Не за службу, а за дружбу с Берией? О тайне имени и гибели одного из создателей ВВС СССР

17.01.2022

Не за службу, а за дружбу с Берией? О тайне имени и гибели одного из создателей ВВС СССР

Источник: tass.ru @ Дмитрий Хазанов

120 лет назад, 7 января 1902 года (по старому стилю 25 декабря 1901 года), в глухом селе Нагорного Карабаха родился Сергей Худяков — маршал авиации и видный советский военачальник. Практически всю сознательную жизнь он провел под чужим именем, настоящее — Арменак Ханферянц. Еще в 18-летнем возрасте, в ходе Гражданской войны в Закавказье, будущий наследник рыбного промысла из села Мец-Таглар превратился в сына железнодорожного машиниста из города Вольска. Согласно наиболее известной версии, молодой человек решил назвать себя в честь погибшего друга, который ранее спас ему жизнь. Отмечу, что подобные случаи не считались экстраординарными в те годы.

При этом документы свидетельствуют, что в 16 лет Ханферянц вступил в Красную армию, принял участие в ряде сражений, в частности защищал Царицын, воевал в Закавказье. После завершения Гражданской войны военный с таинственной историей продолжил службу в кавалерийских частях, а в 1932 году перешел в авиацию, с отличием окончив командный факультет Военно-воздушной академии РККА им. профессора Н.Е. Жуковского.

В 1936 году майора Худякова направили в Белорусский военный округ на должность начальника оперативного отделения штаба авиабригады, затем он занял аналогичную позицию в штабе ВВС округа, позже стал начальником тыла управления ВВС, а после Польского похода — начальником штаба ВВС округа.

Грянула война

Нападение гитлеровской Германии на СССР застало полковника Худякова в госпитале — он перенес сложную полостную операцию, — не долечившись, на четвертый день войны направился на фронт. Враг уже успел завоевать господство в воздухе, потери ВВС Западного фронта (ЗФ) были огромными, царила полная неразбериха; отступающие войска оставляли врагу значительное число самолетов из-за неисправностей или отсутствия топлива.

На мой взгляд, главная заслуга Сергея Худякова состояла в том, что он смог быстро разобраться в обстановке, принять ряд необходимых мер по снижению разного рода потерь за счет рассредоточения самолетов, улучшения маскировки — проявил себя грамотным штабным работником. Перелома в ходе боев в воздухе летом 1941 года пока не случилось, однако определенные наметки будущих успехов все же были сделаны.

Когда во время битвы под Москвой генерал армии Георгий Жуков принял командование войсками Западного фронта, он потребовал, чтобы в его штабе в подмосковном Перхушково приступила к работе оперативная группа ВВС фронта. В нее входили представители оперативного, разведывательного и других отделов, а возглавлял её командующий ВВС ЗФ генерал Федор Мичугин. Но последний вскоре заболел, так во главе группы оказался генерал Сергей Худяков, которому необходимо было в короткие сроки организовать надежную и бесперебойную связь со всеми соединениями.

Учились грамотно воевать

С первых дней контрнаступления под Москвой генерал Худяков, понимая огромную роль в выполнении беспрерывных боевых вылетов наших самолетов, уделял особое внимание состоянию тыловых органов, их своевременному укомплектованию людьми и техникой, расположению складов и баз вблизи линии фронта. Здесь проявился значительный опыт и предвидение генерала: хорошая готовность тыла обеспечила под стенами столицы зимой 1941–1942 годов высокий уровень авиаподдержки.

Контрнаступление Красной армии, переросшее в начале 1942 года в общее зимнее наступление, успешно развивалось. За умелое руководство штабом ВВС ЗФ указом Президиума Верховного Совета СССР генерал-майор Худяков был 20 января награжден орденом Красного Знамени, 17 февраля его назначили командующим ВВС этого фронта.

К этому времени в Кремле приняли спорное решение разделить авиацию на фронтовую и армейскую (как это практиковалось накануне войны), что не позволяло наносить массированные атаки по врагу. Тем не менее именно поддержка с воздуха обеспечила наземным войскам возможность полностью освободить от врага Московскую и Тульскую области, ряд других районов — линия боев отошла от стен Москвы на 80–250 км.

Несмотря на очевидные успехи, в боевой работе ВВС Красной армии все ещё имелось существенное число недостатков. Это понимал и новый командующий генерал-лейтенант Александр Новиков, назначенный на этот пост 11 апреля 1942 года. Он решил собрать вокруг себя наиболее одаренных генералов-авиаторов. По его предложению и одобрению Иосифа Сталина генерал Худяков стал начальником штаба ВВС КА. В командование ВВС ЗФ назначили генерал-лейтенанта Тимофея Куцевалова.

Вновь под началом Жукова

Командующий фронтом Георгий Жуков успешно работал с генералом Куцеваловым в ходе боев на Халхин-Голе, где авиатора удостоили звания Героя Советского Союза. Однако в войне с немцами у генерал-лейтенанта, который сформировал 1-ю воздушную армию (1-я ВА), не получалось организовать тесное взаимодействие с наземными войсками в той же степени, как против японцев. Накануне крупных наступательных операций по разгрому противника в районе Ржева Жуков настоял, чтобы Худякова вернули на Западный фронт — так почти год последний являлся командующим 1-й ВА.

Первая и вторая Ржевско-Сычевские операции, проводившиеся во второй половине 1942 года, остались незавершенными, не смогли наши ВВС завоевать тогда господство в воздухе. Однако противник понес тяжелые потери, отказался от целого ряда активных планов, не смог в критический момент перебросить свои резервы под Сталинград — оказался скован на московском направлении.

С высокими потерями выходили из боев и наши летчики, постоянно имея значительный некомплект — училища и школы ВВС не успевали готовить пополнения.

Как-то к Сергею Александровичу обратился солдат-связист с просьбой перевести его в авиацию: он до войны окончил аэроклуб. Просьба рядового натолкнула Худякова на мысль частично компенсировать некомплект в летчиках за счет внутренних резервов фронта. Он добивался у командующего разрешения о немедленном выявлении и откомандировании в его распоряжение выпускников аэроклубов, а также на формирование в составе воздушной армии учебного запасного авиаполка.
Александр Пронин, начальник штаба воздушного объединения, полковник

Решая масштабные задачи

Признавая успехи и военный талант генерала Сергея Худякова, его в конце мая 1943 года вновь выдвинули на должность начальника штаба ВВС КА и одновременно заместителя главкома ВВС.

Большие знания и опыт, разумное сочетание высокой требовательности и принципиальности с уважительным отношением к личности и достоинству подчиненных, умение подбирать творческих инициативных помощников помогли Сергею Александровичу добиться эффективной работы штаба.
Василий Безбородов, полковник Советской армии, Герой Советского Союза

В ходе весенних воздушных боев 1943 года на Кубани советские экипажи выглядели гораздо более зрелыми, уверенными, чем полгода или год назад. Но ни Ставка, ни командующий ВВС КА, ни его ближайшие сподвижники не сомневались: враг не смирился с поражением под Сталинградом, постарается взять реванш. Вскоре стало известно, что местом генерального сражения германское командование определило Курский выступ, решив непременно его срезать, окружить и уничтожить наши войска. Советское руководство поставило задачу в ходе преднамеренной обороны обескровить и остановить врага — несколько месяцев подтягивали резервы, укрепляли тылы, вели боевую учебу.

Развернувшееся 5 июля 1943 года воздушное сражение отличалось масштабностью и бескомпромиссностью. Немцы добились небывалого ранее напряжения, привлекли наиболее результативных асов, ввели в дело модифицированные типы самолетов. Но наши соединения, руководимые из Москвы Александром Новиковым, Сергеем Худяковым, Григорием Ворожейкиным, а на «местах» Степаном Красовским, Сергеем Руденко, Михаилом Громовым и другими генералами, выдержали. Возможно, впервые с начала войны люфтваффе не смогли оказать решающего влияния на исход наземного сражения — прорваться к Курску моторизованные соединения вермахта не смогли. Ставка приказала немедленно развернуть общее наступление, а маршалу Новикову и генералу Худякову организовать взаимодействие нескольких воздушных армий в ходе авиационных атак.

Горести и достижения

В самый разгар Белгородско-Харьковской наступательной операции — 12 августа 1943 года — представители Ставки направили Верховному главнокомандующему отчет, где говорилось об успешном содействии наземным войскам в разгроме немецких соединений, развертывании масштабного авиационного наступления.

Уничтожая противника на земле и в воздухе, наша авиация обеспечила успешный прорыв оборонительной полосы противника, прикрыла ввод и прорыв танковых армий и содействовала превращению их тактических успехов в оперативные

На войне есть счастье победы над врагом, какое испытали наши воины и их командиры после Курской битвы, но чаще — это все же страдание и горе, разрушение и смерть. Не избежала их и семья Худякова: 14-летний сын Виктор уговорил отца взять его с собой на фронт, но под Харьковом 2 сентября 1943 года при налете на аэродром вражеских бомбардировщиков подросток погиб.

Всю осень генерал-майор почти непрерывно находился на фронте, с успехом координируя действия авиации разных воздушных армий, был одним из ближайших сподвижников маршала авиации Александра Новикова.

С возложенными на него обязанностями справляется хорошо. Грамотный, культурный генерал. Помимо того, что тов. Худяков знает авиацию, он имеет глубокую общевойсковую подготовку, что дает ему возможность наиболее полно увязывать взаимодействие авиации с наземными войсками на поле боя… Энергичен. С чувством ответственности выполняет порученное ему дело. Болеет за развитие наших ВВС. Как начальник штаба пользуется заслуженным авторитетом. Требователен к себе и подчиненным.
Александр Новиков, маршал авиации

В документах отмечается, что Худяков стремился постоянно повышать свое летное мастерство — он освоил полеты на легкомоторном биплане У-2, двухмоторных Як-6 и Ли-2. Имелась среди прочего и рекомендация «согласно его знаниям и накопленному опыту» присвоить генерал-полковнику Худякову звание маршала авиации, что и было сделано 19 августа 1944 года.

Неожиданное падение

На Ялтинской конференции 1945 года маршал Сергей Худяков являлся советником Иосифа Сталина по авиации и, видимо, оправдал оказанное ему доверие — после возвращения был удостоен ордена Ленина (его десятая государственная награда). Незадолго до начала Дальневосточной кампании Худякова назначают командующим 12-й воздушной армией в Забайкалье, и он снова успешно справляется со своими обязанностями. Его объединение энергично поддержало общее наступление Забайкальского фронта, в том числе доставило горючее 6-й гвардейской танковой армии и перебросило самолетами десант в Мукден.

Не за службу, а за дружбу с Берией? О тайне имени и гибели одного из создателей ВВС СССР

На Ялтинской конференции (крайний справа), 11 февраля 1945 года
© Гурарий Самарий/ТАСС

Казалось, впереди счастливые мирные дни. Однако 14 декабря 1945 года маршал был арестован на аэродроме в Чите и доставлен в Москву. Сообщается, что родные были в неведении — что случилось с главой семьи, никаких разъяснений не поступало. По указанию главы МГБ Виктора Абакумова «дело Худякова» курировал его ближайший сподвижник Михаил Рюмин. Начались непрерывные допросы с пристрастием.

В середине февраля 1946 года сотрудники МГБ обнаружили в Нагорном Карабахе и доставили в столицу на очную ставку с подследственным Бориса Ханферянца, двоюродного брата маршала, и его дядю Никиту Санамянца. Те сразу кинулись обнимать родственника, тем самым выдав его. Обвинение потребовало у Худякова признания, будто он в 1918 году был завербован в Баку английской разведкой и тогда же входил в состав конвойной команды, сопровождавшей на расстрел 26 бакинских комиссаров.

По мере того как раскручивался маховик расследования, обвинения становились все более и более суровыми. При этом ни в одном из протоколов, которые доступны исследователям сейчас, не упоминается о заслугах военачальника — его значительной роли в сокрушении гитлеровских люфтваффе, ликвидации остатков ВВС Японии, а также о государственных наградах.

Версия случившегося

Спустя годы стало известно про послевоенное «Авиационное дело», в ходе которого арестовывали высших руководителей ВВС КА и авиапромышленности. Правда, все «отделались» сравнительно небольшими (по тем временам) сроками заключения. Был ли Худяков также «пристегнут» к этому «делу»? Или следователи — а такая версия существует — хотели получить неоспоримый компромат на Георгия Жукова? Совместно с внуком маршала, также Сергеем Худяковым, которому разрешили ознакомиться с материалами следствия, мы попытались понять, что же произошло с его дедом.

Конечно, нужно учитывать, что далеко не все документы даже сегодня открыты, но тем не менее некоторые предположения у нас сложились. Дело в том, что в сентябре 1945 года Лаврентия Берию назначили председателем вновь созданного Оперативного бюро СНК, отвечавшего за работу промышленных предприятий и железнодорожного транспорта, а от должности наркома внутренних дел вскоре освободили. Наоборот, генерал Виктор Абакумов, хорошо зарекомендовавший себя во время войны как руководитель СМЕРШа (ряда независимых друг от друга контрразведывательных организаций СССР во время Второй мировой войны), теперь стал главой Министерства госбезопасности, курировал самые громкие процессы и начал активно собирать досье на Берию.

А Берия и Худяков были знакомы по событиям в Баку периода Гражданской войны, вероятно, могли и иметь общие тайны. Нужно было добыть компромат? А как раз расследовалось так называемое «Мингрельское дело».

Однако мингрел Берия на тот момент курировал советский атомный проект. Снимать его в разгар масштабной работы с должности означало подвергнуть риску всю работу. Берия, возможно, не был в состоянии помочь Худякову, поскольку не имел тогда прямого отношения к «карательным органам». В пользу данной версии говорит тот факт, что сразу после смерти Сталина (задолго до посмертной реабилитации маршала Худякова) последовало указание Берии вернуть его семью из красноярской ссылки.

Конец Сергея Худякова — Арменака Ханферянца — известен: после долгих допросов 18 апреля 1950 года его приговорили к высшей мере наказания — расстрелу, и в тот же день приговор привели в исполнение.

В 1954 году, после изучения дела Главной военной прокуратурой, Военная коллегия Верховного суда СССР отменила приговор в отношении Худякова и дело за отсутствием состава преступления прекратили. В июле 1965 года указом Президиума Верховного Совета СССР реабилитированный Сергей Худяков был посмертно восстановлен в воинском звании маршала авиации и в правах на награды.

В истории его личность осталась как преданного Родине человека и успешного военачальника с множеством тайн биографии, одного из тех, кто «ковал победу» наших ВВС над гитлеровскими люфтваффе.

Обложка: Сергей Худяков / © Public Domain/Wikimedia Commons

Комментарии