Почему Запад игнорирует трагедию Юрия Меля

05.04.2021
Источник: riafan.ru @ Сергей Малинкович

В ХХ веке, который отметился противоборством социальных систем, как все мы помним, у каждой стороны были свои супергерои на берегу противника. Мы жалели Георгия ДимитроваЭрнста ТельманаНикоса Белоянниса, супругов РозенбергЛуиса Корвалана и Анджелу Дэвис. Они жалели Андрея СахароваАлександра Солженицына, пару Даниэля и СинявскогоИосифа Бродского и Владимира Буковского.

Димитрова еле удалось спасти (все его соратники потом погибли в Болгарии и Германии), Тельмана хладнокровно застрелили и сожгли в лагере, Розенбергов отправили на электрический стул, Корвалана еле удалось отбить (но его сын погиб от пыток), Анджеле Дэвис, правда, повезло больше остальных. А вот «жертвы советского режима» по странному стечению обстоятельств благополучно прибывали на Запад или продолжали кликушествовать на суровой родине живыми и в целом здоровыми.

Буковский даже умудрился попадать затем на Западе в бодрые скандалы с мальчиками. Не то что вожак подпольного парагвайского комсомола Мигель Солер, которого в 1975 году распилили бензопилой по приказу близкого союзника Вашингтона президента Альфредо Стресснера, знаменитого борца против «советского тоталитаризма».

В современную эпоху ситуация изменилась мало. О проблемах «невинных» иностранных агентов на территории РФ западные СМИ говорят день и ночь, но предпочитают не замечать произвола и издевательств над жертвами репрессий в постсоветской Европе. В данном случае я говорю о судьбе Юрия Меля, чье дело становится уже не первым хрестоматийным примером жестокости новорожденных демократий и лицемерия ЕЭС. Литовский суд 31 марта увеличил срок лишения свободы Мелю до десяти лет по делу о событиях 1991 года. Речь идет о штурме Вильнюсского телецентра, в ходе которого вместо четкого исполнения приказа о восстановлении законности на части территории страны случилось предательство горбачевской верхушки, провокации, явная и очень наглая игра западных спецслужб. Жаль, конечно, что при этом погибли люди и, кстати, далеко не только со стороны сепаратистов. Но все жертвы 13 января лежат на совести непоследовательного и лукавого Горбачева и аферистов из «Саюдиса», а также их хозяев. В 1991 году Мель был одним из тех, кто в составе спецподразделений пытался защитить советскую власть в Литве.

«Мне говорили, есть приказ охранять объекты. Не было приказа стрелять — и этим все сказано. Не было приказа убивать людей. На мне нет крови. Вернулся тогда в часть и сдал патроны», — заявляет Мель.

Мель оказался слишком беспечным — въехал в 2014 году на территорию Литвы, которая после воссоединения Крыма с Россией получила из Брюсселя приказ жестить по полной. Полковника запаса тогда схватили. Меля должны были выпустить после семи лет тюрьмы — ещё 12 марта, но самый гуманный в мире литовский суд накинул ему срок до десяти лет. Закончатся десять, дадут еще, в этом можно не сомневаться. Скажет ли об этом хоть один депутат Европарламента, высокий чин Еврокомиссии, многочисленные СМИ и правозащитники старого континента? Вопрос риторический и иронический. Жертвы репрессий ХХI века, подобные Мелю, окружены на Западе заговором молчания, хотя именно Запад организует их аресты, похищения, судебные преследования и все иное.

Почему Запад игнорирует трагедию Юрия Меля

Лесные братья
wikipedia.org / Skatīt licenci

Окружной суд Вильнюса 27 марта 2019 года вынес обвинительный приговор в отношении 67 человек — бывших советских военнослужащих, а также партийных и государственных деятелей Литовской ССР. Товарищи Юрия Меля, которые сумели укрыться в России после 1991 года, осуждены заочно. Но вот Мель и ещё один гражданин России Геннадий Иванов попали в жернова литовской судебной машины, которой заправляют потомки лесных братьев или старающиеся умаслить их бывшие партийные чиновники.

Почему Мель и Иванов рискнули появиться на территории Литвы? Причина, вероятно, в определенном доверии к заявлениям Вильнюса о правах человека, презумпции невиновности. Наивно. Но что делать теперь России, кроме грозных заявлений и призывов к ЕЭС обратить внимание на «прибалтийское воспитание»? Войска в Литву вводить не будешь, хотя очень хочется. Однако Литва — маленькая страна, надавить на нее при желании несложно. Просто надо этим интенсивно и изобретательно заниматься. Вероятно, стоит поднять и старые архивные дела на литовских прислужников нацизма. Некоторые из них живы, не затребовать ли нам этих кровавых дедушек и бабушек? А российский бизнес, работающий в Литве? Что ж эти патриоты не пригрозят Вильнюсу свернуть все дела, если Меля не оставят в покое?!

Вообще же, мы и сами в России мало знаем и говорим о тех немногих, кто в 1991–1992 годах пытался спасти и отстоять Союз. Судьба этих людей драматична, они не раз находились на грани между жизнью и смертью, подвергались настоящим репрессиям, многие из них погибли. Лидеров Компартии Литвы Бурокавичюса и Ермолавичюса, пытавшихся удержать свою страну в составе СССР, спецслужбы Вильнюса в 1994 году похитили прямо в Минске. По чистой случайности там же в это время гостевал Билл Клинтон. Но его не заинтересовали крики о помощи двух стариков, которых дюжие прибалтийские молодцы заталкивали в микроавтобус с затемненными окнами. Что ж мы не увековечим этих честных людей как следует?!

В Латвии за СССР долго и храбро сражался Альфред Рубикс. Он был одним из тех, кто требовал от Горбачева созвать чрезвычайный съезд народных депутатов СССР. За это и за поддержку ГКЧП он в июле 1992 года был исключен из состава Верховного Совета Латвии голосованием депутатов и на длительное время задержан. Неплохо, верно? Какое там мнение избирателей? Не нравится депутат — пошел к черту. Но латыши в 1993 году вновь избрали его в парламент уже «независимой» Латвии. Пробыв депутатом два года и отличившись резко оппозиционными заявлениями, Рубикс был опять арестован, приговорен к восьми годам за попытку государственного переворота, а его депутатский мандат был вновь спокойно аннулирован. И все это, с точки зрения Евросоюза, происходило в каком-то другом мире, на Луне.

Почему Запад игнорирует трагедию Юрия Меля

wikipedia.org / David Broad/CC BY 3.0

Обратимся теперь к азиатской части бывшего Союза. Здесь тоже были люди, пытавшиеся остановить разрушение единого государства.

«Я позвонил в Душанбе второму секретарю ЦК, спросил, что произошло. Он мне рассказал, что началась атака на Компартию, митинги. Я первым рейсом вылетел в Душанбе. Мы собрали пленум. Постановили, что не признаем ни Ельцина, ни Горбачева. Мы как были сторонниками социализма, так ими и остаемся. Мы были за то, чтобы восстановить конституционный строй. После провала ГКЧП исламско-демократическая оппозиция добивалась роспуска Коммунистической партии. Пришли исламисты на съезд Коммунистической партии и сказали: «Распустите свою партию, иначе мы вас раскромсаем на куски». Мы спокойно их выслушали и предложили им написать свои требования. Они написали. Эта бумага до сих пор хранится у меня. Чтобы не сорвали наш съезд, мы собрали 300 воинов-интернационалистов, вручили им автоматы и оружие гражданской обороны. Они сидели в зале, пока шел съезд… Мы бы их скосили. Мы готовы были стрелять. Весь зал встал. Даже женщины. Говорили, пусть войдут, посмотрим, кто кого. Они испугались, оставили наш съезд и пошли захватывать Верховный Совет», — вспоминает один из руководителей Советского Таджикистана Шоди Шабдолов о трагических днях развала СССР.

А потом в Таджикистане началась гражданская война, в которой Запад через Афганистан поддерживал басмачей 2.0, и эти люди были столь кровожадны, что даже Ельцин склонялся к поддержке прокоммунистического альянса, Народного фронта. Стоит отметить, что в борьбе между сторонниками восстановления Союза — сохранения светского государства и радикально-исламской ориентации Таджикистана погибло до 60 тысяч человек, но кого это волновало в Европе, в США? Там праздновали победу над светским правительством Наджибуллы в Афганистане, при котором Шабдолов служил советником. Впрочем, разве Россия поддерживает в последние годы те силы в Таджикистане, которые выступают за вступление этой республики в Евразийский и Таможенный союз? Что-то не видно. А господин Рахмонов по непонятной причине в эти интеграционные механизмы не стремится. Шабдолов же давно в глухой опале… А где же резолюции Европарламента и разгневанные западные эмиссары, поднимающие вопрос судьбы Сердара Рахимова? Журналист и дипломат, выпускник МГУ, он в 90-е годы возглавил подпольную Компартию Туркменистана, которая неоднократно требовала восстановить самые тесные союзнические отношения республики с Россией, восстановить действие Конституции Туркменской ССР 1978 года, массово направить в Россию на учебу местных студентов. Рахимов был обвинен в попытке государственного переворота, лишен всех государственных наград и брошен в тюрьму. Сегодня мы практически ничего не знаем о нем. К сожалению, скорее всего, друга России и борца за социальную справедливость давно нет в живых. Понятно, что в Соединенных Штатах и Европе ничего не хотят знать об этом, хотя если бы товарищ Рахимов выступал за превращение Туркменистана в 51-й штат США, Байден прилежно учил бы его фамилию с бумажки. Но почему о судьбе выпускника МГУ не спросит великая Россия?

В марте 1991 года развернулась последняя битва за Советский Союз в Молдавии. Нашу общую страну к тому моменту в республике уже бесповоротно предали и верхушка местной Компартии, и формально ещё советские госорганы, но снизу возникло т.н. Интердвижение — по существу широкая и массовая общественная организация просоветского направления, которая объединила простых людей разных национальностей, выступавших за сохранение Молдавской ССР, дружбы народов. И хотя официальные власти всячески срывали проведение референдума о сохранении Союза, активисты Интердвижения организовали немало избирательных участков. Что ж, тогда при попустительстве горбачевцев на людей выпустили толпы боевиков, не скрывавших своих связей с Румынией (дело было уже после свержения и убийства Николае Чаушеску).

Почему Запад игнорирует трагедию Юрия Меля

ru.wikipedia.org / USSR / Общественное достояние

«В ночь перед референдумом — с 14 на 15 марта — в каждый почтовый ящик по республике клали наши листовки. Я лично проводила инструктаж, чтобы к ним относились бережно: не больше одной в почтовый ящик — мы были бедной организацией, листовок у нас было мало. Когда утром открылись избирательные участки, для прорумынских нацистов это был шок. Они знали, что Приднестровье и Гагаузия будут точно голосовать и заранее направили своих боевиков туда. Но они не ожидали, что начнет голосовать Кишинев. 15 марта в 8 часов утра потянулись голосовать в основном молдаване (кишиневские молдаване почти все выступали за СССР). Поскольку избирательных участков было не так много, то очереди на каждый участок были как в свое время в Мавзолей Ленина в Москве. Власть растерялась: на передислокацию их боевиков ушло полтора дня — 16 марта в середине дня началось побоище. Там не щадили никого — ни стариков, женщин. Мой участок громили семь раз, у боевиков не было знаков различия, а как мы можем не пропустить их на избирательный участок? Мы пропускали всех, они скапливались внутри и окружали участок снаружи. Начиналась бойня. Для них самое главное — захватить урну с бюллетенями. Со списками было так: перед каждой женщиной был всего один лист. Женщинам была дана инструкция: когда начнут громить, схватить этот единственный лист и бежать с ним. Они так и делали. Мужчины должны были сохранять урны, они бросались за них в бой. Было много покалеченных с переломами, с пробитыми головами, причем властями было дано указание: в больницу пострадавших не принимать! Единственное место, куда их соглашались брать, — госпиталь МВД. Были открытые переломы, закрытые, черепно-мозговые травмы. Людей били, а они изворачивались, лезли через забор, но прорывались, чтобы проголосовать. Все понимали, что происходит. Мы добились, чтобы бюллетени им не достались, хотя что-то и порвали. Некоторые бюллетени были залиты нашей кровью — членов избирательных комиссий. Всего проголосовало около 60% от общей численности избирателей Молдавии. Повторяю: не все смогли прорваться. Из них 72% — за СССР. Мы все отправили в Москву. Через неделю Горбачев выступает по телевизору и заявляет: Молдавия участия в референдуме не принимала! Вы можете себе представить?!» — вспоминает организатор референдума в Молдавии активист Интердвижения Елена Варфоломеева.

Представить можем, а вот слышать о возмущении Запада террором Румынии против советских избирателей в Молдавской ССР что-то не приходилось.

Вот так в разных местах СССР в последние дни существования Советского Союза люди, подобные Юрию Мелю, сражались до последнего за свою страну. Почти все героические защитники Союза стали затем жертвами репрессий, гонений, угроз. Об этом никогда не скажут и не напишут на Западе, из-за судеб этих всамделишных жертв репрессий никто в Брюсселе не введет санкций против Литвы, Латвии, других упомянутых стран. Никто в ЕЭС не расстроился из-за террора против молдавских избирателей, голосовавших за Советский Союз. И это понятно. Эти люди были не на той стороне, значит, их кровь и страдания ничего не значат для европейских столиц. Но достаточно ли часто вспоминаем о последних защитниках СССР мы, чье будущее эти забытые герои пытались отстоять? Во всяком случае, России необходимо гораздо решительнее и жестче добиваться освобождения Меля, используя весь арсенал средств, имеющийся у великой страны.

Обложка: ИА Политика Сегодня / Ягудаев Владимир

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: