На что шли женщины, чтобы попасть в танковые войска в годы войны

10.09.2021

На что шли женщины, чтобы попасть в танковые войска в годы войны

Источник: rg.ru @ Евгений Китаев
Участие женщин в Великой Отечественной войне было настолько массовым, что стало социальным явлением. Санинструкторы, связисты, снайперы, пилоты — они служили практически во всех войс­ках. Но многим ли доводилось слышать о женщинах-танкистах?

В силу психологических и физио­логических особенностей трудно найти столь неприемлемую для них воинскую специальность. Танкисты испытывали колоссальные перегрузки, поэтому отбор в экипажи производился особый. Механику-водителю того времени для управления танком требовались огромные физические усилия, особенно на Т-34, в бою ему приходилось переносить и наибольшее психологическое напряжение. Тем не менее известны случаи, когда женщины успешно воевали мехводами, а кроме того, служили командирами боевых машин, испытателями, военпредами.

Много лет посвятил изучению этого гендерного феномена доцент Уральского филиала Финансового университета при правительстве РФ кандидат исторических наук Игорь Ковшов.

Особый случай

— Это представители первого советского поколения, воспитанного в духе борьбы, преодоления трудностей, — рассуждает Ковшов. — И поколение это считалось обреченным на войну, было готово к ней психологически, а часто и профессионально.

У поэта-фронтовика Юлии Друниной есть такие строки:

«Я не привыкла,

Чтоб меня жалели,

Я тем гордилась, что среди огня

Мужчины в окровавленных

шинелях

На помощь звали девушку —

Меня…»

Стихи Друниной во многом отражают психологическое состояние женщин, не принимающих гендерного неравенства, даже в особых сферах, где, казалось бы, есть место лишь мужчинам. Но и тогда каждый случай зачисления девушек в танковые экипажи был уникальным — они неоднократно обращались за разрешением, в том числе к руководству страны.

На фото — милые черты

Уроженку Белоруссии Шурочку Самусенко, воевавшую ополченкой с июня 1941 года в стрелковых частях Западного и Брянского фронтов, дважды раненную, в Казанское танковое училище приняли лишь после обращения в Кремль к председателю Президиума Верховного Совета Михаилу Калинину.

После окончания учебы она лейтенантом попала в 97-ю танковую бригаду, формировавшуюся в то время в Челябинске. До следующего ранения в 1943-м Александра в уральской бригаде успела послужить в должности командира танка, взвода, старшего адъютанта (помощника начштаба) 288-го отдельного танкового батальона, офицера связи, была награждена орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды. После лечения в госпитале в начале 1944-го её направляют в Ленинградскую высшую офицерскую бронетанковую школу, которая дислоцировалась в Магнитогорске. Это единственное специализированное учебное заведение Красной Армии, которое вело переподготовку командного состава от командира роты до комполка. Во время обучения об Александре написали в местной прессе. Спустя шесть месяцев учебы в звании капитана она вновь оказалась на фронте. Погибла в марте 1945-го в Германии.

Александра Самусенко запечатлена, пожалуй, на одной из самых известных фотографий женщин-танкистов. На снимке молодая девушка в шлемофоне с поднятыми вверх защитными очками, повернувшись вполоборота на фоне тридцатьчетверки, с улыбкой смотрит на нас. На этом оставшемся в истории фото ей 21 год.

Повторила судьбу Маресьева

— Имя ещё одной женщины-танкиста Марии Лагуновой стало известно благодаря творчеству советского писателя Сергея Смирнова, — отмечает Игорь Ковшов. — Она родилась в Катайском районе, который тогда относился к Челябинской области, а в 10 лет с родными переехала в Свердловск, где впоследствии вступила в комсомол, устроилась электромонтером на фабрику «Уралобувь». Мария неоднократно ходила в военкомат, рвалась на фронт, но в составе группы девушек приехала в Челябинск, в 13-й запасной тракторный полк, готовивший водителей на тракторы С-65 и тягачи С-2.

После контузии, полученной на Волховском фронте, она попала в госпиталь, оттуда — в запасной стрелковый полк. Но в 1943-м, узнав о гибели брата, Мария обращается к Калинину: отправьте меня в танковые войска. Ее зачисляют в батальон механиков-водителей 2-й учебной бригады в Нижнем Тагиле. Вождению учится у лучшего инструктора полка старшины Сарнавина, на отлично сдает экзамены. Отказавшись остаться инструктором, на заводе вместе с экипажем участвует в сборке «своего» Т-34. В сентябре 1943-го танк Марии был подбит, а сама она лишилась ног. После нескольких месяцев упорных тренировок на протезах Лагунова возвращается в нижнетагильский полк, где служит ещё четыре года. Впоследствии, освоив радиодело, Мария работала заведующей радиоклассом, телеграфисткой. Вышла замуж, родила двух сыновей. Память о ней увековечена в городе Бровары и селе Княжичи на Украине, в Катайске и Нижнем Тагиле.

Расписалась на Рейхстаге

Ольга Поршонок в мирной жизни работала шофером в Ленинграде, поэтому стала водителем автомобиля в 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения, затем в 85-й танковой бригаде и 231-м танковом полку под Сталинградом, на Курской дуге. Освоив на фронте специальность механика-водителя Т-34, участвовала в освобождении Гомеля. В марте 1944-го её направили в 1-е гвардейское Ульяновское танковое училище, в батальон военных техников по профилю танков прорыва ИС-2. После выпуска Ольга отправилась в Челябинск, где формировали маршевые роты тяжелых танков. С апреля 1945 года младший техник-лейтенант Поршонок — заместитель командира по технической части роты ИС-2. Штурмовала Берлин, оставив на Рейхстаге автограф. Награждена шестью орденами и медалями. После победы Ольга вышла замуж за однополчанина, тоже механика-водителя ИС-2. Осенью 1945-го семья получила назначение для дальнейшей службы в 7-ю учебную танковую бригаду в Челябинск, где пробыла до 1946 года.

Война осталась в её книгах

Заметный след танковое прошлое оставило и в жизни гвардии подполковника, Героя Советского Союза, члена Союза писателей СССР Ирины Левченко. В 17 лет она пошла в ополчение, затем стала сан­инструктором. Выписавшись из госпиталя после тяжелого ранения, летом 1942-го через командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал-лейтенанта Федоренко она добилась, чтобы её отправили учиться на командира Т-34 в Сталинградское танковое училище, эвакуированное в Курган. Под учебные классы и казармы тогда приспособили холодные склады местного рынка, полуразрушенную церковь и ветхие бараки — 30 построек, находившихся в радиусе четырех километров. Зимой за городом начали строить танкодром с полигонами. Курсанты, в большинстве своем имевшие армейский и фронтовой опыт, справились со всеми труднос­тями. До завершения войны Левченко командовала танком, взводом, была офицером связи танковой бригады. А после победы написала несколько книг, вспоминая в них и время, проведенное в училище.

P. S.

В Вооруженных силах современной России женщинам запрещено иметь воинскую специальность «танкист».

Их ставили в пример

Изучив архивные источники, Игорь Ковшов пришел к выводу, что в танковых войсках воевало не менее 33 женщин, 13 из них служили на офицерских должностях, а также механиками-водителями. Почти все получили ранения и контузии, четверо погибли, одна пропала без вести. Еще 15 женщин-офицеров были на инженерно-технических, административных должностях в аппарате Главного автобронетанкового управления, в штабах фронтов и округов, преподавателями танковых училищ, военпредами на танковых заводах. Впрочем, и эти данные, отмечает историк, нельзя считать исчерпывающими.

До апреля 1942 года в РККА не вели специальный учет женщин в воинских частях. К тому же в случае кратко­временного пребывания в танковых экипажах эти факты часто не документировались. Имеются лишь отдельные ссылки на фронтовую и местную прессу, воспоминания ветеранов. Часть архивов вообще утрачена.

Анализ же судеб известных женщин-танкистов, резюмирует Ковшов, позволяет сделать вывод об их исключительно добровольном выборе танковой специальности и настойчивости в достижении цели. Желание представительниц слабого пола занять свое место в боевой машине не поощрялось в то суровое время, однако им и не препятствовали. Более того, на их примере воспитывали молодых воинов.

— У большинства наших героинь личная жизнь сложилась относительно благополучно, они создали семьи, — констатирует историк. — Правда, не все имели детей — сказались последствия перенесенных физических перегрузок, ранения и контузии.

Обложка: ТАСС

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: