Приватизация Роснефти – заметки на полях

15.12.2016

Начнём с главного. Что такое власть? Это не пост, это не должность. Это не печать и подпись. Всё перечисленное есть лишь внешняя оболочка, некая упаковка. В которой власть может быть, но её может в этой упаковке не оказаться.

Власть – это возможность влиять на социальные процессы в обществе, опираясь на контроль над ресурсами. Есть у вас есть контроль над ресурсами, значит, вы можете влиять на социальные процессы, значит — у вас есть власть. Если ресурсы вы не контролируете, значит, их контролирует кто-то другой. Значит, он имеет возможность влиять на социальные процессы и, следовательно, власть находится у него.

По-другому в политике и экономике не бывает, как не бывает вакуума власти, который бы не заполнился очень быстро.

Что такое приватизация? Это когда государство отдаёт часть своего контроля над ресурсами в обмен на некую сумму денег. С каждой приватизацией у государства остается меньше власти, потому что оно контролирует все меньше ресурсов экономики.

Некоторое время назад 19,5% акций компании Роснефть были проданы (приватизированы) за 10,5 млрд €. В бюджет России  будут добавлены от этой сделки примерно 720 млрд рублей. В средствах массовой информации эта сделка подавалась как большой успех и триумф.

Так ли это?

В подобных крупных сделки в столь деликатной сфере как добыча углеводородов и торговля ими экономика не может быть отделима от геополитики.

С точки зрения геополитики — крупный успех налицо. 19,5% Роснефти купили швейцарская компания Glencore и катарский суверенный фонд. Это показывает отсутствие изоляции, неэффективность и бессмысленность санкций.

С точки зрения финансово-ориентированной мировой экономики – это не просто успех, а самая настоящая крупная победа. Потому, что продать свой ресурс по хорошей цене, в условиях внешнего санкционного давления, во время мирового кризиса —  это дорогого стоит.

Но, чтобы сделать правильные выводы о прошедшей приватизации Роснефти, дать верные оценки, мы должны представить себе следующую ситуацию. Водитель разогнался на своём автомобиле «Лада» до 250 км в час. Это успех? Безусловно – данный автомобиль не предназначен для езды на такой скорости, сделать это – значит добиться успеха. Так?

Почти. Тактический успех может привести к серьёзным стратегическим издержкам. Ведь вслед за разгоном авто и установлением рекорда могут наступить не очень приятные стратегические последствия. После такой гонки сразу будет нужен капитальный ремонт двигателя.

Все дело в том, какие цели себе ставит водитель. Если в итоге он получит приз, который втрое покроет будущий ремонт двигателя, то перед нами полностью оправдавшийся расчёт. Если же наградой за риск будет восхищенное похлопывание по плечу со стороны соседа, а стратегической издержкой — самостоятельная оплата капремонта движка, то такие действия мы никак не можем оценить как правильную и дальновидную политику.

Так и с оценкой приватизации 19,5% «Роснефти». Что российское государство получит от этого? Очевидно, что деньги. При этом надо напомнить, что идея продажи госимущества за деньги имеет математический конец. Он наступает очень быстро. Ведь продажа долей не должна приводить к потере контроля над собственностью. В Роснефти государству принадлежало 69,5% — продано 19,5% — осталось ровно 50%. Очевидно, что продолжение дальнейшей продажи ставит под угрозу контроль государства над компанией, что лишает государство основы власти.

Правильность или ошибочность любой стратегии всегда проверяется лишь временем. Успех или неуспех тех действий, которые применяет государство, неотделимы от того, какую стратегию считает верной его лидер. Судя по действиям с приватизацией Роснефти, становится очевидно, что Президент Путин решил по максимуму выжать из задыхающейся, астматической «лошадки» под названием мировая финансово-ориентированная экономика. Получить всё, что можно получить, и проехать на ней до самого финиша гонки, ожидая, когда «лошадь» падет уже за финишной прямой. Риск в данном случае именно в том, чтобы лошадь не пала куда раньше окончания скачки, и нам потом не пришлось бы идти к финишу гонки пешком, да ещё и тащить на себе весьма дорогое седло. Риск и в том, что, продолжая ехать на этой больной лошади, нам приходится поить её «своей кровью».

Продолжение соблюдения правил мировой финансовой системы, где одни создают деньги из воздуха и за эти ресурсы покупают природные богатства других, несёт для нас массу издержек. Играя по этим правилам, соглашаясь с тем, что деньги могут создавать только ОНИ, Россия оказывается в ситуации необходимости всё время что-то ценное продавать. Продолжение такой политики будет требовать необходимости для государства в очередной раз поступиться своей властью, снова продать ресурсы. Отдать их в обмен на возможность «подышать на 10,5 млрд». Экономика вздохнула, подышала, но этот финансовый кислород быстро кончится. И надо опять что-то продавать, чтобы получить очередную возможность для экономики «подышать на миллиарды». Очень скоро наступит  ситуация, когда продавать больше будет уже нечего, чтобы не потерять реальный контроль над своей экономикой. Это очень плохой выбор: когда государству надо либо отказаться от власти (продать более 50%), либо, ради сохранения власти, отказаться от «лошадки» (перестать жить по правилам нынешней мировой финансовой системы) в ситуации полной неготовности к такой ситуации.

Готовимся ли мы к будущим ситуациям? Ведь новую лошадку  надо  объезжать уже сегодня. Мы должны начинать растить, закладывать фундамент того экономического базиса, который нам НЕИЗБЕЖНО понадобится, когда мировая финансово-ориентированная экономика неизбежно трансформируется в нечто новое. А произойдет такая трансформация неизбежно, потому что сегодняшняя система противоречит законам физики, создавая богатство из ничего.

С точки зрения использования имеющихся сегодня возможностей, в рамках сегодня существующей системы, российским руководством делается «на все сто», если не больше. С точки зрения закладки базиса того, как Россия будет существовать на следующий день после перехода мировой экономики в новое состояние, делается катастрофически мало.

В.В.Путин действует, исходя из двух вещей: из реально имеющихся у него возможностей, и из всей полноты имеющееся у него информации. Поэтому, вполне возможно, что его оценка того, насколько у  «лошадки» мировой экономики много сил, отличается от нашей, именно из-за полноты информации. Мы готовы поверить ему, как до сих пор верили в других важных вопросах.

Но даже если расчет Президента окажется верным, то ведь за финишем всё равно должна стоять новая лошадь. Если мы выжимаем все соки из старой лошади, то новую готовить  всё равно необходимо! Поэтому очень хочется увидеть шаги нашего президента, направленные именно на это.

Кадры решают всё. Если вы возьмете людей, мыслящих либеральными догмами, думающими в либеральной парадигме, то и результат их работы будет исключительно либеральным. Они способны причесать и украсить старую лошадь, но объехать и подготовить новую «лошадку» они не готовы — и даже не собираются.

Подготовка к созданию новой экономики должна начаться с кадровой политики. Единственными убежденными сторонниками развития суверенной российской экономики является часть общества, стоящая на патриотических позициях. И именно эта часть нашего общества, которая становится всё более массовой и широкой, есть естественный союзник президента на его пути к суверенизации экономики России.

Суверенизация экономики начинается с суверенизации кадров. А здесь мы не видим работы, не видим изменений. Мы видим, как на смену либералу Улюкаеву приходит точно такой же либерал, только почестнее. Но мыслящий также и собирающийся действовать в тех же самых либеральных правилах.

Подведём итог:

  • Продажа 19,5%  «Роснефти» — это успех в рамках сегодняшней мировой экономики, частью которой является и экономика России, построенная на тех же самых либеральных  правилах.
  • Проблема в том, что дни этой экономики, такого уклада, уже сочтены. Мир неизбежно перейдет к другой экономической системе. Но внутри нашей страны не ощущается подготовки к неизбежным изменениям, наблюдается следование старым правилам и уходящим в прошлое либеральным догмам.

Именно поэтому продажа 19,5%  «Роснефти» приводит нас  к тревожным размышлениям. Мы научились хорошо выжимать максимум из того, что имеется, но катастрофически мало готовимся к тому, что будет завтра.

P.S. Мой ответ на вопрос приватизации «Роснефти», который был задан 8 декабря на встрече с московскими читателями (полная видеоверсия встречи будет размещена в самое ближайшее время):

Николай Стариков о приватизации Роснефти

Видео ВКонтакте
Скачать аудио

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: