Граната на крайний случай: Как горный адмирал из «Вымпела» и «Альфы» довёл боевиков до нервного срыва

19.04.2022

Граната на крайний случай: Как горный адмирал из «Вымпела» и «Альфы» довёл боевиков до нервного срыва

Источник: life.ru @ Евгений Самарин

Единственный адмирал в ФСБ был любим и уважаем коллегами. Он всегда находил выход из экстремальных ситуаций, чем приводил в ярость бандитов.

Легенда спецназа

Герман Угрюмов родился в 1948 году в Астрахани. Рос и учился в посёлке Бишкиль Челябинской области. Море с детства было его мечтой, он гордился дедом-подводником, но никогда не козырял этим и при поступлении в училище родословной не бахвалился. С отрочества много времени посвящал физической подготовке, занимался боксом, но в профессиональный спорт не собирался. Навыки пригодились во время службы в добровольной народной дружине, когда Герман патрулировал улицы, защищая граждан от хулиганов.

В 1964 году Герман вернулся в Астрахань, где поступил в судоремонтное ПТУ. После его окончания поступил на химический факультет Высшего военно-морского училища. Интересно, что ещё с детства он показывал успехи в гуманитарных науках, имел пятёрки по литературе, русскому языку, истории, даже писал стихи и играл на гитаре, а вот математика парню не давалась. И всё равно, несмотря на совет начальника училища «поступать в Литинститут», говорил, что «с детства тянет к железкам, а литература — так, для души». Математику он в конце концов одолел и сдал при поступлении на четвёрку. Ведь это было нужно для осуществления мечты — стать моряком!

Тут следует особенно подчеркнуть, что его гуманитарная и даже гуманистическая натура раскроется как раз на службе. Для подчинённых Герман был самым человечным командиром, который ценил людей за поступки и не осуждал за дурной характер. По свидетельству сослуживцев, мог найти общий язык с кем угодно — хоть с генералом, хоть с хулиганом, хоть с мужиком из очереди за пивом. После окончания Высшего военно-морского училища Германа направили на службу в Каспийскую военную флотилию. С 1973 года ему доверили командовать пожарным катером. Уже в те годы он отличился: за участие в тушении пожара на Бакинских нефтепромыслах его наградили медалью «За отвагу на пожаре». По свидетельству друга и сослуживца Германа мичмана Михаила Гудкова, пожар тушили не сутки и не двое, а почти два месяца. Если бы не военные, аварийная служба не справилась бы. Благодаря Герману многих тогда спасли и эвакуировали. Этой медалью он гордился больше всего, ведь ни у кого из коллег такой не было. В те же годы у него появилась семья.

Знакомство с «Вымпелом»

Через два года Герман поступил на службу в органы контрразведки КГБ СССР при ВМФ. Это был его осознанный выбор, и проверку он прошёл без проблем. Оперативную работу начал на факультете иностранных студентов, где хорошо изучил характер восточных народов, их менталитет и традиции, и это в дальнейшем ему очень пригодилось. Уже тогда проявился талант Германа интуитивно понимать людей, разделять — с кем можно вступать в близкие, доверительные отношения, а с кем лучше держать дистанцию.

В Москву, в Шестой отдел от Германа всегда поступала самая свежая информация. Его даже прозвали Мохнатое Ухо за умение добывать эксклюзив. К 1987 году Герман Угрюмов дослужился до должности главного военного контрразведчика на Каспии. Высокий пост принёс и серьёзные задачи, ведь напряжение в союзных республиках в годы перестройки нарастало. В 1988 году вспыхнула кровавая резня в Сумгаите, начавшаяся с банальной драки между азербайджанцем и армянином и переросшая в массовые беспорядки. Азербайджанцы резали армян, выбрасывали русских прямо из окон их квартир.

В Москве тем временем не видели опасности в происходящем и считали, что «азербайджанцы решат всё сами». А Герман Угрюмов в это время разруливал самые сложные конфликты, рискуя собственной жизнью. Он позиционировал себя как миротворца, организовал эвакуационные рейсы — по воздуху и по морю. До пены у рта спорил с московскими чиновниками, убеждая их помогать мирному населению. Усилиями Угрюмова были спасены сотни российских и армянских семей. СССР уже дышал на ладан, и открывалась новая страница как в истории страны, так и в жизни героя. После распада СССР Герман Угрюмов вместе с семьёй покинул Азербайджан и поехал служить в Новороссийск.

Океан против приморского рэкета

Южный портовый город в то время был неспокойным местом, в котором остро не хватало порядка. По свидетельству сослуживцев, в первые же дни Герман досконально изучил город, отыскал помещение и убедил местную власть выделить под управление ФСБ целый этаж. Там он сформировал свой первый отдел. Часть сослуживцев позвал на службу из Баку — он вообще чётко следовал принципу «Не оставлять своих и никого не предавать». В годы лихолетья, когда было принято растаскивать страну по кусочкам, Угрюмов не забывал, что его долг — созидать и сохранять. По поводу СССР говорил определённо: «Те, кто разрушал страну, неужели не понимали, что потом придётся строить?!»

Когда всё было готово к работе, Угрюмов наладил канал передачи информации в Москву, как умел только он, при этом переживал, что многое остаётся невостребованным — уходит в «чёрный ящик».

Когда уникальный офицер получил звание капитана 1-го ранга, его внезапно перевели во Владивосток. Там наблюдался разгул ОПГ — уличные разборки и рэкет были в порядке вещей. Угрюмов столкнулся с неожиданной проблемой, которую срочно нужно было решать: организованные банды преступников регулярно нападали на офицеров и солдат и отнимали у них оружие. Навыки, приобретённые за годы работы в КГБ, очень пригодились Угрюмову. Он лично ездил на разборки, общался с авторитетами. Часто при нём не было ни охраны, ни оружия — лишь одна граната «на всякий случай». Эту привычку он приобрёл ещё в годы работы в Баку, когда общался с азербайджанскими националистами. После нескольких стрелок с матёрым чекистом бандиты перестали трогать солдат и офицеров. А украденное оружие вернули — всё до последнего кортика.

Защищал Герман и простое население. Однажды стал свидетелем того, как рэкетир обидел бабушку-торговку за то, что она не выплатила дань, сделал ему замечание.

«Ты простых людей обижаешь зря. С завтрашнего утра будешь охранять бабушку, и, если что, я каждый день буду проверять. Не дай бог ты хоть пальцем кого тронешь», — отрезал Угрюмов.

На следующее утро всё было как в учебниках — вчерашнему бугаю-вымогателю пришлось встать на защиту слабого. При этом Герман не кричал, не угрожал, но именно спокойный и уверенный его тон пронял бандита.

В 1993 года Герман вступил в должность начальника управления Федеральной службы контрразведки России по Тихоокеанскому флоту. И получил звание контр-адмирала. Герман Угрюмов не оправдывал свою фамилию, ведь был человеком добрым и открытым, душой компании. Многих из подчинённых обеспечил квартирами, никого в беде не оставлял в самые трудные времена. За широту души и доброе сердце сослуживцы прозвали его Океаном. Сослуживцы ласково, за глаза называли Батей. Но, само собой, было у него и множество врагов.

Награда за голову Океана

В конце 90-х Германа Угрюмова перевели в Москву в центральный аппарат руководства ФСБ. Он занял должность первого зама начальника Управления военной контрразведки, курировал контрразведку ВМФ. 11 сентября 1998 года он предотвратил трагедию, которую вполне могла стать вторым Чернобылем. Матрос-одиночка Александр Кузьминых захватил атомоход К-157 «Вепрь», стоявший в 50 км от Мурманска, и пригрозил его взорвать. Поскольку на судне имелся полный боекомплект ракет и торпед, не было времени гадать — блефует захватчик или на самом деле обезумел. Не помогла и родная мать матроса, которая уговаривала его сдаться. Тогда Герман Угрюмов, прилетевший прямо из Москвы, провернул операцию, подробности которой до сих пор держат в секрете.

Но факт остаётся фактом: злоумышленника обезвредили за 12 минут, а Кольский полуостров не стал зоной отчуждения. Эта операция послужила отправной точкой для повышения Океана — уже через год он стал первым замом начальника Второго департамента ФСБ и отвечал за защиту конституционного строя и борьбу с терроризмом. С 1999 года Герман руководил Региональным оперативным штабом на Северном Кавказе. Под его началом находились отделы «Альфа» и «Вымпел». Он разрабатывал операции, благодаря которым одного за другим ликвидировали знаковых и опасных командиров кавказских боевиков.

Салмана Радуева Океан собственноручно доставил в Москву. Судя по радиоперехватам, кавказские боевики готовы были заплатить 16 миллионов долларов, только бы устранить смелого и принципиального горного адмирала. Он избежал множества покушений только благодаря своей интуиции — постоянно менял маршруты и никогда не докладывал, куда и для чего едет. При проверке старых маршрутов всегда оказывалось, что там была заложена мина или фугас. Один из подручных задержанного боевика, не стараясь спрятаться за шифратором радиостанции, сорвал голос, пока истерически кричал на «подчинённых», требуя поквитаться с офицером любыми средствами. Под занавес своей командировки на Кавказ Угрюмов хотел удочерить местную девочку, шестилетнюю сироту, которую он встретил в Ханкале, и его семья дала добро. Но жизнь внесла свои коррективы.

20 декабря 2000 года он получил звание Героя России. 21 января 2001 года его утвердили руководить оперативным штабом ФСБ на Северном Кавказе. 30 мая того же года Угрюмов получил звание адмирала. Но на следующий день внезапно умер от сердечного приступа в своём кабинете в Ханкале. При вскрытии на его сердце обнаружили 7 рубцов от микроинфарктов, которые Угрюмов, не привыкший жаловаться, перенёс на ногах. В последние годы ему настойчиво предлагали поехать в санаторий, подлечиться, но он говорил, что пока некогда, пока много работы. Угрюмова хорошо помнят везде, где он работал. В Астрахани, Владивостоке и Грозном есть улицы, увековечившие память горного адмирала, в Новороссийске ему посвящён барельеф.

Обложка: Герман Угрюмов. Фото © ООО «Издательский дом «Звезда» / Из личного архива

Комментарии