Человек с рублем

22.12.2017

Источник: rg.ru

В декабре 1947 года нарком финансов Арсений Зверев (1900-1969) отменил карточки и провел знаменитую денежную реформу

В ноябрьском номере «Родина» рассказала о последнем министре финансов Российской Империи Петре Барке, чьи мемуары недавно изданы впервые. Как и Барк, многие выдающиеся чиновники нашего отечества незаслуженно забыты. Под рубрикой «Слуги отечества» мы будем вспоминать о них. А начнем с Арсения Зверева, которого специалисты считают лучшим министром финансов в отечественной истории.

Человек с рублем

Министр финансов Арсений Григорьевич Зверев

Если появится когда-нибудь в России общий памятник творцам Великой Победы, то рядом с маршалами в парадных мундирах должен стоять скромный мужчина в штатском – нарком финансов Арсений Зверев. Благодаря ему денежная система СССР благополучно пережила не только Великую Отечественную, но и тяжелейшие послевоенные годы.

По прозвищу Зверь

В мемуарах «Записки министра» Арсений Григорьевич с явным удовольствием подчеркнул два факта из своей захватывающей биографии. Первый: дольше него управлял денежными потоками только Жан-Батист Кольбер, суперинтендант Людовика XIV – королевский министр финансов. Второй: на вершину карьерной лестницы он поднялся с самого низа, из подмосковной деревушки Негодяево, в советские годы переименованной для благозвучия в Тихомирово.

Отец Арсения и дюжины его братьев и сестер гнул спину на ткацкой фабрике в соседнем городке Высоковске. Когда мальчику исполнилось двенадцать, Зверев-старший и его отвел на фабрику; Арсений быстро дорос до проборщика, заправлявшего в станки тканевую основу. Это была ответственная работа, за которую полагалось 18 рублей; мальчишка стал главным кормильцем семьи. А потом брат-большевик научил: жизнь станет лучше, когда рабочие возьмут власть в свои руки. Этой истине Арсений поверил на всю жизнь.

Уволенный за участие в забастовке, он уехал в Москву, на знаменитую Трехгорную мануфактуру. Там встретил революцию и вступил в партию. В Гражданскую войну окончил кавалерийское училище в Оренбурге, гонялся по степям за белоказачьими бандами. Ложась спать, клал рядом шашку и карабин: редкая ночь обходилась без боевой тревоги. В 1922 году был демобилизован, получив «на память» рану в плечо и боевой орден.

Человек с рублем

Арсений Зверев — слушатель Центральных курсов по подготовке финансовых работников. 1924 год.

Молодого коммуниста послали в родной Клинский уезд разъяснять политику партии. Попутно пришлось заниматься хлебозаготовками. Зверев добивался цели где уговорами, а где и наганом, его не удавалось ни подкупить, ни запугать. Скоро усердного работника перевели в Москву на должность районного фининспектора. Денежная реформа оживила финансовую систему, обесцененные «совзнаки» сменились золотыми рублями, Звереву в числе прочих предстояло наполнить этими рублями казну. Он быстро стал грозою нэпманов.

В мемуарах Зверев с гордостью передает их разговоры: «Не зря ему фамилию такую дали – настоящий зверь!»

В сентябре 1937 года – черные тучи Большого террора уже висели над страной – он наверняка пережил не самые приятные минуты, когда поздно вечером был вызван в Кремль. Но Сталин, которого Зверев видел впервые, предложил ему занять пост председателя Госбанка. Не чувствуя себя специалистом в банковской сфере, Зверев отказался. Тем не менее вскоре вождь назначил его заместителем наркома финансов Власа Чубаря. Через полгода, когда того арестовали, Зверев занял его место.

Наркомом, а с 1946 года министром он проработал 22 года, из которых ни один не был легким. Но самыми тяжелыми были годы войны.

Война и деньги

В июне 1941-го Зверев попросился на фронт – он был бригадным комиссаром запаса. Но от него требовали другого: не допустить развала финансовой системы. Уже в первые месяцы враг оккупировал территорию, где жило 40% населения и производилось 60% промышленной продукции. Доходы бюджета резко упали, пришлось включить печатный станок, но главным ресурсом пополнения казны снова стало население. Уже в начале войны гражданам запретили снимать со сберкнижек более 200 рублей в месяц. Налоги выросли с 5,2 до 13,2%, прекратилась выдача ссуд и пособий. Резко повысились цены на алкоголь, табак и те товары, что не выдавались по карточкам. Рабочих и служащих заставляли добровольно-принудительно покупать облигации военных займов, что дало казне ещё 72 млрд рублей. Добывание денег любым способом сочеталось со строжайшей экономией.

Зверев писал: «Каждая пущенная на ветер копейка могла обернуться гибелью сражающегося на фронте воина».

Наркому и его аппарату удалось невозможное: расходы советского бюджета за годы войны лишь незначительно превысили доходы. При этом деньги шли и на восстановление экономики в освобожденных районах (еще до конца войны было восстановлено 30% основных фондов), и на пенсии вдовам и сиротам погибших на фронте. Когда наши войска перешли границу, добавились расходы на спасение от голодной смерти жителей разоренной Восточной Европы (помнят ли они об этом сейчас?). Правда, выросли и доходы: из Германии и союзных ей стран массово вывозились в СССР целые предприятия.

Весь этот сложнейший круговорот денежных потоков нарком Зверев умудрялся контролировать и направлять. В освобожденных районах его сотрудники первым делом открывали сберкассы. А поскольку зачастую имели при себе крупные суммы, то никогда не расставались с оружием. Недаром после войны их одели в зеленые мундиры с погонами, а сам нарком по праву получил боевой орден Красной Звезды.

Человек с рублем

14 декабря 1947 года «Правда» вышла с сенсационной, как сказали бы сейчас, передовицей.

Архитектор реформы…

За время войны количество денег в обращении увеличилось вчетверо. Еще в 1943 году Сталин советовался со Зверевым по поводу денежной реформы, но контуры она обрела только четыре года спустя. Разработанный Минфином план предусматривал обмен старых денег на новые в пропорции 10 к 1. Однако вклады в сберкассы обменивались по-другому: до 3000 рублей в соотношении 1 к 1 из вкладов от 3 до 10 тысяч рублей изымалась одна треть, более 10 000 — половина. Облигации выпущенных в годы войны займов обменивались на новые в пропорции 3 к 1, а довоенных — 5 к 1. В результате накопления многих граждан сильно «усохли».

«При проведении денежной реформы требуются известные жертвы, — говорилось в Постановлении Совмина и ЦК ВКП (б) от 14 декабря 1947 года. — Большую часть жертв государство берет на себя. Но надо, чтобы часть жертв приняло на себя и население, тем более что это будет последняя жертва».

При подготовке реформы главным условием была строгая секретность. По легенде, сам Зверев накануне события запер на целый день в ванной свою супругу Екатерину Васильевну, чтобы она не проболталась подругам. Но событие было слишком масштабным, чтобы сохранить его в тайне. Еще за месяц до этого работники торговли и тесно связанные с ними спекулянты бросились скупать товары и продукты. Если обычно дневной товарооборот московского ЦУМа составлял 4 млн рублей, то 28 ноября 1947 года — 10,8 млн. Москвичи раскупили не только чай, сахар, консервы, водку, но и такие предметы роскоши, как шубы и пианино. То же самое творилось по всей стране: в Узбекистане с прилавков смели весь запас не первый год пылившихся там тюбетеек. Из сберкасс изымали крупные вклады и несли их обратно малыми порциями, оформляя на родственников. Те, кто боялся нести деньги в банк, прогуливали их в ресторанах.

16 декабря, одновременно с введением в действие реформы, была отменена карточная система.

Этому предшествовала дискуссия в ЦК – многие предлагали соотнести новые цены на товары с коммерческими, но Зверев настоял на их сохранении на уровне пайковых. Цены на хлеб, крупу, макароны, пиво были даже снижены, а вот мясо, масло, промышленные товары подорожали. Но ненадолго: каждый год вплоть до 1953-го проводилось снижение цен, и в целом продовольствие за этот период подешевело в 1,75 раза. Зарплата же осталась на прежнем уровне, поэтому благосостояние граждан в целом выросло. Уже в декабре 1947 года при зарплате городского населения в 500-1000 рублей килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, гречки — 12 рублей, сахара — 15 рублей, сливочного масла — 64 рубля, литр молока — 3-4 рубля, бутылка пива — 7 рублей, бутылка водки — 60 рублей.

Человек с рублем

Апрель 1953 года. Московский гастроном N19. Цены снижены, у прилавка очередь…

Чтобы создать впечатление изобилия, в продажу выбросили товары из «государственных резервов» — проще говоря, то, что до этого придерживали. Граждане, привыкшие за годы войны к пустым полкам, были искренне рады.

Конечно, процветание в стране не наступило, но главная цель реформы была достигнута: денежная масса уменьшилась более чем втрое, с 45,6 до 14 млрд рублей. Теперь окрепшую валюту можно было переводить на золотую основу, что и сделали в 1950 году — рубль приравняли к 0,22 грамма золота. Звереву пришлось стать экспертом по плавке золота, огранке драгоценных камней, чеканке монеты. Он часто посещал Монетный двор и фабрики Гознака, подчинявшиеся Министерству финансов. Заботился и о финансовой рекламе, часто вызывавшей улыбку («Накопил — машину купил»). Но успех политики Минфина доказывала не реклама, а сама жизнь. До реформы за доллар давали 5 рублей 30 копеек, а после — уже четыре рубля (сегодня о таком курсе остается только мечтать).

Самое удивительное: Зверев оставался самим собой. И продолжал спорить со Сталиным. Когда вождь приказал обложить колхозы дополнительными налогами, возразил: «Товарищ Сталин, уже сейчас многим колхозникам, чтобы уплатить налог, не хватит и коровы». Сталин сухо сказал, что Зверев не знает положения дел в деревне, и прервал разговор. Но министр настоял на своем – создал в ЦК специальную комиссию, убедил всех в своей правоте и добился, чтобы налог не только не повышали, но и снизили на треть.

Человек с рублем

Очередь в отделение Сбербанка – типичная картина 1961 года.

… и противник реформы

Спорил он и с новым вождем Никитой Хрущевым, особенно когда тот затеял непродуманные эксперименты в сельском хозяйстве. Прямо повышать цены власть сочла неразумным, поэтому было решено провести новую денежную реформу под официальным предлогом «спасения копейки»: на копейку ничего нельзя купить, поэтому номинал рубля нужно увеличить в 10 раз. В результате — деноминация рубля, девальвация…

Реформа 1961 года совершилась уже без Зверева – когда ему поручили подготовить её по заданным параметрам, он наотрез отказался. По Москве ходили дикие слухи, что он прямо на заседании ЦК стрелял в Хрущева, после чего был отправлен в спецпсихушку. Конечно, никакой стрельбы не было, а вот прилюдная критика вождя в резкой форме вполне могла иметь место – Арсений Григорьевич в споре никогда не стеснялся в выражениях. В мае 1960-го его «по собственному желанию» убрали с поста министра…

P.S. Мемуары Арсения Григорьевича Зверева вышли только после его смерти. Причем в сильно сокращенном виде — слишком активно автор хвалил Сталина и ругал некоторых его преемников. Самый эффективный, по общему мнению, министр финансов в нашей истории, скончался в июле 1969 года.

Вадим Эрлихман (кандидат исторических наук)


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: