Дело Гуляченко.
Как предательница стала «жертвой сталинизма»

05.09.2021

Дело Гуляченко. Как предательница стала «жертвой сталинизма»

Источник: aif.ru @ Андрей Сидорчик

Вопрос об отношении к политическим репрессиям советской эпохи вызывает ожесточенные споры в обществе и по сей день. Казалось бы, репрессии были осуждены ещё в советский период, разночтений быть не может.

Софие и Гордая

Но вот вопрос — а кого на самом деле можно считать жертвами репрессий? Единой точки зрения тут нет. Ряд общественных организаций и историков записывает в пострадавшие от сталинизма всех противников советской власти, включая тех, кто действительно нарушал законы той поры, а также предателей и коллаборационистов военных времен.

В результате получается парадоксальная ситуация: в банках данных жертв репрессий фигурируют фамилии людей, которым на жесткость советской системы жаловаться грех, ибо она была к ним достаточно мягка.

1 сентября 2014 года Указом президента Российской Федерации Владимира Путина звание Героя Российской Федерации «за героизм, мужество и отвагу, проявленные при выполнении специального задания в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» было посмертно присвоено Алиме Абденановой.

Уроженка Крыма, родившаяся в рабочей семье крымских татар, Алиме с отличием окончила семилетнюю Камыш-Бурунскую среднюю школу имени Максима Горького, после чего начала работать в органах местного самоуправления.

Когда началась война, 17-летняя Алиме, служащая исполкома, просила отправить её на фронт, но получала отказы. Осенью 1941 года её эвакуировали в Темрюк. Алиме окончила трёхмесячные курсы санитаров-инструкторов, затем была призвана в армию Краснодарским РВК и поступила на работу в госпиталь Краснодара.

В 1943 году советской разведке понадобились кадры из числа лиц, хорошо знающих Крым, которые могли бы, не вызывая подозрений, работать на оккупированной территории.

Алиме, которой предложили трудную и опасную работу в разведке, согласилась без раздумий. После окончания разведшколы в Краснодаре Абденанова, получившая оперативный псевдоним Софие, была высажена на парашюте с самолёта ПО-2 в районе деревни Джермай-Кашик Ленинского района Крыма. Алиме выполняла обязанности резидента, а второй член группы, Лариса Гуляченко (псевдоним Гордая), была радисткой.

Орден и провал

Алиме создала подпольную группу «Дая» из полутора десятков проверенных местных жителей, благодаря которым удавалось собирать важнейшую информацию о передвижении гитлеровских войск. Благодаря этому наносились точные удары советской бомбардировочной авиации, изрядно ослабившие потенциал вермахта на полуострове.

13 декабря 1943 года начальник 2 отделения разведотдела штаба Северо-Кавказского фронта майор Ацеховский представил Софие и Гордую к орденам Красного Знамени. Указ о награждении девушек был подписан 5 января 1944 года, но получить орден Алиме было не суждено.

Гитлеровская контрразведка тоже не теряла времени даром. В феврале немцам удалось задержать несколько человек из группы «Дая», а затем и запеленговать радиостанцию. Подпольщики, включая Алиме и её радистку, были арестованы.

Однако ни сама Софие, ни её помощники не сказали ни слова. Сломалась только Гуляченко. После того, как на её глазах немцы жестоко пытали других подпольщиков, она рассказала гитлеровцам все, что знала. Затем она привела немцев в дом родственников Алиме, где была спрятана радиостанция.

Две судьбы

Свидетели из числа местных жителей запомнили, как Гуляченко пришла с фашистами, как бранила сестру Алиме, успевшую перепрятать радиостанцию. Выдали передатчик лишь после того, как гитлеровцы пригрозили устроить массовый расстрел жителей села.

В марте 1944 года крымские партизаны штурмом взяли тюрьму, где находились несколько членов группы «Дая». Но самой Алиме там не было: немцы увезли советского резидента в Симферополь.

Софие подверглась чудовищным истязаниям, но сломать 20-летнюю девушку не удалось. Алиме Абденанову казнили в апреле 1944 года, примерно за неделю до того, как Красная армия освободила Симферополь.

А что же Гордая? Гуляченко ушла из Крыма вместе с немцами, поскольку слишком много людей знали о её предательстве. Но девушка понимала, что время Третьего рейха уходит и победа останется за Красной армией. Поэтому, воспользовавшись удобным случаем, она сбежала от нацистов, рассчитывая вернуться к своим так, чтобы правда о случившемся в Крыму не всплыла.

Гуманный приговор

Но уже после окончания войны, в сентябре 1945 года, Гуляченко арестовали в венгерском городе Балатонфюреде.

Военным трибуналом 7-й Гвардейской армии Гуляченко была приговорена к 10 годам исправительно-трудовых лагерей и 5 годам поражения в правах по ст. 58 п.1-б УК РСФСР («Измена Родине с стороны военного персонала»).

Лариса ведь не была просто девушкой, вступившей в подполье. Как и Алиме, она являлась военнослужащей, поступившей на службу в разведку добровольно.

Как и Софие, Гордая подписала обязательство, в котором, в частности, говорилось: «Сознаю, что за нарушение настоящего обязательства я буду привлечена к ответственности по закону военного времени».

Гуляченко купила себе жизнь, отправив на смерть своих товарищей. Статья, по которой её судили, предусматривала расстрел. Но, вопреки нынешним представлениям, трибунал учел и молодость Гордой, и все сложившиеся обстоятельства. В итоге она получила достаточно гуманное наказание с учетом её преступления: к 10 годам лагерей приговаривали рядовых коллаборантов, участвовавших в деятельности оккупационной администрации, но не обагривших свои руки кровью.

Фото из «Виртуального музея ГУЛАГа»

Что же было дальше с Гуляченко? Вот краткие сведения о ней: «В 1945-1948 гг. содержалась в пересыльной тюрьме г. Львова, затем этапирована в один из лагерей Свердловской обл. В 1951-1955 гг. находилась в ОЛП „Заполярный« (Речлаг). В лагере родила дочь Ирину. Участвовала в лагерной самодеятельности, писала стихи. Освобождена в 1955 г. В 1956 г. вернулась в Киев. Окончила филологический факультет Киевского университета. Работала преподавателем немецкого и английского языков. Умерла в Киеве в 2006 году».

То есть, отсидев срок, Гуляченко прожила полноценную жизнь, обзавелась семьей, сделала карьеру.

Но где же фигурируют данные Гуляченко? Например, на таком ресурсе, как «Открытый общественный архив по истории советского террора, истории ГУЛАГа и сопротивления режиму». А ещё в «Виртуальном музее ГУЛАГа». На этом ресурсе можно найти милейшее фото: две улыбающиеся дамы с букетиками цветов. Подпись гласит: «Елена Владимировна Маркова (справа) и Лариса Николаевна Высоцкая. 1955, г. Воркута (Коми АССР). Фотография двух бывших заключенных Речлага, находящихся в ссылке в Воркуте, сделана их солагерником Эдгаром Вильгельмовичем Штырцкобером».

«В нашей лагерной самодеятельности Лариса котировалась как „опереточная звезда«»

Высоцкая — это фамилия Гуляченко по мужу. Упоминания Гуляченко-Высоцкой можно найти в воспоминаниях Елены Марковой на сайте «Сахаров-центра»: «В таком трудном деле, как восстановление партитуры оперетты, … обычно помогала Лариса Гуляченко, киевлянка, обладавшая исключительной музыкальной памятью. Так, они вдвоем восстановили оперетту Целлера „Продавец птиц«. Почти через 40 лет после этого я в одном из писем к Ларисе (теперь уже не Гуляченко, а Высоцкой) вспомнила этот случай и спросила, как она смогла восстановить мелодии целой оперетты, не будучи профессионалом? Вот её ответ: „Леночка, Вы спрашиваете, откуда я знала оперетты? От погибшего в войну отца, который был профессиональным музыкантом. И мама моя прекрасно пела. Я выросла среди музыкальных людей в атмосфере классической музыки. Я тоже до войны училась в музыкальной школе. Конечно же, я только дилетант. Но оперная и симфоническая музыка с младенчества были моей любовью, а особенно — венская и неовенская оперетта. А либретто той оперетты, которую мы ставили на Усе, было полностью моим сочинением. Я не помнила содержание „Продавца птиц«, но знала музыку, очень любимую мною. Вот и пришлось сочинить на эту музыку подходящее либретто в стихах А Маргарита с моего голоса записала ноты. Вот такая история«».

Как раз в этих воспоминаниях Марковой и появляется альтернативная версия того, что произошло с Гуляченко в Крыму: «О Ларисе хотелось бы много рассказать, но приходится быть краткой. Когда грянула война, она успела окончить только 8 классов. В патриотическом порыве прорвалась на фронт, приписав к своему возрасту несколько лет. Когда Крым был оккупирован, её забросили в тыл врага. Лариса достаточно хорошо владела немецким языком. В Крыму она попала в лапы немецкой военной разведки. При отступлении немцев ей удалось бежать. Победным маршем в рядах советских войск она дошла до Венгрии. В сентябре 1945 г. в городе Балатон-Фюреде её арестовали. Военный трибунал 7-й Гвардейской армии приговорил её к 10 годам ИТЛ и 5 поражения в правах по статье 58-1 „б« УК РСФСР. Около трех лет Лариса находилась на пересылке во Львове, затем — лагерь в Свердловской области и Усть-Воркута Коми АССР, где мы и встретились. В нашей лагерной самодеятельности Лариса котировалась как „опереточная звезда«. Она принадлежала к категории тех людей, которым не обязательно было учиться в театральном институте, чтобы затем блистать на сцене».

Кто отмывает добела «черных кобелей?»

Возможно, Маркова не знала, за что в действительности осудили Гуляченко. Вряд ли Гордая, став звездой лагерных постановок, каялась в том, что предала товарищей.

Но вот сотрудники всех многочисленных структур, занимающиеся пополнением списков репрессированных, должны были проверить, за что же в действительности осудили Гуляченко. Однако её просто занесли в списки «невинно пострадавших» и на этом успокоились. Как говорится, чем больше жертв сталинизма, тем лучше. Не исключено, впрочем, что авторы списков «невинных жертв» знали правду о Гуляченко. Тогда вся эта история выглядит ещё более мерзко.

Алиме Абденанова отдала Родине все без остатка, включая собственную жизнь, которая только начиналась. Лариса Гуляченко купила себе жизнь ценой предательства, за что понесла наказание. Но вместо заслуженного несмываемого клейма предателя благодаря так называемым правозащитникам она теперь имеет посмертный статус «жертвы сталинизма».

Обложка: Фотография двух бывших заключенных Речлага. Слева — Лариса Высоцкая-Гуляченко. 1955 г. www.gulagmuseum.org / Эдгар Штырцкобер

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: