Школа Геополитики Николая Старикова
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Что такое «денацификация». И как

Что такое «денацификация». И как

Источник: Сегодня.РУ
Автор: Артём Ольхин
4616
26 декабря 2023 г.

Через 10 лет в Москве и Киеве общий взгляд на события сегодня

Недавно свет увидела книга Николая Старикова «Террор. Кому и зачем он нужен». Накануне презентации в книжном клубе «Достоевский» мы записали интервью об этой работе и событиях, которые привели Украину к плачевному состоянию зависимого от Запада государства-террориста.

Артем Ольхин: Николай Викторович, почему решили выпустить книгу именно о терроре?

Николай Стариков: Давно собирался написать книгу, посвященную именно терроризму, но что-то не складывалось. А потом, когда пошла целая череда злодейских убийств — Дарья Дугина, Владлен Татарский, покушение на Захара Прилепина, ещё несколько террористических актов, что-то повернулось, пазл сложился. Поэтому в предисловии написано, что книга посвящена именно жертвам терроризма. Вопрос, к сожалению, становится всё более актуальным.

А.О.: России следует опасаться дальнейшего развития этой темы, использования террора как политического инструмента для давления на общество, на власть?

Н.С.: Терроризм — штука страшная. Его можно опасаться, можно нет, но он применяется давно. Теракты на Дубровке, теракты в Буденновске, Беслане были элементами воздействия на российское общество и, в первую очередь, на власть. Но они не сработали так, как хотели организаторы всего этого. Поэтому я думаю, что нам нужно жить обычной человеческой жизнью и всячески помогать нашим доблестным органам предотвращать террористические акты, вылавливать террористов. И обязательно нужно применять смертную казнь по тем статьям уголовного кодекса, где она предусмотрена, но сейчас, к огромному сожалению большинства граждан России, не применяется.

А.О.: Вы впервые приехали в Донецк в 2013 г. и сразу после презентации книги «Сталин. Вспоминаем вместе» отправились в Киев. Обстоятельства были недружелюбными и в Донецке, и в Киеве. Тогда по результатам того визита было ощущение, что эти города уже являются частями разных стран?

Н.С.: Скажу, что была более, чем наглядная иллюстрация разницы ситуации, которая тогда сложилась в Донецке, ещё юго-востоке Украины, и Киеве, который уже гораздо в большей степени являлся филиалом Западной Украины. Тогда в одном из местных издательств выпустили на украинском языке книгу «Сталин. Вспоминаем вместе». Была группа хулиганов, которая хотела сорвать мою презентацию в Донецке. Но эта группа выглядела неуверенно: человек 5-6, они попытались прийти на место проведения презентации, но активные граждане объяснили им, что ничем хорошим для них это не закончится, и они просто ушли. То есть, в Донецке всё происходило так, как было бы в любом другом месте.

А в Киеве дело обстояло гораздо печальнее. Прямо в центре города, напоминаю, это весна 2013 г., майдан начнётся через полгода, Крым только через год войдёт в состав Российской Федерации… Нужно понимать, что есть следствие, что причина. В магазин пришёл факс из полиции, что возможно будут какие-то беспорядки. Вместо того, чтобы их предотвратить, власти поступают очень странно. Где-то рядом с книжным магазином стоят части «Беркута», но они ничего не делают.

В самом зале, он битком, там человек 400-500, из них двести боевиков во главе с депутатом Верховной рады от фракции «Свобода». И как только я говорю первую фразу, они начинают орать свои бандеровские кричалки, как на стадионе. Но на стадион приходят за спорт болеть, получать удовольствие, а здесь пришли устроить погром в книжном магазине. Пока они орут, я начинаю автограф-сессию, думаю, что они когда-то орать закончат, но они не унимаются. Поэтому минут через 15-20 этих криков стало понятно, что общение с читателями провести будет невозможно.

Пришедшая полиция, которую вызывали работники книжного магазина, говорила: «А, у вас драки нет? Ну, тогда ничего, звоните, если драка будет». Никто не пытался объяснить этим боевикам, что в книжном магазине так себя не ведут. Было большое количество журналистов, телеканалов… Я встал и ушёл. Это был громкий скандал.

А вывод напрашивается вот какой. В Донецке на тот момент никаких бандеровских, националистических движений в большом количестве не было. Какие-то единичные люди, у которых не удавались погромные действия. В Киев же приехало огромное количество сторонников этой идеи с Западной Украины, там была Рада, там были депутаты, там были деньги и попустительство властей. Янукович разыгрывал националистическую карту, потому что его американские советники объяснили ему, что будет очень удобно выйти в финал президентской гонки против представителя ультрарадикалов. Поэтому националистов никто не арестовывал, никто ничего не пресекал, наоборот, их финансировали. Ну, вот через буквально полгода они Януковича и начали сносить, а примерно через 9 месяцев произошёл кровавый госпереворот.

А.О.: Николай Викторович, Вы выпускаете книги с разъяснением, что и как происходит, как работает именно технология: «Хаос и революции — оружие доллара», «Шерше ля нефть». Любая из них даёт ключи к пониманию. Вас как автора, не обижает, что не читают и не прислушиваются люди, которым следовало бы? Вот в той же Украине не было читающих людей на нужных местах? Вы описывали технологию «неизвестных снайперов», потом она была применена на майдане.

Н.С.: После всех этих печальных событий я беседовал с министром внутренних дел Украины Захарченко. Обсуждали с ним некоторые вопросы. Не знаю, читал ли книги Янукович, но спецслужбы и МВД Украины состояли точно не из ботаников и наивных юношей. Другое дело, что СБУ находилось уже фактически под колпаком агентов США. Администрацию возглавлял тоже американский агент Левочкин. А с самим Януковичем даже подписали договор, который гарантировали три министра иностранных дел (Франции, Германии и Польши). И этот договор был разорван на следующий день!

Что касается технологии неизвестных снайперов, есть даже кадры, как антитеррористические группы спецназа Украины в черной одежде контролируют пространство. Они могли всё предотвратить. Но к ним не пришла команда. Не было политической воли. Руководство страны, Янукович решили, что они договорились. А значит те эксцессы в виде раненных и убитых сотрудников правопорядка, случайных застреленных людей, во внимание приниматься им не будут. Дальше произошло действительно, как я писал в книге «Национализация рубля». Обидно? Конечно, хотелось бы, чтобы была прямая взаимосвязь между книгами и спасёнными человеческими жизнями. Но история так устроена, что если что-то происходит, мы об этом знаем. А если этого не произошло, то причины этого остаются нам неизвестны.

А.О.: Очень логично мы пришли к «зарубежным партнерам» и Америке. Сейчас можно услышать, что как только в США выиграет Трамп, всё пойдёт по-другому. Имеет смысл надеяться на это? Или Штаты будут всё время играть против нас?

Н.С.: США всегда будут действовать против нас, кто бы там при власти ни был. Там преемственность внешней политики очень строго сохраняется. Байден делал много того, что не доделал Трамп. Например, Трамп хотел увеличить расходы европейских государств на оборону. Вот они и увеличены.

За поединком демократов и республиканцев в США мы должны следить как за тараканьими бегами. Это выглядит отвратительно, но очень познавательно и немножко смешно. А в целом даёт какое-то понимание, как устроен этот тараканий мир. Симпатии он, конечно, наблюдателю не добавляет. В этом и смысл изучения выборов в США. Потому что как только ты понимаешь, что за процесс и что за грязное белье в нём, разговоры о демократии и свободе слова становятся неуместны.

Но я убежден, что конкретно сейчас идёт борьба за то, чтобы Трампа просто не было в бюллетене. Не потому, что он какой-то антиамериканский или пророссийский, нет. Просто он нарушил неписанное главное правило американского политического истэблишмента: если ты проиграл выборы, ты должен пожать руку победителю и признать поражение. Ни в коем случае нельзя ставить под сомнение итоги выборов и их честность. Потому что это разрушает фундамент американского владычества над миром, иллюзию, что они все в белых одеждах и за всё хорошее. Трамп это сделал, он поставил под сомнение выборы и сказал, что результаты украли. Поэтому нельзя допустить его не то, что к руководству страны — его нельзя допустить на выборы и даже на праймериз. Иначе он опять начнёт говорить, что у него что-то украли.

Поэтому, то, что там происходит сейчас с решением суда в Колорадо, это последнее предупреждение Трампу, когда его пытаются устранить методами нетравматическими, нелетальными. Если не поможет, и он будет дальше идти, будут стрелять.

А.О.: Вот когда наша победа будет у нас в руках, как нам не допустить позорных вещей вроде «Минска-3»? Когда Киев будет готов капитулировать, а нас мировая общественность будет склонять к невыгодным переговорам?

Н.С.: Как показывает наша история, российская дипломатия очень сильно в долгу перед русским солдатом. И это касается не только новейшего времени. Так было и в Российской Империи, и в Советском Союзе. Каковы средства приравнять доблесть наших дипломатов к доблести наших военных? Во-первых, нужно понимание, для чего ведутся переговоры, что нужно делать, на что соглашаться, а от чего сразу отказываться на уровне руководства страны. Но ведь руководство страны из народа вырастает. Поэтому очень важно понимание народом: что происходит в мире, кто является нашим противником, какие у них цели.

Вот посмотрите, как изменилось общественное мнение. Ведь сегодня разговоры о том, что Запад думает о правах человека и демократии вызывают просто горькую усмешку. Вот нам нужно то же самое, только разлитое на уровне всех детей всех граждан России. Чтобы каждый понимал, что происходит вокруг нас. И тогда всё будет хорошо.

А.О.: Как правильно нужно проводить денацификацию после победы над Киевом? Что нужно сделать, чтобы мы снова стали одним народом?

Н.С.: Когда мы говорим о единстве народа, в первую очередь имеем в виду какие-то этнические корни, а во-вторых корни ментальные. И если первые разорвать невозможно, то по ментальной сфере как раз и нанесен удар.

Что такое денацификация? Вот в 1945 г. люди, которые совершили преступления, получили наказания. Те, кто были просто членами нацистских организаций, формирований, которые будут признаны преступными, получают определенные ограничения. Например, они не могут занимать места на госслужбе. Им запрещено заниматься преподавательской деятельностью.

А дальше разъяснение каждому гражданину украинского государства, о том, что происходило, кто этот сделал, какие они имели цели, какие были совершены преступления. И так, чтобы через 5 лет оно не забывалось. Это должно повторяться, быть в школьных учебниках. И процесс ментального сращивания произойдёт очень быстро. Я не сомневаюсь, что пройдёт 10 лет, и на те трагические события, которые сегодня происходят будет общий взгляд и в Москве, и в Киеве, и в Донецке и в Мелитополе.

А.О.: Когда у Вас в планах следующий визит в ДНР?

Н.С.: Сложно назвать точную дату. Но я постараюсь максимально быстро приехать. Так уж получилось, что до 2015 г. я гораздо чаще приезжал в ДНР, нежели в ЛНР. А в последнее время получаются поездки именно в ЛНР, Херсонскую и Запорожскую области. Но меня извиняет, то, что вместо вашего покорного слуги в Донецк с частотой раз в две недели приезжают гуманитарные грузы от «Фонда Великое Отечество» с медикаментами. Поэтому, пользуясь случаем, прошу всех неравнодушных жертвовать. Это не сложно, в интернете это займёт несколько минут, и спасёт человеческие жизни.

Беседовал Артём Ольхин, Сегодня.РУ

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии