Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Иван Грозный читает Макиавелли: идеал правителя на Руси. Часть 1

Иван Грозный читает Макиавелли: идеал правителя на Руси. Часть 1

Автор: Солодков Андрей Иванович
Опубликовано: 19 сентября 2023 г.
8281
Для Запада настольной книгой королей была книга Никколо Макиавелли «Государь», где дается масса советов, как прийти к власти и удерживать ее по принципу «цель оправдывает средства». Впоследствии термин «макиавеллизм» стал обозначать политику, пренебрегающую законами нравственности и морали. Для русских государей руководством к устроению государства было Священное Писание и Предание Церкви, что ярко выражено в произведениях Иоанна IV, первого русского Государя, а также в его книге «Государь, сборник произведений Иоанна Грозного». Рассмотрим формы правления на Западе и Святой Руси как две прямо противоположные системы государственного устройства, исходя из того, что никакая культура не возникает из ничего, и помня то, что «дух творит себе формы».








1.jpg


Иоанн Грозный читал Макиавелли и не только. Известно, что у него была довольно большая библиотека, оставшаяся от его бабки Софьи Палеолог и пополняемая впоследствии им самим. Так, например, Иоанн Васильевич заказывал себе переводы «Истории Рима» Тита Ливия и «Жизни двенадцати цезарей» другого римского автора Гая Светония Транквилла. По некоторым сведениям, были в его библиотеке и книги из «Анналов» Тацита, в том числе ныне утраченные. Знаком был царь и с римским, и с византийским правом, в частности, знаменитым Кодексом Юстиниана. Иоанн Грозный не только читал, он издал десятитомный труд «Лицевой свод», в котором осмысляется вся история человечества и определяется место Святой Руси, и «Степенную книгу» – книгу правил монархического правления. Особое внимание Иоанн IV уделял чтению Священного Писания, на которое ссылался в различных переписках и документах и которое, в общем-то, и легло в основу разработанной им «теории монархической власти», внедряемой и осуществляемой в становлении Русского государства. Поэтому неудивительно, что некоторые историки свидетельствуют о его великолепном знании Евангелия, которое он цитировал по памяти. Говоря об образованности и религиозности Иоанна Грозного, нельзя обойти стороной и те мифы, которыми окружена личность государя.
Особое внимание Иоанн IV уделял чтению Священного Писания, которое и легло в основу разработанной им «теории монархической власти»

Один из самых распространенных – убийство собственного сына. Сегодня известно, что при вскрытии саркофага с телом Ивана Ивановича не обнаружено ни крови на волосах, ни пролома черепа. А обнаружено при исследовании останков содержание ртути, в 30 раз превышающее норму. Скорее всего, его отравили. Автором мифа считается иезуит Антонио Поссевино, который был личным врагом Ивана Грозного.
Другой миф – опричнина как террор и удовлетворение личных амбиций самодержца. В особенности трудно согласиться с мнением, что «вся доктрина Ивана IV направлена лишь на идеологическое оправдание террора. Царя интересовали не формы правления и не государственное устройство, а придание легитимности опричным грабежам и насилиям». Когда читаешь подобные утверждения в учебниках истории, то нельзя не вспомнить слова доктора исторических наук, митрополита Иоанна (Снычева): «Высокий дух и "воцерковленное" мироощущение царя оказались не по зубам осуетившимся историкам, плотной завесой тайны окутав внутреннюю жизнь Иоанна IV от нескромных и предвзятых взглядов.








2.jpg

Царь Иоанн Грозный


Духовная проказа рационализма, лишенная веры, лишает и способности понимать тех, для кого вера есть жизнь… Окаменевшие неверием сердца повлекли за собой слепоту духовную, лишив историков возможности увидеть сквозь туман наветов и клевет настоящего Иоанна, услышать его искренний, полный горячей веры голос». До Иоанна Грозного Русь была от Рязани до Казани, а при его правлении территория России увеличилась в 8 раз. Разумеется, ему необходим был орган управления, через который он мог бы контролировать новые территории и управлять ими. Такое предназначение и было у опричнины. Но она не была карательным органом. Даже своим видом опричники давали понять, что они слуги Божии и государевы люди.
Опричнина не была карательным органом, даже своим видом опричники давали понять, что они слуги Божии и государевы люди

«Опричная "братия" носила монашеские скуфейки и черные подрясники. Жизнь в слободе, как и в монастыре, регулировалась общежительным уставом, написанным лично царем. Иоанн сам звонил к заутрене, в церкви пел на клиросе, а после обедни, вовремя братской трапезы, по древней иноческой традиции читал для назидания жития святых и святоотеческие поучения о посте, молитве и воздержании». Конечно, нельзя идеализировать все события 30-летнего правления самодержца. Там, где он допускал ошибки, о них не только сожалел, но и раскаивался. Никто не застрахован от ошибок, управляя таким государством, тем более в начале его становления. И всё же, действительно ли террор зашкаливал при его правлении или кому-то выгодно сгущать краски, муссировать и преувеличивать порой явно надутые негативом исторические события, связанные с личностью Иоанна Грозного? Отвечая на вторую половину вопроса, думается, выгодно тем, кто не хочет видеть в России сильного лидера и стройного управления по принципу «православие, самодержавие, народность». Отвечая на первый вопрос «Зашкаливал ли террор?», приведем для сравнения исторические факты и рассмотрим кратко параллельные события, происходившие в то время на Западе, увлеченном духом Ренессанса и гуманизма – явлениями, так порой восхваляемыми нашими современниками. За время правления Иоанна IV было казнено около двух тысяч государственных преступников, предателей и изменников, тогда как в то же в время на Западе за одну только Варфоломеевскую ночь было убито более двух тысяч человек, а за все время инквизиции – около 30 тысяч.
Если же коснуться религиозной «Крестьянской войны» в центре Европы, то за 30 лет погибло более 8 миллионов человек. В этом смысле мифы о кровавом царе по отношению к Иоанну Грозному, в общем-то, не совсем уместны.








3.jpg


Превращение Великого княжества Московского в царство растянулось примерно на два столетия. Ко второй половине XV – началу XVI века занимающее значительную часть Европейской равнины государство представляет собой уже не военно-политический союз русских земель, как раньше, а несколько иную структуру. Централизация страны потребовала такого государственного устройства, основу которого составляла сильная верховная власть. Фигура великого князя, а позднее царя не просто выдвигается на первый план, а становится глубоко знаковой, символизируя торжество самодержавия – монархической формы правления. Это значит, что царь выступает и как главный законодатель, и как руководитель центральными и местными органами управления, и осуществляет общее командование вооруженными силами, и выполняет функции высшего судьи, утверждая или не утверждая приговоры.
Уже на заре российского самодержавия первый русский царь Иван IV претендует на всю полноту власти, оспаривая ее у Боярской думы и родовитой аристократии и опираясь в этой борьбе на дворянство и выборное народное представительство – Земский собор. Формула власти Московского государства состоит из двух слагаемых: царь + Церковь. Читая произведение итальянского писателя Н. Макиавелли «Государь» и сопоставляя его с идеями и идеалами Иоанна Грозного, изложенными в различных исторических документах, трудно согласиться с тем, что на самодержца имел влияние макиавеллизм в формировании идеального правителя на Руси. Скорее, взгляды Макиавелли были прямо противоположны той цели идеального правителя, которую ставил перед собой Иоанн IV. Чтобы не быть голословными, обратимся к произведениям Иоанна Васильевича и Никколо Макиавелли.
Произведение «Государь» Макиавелли можно охарактеризовать одним тезисом: «Цель оправдывает средства». Достичь власти и удержать достигнутое любой ценой. Такое мировоззрение красной нитью проходит через его произведение. «Излишне говорить, сколь похвальна в государе верность данному слову, прямодушие и неуклонная честность. Однако мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел кого нужно обвести вокруг пальца; такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность». При этом как пример для подражания приводится античный герой Ахилл и другие, кто отдавал на «воспитание своих детей кентавру Хирону, дабы приобщиться их мудрости». Правитель, по мнению Макиавелли, должен обладать, как и античный герой, получеловеческой-полуживотной природой. Он должен действовать по закону инстинкта животного, когда ему невыгодно сдерживать слова, и действовать так, чтобы не навредить «своим интересам».








4.JPG

Никколо Макиавелли


Вряд ли Иоанн Грозный пользовался подобными приемами. Для него как человека глубоко религиозного такие принципы, как и прочие советы макиавеллизма, были чужды. Так, он пишет в письме Курбскому, предателю и изменнику, перебежавшему на служение к польскому королю Сигизмунду:
«Я же знаю и верю, что те, кто живет злой жизнью и преступает Божии заповеди, не только там получают кару, но и здесь испивают чашу ярости Господней за свои злодейства и испытывают многообразные наказания, а придя на тот свет, в ожидании праведного суда претерпевают горчайшее осуждение, а после осуждения – бесконечные муки».
Как уже и было сказано, царь видел свои ошибки и не только видел их, но и раскаивался в их совершении, обвиняя себя, а не оправдывая в своем самодовольстве. Противоположное мы увидим ниже в макиавеллизме. Продолжая свое письмо к Курбскому, он пишет: «Вопреки твоим выдумкам, будто я не хочу дать ответ в своих грехах, я знаю, что Христос владеет и распоряжается всем на небе, земле и преисподней и карает мучениями непокорных. Верю, что и мне как рабу предстоит суд не только за свои грехи, но и за грехи моих подданных, совершенные из-за моей неосмотрительности».
Царь не только видел свои ошибки, но и раскаивался в их совершении, а не оправдывая в своем самодовольстве

Отсюда видно, что, увещевая предателя и изменника, он старается напомнить ему, что всё надо устраивать в жизни руководствуясь заповедями Божьими, и обвиняет в некой мере себя за невнимательность к подданным. У Макиавелли все с точностью наоборот – захватить и удержать власть, не брезгуя никакими принципами, более того, обладать добродетелями вредно, если они не приносят выгоду. Можно только казаться таковым, на самом же деле преследовать только свои эгоистические цели: «Им (добродетелям) следовать вредно, тогда как выглядеть обладающих ими полезно… поэтому пусть государи стараются сохранять власть… какие бы средства для это не пришлось употребить». Таков принцип республиканского устройства правления. Что-то подобное в угоду самоутверждения и сохранения власти трудно найти в творчестве Иоанна IV. В его письмах и посланиях, как мы видели в вышеприведенном тексте, есть страх Божий, который присутствует в нем и к которому он призывает Курбского: «Помни о смерти и вовек не согрешишь» (Сир. 7: 39). Вся политика Ивана Васильевича состояла в том, чтобы устроить государственным принцип управления по молитве «Отче наш», устроить все по принципу «яко на Небеси и на земли», но это не было желанием построить царство Божие на земле. О ереси хилиазма не было и речи, так как было четкое понимание иерархии ценностей. Ему не надо было захватывать власть, она принадлежала ему по праву преемства. Так он пишет шведскому королю, который в письме нарушил этот принцип и субординацию: «Ты пишешь свое имя впереди нашего, это неприлично, ибо нам брат по законному преемству правителей цесарь Римский и другие великие государи, а тебе невозможно называться им братом, ибо Шведская земля честью ниже этих государств… Ты говоришь, что Шведская земля – вотчина отца твоего; так ты бы нас известил, чей сын отец твой Густав и как деда твоего звали, был ли твой дед на престоле и с какими государствами он был в братстве и в дружбе, укажи нам всех поименно и грамоты пришли, и мы тогда уразумеем».
Политика Иоанна IV состояла в том, чтобы устроить все по принципу «яко на Небеси и на земли», но это не было желанием построить царство Божие на земле

Дед шведского короля не царствовал, отец Юхана III Густав Ваза стал королем в результате свержения власти датских королей над Швецией. Таким образом, царь указывает на некоролевское происхождение Юхана III и этим пеняет ему на всю непорядочность самовозвышения, в котором видит нарушение принципа преемственности государственной власти, считая этот принцип безосновательным и богопротивным.








5.jpg

Шведский король Густав Вуза


Даже из этих приведенных кратких цитат, принадлежащих Иоанну Васильевичу и Н. Макиавелли, видно два прямо противоположных взгляда на идеал правителя на Руси и на ренессансном   Западе. У   Иоанна   IV «оригинальное сочетание начал, почерпнутых из Священного Писания, с историческим обоснованием царской власти, причем то и другое служит у него не только для доказательства законности власти и необходимости покорения ей, но и для доказательства того, что царь обладает полновластием». Если власть без преемства, может ли она быть законной и может ли тогда правитель требовать от подданных подчинения и управлять ими? Скорее он будет заботиться о своем имидже по макиавеллизму, нежели о благоустройстве государства. Законному преемнику незачем беспокоиться о законности наследства престола. Он законный наследник и будет думать о приумножении и благополучии государства, чтобы его потомок взошел достойно и принял благополучно бразды правления. Совсем другое состояние у правителя, захватившего, пришедшего или приведенного к власти незаконно. «Знать, видя, что она не может противостоять народу, возвышает кого-нибудь из своих и провозглашает его государем, чтобы за его спиной утолять свои вожделения».
Такой образ ярко выражен в Евангелии в царе Ироде. Он, Ирод, был поставлен над Израилем незаконно. Он не был из колена Иудина. Заботясь о своей безопасности, услышав о том, что родился Царь и Мессия, дабы сохранить незаконное владение престолом, он прибегает к страшному злодеянию – уничтожению всех младенцев до двух лет в Вифлееме. «Волхвы ушли, – размышляет он, – но не уйдет от меня Младенец; я знаю, что Он должен быть в Вифлееме или где-нибудь недалеко от этого города. Они говорили, что звезда явилась им тогда-то; значит, Младенцу теперь не более года; надо на всякий случай увеличить возраст младенцев до двух лет, до того времени, пока матери обычно кормят грудью детей, и приказать избить всех младенцев от этого возраста и ниже – в Вифлееме и вокруг него… Нечего щадить лишнюю сотню детей, когда дело идет о моей безопасности».
В этой евангельской истории выражен принцип, которым пользуется Ирод нечестивый. Принцип: «Цель оправдывает средства». Цель Ирода – удержаться у власти, средства – «лес рубят, щепки летят», щепки – человеческие жизни, в данном случае – жизни невинных младенцев. Так бывает всегда при желании незаконного присвоения власти, где служение людям лишь имитация, а цель одна – любыми средствами удержаться у власти.








6.jpg


Но справедливости ради надо заметить, что если этот принцип управления и сохранения власти во что бы то ни стало используется и законным преемником, то можно найти множество печальных примеров в истории человечества употребления власти не по заповеди Божьей, а в угоду своему эгоизму. Один из них – история с Каином и братом его Авелем. Оба брата – и первосвященники, и законные правители, так как в теократический период не было деление власти на светскую и религиозную. Авель служит по Богом установленным законам, Каин – беззаконно, на свое усмотрение. Такое служение, в общем-то, с точки зрения гуманизма выглядело даже благородно, именно выглядело, но, по сути, было беззаконно.
К каким последствиям это привело? Каин возненавидел Авеля и убил его. Почему? Что привело к агрессии? Незаконно, согласно Божьему установлению, служение, а служение – это всегда кому-то, для Каина оно было служением эгоизму, служением себе и ради себя, на свое усмотрение.
В принципе, это признаёт и Макиавелли, когда вкратце предостерегает законного преемника, впавшего в отступление и распущенность. «Обратимся теперь к Коммоду. Будучи сыном Марка, он мог без труда удержать власть, полученную им по наследству. Если бы он шел по стопам отца, то этим угодил бы и народу, и войску, но, как человек жестокий и низкий, он стал заискивать у войска и поощрять в нем распущенность, чтобы с его помощью обирать народ. Впоследствии он был низложен и казнен. Причина? Преступление против Бога и народа, над которым он был поставлен служить верой и правдой».
Тот, кто не за веру подвергся мученичеству, недостоин мученического венца, ибо он мучим за свои грехи, а не во имя Бога

Есть попытка в западной идеологии всякого пострадавшего возводить в ранг мученика. Совершенно очевидно, что не всякий казненный, даже если и законный преемник, есть мученик, и это хорошо понимал царь Иоанн Васильевич, читая отцов Церкви. «Тот, кто незаконно, то есть не за веру, подвергся мученичеству, недостоин мученического венца; божественный Златоуст и великий Афанасий в своем исповедании говорили: воры, разбойники, злодеи и прелюбодеи предаются пыткам, но они не мученики, ибо они мучимы за свои грехи, а не во имя Бога».
Божественный апостол Петр говорил: «Лучше пострадать за добро, чем за зло» (1 Пет. 3: 17). В своем послании к Курбскому Иоанн Грозный четко формулирует иерархию отношений между Богом и человеком, царем и подданными. В этом вырисовывается идеал правителя и правления, иерархия, как граница, очерченная рукой Бога, которую никто не имеет права нарушать. Такие понятия Иоанн черпал из Священного Писания и Святого Предания, воссоздавая Москву, как Третий Рим.








7.jpg


«Вспомни, когда Бог избавил евреев от рабства, то разве он поставил над ними священника или многих управителей? Нет, он поставил над ними единого царя – Моисея, священствовать же приказал не ему, а брату его Аарону, но Аарону зато запретил заниматься мирскими делами; когда же Аарон занялся мирскими делами, то отвел людей от Бога. Видишь сам, что не подобает священникам творить царские дела». Далее приводится обширная история, в которой перечисляются периоды правления судей и царей над народом израильским. Там же приводится множество примеров, из которых видно: когда принцип правления не нарушался, было благо для царства, а где были нарушения, например, «когда пророк Илья взял на себя священническую и царскую власть, то, хотя он сам был праведен и добр, все соблазнились богатством и славой, сыновья его Офни и Финеес отступили от истины, и погиб он сам, и сыновья его, и весь Израиль был разбит».

Андрей Иванович Солодков
10 апреля 2022