Школа Геополитики Николая Старикова
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

НАТО прибедняется, чтобы не отдавать всё киевскому режиму

НАТО прибедняется, чтобы не отдавать всё киевскому режиму

Источник: Радио КП
7310
25 декабря 2023 г.
В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, говорили о самом главном в мировой политике.
Предлагаю вашему вниманию стенограмму прямого эфира.


Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Николай, здравствуйте.
Стариков: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, дорогие друзья, приветствую вас из Санкт-Петербурга.
Ворсобин: Думаю, что мы начнем, Николай, если вы не против, с заявления президента, с чего нам, собственно, еще начинать, если не с этого. Путин признал, что Запад переиграл Россию на Украине после 2014 года, пообещал не отдать свое. Хотя Путин также заявил, что воевать с НАТО вроде бы он не собирается. Николай, что вы заметили в заявлениях Владимира Владимировича, что было для вас необычным, неожиданным даже?
Стариков: Смотрите, во-первых, каждое выступление главы государства мы с вами должны рассматривать с точки зрения сигналов внутренней аудитории, сигналов внешней аудитории. Естественно, если это ответы на вопросы граждан и журналистов, там экономика, какие-то решения каких-то проблем, объяснения, почему поднялись цены на куриное яйцо и как нужно все это дело опускать обратно. Сегодня, кстати, дорогие друзья, хотел поздравить вас с днем военной контрразведки, но, я надеюсь, мы потом еще, Владимир, об этом поговорим. Сегодня президент выступает перед расширенной коллегией Министерства обороны. Поэтому, конечно, в своей речи он касается течения и хода специальной военной операции, говорит о тех проблемах, которые были выявлены в ее ходе, говорит о том, как эти проблемы нужно решать. Президент использует эту площадку все равно для посыла сигналов внешних и внутренних. Но вот я хотел бы остановиться в данном случае на внешних сигналах. Что мне показалось важным. Потому что сигнал для внутренней аудитории это, например, еще четкое ясное повторение тезиса о том, что Горбачеву обещали не расширение НАТО, но в очередной раз обманули, причем президент говорит, что врут постоянно, беззастенчиво. И, соответственно, здесь позиция президента понятна - мы больше их не слушаем, мы отстаиваем свои интересы. Переговоры возможны только в ситуации, когда мы отстаиваем свои интересы, ничего сдавать не собираемся, а вот внешняя аудитория...
Ворсобин: Давайте по внешней аудитории попозже, у нас еще много впереди времени. Вот вы сказали два тезиса, мне показались они любопытные. Во-первых, что резко выросла военная активность блока НАТО в целом, увеличилась численность войск НАТО, и что обещали не расширяться и расширились. Это мне напоминает историю, когда человек находится в болоте, он пытается из него выбраться, а его тянет все глубже. Примерно то же самое, как это НАТО расширилось, сразу после начала СВО вошла Финляндия, сейчас войдет еще и Швеция. То есть в ответ на активность России, это первое. А второе, по поводу активности НАТО, после Горбачевского времени и в нынешнем веке НАТО уменьшало обеспеченность своих войск, оно сокращало расходы на военную часть. Поэтому с одной стороны, да, государства входили в НАТО. Но говорить о том, что усилились войска НАТО нельзя. Потому что сейчас они уже стоят с пустыми складами, они явно не рассчитывали вообще на ведение подобных конфликтов, и сейчас их угроза, в этом смысле, видится минимальна.
Стариков: Ваш тезис я понял. В своем выступлении президент говорит, что ему, Путину, говорили, что блок не военный, а политический, то есть пытались и здесь, как говорится, обманывать. Владимир, есть такая наука, она называется арифметика или математика, как вам больше нравиться. Когда вы говорите, что склады Соединенных Штатов Америки, НАТО частично опустошены, во-первых, не надо верить НАТО на слово. Потому что ситуация, когда НАТО все до последних трусов в военном смысле снимет и отдаст киевскому режиму, это смешно. Поэтому они начинают прибедняться, а у нас уже ничего нет. А нам нечего передать. То есть они готовы отдать старье, еще какое-то количество снарядов. Но это так, чтобы не угрожало их боеспособности.
Ворсобин: Но они не готовились к такой войне, не готовились.
Стариков: Дальше. В чем математика? Вот просто берете статистику, военный бюджет Соединенных Штатов Америки. Если ваша теория о том, что Запад, в первую очередь США, как, собственно говоря, 90% военной мощи Запада, снижали расходы, не готовились к войне, то военный бюджет США должен ежегодно снижаться. Открываем, смотрим статистику. Он ежегодно что? Растет. Вам не кажется, что здесь есть какое-то противоречие? Как военный бюджет может расти, если они сокращают военные расходы? Значит, они говорят о том, что они сокращали военные расходы, а на самом деле все время увеличивали. Может быть, Люксембург сократил военные расходы на десять люксембургских каких-то тугриков, а Соединенные Штаты на десятки миллиардов ежегодно увеличивали.
Ворсобин: Я помню, когда Трамп ходил по Европе, ездил и возмущался по поводу того, что одна Америка тащит на себе все бремя вооружения, а все европейские страны наоборот уменьшали и делали вид, что они действительно оборонный блок и не хотят ни с кем воевать. Вот это, конечно, была тенденция общеевропейская.
Стариков: Подождите, вы кормили свою семью? У вас же есть дети, да? Они уже работают или еще маленькие?
Ворсобин: Ну, они учатся.
Стариков: Они учатся. Представьте, что ваш ребенок пошел подрабатывать в свободное от школы время, дело благородное - помочь семье. Это хорошо? Это очень хорошо, это замечательно, но ваш вклад в семейный бюджет — это 99%. Вклад ребенка, дай Бог, 1%. И ребенок сократил свой вклад, потому что большая нагрузка в школе, у него не остается время на эту подработку. Значит ли это, что ваш семейный бюджет резко уменьшился? Ну, конечно, нет. Потому что вы стали получать более круглую сумму, потому что вы увеличили свой военный бюджет. Вы, США, маленький ребенок — это Румыния какая-нибудь. Совершенно неважно, какой бюджет у Румынии, если Соединенные Штаты наращивают свой бюджет. Но что хотел сделать Трамп? Трамп хотел переложить военные расходы США на других европейцев, поэтому он и требовал. Почему мы одни платим? Обратите внимание, так сказать, НАТО не очень любило эти его высказывания. Давайте вы тоже будете платить там 2-3%. И самое интересное, что…
Ворсобин: НАТО не очень похож на агрессивный блок, который даже не может разобраться с тем, кто будет платить и зачем вообще наращивать вооружение. Ладно, Николай, мы можем просто бесконечно на эту тему спорить.
Стариков: Нет-нет-нет. Трамп требовал увеличения военных расходов Европы, и этого добился Байден. Вот в чем принцип преемственности американской внешней политики, когда мы говорим, что никакой разницы никогда нет между тем, кто руководит США. Вы там тезисов наговорили. Вы сказали, что Финляндия вступила в НАТО якобы в ответ на действия России.
Ворсобин: Еще Швецию прибавьте заодно, там уже без пяти минут решено.
Стариков: Швеция пока не вступила и активно занимается всякими безобразиями, потому что не очень хочет туда вступать и надеется в этом смысле на Турцию. Если вы возьмете книгу «Великая шахматная доска», которую написал ныне покойный Бжезинский, написал ее в конце девяностых годов. В России ее издали в начале двухтысячных. Берете книгу, любое издание, там черным по белому написано, что Финляндия и Швеция очень хотят вступить в НАТО и вступят в НАТО. И там не написано, что хотят они, потому что Россия что-то делает. Просто они очень хотят вступить в НАТО и скорее всего туда вступят. Он написал это, когда на Украине никакого государственного переворота не было. До этого еще десятилетие должно было пройти, полтора десятилетия. Поэтому Финляндия и Швеция давно должны были быть втянуты. Использовалась как повод эта ситуация. Но Финляндию давно готовили в НАТО. И опять мы с вами говорили, что вступили они ровно тогда, когда Россия прекратила с 1 января 2022 года отгружать лес кругляк в Финляндию. Был принят специальный законопроект. Поэтому финны держались до последнего и держались исходя из своих экономических интересов. А когда эти интересы, нет леса кругляка, тогда решили уже, что вступаем в НАТО. Примерно так это выглядело. И конечно это не делает Финляндии чести.
Ворсобин: Николай, подождите. То есть из-за того, что не было поставки, то есть все сорваны были поставки леса кругляка, финны вошли в НАТО. Это замечательно, конечно. Логика очень хозяйственно-военная. А не из-за того ли Финляндия вошла в НАТО вместе с Швецией, что они теперь понимают, что никто не хочет повторять судьбу ни одной из приграничных стран России. Поэтому пусть это искусственно, пусть давили, как говорил Владимир Путин. Он говорил, что спровоцировала Америка эту всю ситуацию и в этом смысле после 2014 года переиграла Россию. Так что это я, по сути, цитирую президента. Только в этом случае получается, что финнов подвели к такой точке, что они испугались. Они испугались и вошли в НАТО, под зонтик НАТО. И там они чувствуют видимо себя уютнее, чем бы без зонтика НАТО. Наверное, тут не кругляк виноват.
Стариков: У них не было проблем с безопасностью. Вступив в НАТО, они эти проблемы с безопасностью себе создали. О чем, кстати, сегодня президент на расширенной коллегии министерства Обороны говорил, к сожалению, говорил, констатируя. Сегодня вызвали посла Финляндии и тоже ему объяснили, что после подписанного на днях договора с Соединенными Штатами о размещении американских войск мы, Россия, примем ответные меры.
Ворсобин: Николай после небольшого блока рекламы объяснит, каким образом Финляндия рискует своей безопасностью, будучи связанной с шестой частью договора о НАТО. И это как соседствует с тем, что Владимир Путин не собирается воевать с НАТО, как он сегодня об этом тоже заявил. Но мы об этом поговорим чуть позже. Оставайтесь с нами. Владимир Ворсобин, Николай Стариков.
Ворсобин: И у микрофона Владимира Ворсобин. Напоминаю, что мы обсуждаем выступление президента на коллегии Минобороны. И такой небольшой логический вопрос я задал вопрос Николаю – чем рискует Финляндия? Есть мнение, что Финляндия нырнула под НАТОвский зонтик, опасаясь Россию. А Николай и наш генштаб считают, что тем самым она наоборот нарушает свою же безопасность. Но это соседствует с заявлением Владимира Путина, что воевать с НАТО Россия не желает. Следовательно, Финляндия в безопасности. Попробуйте разорвать этот логический круг.
Стариков: Значит, президент не говорил, что Финляндия в безопасности. Президент говорил, что Россия не собирается воевать с НАТО.
Ворсобин: Финляндия в НАТО.
Стариков: Если НАТО соберется воевать с Россией, то Финляндия окажется вовлеченной в этот военный конфликт. В этом и посыл президента, который он неоднократно в Финляндию отправлял и до вступления в НАТО. Нет никаких территориальных споров. И сегодня опять президент на коллегии Минобороны это еще раз повторил. Добрососедские отношения. Я недавно, если вы помните, ездил в приграничный город Светогорск, беседовал там с разными людьми. Просто один факт приведу вам, даже больше не вам, а нашим уважаемым радиослушателям, чтобы был понятен уровень взаимодействия, который был и который сейчас просто демонтируется страшными темпами. Например, российская таможня получала электричество с территории Финляндии. Просто так построили, так удобнее было. И такая ситуация была до последних дней. Граница, которая существовала, настоящая государственная граница охранялась, по сути, только российскими пограничниками. Финны свою границу никак не охраняли, потому что мы ее охраняли. И со стороны Финляндии было доверие и понимание. Зачем два раза охранять одну и ту же границу, если Россия делает это профессионально, еще по высоким стандартам Советского Союза. А вот теперь они оказались в ситуации, когда им надо. Почему они забор-то еще один строят? Россия за них охранять их натовскую границу не будет, поэтому они выделяют огромные суммы, строят этот забор. В общем, ничего хорошего от этого не появляется ни для Финляндии, ни для России. Но, конечно же, Финляндия вступила не потому, что, как вы сказали, не потому что мы прекратили поставки леса кругляка, но совпадение дат. То есть Финляндия готовилась к вступлению в НАТО. И, видимо, когда американцы все время подталкивали ее к этому, финны говорили, подождите, это для нас важно. Потом Россия приняла давно назревшее решение прекратить вывозить туда лес. И тогда последние отговорки финнов перед американцами превратились в...
Ворсобин: Простите, Николай, простите... Ну, простите, я же уже несколько лет любуюсь пируэтами вашей логики, но чтоб связать вхождение в НАТО с кругляком...
Стариков: Я сейчас повернусь в профиль, чтобы вы могли моим греческим носом полюбоваться. 1 января 2022 года, дорогие друзья, прекращение вывоза леса с территории Российской Федерации. В феврале началась специальная военная операция, и тут же Финляндия испугалась. Вот до этого она вообще не боялась. При этом, обратите внимание, ситуация на Украине развивалась с 2014 года. Все это время Финляндия вообще не боялась.
Ворсобин: Да, Николай, я просто хочу уточнить, почему так нагло, с точки зрения Москвы, ведут себя прибалты и поляки, в последнее время румыны и так далее. Их подпитывает такое подозрение, что Москва не будет воевать с НАТО. А в этом случае получается, что даже маленькая Эстония, которую можно раздавить буквально одним танковым батальоном, она хорохорится и говорит, что хочет, потому что понимает, что если будет что-то, то она в НАТО и НАТО вступится за нее. И вот это общее у них мнение такое, к которому хотят присоединиться те страны, которые чувствуют себя в некой неуверенности в сложившейся тяжелой международной обстановке. Нет, давайте уж честно поговорим об этом, почему мы все время прячемся. Да, мы сейчас решаем, кто сильнее. Те страны, которые нам не доверяют, они бегут в один окоп. Те, кто доверяют, они бегут к нам в окоп. Какой кругляк еще может быть?
Стариков: Владимир, у вас пошел какой-то порыв сознания, мы вообще-то должны двигаться дальше.
Ворсобин: Пойдем дальше, пойдем.
Стариков: Просто зафиксируем один факт. Когда вы говорите про Прибалтику, про нее очень давно написал Крылов. Есть басня «Слон и Моська». Как сегодня в геополитике, есть слон - Россия, ну, наверное, медведь, большой очень. Дальше Моська, и их там целое стадо этих мосек, и за ними стоит слон в виде Соединенных Штатов Америки. Поэтому противостояние идет на уровне один слон против другого слона. А стадо мосек, оно просто здесь для количества. Для того, чтобы это все выглядело какой-то международной коалицией.
Ворсобин: Но обижать же их тоже нельзя, слон вступится.
Стариков: Подождите, мы не собираемся их обижать, вы какой-то милитарист. То есть Эстония что-то сделала, вы ее сразу почему-то танковым батальоном собираетесь атаковать. В политике так никто не мыслит. Давайте перейдем от ситуации вокруг НАТО и выступления президента на расширенной коллегии Министерства обороны к некой новой международной коалиции, которую те же самые американцы в Красном море сколачивают. Соединенным Штатам всегда нужен повод для чего-то. Вот им нужен повод, они должны быть в белых одеждах. Отсюда вырастает необходимость в провокациях. О провокациях они рассказывают спустя много лет, например, провокация в Тонкинском заливе, которая послужила поводом для вступления США в войну во Вьетнаме. Сейчас уже всем известно, что они сами это сделали. Даже не было никакого обстрела со стороны Вьетнама. Сейчас хуситы, которые неизвестно откуда получили какие-то баллистические ракеты, прямо оказались вооружены по последнему слову науки, создали повод для усиления, наращивания военно-морского присутствия США в Красном море. Вот выходит США и говорит, мы создаём коалицию в Красном море, чтобы бороться с хуситами, которые иногда стреляют по каким-то кораблям. Я просто прочитаю вам, Владимир, вы знаете, кто входит в эту коалицию? Вам будет интересно. Итак: США, Великобритания, Франция, Канада, Италия, Нидерланды, Норвегия, Испания. Еще Бахрейн и Сейшельские острова, потому что неприлично, что сплошное НАТО. Дорогие друзья, просто для справки - население Бахрейна примерно полтора миллиона человек, армия 8,2 тысяч, а Сейшельские острова - 90 тысяч, армия примерно от 300 до 500 человек. Это колоссальный вклад в эту военно-морскую коалицию. То есть вы понимаете, что НАТО получил, а вернее создал для себя предлог еще раз усилить и влезть в Красное море в белых одеждах. Вы это понимаете?
Ворсобин: Николай, я просто смотрю новости. Ваша версия мне не встречалась. Мне встречались другие версии.
Стариков: Вы же читаете ВВС?
Ворсобин: Нет, нет, нет. Это наши. Это «Коммерсантъ». У вас есть претензии к ним? Нормальные ребята? Нормальные. Мы неплохо здесь работаем. Таких версий, как ваши я не встречал. Я встречал, что они как раз ударили по судну, которое находилось в одной очень крупной английской нефтяной компании. И по большому счету теперь танкеры будут идти вместо короткого пути через Африку, они будут идти огибая Африку. Потому что уже опасен путь, по которому идут сейчас вот эти суда. Второе, хуситы - это прокси Ирана. И говорить о том, что откуда у них взялось вооружение, это уже как-то странно. Они, кстати, вооружены намного лучше, чем Хезбалла. И намного лучше, чем Хамас. Поэтому у них вооружения всегда были хорошие. Они атакуют Израиль, кстати, самостоятельно, хуситы. Поэтому у них с вооружением все хорошо.
Стариков: Владимир, вы комментируете то, что вам написали определенные газеты. А эти газеты пишут то, что написали западные газеты. Что они говорят? Они говорят, хуситы имеют определенную связь с Ираном. Возможно. После этого эти хуситы атакуют какой-то корабль. Где здесь логика, что Иран дал им это распоряжение?
Ворсобин: Вы знаете, почему они атакуют? У них есть официальные сообщения на эту тему. Они атакуют корабли, которые подозревают, что они провозят товары для Израиля. А они сейчас воюют на стороне Хамас. А Хамас, как известно, имеет очень плотные контакты с Ираном.
Стариков: Мы с вами объяснили, для чего американцам нужно было разжигать конфликт между Израилем и Хамас. Одна из веточек. Хуситы получили некий повод пострелять по кораблям. Если бы они делали это просто так, то они бы выглядели совершенно отвратительно. Были бы просто пиратами. После чего из-за выстрелов хуситов, которые думают, что они делают что-то хорошее, Соединенные Штаты вводят корабли НАТО в Красное море для того, чтобы держать судоходство за кадык. Обратите внимание, никаких арабских государств в этой коалиции нет. Потому что они понимают, кто пришел и зачем пришел.
Ворсобин: Кратко, что американцы будут делать с судоходством? Зачем им нужен этот кадык? Что изменится, если они там будут?
Стариков: Чтобы в любой момент перекрыть путь нефти в Китай, путь товаров из Китая, контролировать морские пути. И здесь, кстати, возрастает роль нашего Северного морского пути. Но за это нужно побороться.
Ворсобин: Перекрыть они могут одним авианосцем, совершенно не занимаясь странными плясками с хуситами. Но мы об этом поговорим через пару минут. У нас небольшой блок рекламы. Владимир Ворсобин, Николай Стариков. Кстати, у нас. День военной контрразведки России. Николай собрался отметить в прямом эфире. Мы это обязательно сделаем.
Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Николай, вы пожелали сегодня отметить в прямом эфире День военной контрразведки России. Это было для меня большой неожиданностью, Николай. Прошу.
Стариков: Вы меня плохо знаете, Владимир.
Ворсобин: Да, я о вас, оказывается, ничего не знаю, Николай.
Стариков: Ну, а после вашего удивления захотелось и вас узнать получше.
Ворсобин: Вы, я думаю, уже все обо мне знаете, если вы хотите отметить этот праздник.
Стариков: Нет, не мне. Но если серьезно, дорогие друзья, хотелось бы поздравить всех имеющих отношение к военной контрразведке. Это люди, которые сегодня стоят на страже интересов Родины, которые в ежедневном, ежечасном режиме борются со шпионами, диверсантами, с иностранными разведками. И все это делается не только в столицах и где-то далеко, но и на линии соприкосновения. Ну, в общем, огромное вам спасибо. И, так сказать, берегите себя. Вот это хочется сказать. Теперь хочется немножко еще про историю военной контрразведки сказать. Я сейчас бы не стал там о датах говорить. Всегда, наверное, надо говорить о людях. Наиболее известные военные контрразведчики — это, конечно, Павел Судоплатов. Я сегодня хотел рассказать еще об одном человеке, который, наверное, незаслуженно редко упоминается у нас. Его зовут Петр Федотов. Он в пик своей карьеры руководил вторым управлением НКВД НКГБ, которое, по сути, было конкурирующей ветвью нашей контрразведки, которая конкурировала со знаменитой контрразведкой СМЕРШ, которая появилась в 1943 году. Вот второе управление НКВД НКГБ, которым руководил Петр Федотов, оно гораздо раньше занималось всеми этими вопросами. Просто хотелось рассказать об одной операции. Операция называлась «Мельница». Это конец 30-х годов. Для того, чтобы проверить честность каких-то агентов, либо тех, кто подозревался в чем-то, была сделана такая история. На Дальнем Востоке, на территории Советского Союза, была построена ложная государственная граница. С одной стороны была ложная пограничная застава, в которой самые настоящие пограничники, которые тогда и сейчас тоже входят в состав органов, охраняли эту границу. А с другой стороны была ложная застава марионеточного японского государства Маньчжоу-Го. Подозреваемому агента давали задание, допустим, перейти эту границу. Он-то думал, что граница настоящая, а на самом деле граница была не совсем настоящая. И создавался момент истины. Потому что, если человек был предателем или врагом, он перебегал в Маньчжоу-Го и первым делом сдавался тем же самым сотрудникам НКВД, которые изображали из себя Маньчжоу-Го. Там были поддельные белогвардейцы, которых играли тоже сотрудники НКВД. Там были и японцы, которые изображали из себя японцев. Но понятно, что японцы были, как говорится, наши. Вот такая интереснейшая операция работала достаточно долго. Также хочется отметить, что Петр Федотов был тот, кто раскрыл талант нашего, наверное, одного из самых замечательных и известных разведчиков Николая Кузнецова. Владимир, помните, да? Который изображал из себя немецкого офицера и ликвидировал крупнейших германских гражданских и военных начальников на оккупированной территории Советского Союза. Потом он погиб в бою с бандеровцами в 1944 году. Сейчас вот сложная история, потому что там пытаются осквернить его могилу. Россия даже требовала передать останки, чтобы перезахоронить героя. Отказали. Он захоронен во Львове, потому что где-то там недалеко он погиб в бою с бандеровцами в 1944 году. Так вот, его талант раскрыл Петр Федотов. Николай Кузнецов прекрасно владел различными иностранными языками. Его знакомили, это еще до войны, с военными атташе, с дипломатами, с представителями каких-то экономических кругов Германии, Японии и так далее. И представляли его как одного из конструкторов наших самолетов. К нему сразу возникал живой интерес, который он определенным образом подпитывал. И, собственно говоря, дальше сотрудники иностранных разведок себя просто проявляли, когда пытались получить от него определенную информацию. Одним словом, очень много важного, нужного делали наши органы, пока не пришел Хрущев. Та же история Петра Федотова, это увольнение, лишение всех наград. Ну, хорошо, что не посадили в отличие от Павла Судоплатова. Но все равно разгром органов, разгром вот этих опытнейших людей, которые десятилетиями работали, успешно боролись и побеждали самые сильные иностранные разведки, этот разгром, который произвел Хрущев, конечно же, сказался на нашей безопасности. А сейчас наши военные контрразведчики вновь, так сказать, на острие борьбы. Огромный опыт, огромное уважение и еще раз хочу сказать, берегите себя, пожалуйста.
Ворсобин: Да, хорошо. Следующая у нас тема. После этой темы, наверное, хорошо поговорить о попытке Майдана в Сербии. Я думаю, что для разведки слово «Майдан» — это такая вещь, сразу можно сделать какую-то справку о том, где оно возможно, а где нет. Давайте попытаемся понять, в Сербии возможен Майдан? Сейчас там прошли выборы, большие выборы в парламент.
Стариков: Бессрочные причем.
Ворсобин: Да. Где, в общем-то, партия власти победила, даже получила конституционное большинство, но оппозиция, получив, по-моему, не больше 30%, они обложили сейчас здание Центральной избирательной комиссии и, возможно, вообще объявили о бессрочном протесте. Николай, что это значит для отношений Сербии к России?
Стариков: Во-первых, мне хотелось бы обратить внимание уважаемых радиослушателей, что слово «Майдан», наверное, единственное слово с малороссийского наречия русского языка, которое вошло уже в русский язык. Хотя на самом деле корни тюркские, но неважно. Для нас это уже такое малороссийское слово. Теперь, что касается Майдана в Сербии. Ну, во-первых, очень вольно с процентами, не более 21-30%. Ну, так как-то широко шагаете.
Ворсобин: Не 21%, подожди, там больше, по-моему, 27 или 28%.
Стариков: Давайте не будем загружать память наших слушателей цифрами на досрочных парламентских выборах в Сербии. Знаете, есть некоторые такие специалисты, к вам, ко мне, надеюсь, это, конечно, не относится, которые, не понимая сути процессов и не имея возможности рассказать какую-то суть человеку, начинают загружать его какими-то подробностями.
Ворсобин: Ну, давайте уж, коль вы затеяли, 23-66%.
Стариков: Сербы - наши братья, эта страна наиболее расположенная к России. Что касается президента Вучича, он находится в сложном положении. Сербия окружена странами НАТО, странами Евросоюза, в принципе это одно и то же. И, с одной стороны, есть эта историческая симпатия, благодарность России. С другой стороны, вот те обстоятельства, в которых находится сербское государство, с учетом того, что Югославию расчленили, отделили, от Сербии оторвали Косово, пытаются все дальше признание этого Косово провести, заставить Сербию признать Косово, что, мне представляется, нереальным. Ну, и это все под таким соусом, что, если Сербия откажется от своих корней, от истории, то ее примут в этот самый Евросоюз. То есть Вучич, он такой мастер балансирования между всеми этими реальностями всевозможными, в которых находится Сербия.
Ворсобин: Секунду, я только что добавлю, что популярность Евросоюза в Сербии падает, и там не больше трети населения вообще за Евросоюз. То есть, по большому счету, Вучич борется за малопопулярную идею, чтобы войти любым способом в Евросоюз. Там уже все меньше и меньше связывают Сербию с Брюсселем, занятное дело.
Стариков: Я думаю, что Александр Вучич просто ждёт, когда совсем маленькая часть сербов захочет идти туда, что само будет выглядеть крайне непривлекательно или уже практически развалиться, никакого процесса вступления не произойдет. Но, как в любой европейской стране, американцы там сформировали некую политическую «пятую колонну», либералы. Мы сейчас наглядно видим, что либералы, часть из которых - иностранные агенты, часть из которых, все-таки, удержалось от антигосударственной деятельности, наверное, очень у них язык чесался, руки чесались, но разум возобладал. Они остались при своих либеральных взглядах, но ничего плохого и антигосударственного так и не сделали. Но вот эта «пятая политическая колонна», она чувствует себя не русскими, не сербами, она чувствует себя гражданами мира, она чувствует себя еще чем-то. И вот они пришли побезобразничать, потому что им не нравятся результаты выборов. Но они забыли одно, никакие майданы, никакие цветные революции не происходят без поддержки Запада. Можно сколько угодно прыгать или стоять в любой стране, но, если американское посольство не говорит, что выборы нечестные, ничего не произойдет. А американское посольство и все остальные европейские страны ничего плохого про сербские выборы не говорят. Поэтому ребята там постоят, посидят и разойдутся, ничего не произойдет.
Ворсобин: Да, Николай, но вы так несколько брезгливо, конечно, сказали про сербскую оппозицию, коалиция называется «Сербия против насилия», а это каждый четвертый серб.
Стариков: Я сказал о политиканах, а не о сербах. Сербов я люблю и уважаю, а тех сербов, которые перестали быть сербами так же, как тех русских, которые перестали быть русскими, вот эти у нас люди уважения не вызывают.
Ворсобин: У нас? У вас? Хорошо.
Стариков: У нас.
Ворсобин: У вас. За всех не отвечайте, мне просто сам принцип не нравится, когда за всех кто-то что-то говорит. А мы прервемся на пару минут, надо немножко отдохнуть и послушать рекламу, куда от нее деться. Поговорим в следующей части о нашем родном Центральном Банке, который поднял ставку до 16%, это у нас горячая тема.
Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Центральный Банк на прошлой неделе поднял ставку до 16% и, кстати, это еще было такое консервативное решение, потому что ожидалось, что будет до 16,5% поднята ставка. И все это делается для обуздания цен, для обуздания инфляции. А вы, Николай, знаю, достаточно такой последовательный противник вот этой политики Центробанка. И хочется сейчас узнать, как вы себя теперь чувствуете, и что вы видите, что будет дальше, и как это вредит экономике? Опишите, потому что власти относятся к действиям Набиуллиной вполне себе комплементарно.
Стариков: Спасибо, как говорится, но не я один считаю политику Центробанка прямым торможением развития экономики России. Мне кажется, что наибольшая картинка, которая приходит в голову - автомобиль российской экономики, в нем залит бензин, то есть у нас есть природные ресурсы, за рулем сидит прекрасный руководитель, есть большой потенциал у пассажиров, которые умные, талантливые, хотят трудиться, это бизнесмены, это солдаты, это служащие и так далее. Автомобиль двигается на ручнике, при этом тот, кто этот ручник включает, Центробанк, делает это по закону и пассажиры не могут воздействовать никак на этого товарища или господина, который включает ручник, потому что он независим от государства, это особая форма власти, если почитать Конституцию. Чтобы объяснить свою деятельность тот, кто включает ручник, говорит, вы знаете, если я уберу ручник, машина поедет слишком быстро, нас может занести.
Ворсобин: Николай, давайте процитируем, Набиуллина именно вашу аналогию с автомобилем и использовала, я сейчас ее процитирую. Она предложила сравнить экономику с автомобилем, как вы, если пытаться ехать быстрее, чем задана конструкция автомобиля, изо всех сил давить на газ, то двигатель рано или поздно перегреется. Далеко мы не уедем, ехать, возможно, будем быстро, но недолго, то есть, если разогнать наш запорожец до скорости мерседеса, то этого можно достичь кратковременно, но потом мы просто лишимся всей нормальной экономики, чего боится глава ЦБ.
Стариков: Хорошая аналогия, но вы почему-то сразу запорожец вспомнили. Сразу вопрос возникает, а на каком заводе в Российской Федерации производиться запорожец?
Ворсобин: Начинается. Хорошо, давайте волгу приведу. Я понимаю, что слово «запорожец» вас коробит.
Стариков: А волга производиться где-то? Мне кажется, что и волга не производиться.
Ворсобин: Волга должна на газе производиться.
Стариков: К моему огромному огорчению, волга тоже не производиться.
Ворсобин: Жаль.
Стариков: Производятся автомобили УАЗ, у нас производятся автомобили ВАЗ и у нас продается большое количество китайских автомобилей, еще производится китайский автомобиль, который почему-то называется москвичом.
Ворсобин: Николай, аналогию вы понимаете все-таки.
Стариков: Есть одна аналогия на другую аналогию, да? Как бы все интеллигентные люди. Вот давайте теперь смотреть на цифры. Когда Эльвира Сахипзадовна говорит о том, что машина может поехать слишком быстро, и мотор не предназначен, надо задать простой вопрос, а с какой скоростью автомобиль едет, какая скорость предназначена для автомобиля? Вот в моей аналогии, когда вы включаете ручник, то у вас машина едет километров 20. Сейчас в реальности экономика едет, преодолевая деятельность Центрального банка. Эти 20 километров это и есть тот ресурс, на который рассчитана машина? Нет, конечно. Она может ехать 50 и 60, даже знаки висят, что можно 60 ехать в городе. Но со скоростью 60 с ручником ехать очень сложно и с мотором действительно может что-то произойти, но даже может до мотора произойти что-то, например, с резиной.
Ворсобин: Я понимаю, но вы ищите, где оценки. Вот оценки, если машина едет быстро, слишком быстро, то поднимается инфляция.
Стариков: Давайте смотреть цифры, забудьте сейчас слова. На прямой линии президент сказал, что он ожидает по итогам 2023 года рост в 3%. На следующий день происходит заседание Центрального банка, где в Эльвира Сахипзадовна приводит эту прекрасную аналогию. И одновременно, если мы открываем документы Центрального банка, мы там читаем, что идет сейчас, я точную формулировку не воспроизведу, но смысл такой, что слишком быстрый рост идет, опасный быстрый рост. И теперь вопрос, 3 % в год роста экономики - действительно слишком много и опасно? Мой ответ: конечно нет. Я думаю, что и президент абсолютно согласен, что 3% это хорошо, но мало. Если мы будем расти каждый год по 3%, то мы не добьемся тех результатов которые поставлены или нам будет их добиваться крайне сложно. Поэтому возвращаемся к аналогии с ручником. И здесь вы сказали, что 16-16,5% - запретительная ставка. Поэтому совершенно неважно, до какого уровня поднимет ее Центральный банк. На определенном этапе это становится уже неважно. Кредит для предприятия 20%. Такие кредиты никто брать не будет и через некоторое время мы увидим остановку в определенных темпах развития экономики. То есть люди не приобретут новое оборудование, люди не откроют новый цех и так далее.
Ворсобин: Льготное кредитование сохранится, Николай?
Стариков: Теперь давайте по поводу льготного кредитования. Это конечно важно и нужно. Но, чтобы все уважаемые радиослушатели понимали и вы Владимир тоже, что такое льготное кредитование или субсидирование. Вот государство говорит, вы IT-структура и мы хотим, чтобы вы развивались, это важно действительно на сегодняшний день, кредит 10 процентов в банке, а вы будете платить 1%, а 9 мы из бюджета заплатим банку. То есть любая программа субсидирования — это перекачка денег из бюджета в банке, это мы должны понимать. А теперь ставка увеличивается в два раза и для того, чтобы та же IT-компания получала тот же кредит под 1%, из бюджета должны заплатить в два раза больше. Теперь смотрим цифры, на прямой линии президента они тоже были, прибыль банков 3 триллиона. Самый зарабатывающий сектор — это банки. Владимир, я вам объяснил почему. Это не только на этом зарабатывают банки. То есть любое субсидирование - это перекачивание денег из бюджета в банке. Нам это нужно или у нас есть другие задачи, на которые бюджетные деньги могут быть потрачены? Есть задачи. Поэтому ставку снижаем и тогда деньги остаются в бюджете. Это просто одну из десяти возможностей, как банки зарабатывают.
Ворсобин: У нас не хватит времени для моего ответа, потому что есть очень серьезные перекосы в экономике, связанные с необеспеченными деньгами. У нас все-таки сейчас развита промышленность на оборонку и выплаты по СВО и прочее. У нас очень много кидается денег в эту экономику. Поэтому очень тяжело дискутировать с вами на эту тему. У нас 20 секунд осталось.
Стариков: Не читайте на ночь бумаг Центрального банка, мы встречаемся через неделю.
Ворсобин: Но мы обязательно перенесем этот разговор на следующую неделю. Я вам дам ответ. Оставайтесь с нами. Владимир Ворсобин, Николай Стариков.
Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.
#Фондкультурныхинициатив
#Грантдляреактивныхкоманд

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии