Мифы, которые не дают России идти вперед

22.08.2020

Прекрасный программный материал поднимает важнейшую проблему – выработки цели. Куда идёт Россия, до сих пор непонятно. А раз так – нет стратегии, ведь если нет цели поездки, маршрут построить невозможно.
Что же есть? Есть тактика – в основном это реакция на ходы соперников и противников.
Помимо цели, стратегии и тактики для успешного движения страны вперед нужно верное, адекватное понимание окружающей нас реальности.
Об этом статья Михаила Иванова из газеты «Завтра».

Источник: Газета «Завтра» © Михаил Иванов


Россия и противник: стратегия победы

«Если вы знаете своих врагов и себя, вы одержите победу во всех сражениях; если вы не знаете своих врагов, но знаете себя, вы выиграете одно из каждых двух сражений и одно проиграете; если вы не знаете ни своих врагов, ни себя, вы рискуете потерпеть поражение в каждом сражении». 

Сунь-Цзы, «Искусство войны»

Россия оказалась в ситуации, когда впервые за столетия стала возможной подлинная победа над своим извечным противником. Для России стало реальным обеспечить себе несколько десятилетий мирного развития – как в 1945 году.

Для этого нужно отказаться от трёх мифов, трёх губительных для нас обманов:

1) Миф Первый («Плохая новость»). Российская экономика слишком мала относительно западной системы. Мы не можем в одиночку воевать с ними, или просто противостоять им. Вот если мы со временем собьём какой-то альянс. Может — с Китаем. А может – вообще альянс всех миролюбивых сил планеты, за все хорошее и против всего плохого. И вот тогда уж…

2) Миф Второй («Хорошая новость»). Запад в кризисе, вот-вот распадётся на несколько региональных зон. В Америке вон, вообще, чернокожие бузят….Надо пытаться восстанавливать отношения с Европой. А в Америке пусть Трампа опять выберут, и он начнет с нами дружить против своего глобалистского «болота». Так что давайте не лезть, не мешать, скоро все само сложится в нашу пользу.

3) Миф Третий. («Лишь бы не было войны») Мы мирные люди, нам чужого не надо, лишь бы эти злодеи к нам не лезли, а там пусть как хотят над всем миром измываются. А мы – будем «крепить оборону», делать саму мысль о нападении на нас бессмысленной, и все такое прочее.

Реальность совсем другая. Чем быстрее мы распрощаемся с этими вредными мифами – тем быстрее мы улучшим свои шансы выжить в этой схватке.

Ответ на Миф Первый: российская экономика вполне может быть самодостаточной, если позволить её финансовой системе работать максимально похоже на китайскую модель. Население в 140 – 150 миллионов человек и оставшийся научный потенциал позволяют иметь достаточный масштаб производства для 2 – 3 ведущих игроков в каждой отрасли, если государство субсидиями и грантами помогает в ключевых проектах импортозамещения. И если именно государство создаёт большую часть новой денежной массы через госбанки и институты развития.

Главные моменты:

Россия всё ещё достаточно большая – во всех смыслах. Доступ экономики к денежной массе от государственных банков – резко снижает требуемый размер рынка для самодостаточной торговой зоны. Потому что активная поддержка государства способна компенсировать риски создания первого образца оборудования или компонента. Как принципиально нового продукта, так и просто продукта своего производства, замещающего импорт уже давно известного, но очень успешного и нужного продукта.

Конечно, присоединение других стран к одной торговой зоне с Россией расширяет масштаб экономики, облегчает задачу. Но нельзя делать и без того сложную ситуацию заложником того, когда Россия найдет общий язык с Белоруссией, Украиной, другими постсоветскими странами. Нужно экономическое решение прямо для сегодняшнего момента, и оно очень реалистично.

За пределами микроэлектроники – большинство базовых технологий принципиально не менялись 20-30 лет, что сильно облегчает задачу убрать технологическое отставание.

В фармацевтике больше половины новых молекул, приходящихся на онкологию, сердечно-сосудистые препараты, препараты по диабету 2 типа (суммарно более половины ввоза сложных препаратов) вообще не нужно «импортозамещать» — они изначально созданы как часть мошенничества, пытаясь задорого «лечить» проблемы с давно известными и дешёвыми решениями. За гораздо меньшие деньги можно пригласить в Россию всех желающих «врачей-диссидентов» из западных стран для организации альтернативных врачебных и фармацевтических исследовательских школ.

Наша подлинная проблема – отсутствие политэкономической теории, объясняющей как работает мировая экономика, и как действовать. Если бы только общеизвестная политэкономическая теория уверенно объясняла бы и «экономические чудеса» (периоды быстрого экономического развития) десятков стран в ХХ веке, и «количественное смягчение» как ответ Запада на мировой кризис 2008-2009гг, и развитие Китая последних 20 лет…. Но такой теории целиком пока нет. Её предстоит быстро выработать, если мы хотим увереннее выстраивать свой новый курс в экономике. А пока теории нет, то хотя бы — Просто. Смотри. Что. Делает. Китай.

Ответ на Миф Второй – в кризисе не наш противник, а отдельные западные страны. Нашим противником является единая мировая финансовая система и те, кто через неё выстраивает господство над миром. Назовем их здесь и далее «финансовые глобалисты» для краткости. США и отдельные страны действительно в глубоком кризисе – но лишь потому, потому что так выгодно «финансовым глобалистам» — нашему подлинному противнику.

Выход из экономического кризиса всегда на расстоянии вытянутой руки – и для нас, и для самих западных стран. Решение -всегда в буквально в нескольких месяцах осознанной политики на разрешение кризиса. Здесь мы опять возвращаемся к глубинной причине в основе первого Мифа – отсутствие проверенной, пользующейся доверием политэкономической теории, объясняющей реальную экономическую жизнь.

Нынешний кризис — всё ещё не окончательный, и «финансовые глобалисты» не находятся в той крайней точке, в которой они были в 1930-е годы. Когда мировая экономика действительно была на грани краха, фермеры и безработные в США умирали от голода в масштабах, сравнимых с худшими моментами неурожая и коллективизации в СССР в те же годы – а советская система действительно становилась самой привлекательной альтернативой для рядового жителя Запада.

Вот тогда, сразу несколько стран получили «лицензию», разрешение отступить от правил игры «финансовых глобалистов». Германии позволили быстро возрождать свою экономику на основе государственных денег. Они это сделали столь успешно, что с 1931 года за 10 лет они построили экономику и военную машину, пригодную для нападения на СССР. В США Рузвельт получил свободу создать Финансовую Корпорацию Реконструкции – практически, огромный госбанк для роста экономики.

То есть, тот кризис был столь серьёзным, что «глобалисты» тогда были готовы рискнуть позволить настоящим экономическом законам работать на максимальный рост, максимальное благосостояние для большинства населения. Уже после преодоления кризиса 1929-1933 гг. и после Второй мировой войны – появилась задача преодолеть привлекательность советской модели. И только с середины 1970-х годов, когда «глобалисты» договорились с пораженческой советской элитой, началось сворачивание государства и модели всеобщего благосостояния на Западе.

А сегодня мы такой отчаянной ситуации ещё не наблюдаем. Никаких новых позволенных отступлений от «Вашингтонского консенсуса». Китай не в счёт – ему дали «послабление» ещё на излёте существования СССР, как желанному противовесу для СССР, и вообще не подумав, как следует (стратегическая глупость и идеологизация решений вопреки здравому смыслу вообще свойственны нашему врагу). Сегодняшняя Германия тоже не в счёт – её уникальная банковская система, противоречащая «Вашингтонскому консенсусу» и основа её экономической мощи, более чем уравновешивается абсолютной внешнеполитической несамостоятельностью.

Значит, задачи «хозяев денег», финансовых глобалистов всё ещё вполне достижимы без радикального изменения существующей системы экономики мира. Скорее наоборот – «хозяева» чувствуют себя достаточно уверенно, чтобы продолжать давить на Китай, ища способ, как прекратит его затянувшуюся игру против финансовых правил. Коронавирусная эпопея действительно ослабила мировую экономику и большинство государств. Но и интересы глобалистов по максимальному наращиванию госдолга, перераспределению собственности в экономике Запада нынешней ситуацией тоже успешно выполняются.

И небольшое ослабление национальных государств сегодня выглядит предпочтительным сценарием для «глобалистов». Достигается ли это вирусной пандемией, или масштабными протестами в США, или давлением на Германию с целью остановить «Северный поток–2», или попытками Турции создать максимум хлопот для России по всему Ближнему Востоку.

Поэтому у России не получится сидеть и ждать того, когда её Китай с Ираном позовут на достойных условиях в союз против негодяев. Или ждать, пока беспорядки в США слишком их ослабят. Или ждать, пока страны ЕС мужественно начнут противостоять давлению США, в том числе и по «Северному потоку–2». Скорее, получится наоборот. Страны будут ослабевать, будут ещё более податливы внешнему давлению единого «глобалистского» центра – и будут ещё активнее играть против России.

И тот же Китай будет крайне осторожен в своих шагах, будучи вынужден полагаться только на свои силы и ресурсы. В глазах китайского руководства – поговорите с немолодыми китайцами, интересующихся историей — Россия не ушла с пути системного пораженчества, на который она вступила после убийства Сталина. А, значит, на неё нельзя полагаться в долгосрочном противостоянии. Неучастие в американских антикитайских блоках, поставки нефти, и, когда нибудь, всё же скопировать удачный русский двигатель для истребителя (пока до сих пор не получается!) – вот и вся практическая польза от России для Китая на сегодня.

Следовательно, наш противник не менее силен, чем когда-либо, и свой «режим форсажа» в экономике он ещё не включил. Россия может выиграть только если чётко определит своим противником именно «глобалистов», а не отдельные страны – и только если решится на максимальное задействование подлинных экономических законов прежде, чем это сделает противник.

Если мы определились с противником, то ясной становится и суть победы. Вернуть в Россию способность к быстрому экономическому росту. Снизить контроль «финансовых глобалистов» над правительствами западных стран через дискредитацию существующей системы.

Ответ на Миф 3: настрой только на оборону не поможет. России всё равно придется выбирать наиболее действенные меры против противника, снижающие его способность наносить нам ущерб. И только тогда — другие страны увидят ценность от совместных действий с Россией. Только тогда внутри европейских стран появятся представители элит, которые рискнут противостоять финансовым глобалистам.

Эта часть – самая сложная. Если первые два мифа имеют дело с  правильным пониманием сильных и слабых сторон России, и с пониманием противника, то отказ от третьего мифа предполагает готовность к опасным, активным действиям.

Как именно, какими ближайшими практическими шагами можно перейти в наступление, перехватить инициативу – тема отдельного разговора.

Пока лишь очертим контуры требуемого сценария победы:

Первое. Он должен быть именно наступательным планом. Именно он вызовет максимальную напряженность, давление со стороны западных элит на своих «спящих» внутри российской элиты и позволит быстрее локализовать и обоснованно бороться с данным очагом заразы.

Особенность координации и принятия решений среди западного истеблишмента  — отсутствие единого административного центра, сетевая структура кругов согласования единой позиции. Отсюда — относительно долгий срок выработки новых планов, и слабость неидеологизированной оценки происходящего. Многие из их тактических ответных действий легко предсказуемы и могут быть спровоцированы в желаемую сторону – но только если с нашей стороны постоянно проявляется инициатива, не дающая противной стороне больше 3 месяцев на выработку согласованного плана действий. В украинских событиях согласованный ответ (провокация с малайзийским Боингом и масштабные санкции) был готов через 4 месяца. В сирийских событиях, в военной составляющей украинского кризиса —  согласованное противодействие началось через 1,5 — 3 месяца. Военные ответы вырабатываются быстрее и профессиональнее – но не на все проблемы возможен военный ответ силами противника, уже работающими в конкретном регионе. При этом новая тактика всегда была в рамках прежней стратегии и набора идеологических установок. Даже когда новая стратегия зависит от честной оценки экономической или политической реалии – авторы статей в изданиях типа «Иностранные Дела» должны сначала найти концепции и формулировки, не противоречащие глобалистской идеологии. Это сильно задерживает противника в пересмотре прежней позиции.

Новые стратегии появляются в течение двух лет после осознания новых угроз и цикла обсуждения в полузакрытых обществах типа Совета по внешним связям. Пока нет новой стратегии – даже новые тактические варианты ищутся в рамках прежней стратегии. Обязательно происходят формальные мероприятия – форумы, встречи различных пресловутых клубов, чтобы корректировался перечень приоритетов и угроз. Им важна «полу-публичность» — достаточная открытость обсуждения, чтобы этим легимитизировать новый подход перед конкурентами по выбору плана действий. Но при этом СМИ и официальные власти подчеркнуто игнорируют даже те немногие раунды согласования, про которые есть открытая информация. А встречи, на которых есть представители международного финансового сектора (кроме встреч с участием МВФ, Всемирного Банка) не раскрываются в принципе.

Одним словом, нужно решиться на динамику «новый шаг каждые три месяца», каждый раз делая его в новой области действий (финансы, военная помощь, общественные проекты внутри и вне России) или регионе.

Второе. Наступательный ответ должен использовать слабые стороны противника в шатком моральном обосновании своего господства. Одна из них – вымышленность «глобальной войны с террором» и уязвимость части западной верхушки через её причастность к сфабрикованным «актам террора» начала 2000-х годов. Возразят – что их тотальный контроль над СМИ и интернетом не позволит распространять правдивую информацию о тех событиях. Но есть много приемов, как преодолеть это. Личные санкции против тех, кого Россия объявила «преступниками против человечества». Первый раз посмеются – «мы и так в Крыму отдыхать не собирались». Второй раз – напрягутся, когда в Москве проведут конкурс студенческих работ с большим количеством участников из арабских стран на тему «исторические исследования геноцида ХХХХ в стране ХХХХ и роли в нем западных НКО и спецслужб». Или конгресс историков по изучению конкретных малоизвестных страниц Второй мировой войны. Там ведь много чего можно изучать, удивляясь найденному! Третий раз уже очень забеспокоятся, когда Россия попросит работающие здесь ТНК и иностранные банки доказать отсутствие среди их акционеров конкретных «подсанкционных» персон, аргументированно обвиняемых в организации самых известных терактов, с финансовыми и юридическими последствиями нарушений данных требований. Или – доказать отсутствие подсанкционных лиц на самолетах, пересекающих российское воздушное пространство.

То есть — логически, организаторы терактов в Нью-Йорке и нападений на Норд-Ост или школу в Беслане суть одно и то же, и потому Россия имеет моральное право преследовать и тех, и других одним списком и одним законом. Один раз убедив весь мир в единой мировой террористической угрозе, но выполнив главные нападения слишком грязно – «глобалисты» создали свою финальную уязвимость. Это – их «игла Кащея Бессмертного». Легко доказываемая техника исполнения конкретных терактов автоматически делает их организаторов виновными во всей остальной «глобальной войне с террором» последних 20 лет.

За небольшие деньги можно организовать помощь по переселению и обустройству пострадавших от самых извращенных проявлений ювенальной юстиции, ЛГБТ-толерантности, преследуемых инакомыслящих. Несколько сотен реальных людей, получивших поддержку за первый год, дадут колоссальную поддержку среди десятков тысяч остальных граждан Запада, озабоченных теми же опасностями.

Другое слабое место противника – накопившиеся извращения в повседневной жизни западного обывателя. Стоимость жилья, большую часть которой составляют финансовые услуги и цена земли (то есть, тоже кредитная составляющая). Фармацевтика, которая обогащает фарминдустрию и международный финансовый сектор вместо лечения самих болезней. Продукты питания, цель которых — создавать спрос на препараты-статины, на лекарства от Альцгеймера и Паркинсона, и на услуги кардиохирургии. Новые вакцины, цель которых бесплодие и химический контроль над человеком. Политическая корректность и беззащитность перед «беженцами» или «меньшинствами» любого рода. Трудность – всё чаще и чаще — создать или сохранять традиционную семью. Расходы на оборонный сектор, которые все больше превращаются в механизм перекачивания финансовых ресурсов от налогоплательщиков к тем же «финансовым глобалистам». Ювенальная юстиция, превратившаяся в отрасль поставки психологически травмированных детей для извращенных нужд некоторых богатых. Ответ на «дело Магнитского», когда Россия прекратила «поставки детей» на Запад, вызвал ярость западного истеблишмента именно как прерывание канала снабжения материалом для извращенцев и для нужд в органах для пересадки.

Наступательный вариант должен создавать из России образ общества, свободного от самых извращённых форм контроля и подавления среднего человека. Чтобы переезд в Россию казался решением для все большего числа западных жителей.

Третье. Наступательный вариант должен наносить ущерб «глобалистам» гораздо больший, чем ущерб реальному сектору отдельных стран. Каждое изменение экономической политики должно снижать доходы и контроль финансового сектора, и некоторых наиболее агрессивных и политически активных транснациональных корпораций — но увеличивать доходы жителей и многих компаний. В первую очередь в России – но и в других странах тоже.

Важная промежуточная цель – оказаться в ситуации, когда часть западных стран уже рассчитывает на новую экономическую реальность и увереннее сопротивляется внешнему контролю, а часть все ещё добросовестно исполняет планы международных «кукловодов».

С чего всё начнётся? – нужен второй момент, похожий на Крым февраля 2014 года. Нечто, что не вернуть обратно, как не собрать в чернильницу чернила, вылитые в реку.

Победа России полностью реальна. Мы всё ещё можем успеть до того, как внешние силы дожмут внутреннюю ситуацию в России, удушая её экономику в рамках существующей финансовой модели. До того, как внутренние предатели раскачают ситуацию через очередные эпизоды типа протестов в Хабаровске. И до того, как глобалисты решатся в управляемом порядке вернуть часть эффективной экономической модели в жизнь западных стран – чтобы быстрее восстановить их военную мощь.

Время восхитительной надежды для всех нас! Наши дети всё ещё не обречены жить в мире победившего либерального тоталитаризма.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: