Овеянный легендой.
О разведчике Николае Кузнецове, в подвиги которого трудно поверить.

04.08.2021

Овеянный легендой. О разведчике Николае Кузнецове, в подвиги которого трудно поверить.

Источник: tass.ru @ Дмитрий Хазанов

В 1947 году режиссер Борис Барнет выпустил на Киевской киностудии уникальную ленту «Подвиг разведчика». Благодаря крепкому сценарию, отличной режиссуре и прекрасной актерской работе, прежде всего — исполнителя главной роли Павла Кадочникова, фильму суждена была многолетняя любовь зрителей. Овеянный легендой майор Федотов, перевоплотившийся в немецкого офицера Эккерта, породил целую кинематографическую плеяду разведчиков в фильмах последующих десятилетий.

Сегодня не является секретом, что прототипом главного героя фильма был Николай Кузнецов, действовавший в фашистском тылу под именем Пауль Зиберт.

Не единожды исключенный

При рождении 27 июля (по новому стилю) 1911 года в селе Зырянка Пермской губернии будущего разведчика нарекли Никанором, имя же Николай он взял лишь в 20-летнем возрасте. Сказать, что он рос прилежным и послушным, нельзя — его дважды исключали из комсомола и один раз из техникума. Также его биография включает в себя участие в коллективизации, приговор суда к исправительным работам и сотрудничество с НКВД. Весь этот набор поспособствовал тому, что в молодом человеке открылись незаурядные актерские способности, талант перевоплощения, логическое мышление.

Во время учебы в Талицком лесном техникуме Свердловской области Николай Кузнецов начал самостоятельное изучение немецкого языка при минимуме учебных пособий — в итоге овладел им в совершенстве (незадолго до его гибели в ориентировке абвера указывалось, будто «русский диверсант» владеет шестью диалектами немецкого). Кузнецов вообще имел явную способность к языкам: с течением времени он изучил эсперанто и коми-пермяцкий, а также неплохо владел польским и украинским.

Когда в начале 1930-х годов Николай стал принимать участие в рейдах по деревням для проведения коллективизации, то сотрудников госбезопасности заинтересовало не столько бесстрашие молодого человека (его привлекли к операциям по ликвидации орудовавших в лесах бандитско-повстанческих формирований), сколько свободное владение коми-пермяцким языком.

Об этом периоде жизни будущего легендарного разведчика сохранилось очень мало информации, однако можно предположить, что его работа на Урале имела много общего с последующей разведывательной деятельностью на оккупированной врагом Украине.

Овеянный легендой. О разведчике Николае Кузнецове, в подвиги которого трудно поверить.

Николай Кузнецов, 1937 год
© Фонды МБУК «Музей «Память»

С 1935 года Кузнецов участвовал в оперативной разработке иностранных специалистов на Урале, где параллельно работал расцеховщиком на Уралмашзаводе, но в феврале следующего года был оттуда уволен якобы за прогулы. В начале 1938 года Николая арестовали, несколько месяцев он провел в свердловской тюрьме. Считается, что важную роль в судьбе будущего разведчика сыграл Михаил Журавлев, вскоре назначенный наркомом НКВД Коми АССР: именно он разглядел в Кузнецове большой потенциал и те качества, которые позволят выполнять самые рискованные операции. Так его протеже взяли в центральный аппарат НКВД как особо одаренного агента и тщательно засекретили. С паспортом на имя Рудольфа Шмидта, немца по национальности, он работал с иностранными дипломатами, некоторых из них вербовал, участвовал в перехватах дипломатической почты, сумел познакомиться с офицерами из ближайшего окружения военного атташе Германии в СССР Эрнста Кёстринга. А безупречное знание немецкого языка не оставляло у собеседников Кузнецова сомнений — перед ними действительно настоящий немец.

Выполняя приказы Родины

С первых часов войны в центральный аппарат НКВД стали поступать донесения о действиях вражеской агентуры: засылке шпионов, диверсиях, выброске небольших десантов, случаях нарушения связи, распространении заведомо ложных слухов с целью создания неразберихи и паники. В борьбе с действиями противника не менее важно было организовать и собственные партизанские отряды и диверсионные группы на его территории.

Наша Родина оказалась в величайшей опасности. Органы НКГБ, каждый чекист в отдельности обязаны приложить все силы для беспощадной расправы с ордами напавшего германского фашизма… Необходимо всю свою работу подчинить интересам борьбы с наступающим врагом и его агентурой внутри СССР. Чекистский аппарат, как гласный, так и секретный, должен быть подготовлен для активной борьбы с врагом в любых условиях, в том числе в подпольных
директива Наркомата госбезопасности (НКГБ) от 1 июля 1941 года

В документе предлагалось провести ряд мероприятий для зашифровки агентуры. В частности, рекомендовалось практиковать фиктивные аресты сотрудников, оставляемых для подпольной работы, заключение их в тюрьму якобы за антисоветскую деятельность. Такой прием использовался и при подготовке Николая Кузнецова.

Вся деятельность в тылу противника была разделена на пять блоков (диверсионно-террористическая, разведывательная, содержание конспиративных квартир и явок, служба курьеров и связистов, работа сигнальщиков) — Кузнецова определили в состав первого. По указанию Лаврентия Берии была создана Особая группа при наркоме внутренних дел СССР под руководством старшего майора госбезопасности Павла Судоплатова (затем — четвертое управление НКВД), где Николай Кузнецов продолжил службу и получил новую легенду. Теперь он —немецкий обер-лейтенант Пауль Зиберт.

Овеянный легендой. О разведчике Николае Кузнецове, в подвиги которого трудно поверить.

Николай Кузнецов в немецкой форме
© Фонды МБУК «Музей «Память»

Летом 1942 года уже под фамилией Грачев он прибыл в отряд специального назначения «Победители», который базировался в окрестностях города Ровно. Кузнецову предстояло не просто находиться среди врагов, но и активно работать в городе, ставшем административным центром рейхскомиссариата Украины: выполнять задания Центра, устанавливать связи с подпольем, узнавать планы врага. В этой роли он пробыл более года — предварительно была проведена тщательная подготовка, в частности, в лагере военнопленных в Красногорске среди «коллег» по несчастью Кузнецов жил с пленными офицерами в одном бараке. Именно в лагере он несколько месяцев осваивал порядки, быт и нравы Германии; учился понимать шутки, игру слов, перенимал походку.

Одно задание труднее другого

Кузнецову приходилось много общаться с чиновниками оккупационной администрации — наиболее ценные сведения он передавал партизанам. Если первоначально Зиберт представлял люфтваффе, то затем его «перевели» в пехоту — возможно, чтобы было проще осесть на одном месте, а не быть посланным куда-либо на задание в качестве члена экипажа немецкой стороной, что сулило конец всем заданиям на этом месте.

7 февраля 1943 года советский разведчик приступил к активным действиям — взял в плен майора Гаана, курьера рейхскомиссара Украины. После допроса и изъятия карт стало известно, что в 8 км от Винницы создан и оборудован секретный бункер Гитлера «Вервольф».

Следующее задание Кузнецова отражено в фильме «Подвиг разведчика»: советский специалист выкрадывает генерал-инспектора Кюна, в руках которого находятся важные планы очередных военных операций, после чего немца отправляют самолетом в Москву. В реальности было иначе: Зиберт — Кузнецов получил задание уничтожить руководителя управления администрации рейхскомиссариата Украины Пауля Даргеля. Правда, сначала по ошибке был застрелен другой, хотя и высокопоставленный немецкий чиновник, а затем при взрыве противотанковой гранаты, легко ранившей осколками самого Кузнецова, Даргелю оторвало ноги.

Почти тогда же нашему разведчику было поручено Центром организовать похищение (с последующей переброской в Москву) прибывшего летом 1943 года в Ровно командира соединения «восточных батальонов» генерал-майора Макса Ильгена, составлявшего планы ликвидации партизанских соединений в западной части Украины. Ильген действительно был захвачен вместе с шофером, но в Москву их вывезти не удалось, поскольку наш транспортный самолет с Большой земли на новом месте базирования партизанского отряда не смог приземлиться — Илькена пришлось ликвидировать. А на транспортном самолете, причем немецком, вопреки сюжету фильма Барнета, отправили Даргеля, которому берлинские врачи успели спасти жизнь.

16 ноября 1943 года Зиберт — Кузнецов провел свою последнюю операцию по ликвидации в Ровно — был устранен глава юридического отдела рейхскомиссариата Украины оберфюрер СА Альфред Функ. Примерно в это же время советский разведчик первым узнал и передал в советский Центр информацию о подготовке операции «Длинный прыжок», в ходе которой гитлеровские агенты готовили покушения на лидеров «Большой тройки» (Иосифа Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля) на Тегеранской конференции.

Развязка: трагическая и героическая

Обстоятельства гибели Николая Кузнецова даже на сегодняшний день прояснены не до конца. Нацисты, поспешно отступая на Запад, устроили настоящую охоту за партизанами и связанными с ними подпольщиками и разведчиками, тем не менее обнаружить Кузнецова долгое время все же не удавалось. К началу 1944 года гестапо распространило сведения о советском диверсанте, выдающем себя за капитана немецкой армии Пауля Зиберта, и даже составило его примерный портрет. Почувствовав, что петля сжимается, ищут именно его, советский разведчик вместе с ближайшими сподвижниками решил покинуть Львов, где находился в тот момент, и выйти за линию фронта.

Недалеко от города 12 февраля группу Николая Кузнецова остановил германский патруль полевой жандармерии. В завязавшейся перестрелке немецкий майор, командовавший патрулем, был убит; а советской команде тогда удалось скрыться. Но уже в начале марта наша тройка столкнулась с крупным отрядом бандеровцев численностью до роты.

К этому времени организация украинских националистов (ОУН), одним из лидеров которой являлся Степан Бандера, активно готовилась к борьбе с Красной армией, была проведена спешная мобилизация в её вооруженное крыло, так называемую Украинскую повстанческую армию (УПА). К началу 1944 года численность УПА составляла около 80 тыс. человек, из которых с оружием постоянно находились около 30 тыс., остальные были рассредоточены по селам и городам («спящее подполье»), привлекались к боевым операциям по мере необходимости. С одним из подразделений группы «Запад» и столкнулись наши разведчики, одетые в немецкую форму.

Нацисты, оставив в прошлом все разногласия, теперь плотно сотрудничали с бандеровцами, снабжая тех стрелковым оружием, легкой артиллерией, боеприпасами, разведывательной информацией. В частности, от германского командования в штабах УПА знали многое и о Кузнецове, и о его группе, поэтому бандеровцы поняли, что перед ними никакие не военнослужащие вермахта, а советское разведывательно-диверсионное подразделение.

Столкнувшись 9 марта у хутора Борятино Бродовского района с неизвестной группой военных, Николай Кузнецов сперва не очень беспокоился: своим можно объяснить ситуацию, а немцев должна была ввести в заблуждение форма, отличный немецкий язык и непоколебимая уверенность «капитана Зиберта». Но бандеровцы решили захватить псевдонемцев в плен и открыли огонь; в перестрелке с ними Николай Кузнецов и его спутники Ян Каминский и Иван Белов погибли (по одной из версий, Кузнецов подорвал себя и врагов гранатой).

Легендарному разведчику на тот момент было всего 32 года. Но он успел внести неоценимый вклад в Победу — лично ликвидировал 11 генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации нацистской Германии, передал неисчислимое количество секретных данных. 5 ноября 1944 года Николая Кузнецова посмертно удостоили звания Героя Советского Союза.

Его имя увековечено в России (но не на современной Украине) в названиях улиц, пика в горной системе Памир, ему посвящены книги, спектакли и фильмы. В его честь названы пансионаты, парки, музеи. «Облик народного мстителя Николая Кузнецова всегда был для меня примером безграничного служения своему народу и своей Родине, человечеству и прогрессу», — сказал однажды Юрий Гагарин.

Обложка: Николай Кузнецов / © Фонды МБУК «Музей «Память»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: