Ненужная «семерка»

10.09.2019 0
Источник: KM.RU @ Сергей Черняховский

Сергей Черняховский: «Когда СССР был экономически силен, он в клуб не входил и без него обходился. Когда СССР оказался разделен – РФ приняли в клуб в качестве морального утешения»

Всплеск обсуждения лидерами стран–оппонентов России темы её возвращения в то, что называют «семеркой», показывает, что их – оппонентов России – эта тема интересует и волнует. И абсолютно не связан с тем, волнует ли это Россию.

Когда часть лидеров семерки говорит, что Россию нужно вернуть в состав их клуба, они исходят из того, что как «мера наказания» «исключение» своих задач не выполнило, Россию ни к чему не принудило, а их некого средства и возможности оказывать давление на Россию лишило.

То есть они исходят из того, что так или иначе Россия им в их клубе нужна: либо для того, чтобы иметь форму давления на нее, либо для того, чтобы иметь возможность коллективно с ней те или иные действия согласовывать.

Когда другая часть западных лидеров возражает против этого и ставит условием возвращения капитуляцию России перед ними в «украинском вопросе», включая отказ от поддержки антифашистских сил на Украине и согласие на оккупацию киевским режимом Крыма, они исходят из предположения, что членство в их клубе для России столь значимо, важно и почетно, -что она должна за это расплачиваться своими национальными интересами и ценностными основаниями.

При этом обе группы достаточно далеки от понимания происходящего. И достаточно далеки от понимания роли своего клуба в мире.

Именно – обе далеки. Первые полагают, что идут на уступки России. Вторые – что Россия должна за эти уступки заплатить.

И обе не хотят признать, что, с одной стороны, членство в «семерке/восьмерке» — просто ничего не дает России. Даже лишней площадки для «продвижения своей позиции». Как потому, что для «продвижения своей позиции» есть множество способов и каналов в современном мире. И «продвигается» она сегодня не столько на площадках действия, сколько в поле реальных действий и реальной политики. Равно как и для того, чтобы её кто-то воспринимал, нужно, чтобы к этой позиции был интерес, а интерес будет тогда, когда будет сформирована заинтересованность в субъекте, свою позицию «продвигающем».

Субъект значим – будут вслушиваться в его шепот. Если не значим – не обратят внимание на вопль.

Так и потому, что после расставания России с «семеркой» контакты с ней «мировых лидеров» не сократились, а у многих стали более регулярными: если до расставания Россия могла восприниматься как «одна из восьми», то есть связанная отношениями и договоренностями остальных членов клуба, то после расставания она стала восприниматься как субъект, позволяющий себе игнорировать мнение тех, кто считался «правителями мира». А потому – равновеликий им, следовательно – альтернативный и альтернативно-интересный.

Печально, правда, что как только тема «возвращения» России была озвучена СМИ, в первую очередь – западными СМИ, — в российском медиапространстве сразу зазвучали голоса дикторов и комментаторов, причем комментаторов, как считалось, вполне патриотической ориентации, разъяснявших, как важно России «вернуться в семерку» и как важно ей иметь такую важную площадку для «продвижения своей позиции». Формат таких уверений явно демонстрировал романтические надежды определенной части российской элиты на «воссоединение» с «социально-близкими группами» вне страны.

Слабость российской позиции именно в том, что, с одной стороны, её внешняя политика как будто бы призвана решать задачи обеспечения национального суверенитета, но с другой – многие из тех, кто имеют влияние на решение этих задач, больше всего не хотел бы ссориться с элитными кругами стран-оппонентов. Руководствуясь девизом: «власть имущие всех с стран, объединяйтесь».

Определённая часть российской элиты до сих пор считает, что ей нужно признание со стороны западной группы стран. Им очень хочется, чтобы их пустили обратно в прихожую стран-конкурентов. Часть российской элиты обладает лакейским сознанием при всём своём барстве. Они мечтают, чтобы иноземные баре потрепали их по плечу и по щеке. И в этом отношении РФ надо избавляться от попыток глядеть на внешних партнёров снизу вверх.

Объективно – стране, конечно, нужна серьезная санация той части российской элиты, которая мечтает, чтобы её вновь позвали на фешенебельные курорты на Западе.

Враждебность стране узнается не по открыто русофобским заявлениям – в не меньшей степени она узнается по настойчивым призывам «договориться».

Хотя даже с точки зрения целесообразности и прагматизма уверения в значимости и влиянии «семерки» сегодня достаточно сомнительны. Просто потому, что сомнительно признание «семерки» неким «мировым правительством» и наиболее влиятельным в мире неформальным объединением.

Никогда — ни до вхождения в ее состав России, ни после её расставания – «семерка» ни подобным статусом, ни подобной значимостью не обладала. И само приглашение России в нее в 90-е годы было как попыткой оформления претензии на подобный статус.

Большую часть своего существования семерка была своего рода «клубом проигрывающих». Начиная с ее создания в условиях энергетического кризиса начла 70-х, до последних лет, когда вдруг оказалось, что осуждение и обструкцию «семи богатых» можно игнорировать. Хотя бы потому, что осуждая и налагая общие санкции, они тут же по отдельности начинают вести с «наказанным» сепаратные переговоры: уже и потому, что опасаются, чтобы другие члены клуба не договорились с «исключенным» первыми.

Состав участников «семерки» отражал экономические реалии 1970-х, а давно уже далек от экономических реалий 2000-х. Собственно, и в 1970-е они были созданы для преодоления нефтяного кризиса, то есть были саммитом ему подверженных и его опасающихся. Когда СССР был экономически силен, он в клуб не входил и без него обходился. Когда СССР оказался разделен, РФ приняли в клуб в качестве морального утешения за ее разорение в первой половине 1990-х.

За исключением морального утешения Россия от участия в саммитах ничего не имела. Кроме вынужденности учитывать в своей политике позицию других участников – как правило, слабо учитывающих ее интересы.

Сегодня можно говорить о существовании в мире пяти основных центров силы: – США – Западная Европа (к которым по ряду моментов негеографического характера можно отнести и Японию) – Россия – Исламский мир – Китай.

G-8 означала союз трех из этих пяти центров, исключающий Китай и Ислам. G-7 – союз двух центров – США и Западной Европы. Первое объединяло так или иначе большинство центров силы – второе объединяет меньшинство.

Собственно, порочность формата работы G-8 была в том, что если он провозглашал себя «Большой восьмеркой» (хотя назывался всего лишь «Группой восьми»), то должен был этому соответствовать. «Большая восьмерка» могла быть «Большой восьмеркой» только в том случае. если бы была «Восьмеркой Больших» – рассматривающих друг друга как «Больших» т.е. «Великих», то есть тех, чьи интересы друг для друга представляются приоритетными, и признающих приоритетность зон национальных интересов друг друга.

Своей позицией по вопросу о Крыме, то есть о восстановлении территориальной целостности России, остальные члены группы продемонстрировали, что не считают интересы России для себя приоритетными и заслуживающими уважения.

А в таком случае пребывание России в их клубе означало бы только одно: принятие роли постоянно «ласково третируемого».

Расставание России с этим клубом лишь предвосхитило новые мировые реалии. То, что сегодня стараются утверждать США, – уход от политики союзов к политике двусторонний соглашений.

То есть членство России в этом клубе в принципе не дает ей вообще ничего.

И напротив, другим членам клуба её присутствие дает многое – некое подтверждение для мира собственной значимости и легитимности. Только одни его члены уже поняли, что им выгодно возвращение России на любых условиях, а другие ещё надеются что-либо получить от России в оплату за кресло на их саммитах.

Но и те, и те либо не понимают, либо делают вид, что не понимают: России возвращение в клуб не просто не нужно – оно ей не выгодно. Потому что со стороны такое возвращение будет выглядеть, как некое «покаянное возвращение», согласие на прощение. И для третьих стран будет означать отказ её от «непокорности», готовность подчиниться правилам своих оппонентов, а значит, и умаление её значимости и ущерб для ее авторитета.

Кроме того, и это ещё более важно, вступление к некий клуб и согласие вернуться в него после твоего из него «изгнания» — слишком разные вещи. Если субъект вступает в некую статусную организацию, правильно он делает или неправильно, но это его выбор. Если его из этой органиазции «изгоняют», а потом объявляют о «прощении» и разрешают вернуться – это уже не его выбор. Или его выбор в том смысле, что он соглашается на унижение и радостно возвращается в тот дом, из которого, как считается, был изгнан. То есть признает за остальными членами этого клуба в любой момент по своему усмотрению либо его исключать, либо его возвращать.

И такое согласие становится уже согласием на второсортность, некий «привилегированный вассалитет», согласием на национальное унижение.

Либо такое согласие возможно на условиях вполне зримых сатисфакций со стороны тех, кто предлагает такое возвращение.

Поэтому те, кто говорит, что возвращение России в «семерку/восьмерку» должно быть обусловлено ясными и недвусмысленными условиями, безусловно, прав. Вопрос только в том, кто и какие условия должен ставить в этом случае.

То есть условия ставить должна как раз Россия. Просто потому, что «возвращение» ей не нужно и обременительно, а ее оппонентам – статусно необходимо. То есть за гипотетическое согласие на возврат в «семерку» Россия попросту должна получить плату.

Если члены клуба платить России не хотят или не хотят платить достаточно – России не выгодно даже обсуждать эту тему.

Если они в принципе платить готовы – Россия должны назначать свою цену. И политическую, и финансовую.

И, учитывая то, что стало поводом для расставания, партнеры России должны как признать свою вину и принести России свои официальные извинения, так и ликвидировать сами причины тогдашней ситуации.

А именно,  что должно быть и могло бы быть такими условиями:

1. Признание на международном юридическом уровне возвращения Крыма и Севастополя в состав России;

2. Признание событий в Киеве в феврале 2014 гола антиконституционным переворотом с привлечением к международной юридической ответственности лиц, принявших в нем участие;

3. Признание военным преступлением использование киевским режимом вооруженных сил в ходе его агрессии против Донецка и Луганска и привлечение к юридической ответственности участников конфликта со стороны киевского режима;

4. Признание территории СССР зоной национальных интересов РФ как его официального продолжателя;

5. Признание за Россией права вето на заседаниях «восьмерки».

6. Выплата странами «семерки» компенсаций России за ущерб для ее экономики, причиненный объявленными ими санкциями.

7. Принятие странами «семерки» исчерпывающих финансовых обязательств для восстановления разрушенной ими и их марионеточными правительствами экономики Украины.

Это – то, что позволило бы России всерьез рассматривать вопрос о возвращении в состав названного клуба – разумеется, при предоставлении ей права вето в ходе его заседаний.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

👹 Шаман-навальнист, атака дронов 🚀, тайны газовой трубы ⛽️✅ Конкуренция в политике России 🇷🇺, Дудь, Сенцов и Лукашенко 🇧🇾💥Кто атаковал Саудовскую 🇸🇦 Аравию. Россия 🇷🇺 плюс Белоруссия 🇧🇾🚀 Атака дронов, Трамп против Болтона, Греф или Медведев❓

Instagram Николая Старикова

Комментарии

Читайте ранее:
Яйца дракона
Яйца дракона

Большие процессы, захватывающие народы и превышающие по своей длительности жизнь поколения, в силу своей масштабности кажутся современниками самоочевидным постоянством. Поэтому...

Закрыть