Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Николай, с апреля было молчание относительно двусторонних переговоров между Россией и Украиной. Но вот главы МИД Турции и РФ встретились в Анкаре и говорили об этом. А Зеленский заявил, что хочет переговоров на высшем уровне с Владимиром Путиным, на что Лавров ответил, что для этого необходимо сначала возобновить переговоры между Украиной и РФ. Что в итоге? Будут возобновлены переговоры или нет? Для чего киевские власти сейчас хотят передышку — для того, чтобы получить новое оружие из-за рубежа?

— Безусловно новое оружие они все время клянчат и, к сожалению, частично получают. Что касается перспективы переговоров, я не вижу никакой перспективы. Зеленский делает постоянно разные заявления. То он хочет переговоров, то не хочет, то победа должна быть на поле битвы.

Сегодня он сделал заявление, что переговоры возможны, где стартовая точка — это возвращение ситуации на 23 февраля текущего года. То есть, вы сначала всё сдайте, а потом мы начнем переговоры. Вопрос, а о чем переговоры будут? О Крыме, что ли? Так тут нет переговоров.

 

То есть, нет ни желания, ни самого предмета этого обсуждения. А вот что касается поведения Турции — здесь очень интересно, я бы посмотрел бы на это, что называется, повнимательнее и поближе.

Запад очень много говорит о возможности голода. Вопрос: а почему, что случилось? Ведь с момента осени, когда эти разговоры начались, весной они усилились, с этого момента на продовольственном рынке мира ничего катастрофического не произошло, типа — неурожаи, саранча съела 50% мирового производства чего-то. Причина должна быть для этого мирового голода.

Нам что говорят? Выросли цены на зерно. Согласен. Почему они выросли? Выросли не из-за неурожаев, а из-за ваших постоянных разговоров о мировом голоде. Если вы будете со всех сторон об этом твердить, то производители продовольствия поневоле понимают, что у них в руках золотой ключик.

Другие государства, которые слышат это, вводят запрет на вывоз продуктов, потому что, если все говорят, что будет голод, так может быть, Индия думает, мне и не надо вывозить пока зерно, заодно ещё что-то не нужно вывозить.

То есть, создается цепная реакция. Это как в бытовом примере — мы все обычные граждане, нам начинают говорить по телевизору: «Курс доллара вырос, рубль снижается». Что делает среднестатистический гражданин под влиянием такой пропаганды? Он сидит и думает: наверное, мне надо купить немножечко американской валюты, потому что она дорожает. То есть, люди покупают валюту, когда она дорожает, а не когда она дешевеет. Потому что, когда она дешевеет, вам говорят «она дешевеет» — слушайте, так я подожду, когда она ещё подешевеет. Поведение диктуется теми новостями, той повесткой, которая задается.

 

В ситуации с мировым продовольствием ровно точно так же. Но здесь есть ещё один контекст. Россию обвиняют, что её действия вызвали или вызовут какие-то печальные последствия. Производство зерна в мировом масштабе таково, что то, что сейчас лежит при портовых городах Украины — это меньше одного процента. То есть, это ничтожно, это лишь повод.

Что же на самом деле нужно? Первое — конечно же, обвинить Россию. Второе — те силы, которые воспитаны на людоедско-мальтузианской теории о том, что есть перенаселение земли, которые всеми всевозможными способами собираются контролировать рождаемость, прививочные какие-то системы приводили к массовому бесплодию… Есть много таких фактов. Вот эти люди начинают говорить, что их волнует голод. Так он их волнует с другой стороны. Они хотели бы, чтобы пару миллиардов людей умерли, тогда бы им, наверное, было более комфортно находиться на планете.

То есть, чем больше они говорят о голоде, тем голод становится более вероятным. И вероятен он не только под влиянием их информационной политики, но и потому, что они его готовят. Но и это ещё не все.

Что говорит Запад, и как он предлагает предотвращать голод? Казалось бы, логично, просто вывезите зерно, если эти 0,5% украинского зерна так важны. Во-первых, тогда не давайте оружие Зеленскому, он прекратит сопротивление, война закончится, зерно будет у голодающих Африки или где-то еще.

Нет! Надо вывезти! В разговор вступает Путин, говорит: пожалуйста, разминируйте порты и вывозите. Зеленский говорит: «Нет, разминировать не будем, потому что вы на нас нападете». Ему говорят: «Хорошо, вывозите через Белоруссию». — «Ну, через Белоруссию ни за что», — говорит Зеленский.

Подождите, там вы нам рассказываете, что дети пухнут с голоду, а вы такие принципиальные, что через Белоруссию — «не хочу». Дело не в том, чтобы вывезти это зерно, а в том, чтобы получить повод. И этот повод они себе создают.

Следующий раунд разговоров о голоде выглядит так: Мы должны, говорят западные лидеры, ввести боевые корабли в акваторию Черного моря, подвести к украинским портам, и чуть ли не насильственно заставить Россию их разблокировать. Их задача этот свой боевой флот затащить в Черное море. Американский, британский и т.д. Для чего?— Во-первых, в трюмах кораблей будет много чего полезного для ВСУ и для продолжения войны. То есть, там будет куча оружия, которое будет доставлено прямо в зону боевых действий, без потерь, без уничтожения где-то там российской авиации и другими средствами, без ракетных обстрелов.

 

Когда боевые корабли НАТО будут находиться, не дай Бог, рядом с Одессой, с Николаевом, возможность дальнейшего проведения спецоперации, с точки зрения англосаксов, будет затруднена или вообще сведена к нулю. Как вы будете тут что-то делать, если тут же корабли? Представьте, что часть кораблей НАТО просто зайдет и встанет на якоре в Одессе. Вот как дальше? Вот, что им нужно. Но это не нужно России, это не нужно Турции, которой не нужна война рядом со своими границами, и присутствие НАТО, которое сейчас ограничивается Конвенцией Монтре.

Поэтому Турция и Россия совместно играют в такую игру, делая вид, что они не понимают, что хочет Запад. Запад говорит: «Нам нужно зерно, дети будут голодать». Путин говорит: «Так вывозите». Запад говорит: «Нет, разминировать не будем, мы корабли введем». Турция говорит: «Подождите, давайте мы разминируем тогда, к нам Лавров прилетел, мы сейчас определим, как мы будем разминировать, и мы, Турция гарантируем, что украинское зерно будет вывозиться».

Это значит, что повода для ввода боевых кораблей нет. Зачем их туда вводить, если Турция, член НАТО, говорит: «Зерно от пункта А в пункт Б в наш турецкий порт из Крыма будет доставлено». Вот, о чем идет игра. Турция с Россией лишают Запад повода, который они тщательно создают для ввода сил и срыва российской спецоперации.

— Наряду с этим поступила информация о том, что националисты, отступая, в порту Мариуполя сожгли более 50 тонн зерна. Вот такой получается Запад у нас, который их поддерживает…

— Уничтожение зерна какими-то нацбатальонами, конечно, скорее всего, координировалось западными кураторами, в том смысле, что — уходя, сжигайте все.

Не думаю, что они получали указания конкретно (зерно — Ред.) сжигать, хотя и этого нельзя исключать, чтобы потом в западных СМИ показать сгоревший элеватор и сказать, что вот оно, зерно, вот они, дети Африки, и вот это зерно сожгли злые русские оккупанты.

В целом сегодня тема продовольствия используется: а). в информационной войне; б). для очернения России; в). для того, чтобы под этим предлогом изменить ситуацию на поле боя — заморозить, продлить конфликт, или сделать вообще его долгоиграющим.

— Говорили о том, что Зеленский хочет переговоров мирных с Владимиром Путиным, но одновременно Украина хочет закупить у Израиля систему противоракетной обороны «Железный купол», причем, не получить в дар, а именно приобрести. Для чего это делается — боятся, что будут выстрелы по центрам принятия решений в Киеве?

— Я думаю, что здесь нет никаких страхов. Во-первых, если мы отмотаем события где-то в январь, декабрь, ноябрь, мы вспомним, что Зеленский уже говорил, и всевозможные деятели говорили с Израилем о покупке этого «купола». Как только возникает какой-то дипломатический диалог с Израилем у Украины, она сразу говорят про этот «Железный купол». То есть, это такая возобновляемая история.

Думаю, что никто никакого «купола» продавать не будет. Почему не в дар принять? Потому, что в дар, конечно, приятно принимать, но не всегда приятно в дар отдавать. Израиль достаточно богатое государство, но он сам принимает в дар несколько миллиардов долларов от США, на которые свою оборонную систему и финансирует.

 

Украина получает сегодня кредиты, за которые кто-то будет потом расплачиваться.

Поэтому американцы дают деньги, но на что? На то, чтобы американцы в военной форме, сидя где-то в Киеве, купили израильский «Железный купол»? Нет! Американцы выдают деньги, запускают систему ленд-лиза, чтобы Украина получала американское же вооружение. Или система работает несколько иначе: давайте все, у кого есть советское устаревшее вооружение — отдайте его Украине, а мы вам, американцы, дадим новое свое. Но не дадим же, а продадим!

Поэтому эта война нужна для перезапуска американского военно-промышленного комплекса, для новой индустриализации Соединенных Штатов Америки. В эту же игру играет Германия, которая говорит: слушайте, а можно мы тоже немножечко индустриализируемся, 100 миллиардов долларов на перевооружение нашей армии.

Если мы спросим немцев, а зачем вам нужна самая большая армия в Европе, кто вам угрожает?— они, конечно, начнут что-нибудь рассказывать нам про Россию.

Даже, я бы сказал, технически России сегодня невозможно угрожать Германии, в связи с отсутствием общей границы. Между нами, как обычно бывало в истории — Польша, Литва и т.д. То есть, немецкие разговоры о необходимости иметь большую армию вызваны тем, что Германия хочет себя предложить в качестве очередной антирусской силы, как это было в истории.

Украина не справляется. Польша, как история показывает, тоже не справляется. Поэтому Германия говорит: слушайте, а давайте мы опять перевооружимся, сделаем большую армию, а потом — в ваших же интересах повоюем с русскими. Примерно такой посыл.

Но игра, как всегда, сложнее. Как только англосаксы благословляют перевооружение Германии, всегда есть для них опасность потери контроля над этим процессом.

Как это было в ситуации с Гитлером, когда они Гитлера привели к власти, дали ему возможность перевооружиться, подписали с ним все возможные договоры, которые были для этого нужны. В итоге он в определенной степени вышел из-под контроля и начал свою игру.

Первая мировая война — это, по сути, говоря сегодняшними терминами, процесс демилитаризации кайзеровской Германии, которая была создана на обломках Французской империи, на обломках всех германских государств, при прямом благословлении тогдашней Великобритании. Сначала создают инструмент, потом сами борются с ним для того, чтобы его разрушать.

 

Для германских промышленных кругов это, во-первых, большие деньги. Во-вторых, Германия — оккупированная страна, поэтому она не может перевооружать свою армию без благословения Вашингтона. Для немцев это шанс получить деньги, во-вторых — шанс исторического реванша. И, в-третьих — ещё раз показать свою значимость. Может быть, думают немецкие промышленники, мы покажем, что промышленность наша нужна, и тогда тот процесс деиндустриализации, который запущен в Европе благодаря высоким ценам на энергоносители, разрыву связей с Россией, всех и вся, тогда, может быть, промышленность Германии сохранится.

То есть, они обращаются к Центру принятия решений, который находится в условном Вашингтоне и говорят: слушайте, мы очень вам нужны, мы, если что, готовы повоевать с русскими. Сто миллиардов мы сами сбросились, дайте нам еще, и, пожалуйста, давайте сохраним германскую промышленность — она вам тоже нужна. Потому, что это не только наша германская промышленность, но это ещё и ваша германская промышленность. В общем, следим внимательно за тем, что будет происходить.

И последняя вишенка на германском торте. Если мы понимаем эту логику Германии, то Германия получит положительный ответ от условного Вашингтона только при нескольких условиях. Первое — провал Украины и близость военного разгрома Украины со всеми печальными для украинского государства последствиями.

То есть, если Россию удалось остановить как-то другим способом, тогда мощная германская армия англосаксам в Европе не нужна, потому что это всегда угроза потери контроля уже над Германией. Логично? Вот эту логику мы поняли.

 

Выступает Олаф Шольц и говорит: «Путин такой-сякой, Россия такая-сякая, мы сейчас поставим (оружие — Ред.)»! И ничего не поставляет. Уже его ругают всячески украинские послы и другие деятели, Зеленский ему звонит, а ничего не происходит. Немцы выдумывают сложные схемы, которые даже не реализуют. Схема с поставками через Грецию как выглядит? Греция берет свои старые БМП-1, ещё из армии ГДР, то есть, это совсем старое вооружение, отдает Украине, но только при условии, что Германия посылает туда свои старые БМП.

Греция всегда ездит на старых БМП, но здесь старые БМП будут чуть более новые, и немецкие. При этом Германия сама производит новые — это как раз вопрос перезагрузки германской промышленности. И Украина ждет эти старые БМП-1 — а их нет. Газета «Бильд» в Германии публикует явно заказную статью, в которой греческие чиновники говорят: «А мы ничего не получили. Пока мы не получим, мы ничего не отгрузим на Украину, и так Украина не получит ничего».

Вот как эта схема в реальности работает. То есть, Германия заинтересована становится в том, чтобы Украина, как инструмент англосаксонской политики, была провалена и сломана. В случае каких-то успехов Украины, получает прибыль Украина, не денежную прибыль, а некую геополитическую влиятельность. И Польша, которая уже готовится откусить Украину. А немцы-то что? Немцы говорят одно, а делают другое.

 

— Перейдем к США. Там введен режим чрезвычайной ситуации в энергетике. Как США будут из этого выходить?

— Во-первых, стоит обратить внимание на позор сверхдержавы. Не то, чтобы мы злорадствуем, но в мирных условиях, без какой-то катастрофы… Было бы понятно, прилетел какой-то ветер и сломал все зеленые ветряки. Ну да, чрезвычайное положение. Ничего не происходит, мы вводим чрезвычайное положение. Почему? Потому, что у нас не хватает электроэнергии. А почему у вас её не хватает? Что случилось? Ответа нет. Так же, как нет ответа, почему голод вы рисуете там, где не было неурожая.

Я хотел бы ещё один пример привести. В рамках борьбы с этим потенциальным, как говорят байденовцы, недостатком электроэнергии, они обнуляют пошлины на ввоз — играя в эти зеленые игры дальше — на ввоз солнечных батарей. Здесь интересно, откуда они их ввозят? Из Вьетнама!

Представляете, какой позор для сверхдержавы. Америка воевала во Вьетнаме, проиграла, опозорилась один раз. Проходит несколько десятилетий — и сверхдержава с большим экономическим потенциалом, претендующая сохранять монополию и гегемонию, покупает солнечные батареи в том самом Вьетнаме, который она старалась сравнять с землей, залить оранжем — химическим оружием.

Мне кажется, что это квинтэссенция американского позора, который сейчас происходит. Американцы это тоже понимают, поэтому постараются бороться. Спасение доллара, спасение гегемонии США — это война. Но в той каше и войне, которые они заварили в Европе, как видите, может Германия сыграть какую-то игру. И Россия, конечно, может усилиться.

Такую же войну они хотят устроить в Азии для того, чтобы ослабить и Китай, и Японию, и Южную Корею, именно поэтому они подстрекают Тайвань к провозглашению независимости. Там спусковой крючок войны выглядит так: как только Тайвань провозглашает себя независимым государством, через десять минут Китай начинает войну. Китай считает, что это территория временно оккупированная, там находятся сепаратисты, и никакого второго Китая там быть не может.

Объявив о независимости, три-пять руководителей Тайваня могут убежать на американскую военную базу или на авианосец. Китай начинает войну, Америка замораживает, как они нам говорят, триллион китайских вложений. Китай в ответ вводит эмбарго на редкоземельные металлы, начинаются боевые действия, останавливаются судоходные пути, «фабрика Китай» начинает тормозиться, потому что американцы требуют введения эмбарго. «Кровавый китайский режим», как уже по написанным методичкам — всех насилует. Насилует детей, женщин, стариков, может быть, животных добавят к тому, что происходит на Украине. И все цивилизованные страны должны немедленно положить этому конец. То есть, будет перепев ровно той лжи, которую они говорят в отношении нашей армии. Вот вкратце, пунктиром, тот план, который они хотели бы и в Азии реализовать.

— Что касается энергетического кризиса в Европе. Американцы могут все-таки выкрутиться, как показывает история. Что делать европейским странам?

— Нужно понять, что никакого энергетического кризиса в Европе на сегодняшний момент не существует. Они его тщательно готовят, создают, но у них пока плохо получается, потому что многие страны упираются. Как Венгрия говорит: слушайте, а на чем мы будем ездить, бензин из чего будем делать, что у нас будет гореть, чтобы было тепло — ничего этого нет.

 

Поэтому давят на Европу для того, чтобы реально был энергетический кризис. Пока продавили только цены. Серьезных каких-то последствий пока нет.

Но я напомню вам, что стоит готовый «Северный поток-2», стоит только повернуть вентиль, и оттуда пойдет недорогой газ, который решил бы проблемы Германии, как минимум, но и ещё многих государств. Вместо этого они отказываются закупать российский газ. Болгария, Польша, Голландия, Великобритания, Финляндия — пять принципиальных государств взяли лопату и копают себе энергетическую могилу ради интересов Соединенных Штатов Америки.