Как быстро развить экономику и как все быстро потерять

23.06.2020

Несмотря на тяжелую внешнеполитическую и экономическую ситуацию, наложившуюся на проблемы отечественной экономики, в России на сегодня сложились все необходимые условия для быстрой реализации нового экономического и социального курса государства Программа «Курс Благополучия»  (или коротко Курс) призвана привести к быстрому экономическому росту без дополнительной инфляции и к ещё более быстрому росту доходов населения.

В предыдущих материалах мы подробно изложили действия, способные в короткие сроки изменить траекторию развития российской экономики. Рассказали про опыт Китая и Японии в задействовании «белых», здоровых, государственных денег для роста экономики страны.

Сегодня мы поговорим об экономическом опыте Бразилии, вспомним, что из механизмов программы «Курс Благополучия» было задействовано в программе улучшения жизни народа этой страны. Не менее интересно, как чуть позже достижения эти были обнулены.

Начнем с двух вопросов:

1. Кто планирует развитие экономики – государство или банки?

2. Надо ли государству внимательно следить за тем, что происходит в сфере СМИ и ВУЗов?

При любом развитии экономики планы всегда существуют. Иначе не бывает.  Любая экономика, даже самая рыночная на поверку оказывается плановой. А что же хаотичное развитие в виде «невидимой рукой рынка»? Даже если она, эта пресловутая «рука» и существует, то она лишь рука, не голова!

Вопрос лишь в том – кто планирует развитие экономики конкретной страны?

Эту роль выполняют или крупнейшие частные банки, выдающие большую часть новых кредитов частному сектору? Или государство, если оно имеет достаточное влияние на экономику страны через бюджетные расходы, и через выдачу новых кредитов от госбанков? Обе стороны, и частные банки и государство, участвуют в этом процессе, влияют на окончательный результат.

Даже государство с большим влиянием своих бюджетных расходов на экономику, и даже с большой долей новых кредитов, приходящихся на госбанки – оно не всегда проводит последовательный курс на экономическое развитие. Современная Россия – классический пример ситуации, когда внешние финансовые группы имеют столь большое влияние на конкретных чиновников и руководителей экономического блока, что могут направлять экономическую политику в целом, и даже планирование конкретных отраслей в желаемую им сторону.

В схожей ситуации находилась и Бразилия конца ХХ века, около 20 лет назад. Страна с самого своего основания в начале ХIХ века находилась в постоянной зависимости от частного финансового капитала. Будучи большую часть своей истории крупнейшим нетто-экспортером, Бразилия, как и Россия до революции, умудрялась регулярно накапливать огромные внешние долги перед печально известными мировыми банкирскими семьями. Пытаясь выстроить основу нового государства, с самого обретения независимости, власти Бразилии брали у них займы, не рискуя организовать денежное обращение самостоятельно. При этом сильно завися от банков же, кредитовавших покупателей экспортных товаров Бразилии. Отличительной чертой бразильской ситуации было сильное влияние на ситуацию со стороны богатых семей связанных с экспортом кофе и каучука. Позже – нефти и других сырьевых товаров.

Длинная череда революций и переворотов разного толка привела в итоге страну к ситуации 1990-х годов, когда она была самым большим должником в мире, и уже не могла даже вовремя оплачивать проценты по долгам.  Тогда же большинство госбанков в Бразилии были приватизированы, было несколько попыток неолиберальных реформ.

Что важно: в 1960-е и 1970-е годы разные правительства в Бразилии активно проводили политику импортозамещения, выстраивая все базовые отрасли промышленности (цемент, сталь, химия). Было несколько периодов быстрого роста, сменявшихся периодами застоев, быстрой девальвации бразильского реала и инфляции. Тогда же появились государственные банки развития и самый большой и заметный из них BNDES (Национальный Банк Социально-Экономического Развития). В стране сложилась своя политическая культура, в том числе и из бывших диссидентов, часто претерпевших несправедливые заключения, пытки, издевательства.

К 2002 году сложилась уникальная ситуация. С 4-й попытки президентские выборы выиграл Луис Игнасиу Лула да Силва – политик и профсоюзный деятель, выросший в трущобах. Чтобы восстановить выплаты страны по внешнему долгу, он начал с неизбежной политики жесткой экономии,. Но дальше он сделал удивительный ход. Не посягая на основы финансовой системы страны, его правительство задействует три крупнейших банка развития, и в первую очередь вышеупомянутый BNDES, для резкого расширения кредитования экономики. Перед началом этой кредитной кампании, все три банковских учреждения получили докапитализацию от казначейства страны.

Можно выделить три главные направления новой политики:

  1. Строительство крупных предприятий в базовых отраслях и энергетике, часто задействуя государственные же строительные компании. Самый известный пример – каскад ГЭС на Амазонке.
  2. Помощь в кредитовании тех объектов и дополнительных мощностей у частных компаний, которые не успевали получить поддержку у частных банков (не хватало залогов, или очень длинный срок окупаемости проекта). Это высвободило кредитные ресурсы частных банков для всех остальных заемщиков, снизило проценты по кредитам.
  3. Бюджетные программы преодоления бедности – выплаты на детей школьного возраста при доказательстве их посещения школы, финансирование новых спальных районов вместо «фавел» (трущоб), и многое другое. За 10 лет это вполовину сократило бедность, на треть  уменьшило население трущоб, ввело миллионы людей в современный потребительский спрос и на современные рабочие места.

Прямые выплаты самому бедному населению и резкое расширение инфраструктурного, промышленного и жилого строительства быстро увеличило потребительский спрос. В период с 2001 по 2009 год доходы наименее обеспеченной половины бразильцев выросли на 53%, в то время как 10% самых богатых жителей страны увеличили свое богатство лишь на 13%.

Параллельно – новая кредитная масса, созданная госбанками, превысила 40% всех кредитов и позволила профинансировать экономический рост 5 – 9% до 2011 года. При этом — с наименьшей инфляцией по сравнению с предыдущими десятилетиями, и с наименьшими потерями для экономики во время кризиса 2008-2009гг по сравнению с большинством стран мира. Сам по себе рост ВВП Бразилии не выглядит столь впечатляющим как в Китае – но страна достигла существенного улучшения жизни большинства населения. Удивительны рассказы людей, работавших в Бразилии в эти годы – европейские экспаты с некоторой досадой рассказывали про резко увеличившиеся расходы среднего бразильца, про увеличившиеся зарплаты сотрудников, про выросшее жилищное строительство.

Коренное отличие от прошлых периодов экономического роста – этот рост был профинансирован без наращивания внешнего долга. Президент Лула был очень популярен и в стране, и за её пределами, как символ экономического развития на благо большинства населения.

Этот период развития был прекращен давлением извне. Сначала Лула был смещен с поста президента кампанией в «независимых» СМИ, в которой главной была тема коррупции. Но все, что в итоге смогли предъявить самому Луле – его дом был отремонтирован строительной компаний с большими государственными подрядами.

Его соратница Дилма Руссеф, министр энергетики, потом глава администрации президента, победила на президентских выборах в конце 2010 года, и продолжила основные части экономической политики Лулы. Чуть позднее, в апреле 2016 года и сама Дилма потеряла свой пост (формально – с 31 августа 2016 года) в результате импичмента запущенного парламентом по требованию оппозиционных партий (в декабре 2015 года).  Обвинение было все тем же – коррупция.  Импичмент начали в связи с якобы открывшимися нарушениями бюджетного процесса и непрозрачностью в расходовании госcредств для выборов. Стоит отметить, что Дилма Руссеф защищала Лулу как могла, успев ещё в 2016 году назначить его на должности,  дававшие ему иммунитет от преследования. Но потеря Дилмой своего президентского поста лишила защиты и Лулу. После долгого следствия, в июле 2017 года бывший президент Бразилии был осужден, а в апреле 2018 года арестован и помещен в тюрьму.

Почему страна, где большинство населения вышло из крайней бедности благодаря харизматичному, популярному президенту, не поддержала ни его, ни его преемницу? Ответ прост – большинство СМИ Бразилии ещё раньше стали контролироваться международными группами или местными предпринимателями «имеющими влиятельных иностранных партнеров». Большие деньги, поддержка США, фактически купили оппозиционные партии, и те, в рамках легитимного политического процесса стали «раскачивать» бразильское общество по классическому сценарию «оранжевой революции».

Несколько сотен тысяч экзальтированной молодежи, «творческого класса» оказались шумнее и организованнее, чем десятки миллионов бразильцев, выбравшихся из нищеты. Расследования коррупции тех лет смешно читать – машины скорой помощи, купленные на 10% дороже, с перечислением разницы в предвыборные фонды политиков. Отремонтированные квартиры. Конечно, это некрасиво, но все перечисленное едва тянет на сотую часть того мародерства, которое обычно разворачивается под прикрытием МВФ и неолиберальных лозунгов в ходе приватизаций и валютных манипуляций! Учитывая крайнюю предвзятость ведущих «независимых» бразильских СМИ против Лулы, многое из  того, что ставилось ему в вину —  вполне могло иметь другое объяснение.

Каковы последствия правого переворота, который привел к власти Мишеля Темера? Социальные программы поэтапно сворачивались. Обвинения госбанков и госкомпаний в коррупции стали поводом для сокращения амбициозных программ развития, которые они финансировали. А год назад и сам «сменщик» Дилма Руссеф — Темер сам погряз в обвинениях в коррупции. Только уже на гораздо более крупные суммы, и бесславно проиграл выборы правому популисту Болсонару, выступившему с множеством правильных речей, но в итоге ещё тверже привязавшему Бразилию к прозападному курсу.

Первая буква в аббревиатуре БРИКС просто… пропала. Бразилия из активного участника этого блока сразу превратилась в пассивного наблюдателя. Рост экономики страны упал до нынешних российских уровней. Валюта снова девальвировалась.

Бразильские уроки для России.

Тут будет уместным ещё раз пояснить, что такое «белые», здоровые – и токсичные, или «черные», деньги.«Белые» деньги создаются государством.  Создаются любым способом – займами граждан и частных компаний от госбанков, займами государства от госбанков, или прямой эмиссией денег на казначейских счетах. В случае использования «белых» денег для кредитования экономических проектов, процент по ним превращается в доход государства как акционера банка, выдавшего новый займ. А сами новые деньги создаются государством буквально из воздуха, не обременяя страну внешними займами и новыми налогами.

Токсичные, или «черные» деньги – создаются новым займами от частных банков. Причем заемщиками могут быть как частные компании и отдельные люди, так и само государство, когда пытается через долг финансировать больше расходов, чем это можно поддержать собираемыми налогами. Процент по займам, выданным «черными» деньгами, становится доходом международного частного финансового сектора и ведет к постепенной потере государственного суверенитета, и переходу активов страны под внешний контроль.

А теперь, вспомнив разницу между двумя видами денег (в зависимости от их происхождения), вспомним Бразильские уроки для России.

1. Урок Первый – делая разворот в сторону «белых денег» и благополучия для большинства, нельзя забывать про ту часть элиты, которая имеет заграничных «друзей» и спонсоров. С самого начала воплощения нового курса нужно одновременно «покупать» лояльность большего круга элиты страны путем их вовлечения во множество новых проектов. Должен быстрее сложиться круг богачей и политиков, которым есть что терять в случае сворачивания нового курса.

Но при этом необходимо жесткое, быстрое давление на нелояльную часть элиты. Она должна максимально быстро лишаться влияния на правительство, на бюрократический аппарат, на СМИ.

И категорически нельзя оставлять легких возможностей разбогатеть вне выполнения национального курса на экономический рост. Более конкретно – валютные спекуляции и вывоз капитала нужно ограничивать не только потому, что такие ограничения помогают экономическому росту. Но ещё и потому, чтобы эти легкие, полукриминальные заработки меньше конкурировали с богатством в реальном секторе экономики, получаемому благодаря новому курсу властей.

И – чтобы эти спекулятивные, легкие деньги меньше использовались для финансирования борьбы против правительства! Бразилия, в отличие от Японии из нашей предыдущей статьи, на удивление легкомысленно оставила эту область без контроля, и потому в критический момент «получила» очередной девальвационный шок после скоординированной атаки на бразильскую денежную единицу (реал). Эта атака осуществлялась в период c августа 2014 года и до самого марта 2016 года, пока не был предрешен уход Дилмы Руссеф с поста президента.

2. Второй урок. Не должно быть внешнего контроля над национальными СМИ и над руководством ведущих экономических ВУЗов страны. Даже в виде «совместных проектов» и «иностранных инвесторов», которые решили вдруг вложить средства в отечественную систему образования и тем самым получили контроль над учебным заведением или телеканалом. Даже над деловыми изданиями, каким бы малым ни казался их тираж по сравнению с остальными газетами или с аудиторией телеканалов, нельзя подобного допускать. Любой доступ внешнего влияния к контролю над умами населения смертельно опасен. А в деловых изданиях, как и в руководстве ВУЗов, внешнее влияние помогает противнику быстрее формировать негатив в обществе по отношению к экономическому курсу властей.

3. Третий урок. Даже самое популистское движение у власти, реально способствующее благополучию большинства, не может рассчитывать на быструю самоорганизацию поддерживающего его населения. Рядовой гражданин вправе рассчитывать на способность власти защитить себя самой. И потому – устойчивость политической системы не должна зависеть от попыток спрятать 10% от стоимости машин скорой помощи на нужды ближайших выборов. Власть должна, обязана активно проталкивать нелиберальные голоса и взгляды в политическую повестку, в СМИ, в правительственные посты, в руководство ведущих ВУЗов.

Поведем итог:

Бразилия это яркий пример резкого улучшения жизни значительной части населения за относительно короткий период при очень скромном и точечном задействовании механизмов роста описанных в программе «Курс Благополучия». При этом в период 2002 – 2016  гг. жить лучше стали миллионы бразильцев, которые уже вспоминают это время с большой ностальгией. Но в ещё большей степени история Бразилии поучительна с иной стороны. Это пример того, как можно успешно начать, но не суметь расширить достигнутый успех, не суметь закрепить достигнутые позиции. А в итоге позволить глобалистам снова взять верх, в ущерб большинству населения страны.

И последнее – экономические успехи Бразилии были обнулены хозяевами мировых денег под лозунгом борьбы с коррупцией.

Так, что «не все золото, что блестит»…

Группа разработчиков экономической программы

«Курс Благополучия»

P.S. Предыдущие материалы с сайта экономической программы «Курс Благополучия»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: