Географического общества СССР (1931–1940)

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Николай Иванович Вавилов

Николай Иванович Вавилов — человек самоотверженный и увлечённый, стал президентом Государственного географического общества РСФСР (ГГО) в 1931 году, сменив на этом посту Юлия Михайловича Шокальского.

Николай Иванович был человеком невероятной трудоспособности. Те, кто знал учёного, вспоминали, что Вавилов работал по 18 часов в сутки, спал по 4 часа, во время экспедиций ложился недалеко от двери, чтобы встать поутру и начать работать. Немало воспоминаний связано с бесстрашием учёного: в Сирии он работал под огнём повстанцев, преодолевал, казалось бы, непреодолимые хребты Афганистана, отстреливался от крокодилов, пересекая воды Голубого Нила.

«Расписание одной из экспедиций на Кавказ. Красная Поляна. В 6 часов утра участники экспедиции отправились в район через Паашхо. Поздно вечером вернулись в гостиницу в Красную Поляну. В 2 часа ночи выехали в Шунтукское отделение ВИРа. Ехали весь день и всю следующую ночь и в 6 часов утра были в Шунтуках. Приехав, Вавилов завтракать не стал, а сразу в поле на осмотр посевов. В 12 завтрак, в 17 обед, отдых до 22 и совещание до 3 ночи. В 11 следующего дня отъезд в Отраду Кубанскую, куда приехали в 5 утра…»

 Известия ТСХА, Н.И. Вавилов — глазами современников

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Различные сорта кукурузы в кабинете Николая Вавилова. Фото: Luigi Guarino, с сайта wikipedia.org

За годы научной деятельности Вавилов совершил 180 экспедиций и путешествий, побывал в 65 странах на пяти континентах (исключение — Антарктида). Результатом работы учёного стали научные труды и бесценное собрание культурных растений.

«Даже самая большая мера в денежном измерении не показывает ценность этой коллекции [коллекции семян культурных растений Вавилова] для всего человечества. Она бесценна, она уникальна и может принести пользу всему человечеству, если её использовать разумно», — говорил о значимости коллекции Вавилова доктор биологических наук Игорь Лоскутов.

 «Николай Вавилов. Накормивший человечество», смотреть на кинопортале РГО.

Первые открытия учёного относятся к 1916 году: тогда шла Первая мировая война, и в русской армии, дислоцированной на территории Ирана, начались массовые заболевания. Выявить причину болезни поручили молодому учёному Вавилову. Довольно скоро он пришёл к выводу, что пшеница, которой кормили солдат в Иране, сильно заросла сорняком, пораженным ядовитым грибком. Впоследствии это замечание подтолкнуло Вавилова к открытию закона гомологических рядов: у генетически близких растений и изменчивость сходная.

В 1920 году Николай Вавилов выступил на Всероссийском съезде по селекции и семеноводству с докладом «Закон гомологических рядов наследственной изменчивости», который позже был зачитан на Международном конгрессе в США.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Афганистан. Фото: Monneb Afghan, с сайта wikipedia.org

После Ирана Вавилов предпринял экспедиции в Узбекистан, Индию, страны Средиземноморья, Африку, Китай, Японию, Тайвань, Корею. В 1930–1932 годах посетил страны Северной, Центральной и Южной Америки. За труднейшую 5-месячную экспедицию в Афганистан (1924) Вавилов пополнил собрание культурных растений 7 тыс. образцами семян и колосьев культурных растений (для сравнения: из Эфиопии Вавилов привёз 400 образцов пшеницы, из Южной Америки — 1000 образцов семян томатов и картофеля).

В середине и конце 1930-х годов Николай Вавилов обратился к разработке ботанико-географических принципов растениеводства, в те же годы широко известны стали его теоретические работы по ботанико-географическим основам селекции и семеноводства. Весной 1939 года, говоря об идее книги «Пять континентов», Вавилов писал, что «пытался соединить трудно соединимое — географию, ботанику, агрономию, историю культуры».

Последние годы жизни учёного прошли в Саратовской тюрьме, где он скончался от голода. Однако наследие талантливого учёного пережило исторические перипетии, и сегодня имя Вавилова стоит в рядах всемирно признанных биологов, генетиков. Наверное, история и не могла по-другому обойтись с человеком, который считал, что «в науке и цель, и жизнь» его.

Лев Семёнович Берг

Президент Географического общества СССР (1940–1950)

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Лев Семёнович Берг

Лев Семёнович Берг — создатель современной физической географии, основоположник ландшафтоведения, климатолог и почвовед, геоморфолог, палеогеограф, специалист в геологии и мировой ихтиологии. С 1940 по 1950 год возглавлял Всесоюзное Географическое общество СССР (ВГО).

По воспоминаниям современников и дочери Берга, Льва Семёновича настолько поглощала наука, что он мог сутками не выходить из кабинета, чтобы не отвлекаться от работы, спать по 4 часа в день и отдыхать только после обеда, и то не более 20 минут.

В 1908 году вышла первая крупная книга Берга «Аральское море. Опыт физико-географической монографии», в которой автор систематизировал результаты исследований Арала. Экспедицию на Арал учёный начал в 1899 году. Географическое общество частично финансировало экспедицию Льва Берга: выписывало книги по требованию, приобрело метеорологическую станцию и необходимое оборудование. С помощью трёх помощников географ на вёсельной лодке спустился по реке Сырдарье к морю. В ходе исследования Берг определил прозрачность воды, солёность, глубину, изучил донную фауну, описал жизнь в пресных озерках в дельте Сырдарьи.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Аральское море. Фото с сайта wikipedia.org

В книге Берг дал описание специфическим берегам Арала, сильно изрезанным, извилистым, изобилующим заливами, островами, полуостровами. С подачи Льва Семёновича такой тип морского берега стали называть аральским. Интересующийся с детства ихтиологией, учёный собрал на Арале и коллекцию рыб из 24 видов.

Работа Берга была оценена по достоинству Шокальским и Семёновым-Тян-Шанским: «Аральское море» представляет очень ценную монографию, подобных которой по полноте и законченности ещё не было в русской географической литературе. Выполнить её можно было только при такой обширной эрудиции, которой обладает автор».

После получения высокой оценки труда по Аралу Льва Семёновича командировали на озёра Балхаш и Иссык-Куль: Берг провёл водомерные наблюдения за уровнем озера Балхаш и описал ихтиофауну Иссык-Куля. Особый вклад Лев Семёнович внёс также в открытие ледников Туркестана и изучение ранее неизвестных растений, собрал гербарий и зоологическую коллекцию, отметил обширные морены в верховьях рек.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Озеро Иссык-Куль. Картина Василия Верещагина. 1869-1870 гг.

В 1906 году завершились первые экспедиции Льва Семёновича Берга в Азию: исследованы Западная Сибирь, Арал, Балхаш. Берг глубоко и подробно изучил районы Азии, разделил азиатскую часть России на ландшафтные и морфологические области, положив начало физико-географическому и геоморфологическому районированию. Развил Берг и учение Владимира Докучаева о связи и взаимодействии отдельных элементов географической среды и выдвинул идею зональности, применив комплексный подход при характеристике зон, использовав данные почвоведения, климатологии, фито- и зоогеографии, геоморфологии и гидрологии.

В конце 20-х — начале 30-х годов Лев Семёнович в составе учёной делегации посетил Японию, где принял участие в работе Тихоокеанского конгресса. Позже был командирован в Рим на Международный̆ лимнологический конгресс.

В годы Великой Отечественной войны Лев Семёнович находился в Казахстане, в Боровом, где изучал местный климат, биологию промысловых рыб озёр Боровое и Большое Чебачье, готовил к печати научные статьи и третье издание книги «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга».

В 1944 году вернулся в Ленинград, после чего отдавал много сил руководству Географическим обществом, писал и публиковал новые труды, принимал участие в работах Академии наук СССР.

Алексей Фёдорович Трёшников

Президент Географического общества СССР (1977–1991), полярник, основатель станции «Восток»

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Алексей Фёдорович Трёшников. Кадр из фильма «Полярное счастье»

Выдающийся океанолог, учёный-полярник, ученик океанографа Юлия Шокальского, Алексей Фёдорович Трёшников отдал полярным исследованиям более 40 лет жизни, принял участие в 35 экспедициях, возглавлял штаб двух полюсов, Институт Арктики и Антарктики, Географическое общество СССР.

«С первых дней нашего общения я почувствовал его открытость и естественность как со мной, так и с другими людьми, прежде всего товарищами по работе. Если он сердился, то открыто и яростно, если же радовался, то тоже откровенно. <…> Алексей Фёдорович принадлежал к той замечательной категории людей (сейчас вымирающих), которые жили не квадратными метрами, а интересами науки…»

Евгений Касаткин о Трёшникове в сборнике воспоминаний «Академик Трёшников»

Первая полярная экспедиция учёного состоялась в 1938 году. Тогда в рамках практики Трёшников занимался гидрографическими промерами и измерениями течений в Карском море. Спустя два года Трёшников отправился в первое продолжительное путешествие на Новосибирские острова, где исследовал проливы для Северного морского пути — Санникова и Дмитрия Лаптева. Завершить исследования путешественникам помешала война: учёным было поручено исследовать арктические рубежи страны. Полярники отвечали за обеспечение гидрометеорологической информацией кораблей Северного флота и караванов грузовых судов, следовавших в Карское море и море Лаптевых.

К масштабному изучению Арктики Трёшников вернулся после окончания Великой Отечественной войны. В 1948 году высокоширотная экспедиция «Север-2» осуществила гидрологические, геомагнитные, гляциологические наблюдения, произвела отбор проб океанической воды, водных организмов и донных осадков.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Учетная карточка Алексея Трешникова в Географическом обществе СССР. 1941 г.

Результатом экспедиций конца 1940-х стало выдающееся открытие, перевернувшее представление о строении дна Северного Ледовитого океана: полярники открыли глубоководные хребты, которые позже назовут хребтами Ломоносова, Менделеева и Геккеля.

По мере изучения Арктики на льдах создавались станции: в 1950-х возникли СП-3 и СП-4, начальником СП-3 был назначен Алексей Фёдорович Трёшников. На станции Трёшников работал много и увлечённо: изучил рельеф дна, дрейф льда, распространение водных масс, земной магнетизм Центральной Арктики.

«Я наизусть знаю его [Трёшникова] биографию. Самое большое впечатление на меня в своё время произвело то, что он был начальником дрейфующей станции «Северный полюс — 3″. Это потом мы стали привыкать к постоянным зимовкам на дрейфующих льдах, а в те далекие годы это были выдающиеся события. Их творили особые люди — настоящие герои. И А.Ф. Трёшников был одним из наиболее ярких их представителей».

Артур Чилингаров, президент Ассоциации полярников, в сборнике воспоминаний «Академик Трёшников»

Итогом высокоширотных экспедиций на дрейфующих станциях стал труд Трёшникова «Океанография Арктического бассейна». В книге автор указал на ранее неизученные явления: проникновение тихоокеанских вод в район Северного полюса и их роль в циркуляции поверхностных вод Арктического бассейна.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Почтовая марка России 2000 года из серии «Полярные исследователи», посвящённая Алексею Трёшникову

В 1956–1958 годах Трёшников принял участие во Второй Советской антарктической экспедиции, в ходе которой была заложена станция «Восток» в районе Южного геомагнитного полюса. Экспедиция в глубь континента была непростой: суровые природные условия, радиограммы из Москвы, требующие прекратить экспедицию, подорванное здоровье Трёшникова (Трёшников отказался от курения, иначе, как говорили врачи «Мирного», он не осилил бы экспедицию). После основания станции выяснилось, что полярники сделали двойное открытие: станция была заложена над акваторией глубоководной части озера Восток, уникальным природным объектом.

В 1960 году Алексей Трёшников стал директором Арктического и антарктического научно-исследовательского института и руководил научно-исследовательской и экспедиционной деятельностью в Арктике, Антарктике и Северной Атлантике.

Географ был инициативным руководителем: в 1960–1980-е годы объём фундаментальных научных исследований, выполняемых в институте, значительно расширился. Арктический и антарктический институт стал крупным отечественным и международным полярным центром.

"Богатыри - не мы": вклад руководителей РГО в мировую науку

Алексей Трёшников. Фото из Научного архива РГО

Алексей Фёдорович всегда поддерживал инициативу молодых учёных и воспитал немало учеников, среди них Эдуард Саруханян, Николай Смирнов, Леонид Тимохов, Артур Чилингаров. Вместе с учениками Алексей Фёдорович работал над программой «Полярный эксперимент», которую вскоре под его руководством реализовали в северной и южной полярных областях Земли.

Ксения Попова

[1] Ежегодник «Глобус», 1976 год

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: