В сегодняшнем телевыступлении президент РФ Владимир Путин, отвечая на вопрос корреспондента японского информационного агентства Киодо Цусин, дал понять, что остается сторонником разрешения так называемой «территориальной проблемы» путем нахождения компромисса, образно названного российским лидером семь лет назад японским словом «хикивакэ», то есть, ничьей. Напомним, как это было.

Большая пресс-конференция Владимира Путина. 19 декабря 2019 года

Большая пресс-конференция Владимира Путина. 19 декабря 2019 года // Дарья Антонова © ИА REGNUM

Предложение «ничьей» было сделано Путиным на встрече с журналистами ведущих стран мира в марте 2012 года. Причем было сделано не в ответ на вопрос, а по личной инициативе тогда ещё не вступившего официально в должность избранного президента. В частности, было сказано:

«Мы с Вами, как дзюдоисты, должны делать смелые шаги, но для того, чтобы выигрывать и не проигрывать. В этой ситуации, как ни странно, мы не должны добиваться какой-то победы. В этой ситуации мы должны добиться приемлемого компромисса. Это что-то вроде «хикивакэ»… Надеюсь, мы все-таки найдем точки соприкосновения, которые позволят двигаться дальше в решении этой проблемы. … Давайте так, когда я стану президентом, мы соберем наше министерство иностранных дел, посадим с другой стороны японское министерство и дадим им команду: «Хадзимэ!» («Начинай!»)».

В Японии тогда эта позиция Путина была однозначно воспринята как стремление реанимировать так называемый хрущевский компромисс, то есть передать Японии Малую Курильскую гряду — остров Шикотан и островную гряду Плоские (Хабомаи). Хотя, думается, в действительности имелось в виду не столько прямое возвращение к условиям советско-японской совместной декларации 1956 года о передаче Японии после заключения мирного договора островов Хабомаи и Шикотан, сколько стремление к нахождению такого политического решения, когда, как предлагает Путин, «не было бы ни выигравшего, ни проигравшего».

Присутствовавший на пресс-конференции ведущий политический обозреватель газеты «Асахи симбун» Ёсибуми Вакамия даже счел возможным поправить Путина, заметив, что «если мы хотим «хикивакэ», то двух островов недостаточно». Он, по сути, разъяснил, что в Японии содержащееся в совместной декларации согласие советской стороны передать Хабомаи и Шикотан не воспринимается как «ничья».

Курилы

Курилы © Kurilgeo.ru

Да Путин и не мог напрямую предложить реанимацию «хрущевского компромисса». Этому объективно препятствуют разнообразные факторы. Автоматического возвращения к условиям 1956 г. быть не может потому, что за прошедшие полвека ситуация существенно изменилась — были введены 200-мильные экономические зоны, появились технологии добычи с шельфа островов полезных ископаемых, в первую очередь энергоносителей. В случае «передачи» островов вместе с ними пришлось бы лишиться и богатейших обширных морских пространств. Ошибкой советской дипломатии, совершенной в 1956 г. под давлением тогдашнего лидера СССР Никиты Хрущева, было то, что Хабомаи обозначены в совместной декларации и продолжают обозначаться и сейчас как один остров. В действительности же это архипелаг, состоящий из 19 островов, а также входящих в его состав мелких островов, камней и отмелей. И вокруг каждого из них существует 200-мильная хозяйственная морская зона России.

Более того, есть обоснованное опасение и того, что в случае передачи островов на них могут появиться направленные против России военные базы США, о чем в последнее время открыто стали говорить президент РФ и министр иностранных дел. И представители японского руководства не могут отрицать, что уход России с южных Курил и перевод их под японский контроль чреваты для России опасностью создания на островах новых рубежей передового развертывания американской или объединенной японо-американской военной группировки. Территория южных Курил может быть использована для передислокации части военных баз США на Окинаве, чего упорно добивается население этого острова. Так как Пентагон не намерен сокращать свое присутствие на Японских островах, размещение американских баз на Курилах в случае их передачи было бы подходящим решением и для Токио, и для Вашингтона. Насколько можно полагаться на заверения о том, что этого не произойдет, свидетельствует опыт вывода наших войск из Германии. Тогда тоже обещали «не расширять НАТО на восток».

Отрадно, что ныне, в отличие ещё от недавних времен, президент Путин и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров все чаще стали доводить вышеперечисленные доводы при объяснении, по сути, невозможности нахождения некоего «хикивакэ» — ничьей, предусматривающей сдачу российских территорий. Что было сделано и во время сегодняшнего ответа президента японскому корреспонденту.

Нравится ли японцам предложение Путина «хикивакэ» по Курилам?

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Но, к сожалению, должен разочаровать Владимира Владимировича. Ибо высказанное сегодня его мнение о том, что японцам понравились слова о «хикивакэ», не соответствует действительности. Мои многочисленные встречи и беседы с японцами самых разных социальных слоев и политических ориентаций, свидетельствуют о неприятии подавляющим большинством населения этой страны принципа «хикивакэ». С реанимацией «хрущевского компромисса» в чистом виде без дополнительных условий сегодня, согласно общенациональным опросам, соглашаются не более 5 — 7 процентов опрошенных.

В настоящее время о термине «хикивакэ», в том понимании, которое вкладывал в него президент Путин, в Японии никто не вспоминает. Более того, попытавшийся как-то приблизиться к условиям совместной декларации премьер-министр Японии Синдзо Абэ был подвергнут в парламенте и в стране остракизму и вернулся к утверждению о «суверенитете Японии на всех северных территориях».

В заключение отметим, что политическая ситуация в России и в мире с 2001 года, когда «молодой президент» Владимир Путин считал возможным признать сохранение хрущевского обещания Малой Курильской гряды, существенно изменилась. Нынешняя обстановка не позволяет реализовать идею «хикивакэ». Как бы красиво она ни звучала…